Страницы жизни Дж. Эдгара Гувера (ч.2)

Продолжение. Начало см. тут.

[1935 – 1940]

Edgar-Hoo

1935: РЕВНОСТЬ И ЛОЖЬ

Начало 1930-х годов в Америке – это полный упадок экономики, бездеятельность коррумпированных властей и мощный расцвет криминальных империй, чувствующих свою безнаказанность. Как естественное следствие – общий «кризис ценностей» в обществе.

Газеты, журналы и фильмы переполнены историями о героях-гангстерах и об их громких преступлениях – похищениях миллионеров с целью выкупа, грабежах банков средь бела дня и прочих дерзких налетах. Правоохранительные органы на этом фоне выглядят тупыми и неэффективными, так же как, впрочем, и все остальные правительственные структуры.

В 1933 году, пообещав американскому народу «новый курс», к президентской власти приходит Франклин Делано Рузвельт. Для ведомства Гувера (который в этот раз умудрился сохранить свой пост буквально чудом) новый курс означал прежде всего необходимость каких-то эффективных, ярких действий по обузданию преступности.

И случилось так, что именно в это время в Бюро расследований находится весьма подходящий человек – глава чикагского отделения ФБР Мелвин Первис. Под руководством спецагента Первиса проводится целая серия успешных операций, в ходе которых были застрелены самые знаменитые в ту пору бандиты – Джон Диллинджер, «Красавчик» Флойд и «Мордашка» Нельсон.

Наряду с успешными рейдами Бюро против гангстеров, в средствах массовой информации Гувером разворачивается активнейшая пропаганда нового образа доблестных служителей закона. На радио создали серию радиопередач под общим названием «G-Men» («джи-мены», от Government Men, как начали называть федеральных агентов), содержание которых взялся лично контролировать лично Гувер.

Правда, у директора ФБР не оказалось ни малейших драматургических талантов, и он все время норовил заменить драки-погони-перестрелки тонкой аналитической работой сыщиков и криминалистов. В результате радиосериал получился сухим и скучноватым, почему долго не протянул.

Чуть позже, в 1936 году будут запущены комикс «Война преступности» и пара бульварных журнальчиков под названиями G-Men и The Feds («феды», так называли федеральных агентов гангстеры). Вся эта незамысловатая печатная продукция предельно доступным для детей и простых людей способом всячески прославляла деятельность ФБР, а его шефа Эдгара Гувера изображала просто-таки национальным героем номер один.

Вообще-то поначалу главнейшим героем в глазах американской прессы был спецагент Мелвин Первис. Ведь именно он непосредственно возглавлял главные операции по захвату и уничтожению преступников. (В ходе этих рейдов Первис вопреки всем полицейским инструкциям неоднократно лично добивал раненых гангстеров.) Естественно, на первых порах столь энергичный и успешный в делах сотрудник был любимцем Гувера, остро нуждавшегося в эффектных результатах.

Но по мере роста восторгов публики и обостренного внимания прессы к личности Первиса, уже успевшего заслужить в народе титул «ас джи-менов», шефа ФБР начала обуревать ревность. Гувер стал поручать Первису совершенно безнадежные дела, засовывать в нудные бюрократические комиссии, превращая некогда яркую службу в невыносимую своим занудством пытку. Читать «Страницы жизни Дж. Эдгара Гувера (ч.2)» далее

Изба-читальня: про шпионов

(Апрель 2007)

Две новые мемуарные книги от ветеранов ЦРУ, почти одновременно выходящие из печати весной-летом 2007 года, должны, по идее, вызвать живой интерес у всех, кто хотел бы побольше узнать о тайных делах и операциях недавнего прошлого, особенно в непростых отношениях между США и СССР.

izba

Будущие читатели этих мемуаров, несомненно, узнают много нового и неожиданного о внутренней жизни одной из крупнейших разведок мира, но вот станут ли при этом яснее и понятнее загадки истории ― это очень большой вопрос.

Однако прежде, чем пойдет разговор об этих книгах, имеет смысл помянуть заметный, также посвященный истории ЦРУ фильм Роберта Де Ниро «Добрый пастырь» (в российском прокате почему-то окрещенный «Ложное искушение»).

Сюжет этой долго и непросто создававшейся картины основан на реальных событиях и подлинных судьбах людей, но, естественно, с элементами художественного вымысла.

Один из важных элементов данной истории ― тайное общество «Череп и кости» при Йельском университете, уже многие десятилетия словно своеобразный инкубатор поставляющее кадры для американской элиты вообще и разведслужб в частности.

Члены этого общества никогда не упоминают его деятельность в интервью и публичных выступлениях, про «Череп и кости» практически ничего не пишут американские СМИ. Но на последних президентских выборах 2004 года, к примеру, неожиданно выяснилось, что 4 из 5 основных претендентов на пост первого лица в государстве (включая лидеров гонки Джорджа Буша и Джона Керри) являются выпускниками Йеля, в свое время принятыми в «Череп и кости».

Когда демократа Джона Керри на одной из встреч с избирателями прямо спросили, что он может рассказать о своем членстве в этом тайном обществе, тот ответил кратко и честно: «Ну-у… Ничего».

Своим фильмом Роберт Де Ниро нарушил, по сути, эдакий обет молчания, словно принятый в американском обществе по поводу «Черепа и костей» и роли этой темной структуры в жизни государства. Читать «Изба-читальня: про шпионов» далее

Правда жизни

(Февраль 2013)

Самый популярный шпион всех времен и народов – Bond, James Bond – спасает мир от новой смертельной угрозы. Теперь это кибертерроризм. Тема и впрямь актуальная, а потому имеет смысл присмотреться к бондиане именно в таком ракурсе: насколько кино отражает тут реальность?

Skyfall

Полувековой юбилей феноменально популярной франшизы «Джеймс Бонд, агент 007» отмечен выпуском очередной, 23-й картины под названием Skyfall или «Координаты Скайфолл» в российском кинопрокате.

Создатели этого бесконечного сериала, нельзя не признать, подходят к делу творчески и постоянно видоизменяют – то больше, то меньше – набор шаблонов, давно наработанных для конструирования нового шедевра кассовых сборов.

Главной особенностью фильма нынешнего, по единодушному мнению критиков и зрителей, стало превращение супершпиона в почти обычного человека – со свойственными всем людям сомнениями и способностями делать ошибки.

Ну и вообще, если многие прежние фильмы бондианы принято относить к жанру «фантастический триллер», то нынешняя кинокартина уже успела получить титул «самой реалистичной» из всех. И самое интересное, что особенно мощный фон реализма обеспечила тут техническая сторона.

Но если прежние эпизоды похождений Бонда непременно сопровождали всевозможные чудо-гаджеты, вызволявшие героя из любой передряги, то теперь от хайтек-реквизита не осталось практически ничего. Кроме, разве что, компьютеров и интернета.

Причем именно в них-то, по замыслу авторов фильма, и таится ныне главная угроза человечеству – когда вся мощь сетевых компьютерных технологий оказывается в руках гениального злодея…

Источники вдохновения

Вполне к месту здесь было бы привести слова одного из создателей Skyfall, продюсера Майкла Уилсона (Michael G. Wilson), недавно рассказавшего, какие именно реальные события в мире вдохновляли их при разработке сценария кинокартины.

Но прежде, чем переходить к этому подлинному и действительно драматичному моменту, будет полезно напомнить кое-что из истории рождения бондианы. В частности, уточнить, кто именно и по каким причинам послужил для Иэна Флеминга прототипом и источником вдохновения при создании героического образа Джеймса Бонда.

Потому что между этим реальным прообразом и реалиями нынешней кибервойны оказывается на удивление много взаимосвязей.

По прозвищу «Бесстрашный»

Дабы подчеркнуть документальный характер изложения, начать удобно с пары известных цитат.

Хотя многие эксперты-бондоведы полагают, что в образе агента 007 Иэн Флеминг изображал в своих романах приукрашенный вариант собственной персоны, сам писатель говорил об этом так: «Джеймс Бонд – это сильно романтизированная версия одного настоящего шпиона… Настоящим тут является Уильям Стивенсон (William Stephenson)».

Насколько важное место занимал этот человек в истории английской и американской разведок, содержательно свидетельствует другая цитата. Генерал Уильям Донован (William J. Donovan), создатель и глава разведслужбы OSS, чуть позже получившей название ЦРУ США, говорил об этом шпионе так: «Билл Стивенсон научил нас всему, что мы вообще узнали о зарубежной разведке»…

Человек фантастической биографии, канадец Уильям Стивенсон прожил на редкость долгую и наполненную событиями жизнь (1897-1989). Однако наслышаны о нем на редкость мало людей. И тому есть глубокие причины. Читать «Правда жизни» далее

«4исла» со смыслом

(Впервые опубликовано – апрель 2007)

Малоизвестные факты и обстоятельства вокруг ТВ-сериала Numb3rs

Numb3rs

Видный российский математик Владимир Арнольд, по жизни прекрасно знакомый с современным положением науки как в нашей стране, так и за рубежом, в своих публичных выступлениях не раз отмечал, что нынешняя ситуация все больше напоминает ему картины из истории Римской империи.

Ибо, как известно, римлян, в отличие от тех же древних греков, собственно наука интересовала лишь в своих сугубо практических приложениях к двум главным дисциплинам – военному делу и архитектуре. А все остальные исследования, не имеющие отношения к военным победам империи и к ее прославлению в монументальном искусстве, не заслуживали у властей никакого внимания и, соответственно, материальной поддержки.

Роль архитектуры для имиджа нынешних ведущих в мире держав – это отдельная тема, которая здесь затрагиваться не будет. А вот крайне неблагополучная ситуация с финансированием научных исследований, далеких от разработки новых орудий убийства и устрашения, это действительно серьезная проблема для ученых и общества в очень многих государствах, начиная с самых богатых.

Дабы это не звучало голословно, имеет смысл привести конкретный пример из нынешних бюджетных сокращений, скажем, в Великобритании. Так, в феврале 2007 года британское правительство пересмотрело текущую программу государственного финансирования научных исследований, урезав их общий бюджет более чем на треть – со 196 млн фунтов стерлингов до 128 миллионов.

Среди наиболее пострадавших направлений оказались, в частности, такие: общие физические исследования (минус 29 млн), исследования окружающей среды (–9,7 млн), медицинские исследовния (–10,7 млн), физика частиц и астрономия (–3,1 млн).

Аналогичная, столь же унылая картина с госфинансированием науки характерна ныне и для США, как главной «империи» на политической карте современного мира, и для множества других стран.

Причем повсюду, что характерно, происходящее формируется как бы естественным образом, поскольку нынешние высшие круги политической элиты – это юристы, финансисты, бизнесмены, люди из силовых структур и разведки (что особо модно в последнее время), да еще раскрученные телевидением персонажи из индустрии развлечений (артисты, спортсмены, телеведущие). Кого в данных влиятельных кругах нет почти совсем – так это серьезных ученых.

Следствием же подобных раскладов становятся не только регулярные бюджетные сокращения научных исследований, но и то, что в обществе устойчиво наблюдается снижение уважения к науке, а профессия ученого становится все менее престижной. Причем, как замечено, специфическим индикатором данных процессов оказывается отношение публики конкретно к математике (что, впрочем, вполне объяснимо, если вспомнить известное изречение «в каждой дисциплине науки столько, сколько в ней математики»).

Руководители американской науки, давно привыкшие считать себя мировыми лидерами и потому особо болезненно реагирующие на перемены, воспринимают это, надо сказать, очень серьезно. Тем более, что международные исследования, сравнивающие математические достижения и уровень понимания науки на различных уровнях обучения, ныне регулярно показывают, что США существенно отстают от других индустриальных стран.

Среди главных тому причин называются негативное отношение к математике со стороны родителей, учеников и студентов, и даже со стороны преподавателей начальной школы, которые, возможно невольно, передают свою собственную антипатию подрастающему поколению.

В этих условиях одним из важнейших вызовов для науки становится отыскание эффективных средств для изменения восприятия математики в народе с одновременным формированием в корне иного ее образа – как повсеместно применяемого и очень важного для всех прочих дисциплин инструмента, ощутимо влияющего на множество самых разных сторон повседневной жизни.

А коль скоро главнейшим средством воздействия на сознание (и подсознание) публики на сегодняшний день является телевидение, то именно на него обращается главное внимание в попытках пропаганды науки вообще и математики в частности.

По этой причине вряд ли следует удивляться, что в 2006 году на ежегодном симпозиуме AAAS, очень влиятельной в США национальной Ассоциации содействия развитию науки, одна из главных сессий (собравшая битком набитую аудиторию) была целиком посвящена обсуждению «Numb3rs», нового криминального сериала компании CBS, – как примера чрезвычайно успешного ТВ-проекта, ощутимо изменяющего в глазах общественности восприятие математики и науки в целом. Читать ««4исла» со смыслом» далее

Элемент культуры

(Впервые опубликовано – октябрь 2007)

surveillancecamera

Не так давно с одним из британских автомобилистов случилась занятная история – под стать эпизоду из какой-нибудь кинокомедии про жизнь современной молодежи.

Нашему герою уже доводилось получать и оплачивать штрафы, автоматически выписываемые компьютерной аппаратурой полиции. Видеокамеры наблюдения, в изобилии расставленные на британских дорогах, сами регистрируют скорость и распознают номера проезжающих машин, тут же отправляя в сеть установленные данные о нарушителях с приложением кадра видеосъемки.

Быстро усвоив, что конфликтовать с такой техникой чересчур накладно, наш водитель стал строже следить за скоростью машины. Но однажды, проезжая в поле зрения очередной камеры, не удержался и показал ей зверскую рожу, присовокупив еще и два выразительно выставленных средних пальца.

За что вскоре получил по почте очередную квитанцию со штрафом от автодорожной полиции.

Возмущенный и уверенный в невиновности, юноша ринулся было добиваться правды, но в органах власти ему быстро доказали, что убрав для жестикуляций сразу обе руки с руля при управлении автомобилем, он создал потенциально аварийную ситуацию на дороге. Что по закону тоже наказуемо…

Ключевой момент в этой истории ― всевидящее око камеры слежения. Водитель был уверен, что за ним никто не наблюдает, коль скоро очевидная задача видеоглаз на дорогах ― регистрировать скорость и номера машин, а никак не поведение людей в салоне.

На деле же, как видим, все оказывается существенно иначе, причем масштабы тихого пригляда полиции за жизнью людей пока что осознаются обществом крайне слабо.

Но ситуация эта понемногу начинает меняться, поскольку камеры видеонаблюдения становятся ныне органичным элементом культуры и искусства. Читать «Элемент культуры» далее

Шаманы Матрицы

(Впервые опубликовано ― июнь 2003)

О медицинских, технических, антропологических и прочих параллелях между кинофильмом «Матрица» и природой реальности, в которой живет человек.

matrix

Люди ― путешественники… Земля ― это их матрица… лишь остановка на пути, но по каким-то причинам путешественники прервали свой путь… Люди были пойманы в нечто типа вихря, кругового потока, который создавал ощущение движения, хотя они оставались, по сути, неподвижными… Колдуны были единственными противниками той силы, которая поработила людей… посредством своей науки колдуны вырывались из ловушки и продолжали свой путь осознания.
(Карлос Кастанеда, «Активная сторона бесконечности»)

Вряд ли кто станет оспаривать, что феноменальный успех «Матрицы» у публики невозможно объяснить внешней оболочкой картины ― ведь навороченных фильмов-экшн с крутыми драками-погонями-перестрелками выходит на экраны предостаточно каждый год.

Чтобы по-настоящему «зацепить» людей требуется нечто иное, какой-то внутренний посыл, приковывающий к сюжету повышенное внимание, вызывающий желание посмотреть фильм второй-третий раз, осмыслить увиденное и обсудить его еще с кем-то…

То, что будет изложено далее, ― не расшифровка скрытого послания «Матрицы», конечно, но рассмотрение весьма многозначительных параллелей из человеческой истории, способных прояснить природу феномена.

Начать имеет смысл издалека.

Антропология

Монументальный труд «Золотая ветвь» известного кембриджского этнографа и религиоведа Джеймса Джорджа Фрэзера имеет весьма необычное построение. Можно сказать, что все 12 томов огромного исследования, анализирующего и сопоставляющего поразительную схожесть верований древних народов и первобытных племен, ― это попытка ученого разобраться в сути одного весьма мутного религиозного ритуала, описанного в античных источниках.

Точнее не ритуала даже, а порядка замещения в древней Италии должности главного жреца при храме Дианы Арицийской в святилище Неми. Жрец, именовавшийся «царь леса», день и ночь с обнаженным мечом охранял священное дерево как свою собственную жизнь. Любой же претендент, желавший занять пост жреца, должен был сломать особую «золотую ветвь» на священном дереве и убить предшественника в поединке.

Уже в этом сюжете несложно углядеть на уровне символов тривиальную аналогию с «Матрицей»: священное дерево, олицетворяющее сокровенные тайны жизни (Матрица), и его хранитель (агент Смит), сам в этих тайнах особо не разбирающийся, но готовый без промедления уничтожить всякого, «кто посягнет» (Морфеус и его повстанцы).

Мы же, вслед за Фрэзером, копнем сопоставление Матрицы и древа жизни несколько глубже, поскольку антрополог обнаруживает поклонение древних людей деревьям, обычно мощным вроде дуба, практически во всех концах Земли. Более того, предметом особого почитания была «золотая ветвь» ― стебель омелы, довольно невзрачного растения, особого лишь тем, что оно паразитирует на деревьях, не имея в земле собственных корней.

Никто не может внятно объяснить этот факт, но омела очень хорошо известна как важный магический атрибут у друидов Галлии и северных народов Скандинавии, у народности айны в Японии и в племенах валов в Западной Африке. Фактически повсюду на планете народы, практиковавшие или практикующие поныне «первобытную» магию, а не «цивилизованную» религию, считают омелу панацеей от всех бед ― защитой дома от ударов молнии и средством от женского бесплодия, лекарством от эпилепсии и универсальным противоядием.

С этими наивными суевериями невежественных людей, как известно, ведется активная борьба сразу с двух фронтов. Наука, естественно, отрицает столь экстраординарные целебные свойства омелы, а христианская религия вполне официально расценивает всяческое шаманское знахарство как ведьмовство и сношения с дьяволом, а потому категорически осуждает. Читать «Шаманы Матрицы» далее

Диснейленд национальной безопасности

(Впервые опубликовано – февраль 2005. Предыстория: тут и тут)

disney-star-wars

Современные инфотехнологии в деятельности спецслужб – это тема, регулярно освещаемая в компьютерной прессе. Однако, целый ряд аспектов этой темы очень тщательно сокрыт плотной завесой секретности, а то немногое, что вдруг становится известно, зачастую порождает лишь недоумение и множество новых, не имеющих ответа вопросов. Анализу некоторых таких загадок посвящен данный материал.

1+1=1?

В декабре 2004 года, при обсуждении американским Конгрессом нового бюджета на деятельность разведывательных служб США, весьма необычный демарш предпринял сенатор-демократ Джей Рокфеллер (Jay Rockefeller). Он является вице-председателем сенатской комиссии по разведке, а следовательно, наиболее осведомленным в шпионских делах представителем демократической партии в парламенте.

Все, что связано с обсуждением работы разведслужб, по давней традиции строго засекречено, и рядовые члены парламентской комиссии по разведке признаются, что зачастую толком не понимают, финансирование каких шпионских проектов рассматривается, поскольку сформулированы они в самых общих выражениях и никогда не обсуждаются публично, вне стен закрытых слушаний комиссии.

Поэтому особенно удивительно, что после одного из таких слушаний вице-председатель комиссии Дж. Рокфеллер сделал специальное, тщательно подобранное в выражениях заявление для прессы относительно нового разведывательного проекта, где назвал эту затею абсолютно неоправданной, ошеломительно дорогой и, что самое интересное, «угрожающей национальной безопасности». Читать «Диснейленд национальной безопасности» далее