На самом деле ЭТО устроено так… (наш мир как голографический симулятор: итог)

(Октябрь 2019, idb )

Третья – она же финальная – часть аналитического обзора. В Части 1 , можно напомнить, собраны аргументы «Против» тестирования фундаментально важной научной гипотезы. В Части 2 , соответственно, аргументы «За». Ну а здесь пора рассказать о том, как реально устроен этот мир, отчасти и впрямь похожий на компьютерную игру-симулятор. Только в действительности картина выглядит куда более удивительно. И просто очень красиво.

Великая объясняющая сила изображений-иллюстраций заключается в том, что суть их содержания можно, в принципе, ухватить буквально с одного взгляда. Но чтобы важная суть была действительно ухвачена, для начала надо подготовиться и отчетливо представлять, а что, собственно, здесь изображено-то. То есть «знать контекст», иными словами…

Уникальная ценность помещенной в заголовок иллюстрации заключается в том, что изображен здесь отец теории информации Клод Шеннон, ясно и наглядно всем демонстрирующий, сколь хитроумно устроены все люди и сколь неразрывно сцеплены-переплетены на самом деле природа нашего сознания и физика окружающей нас реальности. Тонкая ирония ситуации, однако, заключается в том, что сам Шеннон о своём очередном фундаментальном открытии даже не догадывается, судя по всему. Ибо явно уверен, что эффектно решена им тут совершенно иная, сугубо прикладная компьютерная задача.

Как известно, одни и те же факты или картинки в различных контекстах нередко могут означать и прояснять в высшей степени разные вещи. И для того, чтобы поместить на редкость полезную, но весьма древнюю – почти 70-летней давности – иллюстрацию в тот контекст, который полностью соответствует целям предпринятого здесь обзора «про нашу реальность как симуляцию», рассказ имеет смысл начать с событий совсем свежих, происходящих в буквальном смысле прямо сейчас. А уже затем постепенно и органично вернуться от них к фундаментально важным, но по сию пору недооцененным открытиям Клода Шеннона.

Читать «На самом деле ЭТО устроено так… (наш мир как голографический симулятор: итог)» далее

Сад камней профессора А.Донды

(Апрель 2001, kiwi byrd)

Вспомогательная ЛЕМма, разъясняющая утверждения цикла «Фракталы истории». [Текст из разряда «стёб для капустника» в честь 80-й годовщины со дня рождения Станислава Лема.]

Все романы группы «Солярис» писались очень похожим образом, который я сам не могу объяснить… Я и теперь еще могу показать те места, где во время писания я оказался по сути дела в роли читателя. Когда Кельвин прибывает на станцию Солярис, я решительно ничего не знал о каком-то там «живом Океане». Все это открылось мне позже, так же как читателю во время чтения, с той лишь разницей, что только я сам мог привести все в порядок.
(Станислав Лем, «Моя жизнь»)

Поскольку научно-популярный цикл «Фракталы истории» , знакомый постоянным читателям сайта, создается в точности по той же схеме, что и лемовские романы группы «Солярис», имеет смысл прояснить более глубокие связи между персонажами «Фракталов» и героями Лема.

Фундаментальным в данном контексте следует считать рассказ «Профессор А.Донда» из цикла воспоминаний Ийона Тихого.

В результате сложнейших жизненных перипетий турецкоподданный Аффидавид Донда возглавил кафедру никому неведомой науки сварнетики в Кулахарском университете молодой африканской республики Лямблия. Поскольку университет в Кулахари только-только получил от ЮНЕСКО новенький компьютер-мэйнфрейм IBM, склонный к авантюрам Донда решил, что грех им не воспользоваться, а потому постулировал, что сварнетика — это междисциплинарная наука на грани магии и кибернетики (от SVARNE или Stochastic Verification of Automatized Rules of Negative Enchantment, т.е. «стохастическая проверка автоматизированных правил наведения злых чар»).

Английский журнал Nature, в который профессор Донда послал статью о сварнетике, поместил выдержки из нее в рубрике «Курьезы» с оскорбительным комментарием, где Донду назвали кибершаманом и обыкновенным мошенником.

Несмотря на множество последующих работ профессора, журнал Nature создал ученому прочную репутацию шарлатана. Но, благодаря давлению на Форин Оффис со стороны посольства Лямблии, Донда все же был приглашен на всемирный конгресс кибернетики в Оксфорде.

Здесь профессор познакомил научную общественность с открытым им Законом Донды, в наиболее общем виде представимом так: достаточно очевидно, что маленький компьютер способен сделать с большой программой то же самое, что большой компьютер — с малой программой; но отсюда логически вытекает, что бесконечно большая программа (заклинание) может действовать самостоятельно, то есть без всякого компьютера (а значит — и реализовываться)… Участники конгресса обвинили профессора в том, что чистую воду точной науки он смешал с идеалистической мутью, и прилепили Донде оскорбительный в их глазах ярлык «пророка кибернетического Абсолюта».

Окончательно же дискредитировало Донду выступление доцента Богу Вамогу из Кулахари, который тоже оказался в Оксфорде, поскольку был зятем министра культуры, и представил работу под названием «Камень как движущий фактор европейской мысли». В этой работе речь шла о том, что составной частью в фамилиях людей, которые сделали переломные открытия, часто является слово «камень», что видно, к примеру, из фамилии величайшего физика (ЭйнШТЕЙН), великого философа (ВитгенШТЕЙН), великого кинорежиссера (ЭйзенШТЕЙН). В той же мере это касается писательницы Гертруды СТАЙН и философа Рудольфа ШТЕЙНера. В биологии Богу Вамогу привел пример основоположника гормонального омоложения ШТЕЙНаха и, наконец, не преминул добавить, что Вамогу по-лямблийски значит не более не менее как «камень всех камней».

Поскольку доцент всюду ссылался на профессора Донду и свою каменную генеалогию называл «сварнетически имманентной составляющей сказуемого ‘быть камнем’», журнал Nature в очередной заметке представил его и профессора в виде двух сумасшедших близнецов.

Но вот, несколько лет спустя после памятного оксфордского конгресса, лямблийский министр культуры, часто и с удовольствием путешествующий по миру в окружении домочадцев, по случаю оказался в столице княжества Московия, одного из осколков развалившейся Северной Византийской империи. Здесь на доцента Богу Вамогу вышли эмиссары местных «сумасшедших близнецов» из столичного университета — профессоров-математиков Носенко и Фоменского, создавших собственную междисциплинарную науку под названием «новая хронология».

Применяя компьютерные методы анализа, концептуально весьма сходные со сварнетикой А.Донды, эти ученые провели тщательный статистический анализ исторических летописей и неопровержимо доказали, что хроники всех мировых культур — это вольный пересказ великой истории русского народа, растасканной всеми остальными на фрагменты, которые затем были адаптированы в соответствии с национальными традициями. Трансформация имен и названий происходила обычно по простой схеме — через сохранение ключевых консонант-согласных и модификацию гласных.

Так, например, казачий атаман по кличке Батя, совершавший лихие мародерские набеги на соседей, стал татаро-монгольским ханом Батыем. А баран, священное животное праславян, стало верховным божеством Ра у древних египтян, которые «Ба Ра» или «душу Ра» так и рисовали в виде бараньей головы.

Понятно, что за всеми этими построениями вполне отчетливо маячило сварнетическое кибершаманство. Но особо по душе лямблийскому доценту пришлась «фрактально-историческая» теория Симурга, отставного полковника секретной спецслужбы Московии и наиболее радикального последователя Носенко-Фоменского, а одновременно — адепта каменной генеалогии Богу Вамогу и сварнетики Донды.

Читать «Сад камней профессора А.Донды» далее

Как пишется мощная фантастика: оккультная сторона занятия

(Сентябрь 2019, idb)

Всякий даровитый писатель-фантаст – это непременно визионер, отчасти уже живущий в каких-то из многочисленных вариантов нашего будущего. Или же прошлого. А порой и в альтернативах настоящего. На разных примерах интересно проследить, каким образом визионеры туда попадают…

Случилось так, что в содержании двух предыдущих публикаций – «О скрытой стороне жизни математика Воеводского»  и «О реальности как голографическом симуляторе» – имеется весьма любопытное пересечение в лице знаменитого писателя-фантаста по имени Филип Киндред Дик.

В интервью Владимира Воеводского о его многочисленных и разнообразных контактах с миром духов или «незримых разумов» имя Филипа Дика не упоминается ни разу. Хотя в ветках обсуждений-комментариев Дик появляется, конечно же. Потому что Воеводский достаточно подробно рассказывает о тех играх и манипуляциях, которыми заняты эти разумы, разнообразно воздействуя не только на мысли и поступки людей, но и на жизнь человечества в целом.

В частности, математик рассказывает о звучавших в этом контексте терминах «всемирная система» (контроля над людьми) и «игра, хозяйкой которой является страх».

Ну а писатель-фантаст Филип К. Дик, соответственно, это ярчайший пример того, как может выглядеть жизнь известного человека, хорошо осведомленного о скрытых сторонах нашей реальности, похожей на чью-то ещё игру-симуляцию. Точнее, человека, не только одержимого своими страхами и прорывами к правде о контроле, но и самого пытающегося участвовать в этой игре активно и осмысленно. Можно сказать, что он вообще не делал особых различий между существенно разными мирами, в которых пребывало его беспокойное сознание, то просто беседуя с голосами в голове, а то и целиком погружаясь в видения и галлюцинации.

И без того обладая неустойчивой психикой, Дик немало экспериментировал с химическими веществами, изменяющими сознание, и по всем общепринятым в социуме и медицине критериям не раз демонстрировал признаки человека, у которого очевидно и капитально съехала крыша. В повседневном обиходе таких персонажей нередко называют сумасшедшими наркоманами…

Существенный нюанс заключался в том, что Филип Дик был большим писателем и визионером со множеством дискомфортных, часто пугающих, но действительно глубоких идей. Которые не только оказали сильнейшее влияние на всю последующую фантастику, но и определенно уже находят множество воплощений в нынешней реальной жизни.

Читать «Как пишется мощная фантастика: оккультная сторона занятия» далее

Гриб Ленин из библиотеки Шекспира

(Май 2019, idb)

Наука прекрасна и бесподобна в своей убедительности – когда честно опирается на факты и логику. Если же наука манипулирует фактами и логикой в чьих-то идеологических или политических интересах, то получается более или менее убедительное враньё. Или же дико смешная чепуха – если имеется чувство юмора, конечно…

Одна из главных в США газет, «Вашингтон Пост», в своем еженедельном книжном обозрении решила в очередной раз обратиться к неисчерпаемой теме шекспироведения («Who art thou, Shakespeare?» by Michael Dirda, The Washington Post, May 22, 2019). Ибо индустрия шекспирианы работает постоянно, вокруг неё по-прежнему кормится немалое число исследователей, серьезных и не очень, а потому и огромная гора трудов, посвященных наследию Шекспира, стабильно прирастает всё новыми и новыми их произведениями.

Нынешний газетный обзор посвящен двум новым книгам существенно разного рода. Книга первая, «Как Шекспир был сделан классикой», это добротный и обстоятельный разбор шекспировских текстов от профессионального и весьма авторитетного литературоведа, оксфордского профессора Джонатана Бэйта (Jonathan Bate, «How The Classics Made Shakespeare», Princeton). Бэйт занимается анализом исключительно текстов и ни в малейшей степени не сомневается, что автором их действительно был Уильям Шекспир. То есть актер одного из лондонских театров, фамилия которого фигурирует в качестве автора произведений, наиболее знаменитых в мире среди всей английской литературы.

С позиций строгих научных критериев, однако, взаимосвязь между актером Шекспиром и автором шекспировских произведений совершенно не очевидна. Более того, у историков и прочих исследователей этой темы имеется немало фактов, прямо или косвенно указывающих на то, что актер Шекспир на самом деле НЕ являлся автором всех тех произведений, что подписаны его именем.

Подмена имени реального автора или группы авторов – вещь в литературе весьма распространенная, как известно, и достоверных примеров подобных мистификаций можно привести сколько угодно. В случае Шекспира, однако, споры вокруг реального авторства и возможных мотивов для подмены имени ведутся уже почти четыре сотни лет. И пока что в официальной науке нет никаких признаков окончательного и убедительного решения этого вопроса.

Именно по этой причине куда больший интерес вызывает вторая книга, представленная в обзоре: «Библиотека Шекспира. Разгадывая величайшую загадку в литературе» от Стюарта Келлза (Stuart Kells, «Shakespeare’s Library. Unlocking the Greatest Mystery in Literature,» Counterpoint). Работа подготовлена не обычным пытливым литератором, но австралийским профессиональным историком, специализирующимся на истории книготорговли и библиотечного дела в соответствующий период европейской истории. То есть в потенциале, по крайней мере, обещает предоставить нечто содержательное и прежде неизвестное вокруг столь волнующей для многих темы.

Начинается книга Келлза действительно многообещающе – с честного перечисления фактов, достоверно известных современной науке о творческом наследии актера и реального человека Шекспира:

Все драматурги современники Шекспира, такие как Фрэнсис Бомонт, Томас Деккер, Джон Флетчер, Роберт Грин, Томас Хейвуд и Бен Джонсон, все они оставили после себя пьесы в виде рукописей. При этом до сих пор не обнаружено ни одной из рукописей Шекспира.

Никто из друзей и знакомых Уильяма Шекспира не оставил никаких описаний его библиотеки. Нет у историков никаких записей и о том, куда эта библиотека могла разойтись после его смерти. В многостраничном завещании Шекспира нет ничего ни о книгах, ни о его рукописях. Фактически, в завещании нет вообще никаких признаков ни его литературной деятельности, ни даже того, что он был грамотным человеком…

Зачин для книги, как видим, автором-историком сделан однозначно хорошо – потому что факты поданы объективно и по существу. Для правильного подвода к теме очень важно зафиксировать реальные расклады с фактическим материалом. Среди имеющихся документов, прямо связывающих актера и автора, у серьезной науки есть только печатные книги той эпохи, где автором указан Шекспир. Но нет НИЧЕГО, документально подтверждающего, что актер Уильям Шекспир действительно являлся автором шекспировских произведений.

Книга Стюарта Келлза, впрочем, совершенно не об этом. Ибо автор ничуть не сомневается, что Шекспир – это Шекспир.

Поэтому сразу же вслед за вводными словами Келлза-историка начинаются рассуждения Келлза как «литератора-шекспироведа». Который на основе перечисленных фактов делает умозаключение такого рода. Раз произведения Шекспира определенно указывают на то, что их автор много и плодовито работал с книгами-источниками, значит, у него непременно должна была быть своя библиотека. Так куда же она всё-таки подевалась?

И коль скоро вопрос этот представляется автору глубоким и содержательным, вокруг него Стюарт Келлз и решает затеять очередное – своё собственное – расследование. Масштабные и тщательные изыскания для прояснения «одной из самых великих загадок мировой литературы»…

Читать «Гриб Ленин из библиотеки Шекспира» далее

Обман как основа государства, самообман как основа мировоззрения

(Март 2019, idb)

Людям повсюду и упорно навязывается крайне странный подход к устройству всех дел. Чтобы реальная картина не интересовала вообще никого, чтобы Истина в принципе не соответствовала Правде, а правдой чтобы назывались разные формы лжи…

Одно за другим, с интервалом ровно месяц, в Вашингтоне и Москве имели место два примечательных события, отчетливо связанных общей темой. Тема эта стара как мир и носит название ОБМАН. Ну а нынешнее к ней обращение примечательно по той причине, что теперь уже становится нормой вполне открыто и прямо признавать такие вещи, которые прежде стыдливо умалчивались или хотя бы «для приличия» прикрывались секретностью.

Читать «Обман как основа государства, самообман как основа мировоззрения» далее

Большая наука в поисках Главного Вопроса

(Март 2019, idb )

Элита теоретической физики задумалась над отысканием Вопроса, потерянного наукой почти столетие тому назад. Есть повод переиздать «Краткую историю нашей глупости»…

Респектабельный американский журнал The New Yorker, уже третий век публикующий для читателей-интеллектуалов содержательные материалы на самые разнообразные темы жизни, недавно решил осветить на своих страницах и насущные проблемы фундаментальной теоретической физики.

Соответствующая статья была подготовлена Натальей Волховер, весьма компетентной в подобных темах журналисткой, занимающей пост редактора и ведущего обозревателя в Quanta Magazine. То есть в одном из наиболее качественных для нынешнего интернета веб-изданий, специализирующихся на популярном освещении достижений и новостей с передовых рубежей науки.

Статья у Волховер, лично знакомой чуть ли не со всеми светилами современной физики, обитающими в США, вышла довольно любопытная и получила интригующее название «Теория Всего другого рода» (A Different Kind of Theory of Everything. By Natalie Wolchover, The New Yorker, February 19, 2019).

Но прежде чем переходить к содержательной сути этой публикации, имеет смысл обратить внимание на нечто совершенно иное. И задаться для начала таким вопросом. Какая может быть связь между новейшей инициативой Ливерхьюмского Центра будущего интеллекта, запускающего ныне «Олимпиаду Животные-ИИ» (о чем был рассказ в прошлой статье), и глубочайшим кризисом у теоретиков, работающих в области фундаментальных основ физики с мечтами о создании Теории Всего?

На первый взгляд, связи тут нет совершенно никакой. Однако, если присмотреться к обеим темам чуть более пристально, то проступают весьма странные и удивительные вещи. В очередной раз напоминающие о древней концепции Unus Mundus, то есть «Мира Единого», – где всё и со всем постоянно сцеплено незримыми взаимосвязями…

Читать «Большая наука в поисках Главного Вопроса» далее

Обманы памяти и ложь мемуаров

(Май 2018, НБКР)

«Если выкинуть из истории всю ложь, то не факт, что останется одна только правда. Может оказаться и так, что в итоге не останется ничего.» Давний афоризм от мудрого человека по имени Станислав Ежи Лец сегодня определенно имеет смысл вспоминать почаще.

Среди текстов сайта kiwi arXiv, так или иначе соприкасающихся с историей человечества, включая историю культуры и науки, неизменно присутствует одна и та же сквозная тема. Сформулировать которую можно примерно так:

Практически всё из того, что обычно считается реальными историческими событиями, на самом деле происходило иначе, нежели об этом принято рассказывать – будь то официально, или же в личных мемуарах современников. Причем «иначе» означает тут не различия в точках зрения, а куда более глубокую разницу, искажающую саму суть реальных фактов.

И что особо существенно, искажением фактов вольно или невольно занимаются практически все. И практически всегда. Потому что так устроены люди, и так устроена наша память.

Когда дело касается потоков лжи официальной – или иначе, идеологически выгодной «пост-правды» – то её выявлять и демонстрировать сравнительно несложно. Достаточно раздобыть показания свидетелей и документы отчетов-расследований, подготовленные сразу по следам масштабных событий, затронувших многих людей.

Но вот что касается «обманов памяти» в личных мемуарах – спустя годы и десятилетия предоставляющих еще одну важную основу для восстановления реальных исторических фактов – то здесь отлавливать доказуемую неправду обычно дело более хлопотное. Для этого надо иметь либо несколько перекрестных свидетельств от других участников тех же самых – отнюдь не масштабных – событий, либо сырые записи в дневниках или письмах авторов, где интересующие события фиксировались непосредственно в то время, когда они происходили.

Сопоставление разительных отличий в такого рода свидетельствах – это в высшей степени поучительное занятие. Ярко и наглядно демонстрирующее, до какой степени могут быть недостоверны воспоминания в мемуарах людей, оказавшихся непосредственными участниками и свидетелями тех или иных исторических событий…

Повод для скомпилированной здесь подборки текстов-сопоставлений на данную тему предоставила совсем свежая документальная книга от Фримена Дайсона [FD]. Патриарха мировой теоретической физики и по совместительству весьма самобытного философа-надомника. Плюс к тому, человека, которому по жизни довелось близко общаться и дружить со множеством знаменитейших ученых XX века. А попутно сумевшего еще и подробно описать внушительную часть из того, что вокруг него происходило.

Самое же ценное в новой книге Дайсона – это то, что перед нами здесь НЕ очередные мемуары от весьма и весьма пожилого человека, сохраняющего ясный разум на подходе к 100-летнему возрасту. Некоторым интригующим образом у него получились свежие документальные описания событий, происходивших от 80 до 40 лет тому назад. И хотя это нельзя называть дневниками, в книге собраны такие записи, которые методично фиксировали события в тот момент, когда они происходили. Плюс авторские комментарии из дня сегодняшнего, поясняющие или корректирующие фактические ошибки-неточности, допускавшиеся автором в сырых записях.

Но прежде чем рассказывать, как это всё Дайсону удалось – многие десятилетия сохранять в тайне столь ценный архив даже от историков науки (что и само по себе есть занятный сюжет) – пора уточнить, что нас здесь все же интересует несколько иная тема, а именно «ложь в мемуарах». Поэтому для вступления в тему с нужной стороны привлечем именно мемуары – от другого автора и тоже самобытного философа-надомника. В литературном мире наиболее известного как писатель-фантаст и одна из половин знаменитейшего тандема «братья Стругацкие».

Читать «Обманы памяти и ложь мемуаров» далее