Слово и дело

(Впервые опубликовано – апрель 2006)

Рецензия на книгу-сборник “Криптоанархия, кибергосударства и пиратские утопии”, Ультра.Культура, 2005

crypan

В ноябре 2005 года английский журнал Prospect Magazine опубликовал список из ста наиболее влиятельных в мире интеллектуалов. Рейтинг этот был составлен на основании опроса свыше 20 тысяч читателей журнала в разных странах планеты, и хотя он и не отражает, конечно, мнение “всего прогрессивного человечества”, однако все равно интересен — хотя бы масштабностью мероприятия.

А также, ясное дело, взглядами и идеями личностей, оказавшихся в самых верхних строчках этого списка. Ибо первое место в “Top100 интеллектуалов” занял человек по имени Ноам Хомский, знаменитый американский ученый-лингвист и один из самых видных на Западе критиков международной политики США.

Значительно меньше известно, что Хомский с ранней молодости и по сию пору (в 2008 г. ему исполняется 80 лет) продолжает оставаться убежденным анархистом, постоянно старающимся донести до людей истинный смысл идей анархизма.

Потому что любое государство — от “империалистических” США до “большевистского” СССР — всегда усматривает в идеях анархии смертельную для себя угрозу, постоянно прикладывая массу усилий для искажения и деформации этого понятия в умах людей. Чтобы слово анархист ассоциировалось у народа с беспорядками, бомбами, терактами и всеобщим хаосом.

А наиболее ходовым определением анархизма чтобы было, скажем, такое, цитируемое по совсем свежему, 2005 года изданию “Энциклопедии криминологии”: “Любое действие, использующее насильственные меры для разрушения организации общества”.

На самом деле все, конечно же, обстоит совершенно иначе, поскольку большинство анархистов используют слово “анархия” для обозначения в корне других вещей.

Вместо того, что трактуется как авторитарные политические структуры и принудительные экономические институты, анархисты выступают за общественные отношения, построенные на основе добровольного объединения свободных личностей в автономные сообщества, действующие на основе взаимопомощи и самоуправления. Читать «Слово и дело» далее

Запрещать нельзя разрешать

(Впервые опубликовано – апрель 2007)

censorship

Начиная любой разговор о цензуре вообще и об интернет-цензуре в частности, разумно сразу согласиться, что проблема эта в принципе не имеет решения. Уже потому, хотя бы, что разные люди понимают под данным термином крайне разные вещи.

Одни видят в цензуре необходимое средство социальной защиты и контроля, помогающее удержать граждан от полного сползания в мир животных и низменных страстей, вроде похоти, игрового азарта и всепоглощающей ненависти к ближним (особенно, если эти ближние — инородцы с другой формой носа, разрезом глаз или цветом кожи).

Ну а для других цензура — это, прежде всего, инструмент подавления свободы, с помощью которого власти пытаются в корне давить критику в свой адрес, установить полный контроль не только за словами, но и мыслями населения, а также воспрепятствовать любым попыткам надзора общества за неблаговидными действиями элиты.

Читать «Запрещать нельзя разрешать» далее

Шпион, который пришел из пустыни

(Впервые опубликовано – июль 2011)

В Австралии появилась мемуарная книга, имеющая самое непосредственное отношение к глобальной системе перехвата ECHELON. Как это часто бывает с подобной литературой, книга не столько дает ответы, сколько порождает новые вопросы.

pinegap

Военная база Пайн-Гэп (Pine Gap), расположенная посреди гористой пустыни в самом центре австралийского материка, слывет в стране самой большой государственной тайной властей. Причем тайна эта засекречена настолько глубоко, что к ней не подпускаются даже люди из самого высшего руководства Австралии – от премьер-министра до законодателей из сенатского комитета по государственным договорам, включая секретные.

Кто же именно их «не подпускает» и как это вообще возможно в демократическом государстве – само по себе огромная тайна…

Понятно, что в подобном загадочном контексте новая автобиографическая книга, выходящая ныне из печати в Австралии, определенно должна вызывать у публики повышенный интерес. Книга носит название «Внутри Пайн-Гэп. Шпион, который пришел из пустыни» («Inside Pine Gap: the spy who came in from the desert», by David Rosenberg, 2011), а автор ее, Дэвид Розенберг, проработал на этой суперсекретной базе техническим специалистом без малого двадцать лет.

Читать «Шпион, который пришел из пустыни» далее

Шпионы в стране Wikipedia

(Впервые опубликовано – сентябрь 2007)

Каким образом спецслужбы управляют информационным наполнением «народной энциклопедии»

wikitrust

Впечатляющий рубеж в 2 миллиона статей, достигнутый англоязычным сегментом «Википедии» в сентябре нынешнего года, – это огромный и несомненный успех мирового интернет-сообщества. Объединенными усилиями сумевшего создать воистину грандиозный и – что особенно важно – свободно доступный источник содержательной информации чуть ли не обо всем на свете.

Но коль скоро Wikipedia отражает реальный мир таким, каков он есть, а одной из характерных черт современного человеческого общества является чрезвычайно высокая активность секретных спецслужб, то было бы крайне удивительно, если бы эти структуры вдруг проигнорировали гиперпопулярную в широких массах «народную энциклопедию». И они ее, конечно же, вовсе не игнорируют, стараясь энергично и разнообразно влиять на информационное наполнение статей Википедии в нужном спецслужбам ключе – от пиар-лакировки политического руководства и собственного имиджа до внедрения дезинформации и прикрытия тайных операций.

Иными словами, сам факт интереса спецслужб к манипулированию содержимым Википедии никого удивлять не должен, ибо это просто часть их повседневной работы в соответствии, так сказать, с должностными обязанностями. Но вот если всерьез заняться анализом масштаба этих манипуляций, то понемногу открывающиеся размах и эффективность шпионского влияния на «страну Wikipedia» способны не то что удивить, а просто-таки ошеломить неподготовленных людей. Попутно приоткрыв им массу нового и интересного о том, как реально делается международная политика и что стоит за войной с мировым терроризмом.

Учитывая же то, сколь высокие рейтинги Google и другие поисковики с некоторых пор стали присваивать статьям Википедии, ставя их в первые строки списка, имеет смысл помнить, что над содержимым этих статей уже поработали люди, для которых объективная картина – далеко не самая главная задача.

Читать «Шпионы в стране Wikipedia» далее

Quis custodiet ipsos custodes?

(Впервые опубликовано – февраль 2008)

Извечный вопрос «Кому следить за следящими?» становится актуален как никогда. 

surveillance5

Общества эндемической слежки

На протяжении последних десяти лет несколько правозащитных организаций США и Британии ежегодно составляют так называемый «Международный рейтинг приватности» [см. сайт Privacy International].

При подготовке исследовательского отчета для формирования рейтинга все государства мира анализируются и оцениваются по длинному списку параметров примерно такого рода: конституционная и юридическая защита приватности; удостоверения личности и биометрия; объединение баз данных, накапливающих разную персональную информацию; средства визуальной слежки; перехват коммуникаций граждан; пограничный контроль; мониторинг на рабочих местах; масштабы доступа правительства к приватным данным. Ну, и так далее.

Итоговое расположение государств на этой своеобразной шкале всегда приносит те или иные сюрпризы, однако нынешний – юбилейный 10-й – рейтинг приватности можно считать особо примечательным. Потому что в самом-самом низу этого рейтинга, или, если угодно, в первом ряду государств, наиболее интенсивно вторгающихся в личную жизнь своих граждан, оказались не только Китай и Россия (что неудивительно), но также США и Великобритания.

Для государств этого разряда в рейтинге отведена особая, низшая категория под названием «endemic surveillance societies» или «общества эндемической (т.е. природно-присущей данной местности) слежки».

В том, сколь стремительно некогда свободные и демократические страны дошли до уровня держав, совсем недавно именовавшихся тоталитарными, далеко не последнюю роль сыграли мощно развивающиеся инфотехнологии. Компьютеры и сети обеспечили столь грандиозный прогресс средствам слежки, идентификации и пограничного контроля, что законы и вообще вся правовая база, управляющая сбором и хранением информации о населении, оказались безнадежно устаревшими и совершенно неадекватными современному уровню техники.

У демократического общества, по сути дела, не оказалось аппарата, с помощью которого можно было бы четко установить, что именно государство ныне знает о своих гражданах, и насколько (не)серьезна защита этих чувствительных к разглашению или компрометации данных.

Тенденции современности

В отчете-рейтинге правозащитников из Privacy International/EPIC среди наиболее существенных тенденций отмечены следующие.

Читать «Quis custodiet ipsos custodes?» далее