Не патентуемо…

(март 2010)

Американский федеральный суд отменил патенты на несколько человеческих генов. В сегодняшнем тесно связанном мире это решение практически для всех может сулить большие перемены в законодательстве об интеллектуальной собственности.

nopatdna

В понедельник 29 марта 2010 года федеральный судья одного из округов Нью-Йорка своим решением отменил сразу несколько патентов, ранее выданных на два человеческих гена, связанных с раковыми заболеваниями.

Столь знаменательное решение в американской судебной практике принято впервые. Так что если его удастся сохранить в силе после непременных апелляций, то далее наверняка будут поставлены под сомнения и все прочие патенты, накрывающие ныне тысячи человеческих генов.

Ну а в потенциале, по мнению специалистов, такой поворот событий вообще может повлечь за собой пересмотр американских законов об интеллектуальной собственности.

Если же принять во внимание, сколь огромное число стран на планете ― включая и Россию ― все последние годы перекраивает собственное законодательство о правах интеллектуальной собственности по образцу законов США, то становится очевидно, что в сути этого локального, на первый взгляд, судебного разбирательства имеет смысл разобраться поподробнее.

Федеральный окружной судья Роберт Свит (Robert W. Sweet) издал 152-страничное решение суда, которое отменило семь патентов, относящихся к двум конкретным генам человеческого генома. Эти гены носят названия BRCA1 и BRCA2, а для медицины представляют особый интерес по той причине, что их мутации связываются с тяжелыми женскими заболеваниями ― раком груди и яичников.

Для того, чтобы оспорить правомочность данных патентов, в мае прошлого года активисты одной из ведущих в стране правозащитных организаций, ACLU или Американского союза гражданских свобод, и фонда Public Patent Foundation при нью-йоркской школе юриспруденции Benjamin Cardozo, объединились с несколькими индивидуальными пациентками и медицинскими организациями.

mygenes

Все вместе истцы решили доказать в суде, что гены, как продукт природы, естественным образом выпадают из той области, что может быть кем-то запатентована. Подобные патенты, доказывали они, для ученых душат исследования и инновации, а для пациентов ограничивают возможности тестирования и диагностирования их болезней. Читать «Не патентуемо…» далее

Так вот ты какой, Джимми Картер…

jimmy-carter-1

(публикация — март 2005)

19 февраля этого года военно-морские силы США пополнил серьезный и одновременно весьма необычный корабль – атомная подводная лодка «Джимми Картер». Эта субмарина является третьей и последней представительницей класса Seawolf, класса наиболее мощных наступательных подлодок ВМС США, вооруженных крылатыми ракетами «Томагавк» и разрабатывавшихся на излете Холодной войны как наиболее достойный ответ советской военной угрозе.

Но в середине 1990-х годов, когда с советской угрозой и вообще с СССР все стало ясно, с вводом в строй третьей – только начинавшей строиться – подлодки класса Seawolf решили повременить и занялись ее серьезнейшей модификацией под выполнение разного рода подводных спецзадач, в первую очередь – для перехвата информации от проходящих по морскому дну оптоволоконных магистралей.

jimmy-carter-3

В результате внесенных в конструкцию модификаций субмарина стала длиннее на 30 метров, поскольку в середине корпуса у нее появился еще один большой отсек под названием «многоцелевая платформа» или кратко MMP (Multi-Mission Platform).

Никаких особых подробностей о конструкции совершенно секретного отсека MMP не публикуется, известно лишь, что здесь обеспечивается «более гибкий интерфейс субмарины с океаном, включая возможности запускать и принимать на борт дистанционно управляемые подводные аппараты». Читать «Так вот ты какой, Джимми Картер…» далее

GSM: Что показало вскрытие

Глава из книги «Гигабайты власти» (2004), скомпилированная на основе нескольких публикаций периода 1999-2003

Phone records data

Весной 2001 года на страницах респектабельных американских журналов New Yorker и New York Times Magazine стала появляться большая, размером во всю полосу реклама, отличавшаяся весьма необычным для столь коммерческого жанра содержанием. Над крупной фотографией сотового телефона была помещена надпись:

«Теперь оборудован для 3 сторон: вы; те кому вы звоните; правительство».

Это заявление — ни в коей мере не преувеличение, говорилось в дальнейшем тексте рекламы, поскольку оборотной стороной стремительного развития компьютерных коммуникаций стала для людей повышенная уязвимость их частной жизни. От звонков по сотовому телефону до электронной почты в Интернете — всюду право граждан на тайну личной информации находится ныне под угрозой.

В этом, собственно, и состоял основной посыл рекламного объявления, опубликованного Американским союзом гражданских свобод (American Civil Liberties Union, ACLU) в нескольких ведущих национальных изданиях США. Активисты ACLU убеждены и доказывают, опираясь на факты, что правительственные спецслужбы постоянно нарушают конституцию, защищающую граждан от несанкционированной правительственной слежки.

Правда, после 11 сентября 2001 разведывательные и правоохранительные органы получили массу дополнительных санкций на усиление электронной слежки, а вести разговоры о чрезмерном вторжении государства в тайну личной жизни стало как бы несвоевременно и «антипатриотично».

А потому после 2001 года в Интернете заметно сократился объем новой содержательной информации о серьезных и явно искусственно созданных слабостях в защите коммуникационных компьютерных программ или, к примеру, в популярнейшей системе сотовой телефонии GSM.

Про защиту GSM, впрочем, практически все наиболее существенное стало уже известно уже к 2000 году – несмотря на многолетние попытки окружить подробности схемы завесой секретности.

Либо ложь, либо некомпетентность

Для начала — две цитаты. Две диаметрально противоположные точки зрения, которые сразу же дадут читателю представление об остроте проблемы.

Вот что говорил в конце 1999 Джеймс Моран, директор подразделения, отвечающего в консорциуме GSM за безопасность и защиту системы от мошенничества:

«Никто в мире не продемонстрировал возможность перехвата звонков в сети GSM. Это факт… Насколько нам известно, не существует никакой аппаратуры, способной осуществлять такой перехват». [1]

А вот реакция Питера Гутмана, весьма известного хакера-криптографа из Оклендского университета (Новая Зеландия):

«Имея ситуацию, когда целый ряд компаний продает оборудование для перехвата GSM (причем делается это уже в течение определенного времени и с весьма открытой рекламой в Сети), этот директор по безопасности «либо лжет, либо некомпетентен, либо и то, и другое разом» (цитируя строку из книги Deep Crack). Интересно то, что сейчас все рекламирующие данное оборудование фирмы устроили ограниченный доступ на свои сайты, по-видимому, для поддержания мифа о том, что «не существует аппаратуры, способной осуществлять такой перехват»». [2]

Всю вторую половину 1990-х годов в Интернете и СМИ не раз вспыхивали дискуссии как вокруг самой защиты системы мобильной связи GSM, так и вокруг многочисленных случаев ее компрометации. Читать «GSM: Что показало вскрытие» далее

Новый раздел

now

Для полноты картины и для общего понимания читателей, что выкладывание старых материалов в “архив” происходит не (совсем) случайно и (обычно) в привязке к определенным текущим публикациям, заведена страница “Тексты из НЫНЕ”.

Презумпция виновности

(Впервые опубликовано – апрель 2009)

На семью известного писателя-фантаста наехала государственная машина

culpainnata

Один умный человек в свое время сказал примерно так: необходимость получения визы – это вежливая и доходчивая форма, в которой государство дает людям понять, что видеть их у себя оно не желает.

Сегодня мало кто уже и задумывается о том, сколь унизительна для человеческого достоинства вся эта канитель, заставляющая приличных в своем большинстве людей нудно и документировано кому-то доказывать, что они вполне благонадежны и не нанесут вреда стране, которую хотят посетить.

Ведь суть процедур, связанных с получением визы, предельно проста – каждый человек, намеренный пересечь границу, изначально рассматривается государством как потенциальный злоумышленник, а потому обязан сам доказать властям обратное.

Решившие обосноваться в чужой стране мигранты по этой же схеме сразу попадают под подозрение в нехороших замыслах, поэтому отслеживаются государством с повышенной бдительностью. А кроме того, по той же в сущности схеме представители власти крайне подозрительно начинают относиться и к собственным согражданам, если те заводят близкие отношения с иностранцами.

Именно в такую ситуацию довелось ныне угодить американцу Брюсу Стерлингу (Bruce Sterling), известному писателю-фантасту, одному из отцов направления киберпанк и лауреату разных престижных литературных премий.

Извилистые маршруты судьбы однажды свели Стерлинга с сербской феминисткой, литератором и кинематографистом Ясминой Тешанович (Jasmina Tešanović), а через некоторое время обоим стало ясно, что они нашли свою пару.

Четыре с лишним года назад Брюс и Ясмина поженились, оставив свои прежние семьи, и теперь живут на несколько домов сразу – то у нее в Сербии, то у него в Техасе, а последнее время все больше в Турине, Италия, где среди прочего совместно ведут колонку в газете La Stampa.

Вполне благополучная жизнь этой космополитичной семьи в начале апреля нынешнего года была нарушена письмом от иммиграционных властей США, пришедшим на техасский адрес Стерлинга. В официальном уведомлении от чиновников национальной службы иммиграции и натурализации сообщалось, что они не смогли отыскать никаких бумажных следов, свидетельствующих о совместной жизни Брюса и Ясмины.

У пары не обнаружилось совместного счета в банке, нет общей недвижимости, нет никаких совместных страховок и нет общих детей. На этом основании властями сделан вывод, что в данном случае следует подозревать заключение фиктивного брака с целью получения «зеленой карты» (вида на жительство) обманным путем, а потому планируется начать процедуру депортации Ясмины Тешанович из США. Читать «Презумпция виновности» далее

Улики под сомнением

(Впервые опубликовано – июль 2007)

Криминалистика – наука без научных критериев достоверности?

fingerprints

Постоянный рост доли преступлений, так или иначе совершаемых с применением компьютеров, – это, ясное дело, вполне закономерное следствие процессов всеобщей компьютеризации.

С одной стороны, остается лишь радоваться, что никому, похоже, не приходит в голову навязчивая идея винить именно компьютерные технологии в никак не снижающемся уровне преступности. С другой же стороны не может не озадачивать определенная, скажем так, неадекватность, с которой подобного рода технологии зачастую воспринимаются в судах.

Особенно в тех моментах, что связаны с извлекаемыми экспертами из компьютеров доказательствами вины – в виде разного рода лог-файлов и содержимого технических полей в файлах прочих данных и программ.

Как показывает жизнь, имеется вполне отчетливая тенденция к излишне завышенным оценкам достоверности подобного рода улик.

Типичный тому пример дает одно из недавних решений американского суда, по убеждению которого компьютерные записи «уникально надежны в том смысле, что они были сгенерированы компьютером, а не являются результатом записей человека»…

Для любого компьютерного специалиста – да и просто продвинутого пользователя – вполне очевидно, что сформулировать подобную идею мог лишь тот мыслитель, кто очень смутно представляет себе принципы работы компьютера и степень возможного контроля человека за содержимым файлов.

Конечно, в среде компьютерных экспертов, участвующих в криминальных расследованиях, имеется достаточно много честных и знающих людей, которые в своих выступлениях и статьях пытаются донести до суда, полиции и общества в целом более адекватное представление о реальной картине.

О том, что содержимое любого лог-файла при желании можно менять, что имеются и доступны специальные, несложные в управлении утилиты для быстрой перезаписи содержимого в технических полях файлов, невидимых обычному пользователю.

О том, наконец, что грамотный злоумышленник может сделать с содержимым компьютера что угодно – хочешь, вычистить практически все обычно доступные улики, а хочешь, залить в память машины тучу фальшивых доказательств вины вполне натурального вида.

Но главная проблема в том, что компьютерные улики – это лишь наиболее очевидный пример излишнего доверия правосудия к не особенно надежным доказательствам. И если копнуть чуть поглубже, то нечто весьма похожее откроется и в других, куда более освоенных областях криминалистической науки. Читать «Улики под сомнением» далее

«4исла» со смыслом

(Впервые опубликовано – апрель 2007)

Малоизвестные факты и обстоятельства вокруг ТВ-сериала Numb3rs

Numb3rs

Видный российский математик Владимир Арнольд, по жизни прекрасно знакомый с современным положением науки как в нашей стране, так и за рубежом, в своих публичных выступлениях не раз отмечал, что нынешняя ситуация все больше напоминает ему картины из истории Римской империи.

Ибо, как известно, римлян, в отличие от тех же древних греков, собственно наука интересовала лишь в своих сугубо практических приложениях к двум главным дисциплинам – военному делу и архитектуре. А все остальные исследования, не имеющие отношения к военным победам империи и к ее прославлению в монументальном искусстве, не заслуживали у властей никакого внимания и, соответственно, материальной поддержки.

Роль архитектуры для имиджа нынешних ведущих в мире держав – это отдельная тема, которая здесь затрагиваться не будет. А вот крайне неблагополучная ситуация с финансированием научных исследований, далеких от разработки новых орудий убийства и устрашения, это действительно серьезная проблема для ученых и общества в очень многих государствах, начиная с самых богатых.

Дабы это не звучало голословно, имеет смысл привести конкретный пример из нынешних бюджетных сокращений, скажем, в Великобритании. Так, в феврале 2007 года британское правительство пересмотрело текущую программу государственного финансирования научных исследований, урезав их общий бюджет более чем на треть – со 196 млн фунтов стерлингов до 128 миллионов.

Среди наиболее пострадавших направлений оказались, в частности, такие: общие физические исследования (минус 29 млн), исследования окружающей среды (–9,7 млн), медицинские исследовния (–10,7 млн), физика частиц и астрономия (–3,1 млн).

Аналогичная, столь же унылая картина с госфинансированием науки характерна ныне и для США, как главной «империи» на политической карте современного мира, и для множества других стран.

Причем повсюду, что характерно, происходящее формируется как бы естественным образом, поскольку нынешние высшие круги политической элиты – это юристы, финансисты, бизнесмены, люди из силовых структур и разведки (что особо модно в последнее время), да еще раскрученные телевидением персонажи из индустрии развлечений (артисты, спортсмены, телеведущие). Кого в данных влиятельных кругах нет почти совсем – так это серьезных ученых.

Следствием же подобных раскладов становятся не только регулярные бюджетные сокращения научных исследований, но и то, что в обществе устойчиво наблюдается снижение уважения к науке, а профессия ученого становится все менее престижной. Причем, как замечено, специфическим индикатором данных процессов оказывается отношение публики конкретно к математике (что, впрочем, вполне объяснимо, если вспомнить известное изречение «в каждой дисциплине науки столько, сколько в ней математики»).

Руководители американской науки, давно привыкшие считать себя мировыми лидерами и потому особо болезненно реагирующие на перемены, воспринимают это, надо сказать, очень серьезно. Тем более, что международные исследования, сравнивающие математические достижения и уровень понимания науки на различных уровнях обучения, ныне регулярно показывают, что США существенно отстают от других индустриальных стран.

Среди главных тому причин называются негативное отношение к математике со стороны родителей, учеников и студентов, и даже со стороны преподавателей начальной школы, которые, возможно невольно, передают свою собственную антипатию подрастающему поколению.

В этих условиях одним из важнейших вызовов для науки становится отыскание эффективных средств для изменения восприятия математики в народе с одновременным формированием в корне иного ее образа – как повсеместно применяемого и очень важного для всех прочих дисциплин инструмента, ощутимо влияющего на множество самых разных сторон повседневной жизни.

А коль скоро главнейшим средством воздействия на сознание (и подсознание) публики на сегодняшний день является телевидение, то именно на него обращается главное внимание в попытках пропаганды науки вообще и математики в частности.

По этой причине вряд ли следует удивляться, что в 2006 году на ежегодном симпозиуме AAAS, очень влиятельной в США национальной Ассоциации содействия развитию науки, одна из главных сессий (собравшая битком набитую аудиторию) была целиком посвящена обсуждению «Numb3rs», нового криминального сериала компании CBS, – как примера чрезвычайно успешного ТВ-проекта, ощутимо изменяющего в глазах общественности восприятие математики и науки в целом. Читать ««4исла» со смыслом» далее