Запрещено всё…

(Апрель 2019, idb)

Когда люди паникуют, то делают, бывает, массу поспешных глупых вещей, о которых потом обычно сожалеют – когда удается успокоиться. Когда же паникуют люди не простые, а большие чиновники государства, то они не только делают глупые поспешные вещи, но и подводят под них далее юридическую законодательную базу. Чтобы для публики любые глупости и рефлексы самозащиты от «слуг народа» выглядели действиями не только разумными и логично обоснованными, но и пекущимися о всеобщем благе…

Не секрет, что любая власть, склонная к авторитарным методам правления, вынуждена больше врать и постоянно видоизменять прошлое. Дабы факты и события истории соответствовали лозунгам и вариантам пост-правды дня сегодняшнего. А потому вчерашние документы в архивах и библиотеках приходится активно подменять новыми установками властей.

Это было ярко описано у Оруэлла в романе «1984» как Министерство правды, это наглядно демонстрировала в реальной жизни советская власть СССР, активно изымая из библиотек не только вредные книги, но и журналы-газеты с неправильными публикациями. А ныне, пытаясь поставить под жесткий контроль информацию в Интернете, это более чем отчетливо демонстрируют уже практически все государства – от бдительно-строгих восточных режимов вроде Китая и Саудовской Аравии до так называемых «развитых демократий» либерального западного образца.

В условиях Интернета особо показательным признаком и сигналом того, что власть имущие без устали пытаются бессовестно врать собственному народу, являются непрекращающиеся попытки изымать или подменять информацию, хранящуюся в архивах веб-сайтов. Сначала это подавалось как этичная забота о «праве людей на забвение» общества об их неприглядных делах в прошлом. Затем – еще более незаметно и под соусом «актуальности информации» – поисковые гиганты вроде Гугла перестали находить старые веб-страницы, предоставляя в результатах поиска лишь относительно свежие публикации.

Ну а теперь дело дошло до прямых и систематических атак на хранилища Интернет-архива, преподносимых в обертке «борьбы с террористической пропагандой».

Читать «Запрещено всё…» далее

Кто в доме хозяин

(Октябрь 2005)

В США закончилось, фактически не начинаясь, интересное судебное разбирательство, вывернувшее по сути дела наизнанку все общепринятые представления о патентном законодательстве и защите прав на интеллектуальную собственность. Для того, чтобы законные владельцы прав на патент не получали за него ни копейки, оказалось достаточно, как выяснилось, чтобы на изобретение положила глаз крупная компания, работающая по заказу секретной государственной спецслужбы.

Вся история закручена вокруг так называемого «кратерного сцепления» (Crater Coupler) — оригинального устройства для соединения двух труб или кабелей без традиционной резьбы или фланцев. Эту идею, построенную на конструкции теннисного мяча, состоящего из двух симметричных половинок нетривиальной формы, разработали и запатентовали в начале 1990-х трое американцев-изобретателей Френч, Монти и Ван Кейрен (Philip French, Charles Monty, Steven Van Keiren: U.S. Patent 5,286,129).

Поначалу они сами предлагали Crater Coupler самым разным фирмам, а в итоге в 1995 г. на них вышла солиднейшая компания Lucent Technologies (в ту пору подразделение AT&T) с предложением попробовать эту конструкцию в качестве «wetmate» или «мокрой спарки», т.е. герметичного коннектора для соединения подводных оптоволоконных кабелей. В Lucent особо не скрывали, что занимаются этой задачей по заказу одной из секретных американских спецслужб, однако в подробности никогда не вдавались.

Читать «Кто в доме хозяин» далее

Невероятная правда и правдоподобная ложь

Пара древних сюжетов о том, как все непросто у людей с восприятием информации

conspi

Правда о тайном правительстве

(Сентябрь 2003)

Среди скандалов, сотрясающих ныне политическую жизнь Великобритании, практически незамеченной прошла новость о появлении в Интернете знаменитого документального фильма BBC, который был запрещен в период правления Маргарет Тэтчер и никогда не показывался по телевидению.

Серия из шести телефильмов под общим названием «Тайное общество» (Secret Society) без преувеличений произвела в 1987 году фурор. Генеральный директор Би-Би-Си Элисдер Милн (Alisdair Milne) был тогда с треском уволен, создателям сериала грозили уголовным преследованием за разглашение госсекретов, журналисту Данкану Кэмпбелу (Duncan Campbell), делавшему картину, полиция выбила дверь в доме и устроила тотальный обыск, аналогичный обыск с конфискацией магнитных лент «запрещенной» программы был проведен в шотландской штаб-квартире телерадиовещательной корпорации в Глазго.

В целом эти фильмы рассказывали о тайнах закулисной политической кухни в высших эшелонах государственной власти. Когда страсти несколько поулеглись, полиция вернула конфискованное, и пять фильмов из шести даже были показаны по ТВ спустя какое-то время.

Однако шестую, наиболее интересную ленту, на экраны так и не выпустили.  В ней рассказывалось, что британские премьер-министры вплоть до находившейся тогда у власти Тэтчер, сохраняют давнюю традицию тайных кабинетов, которые и принимают главные политические решения.

Читать «Невероятная правда и правдоподобная ложь» далее

Сетевая цензура как индикатор зрелости общества

(Июнь 2016)

Соцсети вроде Facebook, Twitter или Вконтакте поначалу считались принципиально новыми – социальными – средствами информации. Но как только обострились проблемы цензуры, стало ясно, что все это «новое старое».

censoredd

Обстоятельства жизни в интернете сложились так, что на месяц май пришлось сразу два примечательных события, непосредственно связанных с цензурой информации в социальных сетях.

Сначала, в первых числах, стало известно, что администрация Facebook, крупнейшей сети такого рода с числом пользователей свыше полутора миллиардов человек, уже давно и на регулярной основе занимается «подкручиванием» ленты новостей. Иначе говоря, в якобы чисто автоматически генерируемом топ-списке наиболее актуальных событий, особо активно обсуждаемых сообществом, могут искусственно встраиваться одни темы и одновременно удаляться другие.

А еще через несколько недель, к концу мая, появилась весьма неожиданное – то есть прежде никак не анонсированное – известие о том, что власти Евросоюза подписали своего рода «соглашение о цензуре в соцсетях» с четверкой крупнейших ИТ-корпораций США: Facebook, Twitter, Google и Microsoft. Согласно этим договоренностям, все перечисленные компании обязались максимально быстро – в течение 24 часов – удалять из подконтрольных им информационных сетевых ресурсов любые публикации, расцениваемые как «разжигание ненависти» между людьми.

Для того, чтобы стало яснее, почему вся эта тема – об усилении цензуры в интернете – чрезвычайно важна, требуется как минимум иметь более развернутое представление о нескольких разных, но тесно взаимосвязанных вещах.

Читать «Сетевая цензура как индикатор зрелости общества» далее

TOR и шпионы

(Декабрь 2007)

Наделавшая много шума история о том, как молодой шведский хакер Дан Эгерстад (Dan Egerstad) публично скомпрометировал конфиденциальную переписку множества иностранных посольств, ныне получила содержательное продолжение.

Если кто-то вдруг подзабыл или вообще пропустил этот сюжет двухмесячной давности, то суть там, вкратце, была вот в чем.

Эгерстад, избравший для себя работу в качестве независимого консультанта по вопросам компьютерной безопасности, решил лично убедиться, насколько в реальности надежна та анонимность, что предоставляется известным прокси-сервисом TOR.

Для чего тоже добавил в TOR пять собственных оконечных узлов, объединяющих эту сеть анонимной пересылки с интернетом. Оснастив при этом свои узлы специализированными снифферами пакетов, фильтрующими проходящий через них трафик.

Эти фильтры быстро выявили целую тучу очень любопытной информации, начиная от логинов-паролей к почтовым ящикам и серверам дипломатических миссий нескольких десятков государств, правительственных ведомств и крупных компаний разных стран, до собственно документов этих организаций, порой весьма конфиденциального свойства.

Читать «TOR и шпионы» далее

Государственный троянец

(Октябрь 2011)

Нет ничего странного и удивительного в том, что государство шпионит за своими подозрительными гражданами. Но бывают весьма интересными конкретные формы того, как это может происходить.

trojan_virus

Германским хакерским сообществом Chaos Computer Club (CCC) – крупнейшей и наиболее авторитетной в Европе организацией подобного рода – опубликованы заявление и подробное аналитическое исследование относительно троянца-бэкдора, который по заключению экспертов применяется немецкими властями в нарушение законов Германии.

Сразу надо подчеркнуть, что германские законы в области защиты прав граждан на тайну личной жизни являются чуть ли не самыми строгими в Европе и мире. Особую чувствительность немцев к вопросам защиты приватности и к строгому контролю за сбором их персональных данных принято объяснять нацистским прошлым страны. Когда даже сугубо личные документы вроде дневниковых записей в условиях тоталитарного контроля легко превращались в угрозу не только для свободы, но и для жизни людей.

(Почему аналогично мрачное прошлое России эпохи сталинизма не вызвало похожей чувствительности к защите приватности у россиян – это тема отдельного разговора.)

В Германии реакция на выступление CCC была действительно сильной и заметной – от горячих дискуссий в средствах массовой информации до публичных разъяснений со стороны регионального руководства правоохранительных органов и выступления федерального министра внутренних дел, пообещавшей провести специальное расследование вокруг «троянских злоупотреблений».

Но политический скандал – это все, так сказать, дела сугубо национальные и остро волнующие лишь конкретно немецкую публику. В то же время в данной истории содержится несколько очень сильных «интернационально важных» моментов – концептуального и технического характера – на которые имеет смысл обратить особое внимание.

Читать «Государственный троянец» далее

Базовый инстинкт

(Февраль 2007)

2007_10_figure17

Сколь важны базы данных в работе полиции и следователей-криминалистов, очевидно, наверное, для всех. Причем еще с первых десятилетий XX века, когда американское ФБР возглавил Эдгар Гувер, в сыскном деле начал доминировать нехитрый принцип «чем база больше, тем лучше». Мощь всеобъемлющих картотек впечатлила Гувера уже в ранней молодости, в годы работы клерком в Библиотеке Конгресса.

Правда, в отличие от библиотечных картотек, размеры полицейских баз данных долгое время естественным образом ограничивались недостаточными возможностями техники. Однако новейшие ИТ-технологии, в первую очередь ставшие доступными гигантские объемы памяти и быстродействие процессоров, дают — или, по крайней мере, кажется, что дают — полиции возможность «приглядывать» практически за всем населением.

С февраля этого (2007) года британской Службой криминологии (Forensic Science Service) запущена в работу «первая в мире национальная база данных отпечатков обуви», собираемых на местах преступлений и с арестованных подозреваемых.  Полиция сильно надеется, что эта база позволит быстрее увязывать следы нераскрытых преступлений с предполагаемыми преступниками, а также объединять разные дела, тянущиеся за одними и теми же людьми.

Читать «Базовый инстинкт» далее