Эдвард Виттен как Гаусс сегодня

( Сентябрь 2021, idb.kniganews )

Великие учёные, как известно, часто выступают двигателями прогресса человечества. Но порой бывает и так, что двигатель работает в качестве тормоза…

В один из последних дней прошедшего лета, а именно 26 августа 2021, в очевидной независимости друг от друга произошли два примечательных события, тесно связанных с именем и научным творчеством Эдварда Виттена. Авторитетнейшего математического физика, лауреата множества всяческих престижных наград и просто широко известного учёного, последнюю четверть века чаще всего представляемого публике в СМИ как «самый выдающийся теоретик среди ныне живущих».

Но вот 26 августа нынешнего года Эдварду Виттену исполнилось ровно 70 лет – а в средствах массовой информации почему-то не появилось ни одной статьи по этому поводу. То есть вообще ничего, ни единой публикации. Хотя в мире учёных, что не секрет, обычно любят отмечать круглые даты своих патриархов, справедливо усматривая в таких торжествах весьма подходящий повод для популяризации достижений науки.

Своеобразное объяснение этому странному тотальному молчанию прессы предоставляет совершенно, казалось бы, другое событие 26 августа. Выкладывание в онлайн на сайте Издательства Кембриджского университета их новой – и толстенной – книги-сборника под названием «Разговоры о квантовой гравитации» (Conversations on Quantum Gravity. Edited by Jácome (Jay) Armas. Cambridge University Press. 2021).

Суть этой примечательной книги, собравшей под своей обложкой тексты бесед редактора-составителя с 37 из наиболее авторитетных в мире специалистов-теоретиков, можно выразить всего в нескольких фразах. Тема «квантовой гравитации», то есть согласованного объединения двух главных основ современной физики, квантовой теории частиц и общей теории относительности (теории гравитации) Эйнштейна, – это архиважная проблема науки на протяжении, считай, уже почти сотни лет. С тех пор, фактически, как созрели и оформились две главные теории физиков, продемонстрировав сильно озадаченным учёным свою взаимную математическую противоречивость.

Несмотря на гигантские усилия теоретиков по согласованию основ в фундаменте, проблема «квантования гравитации» на сегодняшний день так и остаётся никак не решённой. Поэтому вокруг неё и поныне продолжают вестись разной глубины и продолжительности беседы авторитетов, обсуждающих преимущества и недостатки конкурирующих теорий. Непременным участником подобных дискуссий почти всегда оказывается и Эдвард Виттен, давно и совершенно однозначно сделавший все ставки на теорию струн.

Именно на этом, собственно, он категорично настаивает и в интервью, данном для нового кембриджского сборника «Разговоры о квантовой гравитации». В отличие от бесед с другими учёными, занимающими по 15, 20, а то и 30 страниц книги, интервью с Виттеном уместилось всего на одной страничке (page 698). И символично завершает весь этот сборник – как «раздел номер 37», а также и своего рода итог от «самого выдающегося теоретика нашего времени»:

Вопрос: Из-за отсутствия экспериментальных данных [обычно позволяющих сравнивать достоинства и недостатки конкурирующих теорий], ныне имеется множество разных подходов к квантованию гравитации. Какой из этих подходов, по вашему мнению, ближе всех к подлинному описанию природы – и почему?

Виттен: Я бы сказал, что уже сама предпосылка вашего вопроса несколько вводит в заблуждение. Теория струн – это единственная из всех идей о квантовой гравитации, где имеется действительно содержательное наполнение. Одним из отчётливых признаков этого является то, что когда у конкурентов появляются интересные идеи (некоммутативная геометрия, энтропия чёрных дыр, теория твисторов), то все они раньше или позже поглощаются как часть теории струн…

Для тех, кто смутно ориентируется в современных раскладах на специфическом поле битвы теоретиков, разрабатывающих разные версии «квантования гравитации», здесь будет по всему полезен содержательный – хотя и подчёркнуто не-нейтральный – комментарий  другого специалиста (Питера Войта) относительно подобных заявлений как от Виттена, так и от многих других струнных авторитетов:

Грубо говоря, все они утверждают примерно одно и то же:

На самом деле мы не знаем толком, что же это такое – теория струн. Мы знаем лишь то, что это «структура каркаса» (framework), включающего в себя КТП (квантовую теорию поля) и многое, многое другое. С опорой на этот математический каркас ничего предсказывать для физики мы сейчас не можем, так же, как не видим и никаких возможных путей для предсказывания хоть чего-нибудь в будущем. Однако сама теория струн – это успешная теория квантовой гравитации, в отличие от всех теорий наших конкурентов. И нет никаких разумных причин для того, чтобы люди работали над чем-либо ещё…

Хотя суть их позиции сформулирована здесь со всей возможной иронией и язвительностью оппонента, возразить по существу струнным апологетам тут в общем-то нечего. Никто из них действительно понятия не имеет, как же пристроить их мощный и математически замечательный «каркас» к наблюдаемой физике окружающего мира.

Более того, на недавней ежегодной конференции «Струны-2021» даже в выступлении самого Эдварда Виттена прозвучало нечто весьма созвучное:

Что это такое – струнная теория?
Просто поразительно, так много знать о теории, но при этом ощущать, однако, что не имеешь ни малейшего представления, чем она в действительности является…

После подобных заявлений от одного из главных предводителей теории струн несложно, наверное, постичь, что эта «успешная теория», активно разрабатываемая уже свыше полусотни лет, пребывает ныне в очевидном и весьма глубоком кризисе. Как выбираться из которого, никто сегодня не представляет, если признать по-честному. А потому и празднества в честь 70-летия Виттена в таких условиях выглядят как-то не очень уместно, выражаясь помягче…

Что же представляется здесь абсолютно уместным, так это повнимательнее присмотреться к богатейшему научному наследию Эдварда Виттена. И увидеть там, для начала, комплекс важных идей, по разным причинам и в разное время отложенных им отчего-то в сторону.

А кроме того, увидеть и нечто ещё куда более важное: что именно эти вещи при верном их сопряжении прямиком ведут науку к действительно верной картине квантовой гравитации – пусть и не под знаменем теории струн.

Причём там же, в комплексе недооценённых и ждущих своего часа идей, что любопытно, обнаруживаются примечательные параллели между научным творчеством Виттена и биографией «короля математиков» Карла Фридриха Гаусса (1777-1855).

Читать «Эдвард Виттен как Гаусс сегодня» далее

Главная догма – и беда – космологии

( Август 2021, idb.kniganews )

Респектабельный профессор физики, также известный как популяризатор науки, опубликовал очередную книгу. Рассказывающую, казалось бы, о давних дебатах вокруг важной и сугубо научной проблемы. В итоге, однако, получилась у профессора история о твёрдой вере современных учёных в догму Большого Взрыва. Книга о науке как религии, иначе говоря.

Называется новая книга так: «Вспышки творения: Георгий Гамов, Фред Хойл и великий спор о Большом Взрыве» (Paul Halpern. «Flashes of Creation: George Gamow, Fred Hoyle, and the Great Big Bang Debate». Basic Books, 2021). Автор работы Пол Хэлперн – видный американский профессор, выпустивший уже полтора десятка научно-популярных книг, рассказывающих о современной физике и переведённых на кучу иностранных языков, включая русский.

На то, что имеющее сильный религиозный оттенок слово CREATION (Творение) появилось в названии новой книги далеко не случайно, отчётливо указывают уже первые абзацы авторского вступления:

Введение: Поиски происхождения всего

[…] Вопрос о происхождении всего в этом мире имеет долгую историю. Существовала ли вселенная всегда и извечно? Или же у неё было начало? Создание всей материи и энергии происходило медленно и постепенно, или же всё появилось сразу – в единственной вспышке?

Задолго до того, как исследовать их всерьёз взялись учёные космологи, вопросы эти были областью интересов богословов и философов. Достаточно выбрать (или родиться в) свою религию – и этим оказывается определена ваша предпочтительная космогония.

Во многих из древних систем верований, таких как индуизм, даосизм, в религиях вавилонян и греков (во времена Платона), также как и в верованиях большинства коренных народов Америки, была принята идея космических циклов. Согласно которой в жизни вселенной ничего и никогда на самом деле не умирает. Смерть одной эпохи с неизбежностью влечёт за собой рождение эпохи новой.

С другой стороны, в религиях авраамических – иудаизме, христианстве, исламе – принята идея о всеобщем и едином моменте творения мира в некоторой точке прошлого. Этот момент творения представляют как рассвет человечества и всех прочих смертных существ – в резком контрасте с концепцией вечного существования бога. Подобно жизням всех тех, чья судьба стареть, дряхлеть и умирать, эта однонаправленная линейная схема времени ведёт начало от ясного и славного момента рождения…

Трудно сказать, откуда автор в своём рассказе об идеях мировых религий почерпнул именно такие выражения – про начало всего «от ясного и славного момента рождения», – но совсем несложно увидеть, что именно в таком ключе выстроен у него в книге весь рассказ про закрепление в науке догмы о Большом Взрыве как о начале истории вселенной…

Читать «Главная догма – и беда – космологии» далее

Бэкон, Tempest и книга Картье, часть 9

( Август 2021, idb.kniganews )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни книгу от генерала-криптографа Франсуа Картье – про тайную зашифрованную автобиографию Фрэнсиса Бэкона. В этой части – рассказ о важной роли шифра Бэкона в одной из самых секретных технологий спецслужб. Предыдущие части сериала: # 1  # 8 .

Конец 2014 и начало 2015 года в Вашингтоне оказались отмечены в высшей степени странной и озадачивающей выставкой. Местом её проведения была Шекспировская библиотека Фолджера (богатейшее в мире собрание первых изданий Шекспира и литературы о той эпохе), а называлось мероприятие так: «Декодируя Возрождение: 500 лет кодов и шифров» .

Крайне странным здесь было то, что в качестве центрального героя выставки оказался выбран Уильям Ф. Фридман. Звёздного статуса авторитет американской криптологии XX века, не имевший, однако, никаких ярких заслуг в делах «декодирования шифров эпохи Возрождения». Более того, именно У.Ф. Фридман и его столь же криптографическая жена Элизебет Смит Фридман особо знамениты тем, что очень настойчиво доказывали полное отсутствие шифрованных посланий в книгах шекспировской эпохи.

То есть уже сам факт выбора такого персонажа в качестве центра выставки, посвящённой шифрам Ренессанса, должен был бы сильно озадачить любого человека, мало-мальски знакомого с историческим анти-вкладом Фридмана (и его супруги) в эту богатую и интереснейшую, спору нет, тему.

Главные американские газеты, Вашингтон Пост  и Нью-Йорк Таймс, впрочем, это озадачивающее обстоятельство не смутило ни в малейшей степени. Так что их статьи, посвящённые данной выставке, приняли её концепцию как должное и совершенно отчётливо сфокусировались именно на выдающихся криптографических талантах Уильяма Фридмана – гения американской криптологии и одного из главных отцов-основателей АНБ США.

Неожиданным, но вполне подобающим символом этого странного подхода к тайнам эпохи Ренессанса стал и «главный экспонат» выставки (предоставленный на время начальниками АНБ из фондов его Музея криптологии). Суперсекретный до недавних пор шифратор SIGABA – детище криптогения Фридмана, служившее наиболее надёжным средством защиты связи для вооружённых сил США в 1940-50-е годы.

Читать «Бэкон, Tempest и книга Картье, часть 9» далее

Программа Клиффорда как рубеж и перспектива

( Август 2021, idb.kniganews )

Один добрый человек раздобыл и прислал книгу. Хорошую биографическую книгу, лет двадцать тому назад выпущенную в Англии. Никогда, может, и не попадавшую в списки бестселлеров, но очень полезную для понимания интересной ситуации в современной науке.

Название книги в переводе на русский звучит примерно так: «Вот два серебряных потока: История Уильяма и Люси Клиффордов, 1845-1929» (Such Silver Currents: The Story of William and Lucy Clifford, 1845-1929. By Monty Chisholm. Lutterworth Press, 2002).

Пара «таких серебряных потоков» – это, понятное дело, жизни двух замечательных людей, пересёкшиеся и слившиеся в жизнь одну всего лишь на четыре года, с 1875 по 1879. Когда Уильям и Люси Клиффорды поженились, завели детей и сделали свой гостеприимный дом одним из самых интересных в Лондоне центров духовного общения для учёных, писателей и прочих интеллектуалов.

В печальном 1879 году, как известно, гениальный математик Уильям Кингдон Клиффорд скончался в возрасте 33 лет. Оставив жену с двумя их маленькими дочками фактически без средств к существованию. Сильная и умная женщина Люси Клиффорд, однако, сумела не только выжить, но и стать весьма заметной в своей стране писательницей. Обеспечив литературным творчеством как достойную жизнь для семьи, так и очень обширный круг общения. На всем протяжении своего 50-летнего вдовства она была постоянным другом и собеседником для множества знаменитейших деятелей культуры Великобритании.

Оставшийся после этих двух выдающихся жизней богатый архив писем и бумаг, бережно сохранённый в семьях потомков, послужил основой для книги – как парного биографического портрета Клиффордов. При этом следует сразу подчеркнуть, что это ПЕРВАЯ (и она же пока последняя) в истории биографическая книга о великом учёном и мыслителе по имении Уильям Кингдон Клиффорд.

Проблема же с данной работой в том, что автор – то есть написавшая эту примечательную книгу Монти Чисхолм – является исследователем-гуманитарием. Иначе говоря, компетентного, содержательного и одновременно популярно изложенного рассказа о масштабах великого научного наследия Клиффорда от такой биографической книги ожидать просто не приходится.

С другой стороны, мужем и многолетним соратником в изысканиях Монти был математик Рой Чисхолм. Который помог, как мог, восполнить отсутствие у автора физико-математических знаний – написав заключительную главу книги с кратким профессиональным обзором научных достижений Клиффорда.

А кроме того, имея связи в высших сферах математической науки, Рой Чисхолм сумел привлечь к изданию книги знаменитейших в этой области людей – Майкла Атью и Роджера Пенроуза. Согласившихся написать вводное «Предисловие» и заключительное «Послесловие», соответственно.

Наконец, поскольку книга о Клиффордах вышла в самом начале столетия и почти одновременно с другой примечательной математической книгой, где автором предисловия также является Майкл Атья, а автором одной из обзорных статей Роджер Пенроуз, имеет смысл упомянуть здесь и эту работу: «Математика: рубежи и перспективы» (Mathematics: Frontiers and Perspectives. By International Mathematical Union, 2000).

С какой именно целью в историю про Клиффорда включен и этот большой сборник (Клиффорда не упоминающий вообще), разъяснения будут предоставлены ближе к финалу. Основную же часть дальнейшего рассказа предоставляет «Послесловие» Роджера Пенроуза к книге Чисхолм о «Серебряных потоках».

Обнаружить этот текст для ознакомления в интернете не удаётся ни в оригинале, ни в переводе тем более. А поскольку текст представляется весьма важным, имеет смысл дать здесь его перевод на русский (в немного поджатом виде, краткости ради пропустив подробности теорем).

Читать «Программа Клиффорда как рубеж и перспектива» далее

Бэкон, магия и книга Картье, часть 8

( Июль 2021, idb.kniganews )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни книгу от генерала-криптографа Франсуа Картье – о тайной зашифрованной автобиографии Фрэнсиса Бэкона. В этой части показаны отчётливые взаимосвязи между магической наукой Бэкона и криптоанализом спецслужб. Предыдущие части цикла: # 1 , # 2 , # 3 , # 4 , # 5 , # 6 , # 7 .

Метод засекречивания информации, изобретённый Фрэнсисом Бэконом, получил от него название Omnia Per Omnia, то есть шифрование «всего через всё» в переводе с латыни. Из собственных трудов Бэкона известно, что сам он расценивал свой метод тайнописи чрезвычайно высоко.

Из других источников – пусть менее знаменитых, но ничуть не менее надёжных – достоверно известно, что столь же высоко расценивал этот шифр и Уильям Ф. Фридман, главный криптограф АНБ США и один из отцов-основателей современной научной криптологии.

Давно уже не является тайной и то, что собственно шифром огромный интерес Фридмана к бэконовскому наследию отнюдь не ограничивался. Хотя профессиональное вхождение молодого учёного-генетика в область криптографии происходило именно благодаря засекреченным текстам Бэкона и работам по их дешифрованию, в не меньшей степени повлияла на Фридмана и весьма особенная бэконовская философия науки.

В частности, знаменитое изречение Бэкона «Знание – это сила» (Knowledge is Power) стало для Фридмана, по сути дела, главным девизом всей его крипто-шпионской жизни и деятельности. Под этим девизом – зашифрованным методом Бэкона в поворотах голов офицеров на выпускной фотографии – Фридман обучал свой первый большой курс военных криптографов в 1918 году. И под этим же девизом – выбитом на могильном камне и спрятавшем в себе его собственные инициалы WFF тем же бэконовским шифром – Фридман отошёл в мир иной в 1969.

(Увеличенный вариант снимка 1918 г см. тут)

Содержательные подробности на данный счёт можно найти в большом расследовании «Тайны криптографической могилы». Для целей же расследования нынешнего особо интересный результат этого полустолетнего увлечения Фридмана специфической философией Бэкона сводится к тому, что один из самых знаменитых криптографов XX века каким-то образом умудрился стать и главным могильщиком великого для исторической науки открытия. То есть открытия большущего массива тайных посланий, зашифрованных для потомков в книгах XVI-XVII веков самим Бэконом и людьми его круга.

Для понимания того, отчего именно Фридман по сути идеально подошёл на эту неблагородную и неблагодарную роль, необходимо знать несколько для кого-то неожиданных в данном контексте, но одновременно и очень важных вещей. Знать, во-первых, какое место занимала в философии Бэкона магия. Во-вторых, знать, какого рода вещи называл магией Фридман. И в-третьих, хотя бы в общих чертах представлять, отчего магией сегодня занимаются в науке секретной и одновременно поносят её как «предрассудки и суеверия» в науке открытой…

Начинать (и заканчивать) разъяснения, понятное дело, следует с Фрэнсиса Бэкона. С того, в чём была суть его научной философии, что он понимал под магией, почему считал её важным компонентом науки, но открыто об этом не говорил. И каков, наконец, во всей данной картине глубинный смысл его знаменитого афоризма «Знание это сила» .

Читать «Бэкон, магия и книга Картье, часть 8» далее

Бэкон, Паули и книга Картье, часть 7

( Июнь 2021, idb.kniganews )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни книгу от генерала-криптографа Франсуа Картье – о тайной зашифрованной автобиографии Фрэнсиса Бэкона. В этой части расследования обнаруживаются примечательные параллели данной истории с умолчаниями и секретами науки вокруг Вольфганга Паули. Предыдущие части цикла:  # 1 , # 2# 3 , # 4 , # 5 , # 6 .

Фактов и документов, представленных в предыдущих частях, уже вполне достаточно для следующих выводов.

У современной науки имеется всего два бесспорно авторитетных – и при этом диаметрально противоположных в своих выводах – заключения от профессионалов-криптографов по проблеме шифрованных посланий в книгах Бэкон-Шекспировской эпохи. В одном заключении – от французского генерала Картье – совершенно однозначно подтверждаются как многочисленные факты наличия бэконовских шифртекстов, так и общая верность их дешифрования. В заключении же другом – от супругов Фридманов – существование тайных криптопосланий в печатных книгах XVI-XVII веков отрицается тотально и в принципе.

Имеются, однако, очень сильные свидетельства тому, что жёсткое и категоричное отрицание американских криптографов выстроено на основе умышленно сфабрикованной неправды. На основе, иначе говоря, не только умолчаний о заведомо известных Фридманам деталях и обстоятельствах, подрывающих их позицию, но и на основе документально доказуемой лжи, скрывающей факты личного активного участия супругов Фридманов в делах по дешифрованию бэконовских шифров в старинных книгах.

В подобных условиях не только профессиональным юристам или криптографам, но и всем обычным людям, имеющим общее представление о том, чем ложь отличается от правды, совсем несложно было бы сделать вывод, какой из сторон в этом весьма уже давнем споре экспертов следует доверять.

Факты нашей странной жизни и истории таковы, однако, что споры авторитетных экспертов-криптографов были преднамеренно устроены тут не только в заочной форме, но и с заранее намеченным итогом. Ибо сначала супруги Фридманы терпеливо дождались, когда престарелый генерал умрёт, наконец, утратив возможности что-либо возразить им в ответ, а уже потом весьма оперативно выпустили свою собственную книгу с тотальным отрицанием выводов Франсуа Картье.

Работа Фридманов сразу же по выходу в середине 1950-х была воздвигнута на пьедестал почёта, осыпана наградами литературоведов, театроведов и прочих шекспироведов, а про возмутительно неудобную для всех книгу Картье поспешили тут же забыть. И с тех пор решительно не желают о ней вспоминать – вплоть до сегодняшнего дня…

Легко постичь, отчего работа Франсуа Картье, где компетентно, доказательно и – главное – проверяемо Фрэнсис Бэкон подтверждается в качестве автора шекспировских произведений, оказалась абсолютно неприемлемой для Мифологии Шекспирианы и для великого множества специалистов, эту мифологию плодотворно окучивающих уже четвёртое, считай, столетие.

Несколько труднее понять, отчего и все прочие деятели академической науки – вроде историков, философов, физиков и прочих исследователей твёрдого естествознания (вроде криминалистов, к примеру) – все они очевидно предпочли тоже встать на шаткие и неубедительные позиции шекспироведов, демонстрируя полную солидарность с их мифотворчеством. То есть учёные упорно предпочитают «не видеть» одного и того же автора за бэконовскими и шекспировскими текстами. Хотя личность и творчество Фрэнсиса Бэкона по своему масштабу занимают очень заметное место не только в истории XVII века, но и в истории мировой культуры, науки и философии в целом. А обнаруженный криптографами большой и неосвоенный пласт важных документов в книгах той эпохи открывает воистину ценнейший клад новых знаний не только о Бэконе, но также о многих других заметных людях и важных событиях нашего прошлого.

Так почему же академическая наука не проявляет вообще никакого интереса к книге генерала Картье, предпочитая абсолютно некритически и полностью доверять «экспертным заключениям» из фабрикации от супругов Фридманов?

Ожидать внятного ответа учёных на этот риторический вопрос вряд ли имеет смысл… Но вот в чём смысл есть определённо, так это в поиске, анализе и сопоставлении аналогичных, но более недавних сюжетов из нашей истории. Ибо ситуация с поразительным отсутствием интереса у науки к многочисленным тайнам вокруг жизни и творчества Бэкона – это, конечно же, далеко не единственный случай строгих религиозных табу для учёных на исследования «запретного».

Кто именно, когда и, что особо интересно, почему эти табу устанавливал – никому толком не ведомо. Однако сопоставление примечательно схожих моментов и параллелизмов в жизнеописаниях ключевых героев позволяет не только выявлять тут отчётливые закономерности и общие механизмы происходящего. Но кроме того – и это самое главное – становится ясно видно, насколько существенно расчистка тёмных мест в истории науки изменяет общую картину нашего понимания природы… Ибо изменения эти имеют принципиальный характер.

#

Среди множества расследований параллельного проекта «Книга новостей» одной из наиболее глубоко проработанных линий в русле общей темы научных табу является история тайн и умолчаний вокруг знаменитого физика Вольфганга Паули. Поэтому здесь вполне естественно провести (очень краткий) сравнительный анализ жизнеописаний Бэкона и Паули.

Читать «Бэкон, Паули и книга Картье, часть 7» далее

Мифология Шекспириана

( Май 2021, idb.kniganews )

В истории мифа о Шекспире как авторе шекспировских произведений есть много воистину странного и удивительного. То, к примеру, насколько долго и благополучно может жить в умах массовое заблуждение при полном отсутствии доказательств, способных его подкрепить. Или то, в особенности, насколько упорно и энергично люди отвергают достоверные факты, доказывающие ложность их устоявшихся взглядов.

Уильям Шекспир родился в 1564 году и умер в 1616. Это те из немногих бесспорных фактов, которые известны о данном человеке документально и исторически вполне достоверно. Но из этих же несомненных фактов следует, что весной 2021 года не обнаруживается абсолютно никаких «юбилейных» дат, которые можно было бы привязать к биографии Шекспира.

Тем не менее, в мае 2021 один за другим вышли сразу три научно-популярных английских журнала, дружно посвятивших свои красочные статьи творчеству Шекспира, его выдающемуся месту в истории и его окружённой загадками скудной биографии. По давно заведённой традиции в каждой из этих статей отсутствие фактов обильно задрапировано всяческими домыслами шекспироведов и богатой фантазией иллюстраторов.

Здесь, напротив, не будет никаких домыслов и фантазий относительно того, чем мог быть вызван этот залп шекспирианы. И не спровоцирован ли он затеянным здесь проектом по возвращению к жизни уникальной, но давно и старательно забытой всеми книги генерала-криптографа Картье – о тайной автобиографии Фрэнсиса Бэкона как подлинного автора шекспировских произведений…

Вместо этого будет сделано нечто совершенно иное.

Четверть века тому назад, в 1997, издатели альманаха Baconiana, выпускаемого в Англии Обществом Фрэнсиса Бэкона, решили вернуть к жизни другую забытую всеми книгу. Отчасти автобиографическую, отчасти сатирическую, а в целом историко-литературоведческую работу знаменитейшего Марка Твена, носившую название «Умер ли Шекспир???» и вышедшую из печати в 1909 году (став последней из книг, напечатанных при жизни писателя).

По причинам, которые станут вполне ясны далее – вместе с прочтением содержательного фрагмента этой книги – данную работу не принято включать в собрания сочинений писателя. Однако здесь, вслед за издателями «Бэконианы», ничто не мешает выложить перевод соответствующего фрагмента, опубликованного в альманахе.

(Полный перевод этой редкой книги на русский язык можно найти на сайте http://mark-twain.ru/ . Поскольку у историков нет ни одного бесспорного изображения Шекспира, сделанного при его жизни, все приводимые далее иллюстрации – исключительно плоды творческой фантазии художников).

Читать «Мифология Шекспириана» далее

Бэкон, розенкрейцеры и книга Картье, часть 6

( Апрель 2021, idb.kniganews )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни книгу от генерала-криптографа Франсуа Картье – о тайной зашифрованной автобиографии Фрэнсиса Бэкона. В этой части истории проясняются взаимосвязи между Бэконом, обществом розенкрейцеров и Ривербэнкскими лабораториями. Предыдущие части цикла:  # 1 , # 2# 3 , # 4 , # 5 .

Для содержательного проникновения в воистину многоуровневые глубины Бэкон-Шекспировской тайны, как уже подчёркивалось, совершенно необходимы тщательные сопоставления двух важных книг от авторитетных криптологов: «Проблема криптографии и истории» от Франсуа Картье и «Проверка шекспировских шифров» от супругов Уильяма и Элизебет Фридманов. Причём для перекрёстного анализа и отделения истины от неправды, как было продемонстрировано, здесь оказываются очень существенны не только те утверждения, что в книгах содержатся, но и такие факты, которые там отчётливо умалчиваются.

Подобного рода «фигур умолчания» во всей этой истории обнаруживается немало, но сейчас пора затронуть особо среди них примечательную. И сводящуюся к тому факту, что ни генерал Картье, ни супруги Фридманы в своих работах не говорят по сути дела ни слова о тесных взаимосвязях между Фрэнсисом Бэконом и тайным обществом розенкрейцеров. Но что интересно, поскольку анализы и выводы в двух книгах диаметрально противоположны, то и умалчивают они об этом тоже существенно по-разному.

Так, Франсуа Картье в своей работе, полностью посвящённой вынесению на свет тайной биографии Бэкона, прежде неведомой для науки и общества, действительно нигде и никак не упоминает в явном виде о розенкрейцерах. Но поскольку для человека, глубоко погрузившегося в события той исторической эпохи, прямая связь Бэкона со знаменитым тайным обществом никак не могла быть неизвестна, Картье всё же демонстрирует читателям свою осведомлённость – но делает это весьма своеобразно.

На самых последних страницах своей книги он разместил письмо от одного из читателей, совсем молодого юноши по имени Жан Даужа (Jean Daujat), где этот 15-летний подросток даёт собственный «наивно-герметический» вариант расшифровки для загадочной надписи на памятнике Шекспиру, указывающей на Бэкона как автора шекспировских произведений. Решение же своё юноша обосновал такими словами:

Фрэнсис Бэкон принадлежал к Ордену Розенкрейцеров, все криптографические системы которого и герметический символизм основывались на священной арифметике, а теософия – на священных числах 1, 3, 7, 10…

К области строгой научной криптографии, прямо скажем, данная версия расшифровки отношения практически не имеет, однако тот факт, что «даже дети знают о Бэконе как розенкрейцере» цитируемое письмо отражает более чем наглядно. Кроме того, небезынтересно отметить, что в последующие годы Жан Даужа вырастет в авторитетного философа науки и видного представителя французского неотомизма.

Что же касается книги супругов Фридманов, где решительно отвергаются не только подлинность автобиографии Бэкона, но и вообще сам факт наличия бэконовских шифров в древних книгах, то у американских криптологов Бэкон-розенкрейцеровская тема умалчивается в корне иначе. Здесь в разделах, посвящённых сомнительным дешифровальным усилиям бэконианцев XIX века, авторитетные криптографы упоминают, конечно, и часто фигурировавший в тех работах орден розенкрейцеров. Но только лишь для того, чтобы легко и убедительно продемонстрировать ненаучность всех подобных якобы «дешифровок», допускающих практически любые манипуляции с буквами текстов для извлечения предпочтительных для бэконианцев «решений».

Однако в финальных разделах, где книга Фридманов критически исследует те криптоаналитические работы, что проводились уже в XX веке в Ривербэнкской лаборатории полковника Фабиана – причём проводились при личном участии самих Фридманов, – именно здесь о тесных взаимосвязях между Бэконом, розенкрейцерами и Ривербэнком не говорится уже ни единого слова. Хотя факты этих взаимосвязей не только были Фридманам отлично известны всегда и вне всяких сомнений, но и абсолютно надёжно подтверждаются уже в самом названии «Ривербэнкских акустических лабораторий», работающих и поныне…

Предельно наглядное и убедительное доказательство этим утверждениям можно найти, в частности, в одном малоизвестном документе-мемуаре, практически никогда не упоминаемом, что примечательно, в литературе, посвящённой истории криптографии. А вот совсем в другой специальной литературе, посвящённой истории архитектурной акустики, на эту работу ссылаются заметно чаще (Kranz, Fred W. «Early History of Riverbank Acoustical Laboratories.» The Journal of the Acoustical Society of America, Volume 49, Number 2 – Part I, February 1971, pp 381-384).

Примечательный мемуар носит название «Ранняя история Ривербэнкских акустических лабораторий», автором текста является Фред Кранц, один из первых сотрудников-акустиков этого заведения, а поскольку найти в интернете данный документ довольно непросто, здесь будет приведена в дословном переводе та часть, которая непосредственно посвящена интересующей нас теме.

[ Начало цитирования ]

Ранняя история Ривербэнкских акустических лабораторий
Фред У. Кранц, февраль 1971

Создание Ривербэнкских акустических лабораторий в Женеве, штат Иллинойс, своим происхождением обязано интересам полковника Джорджа Фабиана к некоему акустическому устройству розенкрейцеров, которое, как предполагалось, было описано Фрэнсисом Бэконом в тайном зашифрованном послании, спрятанном в Первом Фолио (1623) собрания произведений Уильяма Шекспира, а также последовавшему затем знакомству Фабиана с профессором Уоллесом Сэбином из Гарвардского университета.

Читать «Бэкон, розенкрейцеры и книга Картье, часть 6» далее

Научная слава на продажу, или Стивен Хокинг как товар

( Апрель 2021, idb.kniganews )

Когда из печати выходят книги с подчёркнуто иным взглядом на знаменитого и популярного в массах человека, обычно это порождает волну протестов и возражений. В данном случае, однако, реакция научного сообщества выглядит не только позитивной, но и на удивление единодушной.

Хронология научной жизни – как и всей нашей истории в целом – буквально переполнена, как известно, всевозможными примечательными совпадениями. Никто из мудрейших светил науки не в силах объяснить, отчего этих совпадений так много, или, тем более, каковы тут механизмы происходящего. А потому вместо объяснений предпочитают просто говорить, что всё это лишь сугубо случайные эпизоды, не имеющие под собой никакой закономерности.

В независимости от доводов, привлекаемых для трактовки подобных вещей из областей теории вероятностей и математической статистики, имеет всё же смысл обращать внимание на собственно факты таких совпадений. Вроде того, скажем, что в 1642 – точно в год смерти основателя современной науки Галилео Галилея – в этот мир пришёл Исаак Ньютон, один из величайших физиков за всю историю человечества. А в 1879 – в год смерти Джеймса Клерка Максвелла, одного из наиболее значительных учёных XIX века, – на свет появился великий Альберт Эйнштейн, кого по уровню значимости для прогресса науки принято сопоставлять лишь с Ньютоном.

В столь занятную и интересную на совпадения область данных – надёжно фиксируемых и неоспоримых данных, надо подчеркнуть – особо примечательно вписывается жизнь Стивена Хокинга. Виднейшего физика-теоретика и чуть ли не самого знаменитого из людей современной науки, который не только в научных должностях и достижениях, но даже в датах своего рождения и ухода из жизни умудрился каким-то удивительным образом соединить себя и с Галилеем, и с Ньютоном, и с Эйнштейном.

Стивен Хокинг пришёл в этот мир 8 января 1942 года – в точности через 300 лет после кончины великого Галилео Галилея, умершего 8 января 1642 года. И дабы столь примечательное совпадение не казалось нам просто забавной случайностью, покинул этот мир Хокинг в ночь на 14 марта 2018, тихо скончавшись точно в день рождения Альберта Эйнштейна…

На протяжении 30 лет своей долгой научной жизни, с 1979 по 2009 годы, Хокинг был Лукасовским профессором Кембриджского университета, то есть занимал учёную должность, которую за 300 лет до него прославил Исаак Ньютон. Как великое достояние нации, после смерти Ньютон был похоронен в Вестминстерском аббатстве – с высокими почестями, рядом с королевскими персонами и выдающимися деятелями государства. Когда в 2018 умер Стивен Хокинг, Вестминстерское аббатство захоронило его прах в нескольких метрах от могилы Ньютона. «Имя Хокинга войдёт в анналы науки», – сказал на похоронах Мартин Рис, главный королевский астроном Британии, – «со времён Эйнштейна никто не сделал больше для углубления нашего понимания пространства и времени»…

Ныне сувенирные киоски Вестминстера продают открытки с видами могилы Хокинга, практически в любом книжном магазине, имеющем раздел научно-популярной литературы, вы найдёте книги Хокинга, суммарный тираж которых исчисляется десятками миллионов штук. Ну а для людей состоятельных и желающих тоже приобщиться «к высокой науке», имеются и эксклюзивные предложения. Например, всего за 19 тысяч фунтов стерлингов вы можете прикупить сегодня золотые инкрустированные часики, где в качестве бесценной реликвии присутствует маленький деревянный диск, «взятый из рабочего стола, за которым Хокинг разгадывал тайны Вселенной».

Смешная пародия на средневековых жуликов, прибыльно торговавших «кусочками дерева от креста, на котором распяли Спасителя», просматривается здесь невооружённым глазом, что называется. Однако бизнес вокруг имени и наследия «великого Хокинга» ведётся абсолютно всерьёз. Ведь практически все ещё помнят, что когда Стивен Хокинг умер, его широко и повсеместно признавали не только как лучшего физика планеты, но и вообще как умнейшего человека среди ныне живущих.

На самом деле, однако, Стивен Хокинг не был ни тем, ни другим. И ныне, три года спустя после смерти учёного, появилась первая биографическая книга с рассказом о Хокинге как реальном человеке, а не как об иконе всеобщего мифотворчества (Charles Seife, “Hawking Hawking: The Selling of a Scientific Celebrity”. Basic Books, 2021)

Читать «Научная слава на продажу, или Стивен Хокинг как товар» далее

Бэкон, Шекспир и книга генерала Картье, часть 5

( Март 2021, idb )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни глубоко спрятанную и давно забытую книгу от авторитетного криптографа Франсуа Картье – о тайной зашифрованной автобиографии Фрэнсиса Бэкона. В этой части истории впервые появляется имя Уильяма Шекспира. Предыдущие части цикла: первая, вторая , третья , четвёртая.

bacon-as-shakesp

Любое серьёзное обсуждение книги генерала-криптографа Франсуа Картье невозможно в отрыве от книги других знаменитых криптологов, супругов Уильяма и Элизабет Фридманов. Ибо именно работа Фридманов, опубликованная на два десятка лет позднее, стала несомненно главной причиной для полного выпиливания из истории как монографии Картье, так и самого прославленного генерала.

Один лишь рассказ о том, как именно, кем именно, а главное, по каким причинам всё это было сделано, в своих удивительных подробностях легко мог бы стать основой для большого романа-расследования в жанре шпионского научно-мистического триллера. Особо же примечательно, что с одной стороны правдивость этого рассказа надёжно подкрепляется бесспорно подлинными документами, а вот со стороны другой обнаруживается, что столь поразительная и богатая на открытия история по сию пору остаётся абсолютно никем в мире не востребованной и не расследованной.

Такое сочетание фактов уже само по себе более чем наглядно демонстрирует, насколько эффективными могут быть операции по выпиливанию исторической правды.

Здесь, однако, мы занимаемся задачей намного более узкой и конкретной – переводом, комментированием и выкладыванием в Сеть книги французского генерала Картье «Проблема криптографии и истории», опубликованной в Париже в 1938 году и с тех пор не только нигде и никогда не переиздававшейся, но и вообще не обнаруживаемой среди цифровых инфоресурсов интернета. Отчего ссылаться на эту книгу или приводить из неё цитаты совершенно не принято.

Американская работа супругов Фридманов «Проверка шекспировских шифров», опубликованная в 1957 году в Англии и США, известна и представлена в интернете несопоставимо лучше. На книгу эту не только ссылаются все исследователи данной темы, но и при желании кто угодно может взять её на время для ознакомления в цифровой библиотеке Интернет-архива , или даже абсолютно легально скачать полную цифровую копию на официальном сайте Фонда Маршалла .

friedmans-book

Почему две эти книги непременно следует рассматривать в сопоставлении друг с другом?

Во-первых, потому что обе они написаны очень авторитетными профессионалами военной и разведывательной криптографии, вполне заслуженно слывущими «отцами-основателями» научно-практической криптологии XX века.

Во-вторых, потому что обе книги посвящены в точности одной и той же теме – проблеме нескончаемых споров вокруг Фрэнсиса Бэкона как автора шекспировских произведений.

В-третьх, обе книги дают вполне определённое экспертное заключение по этому жгучему вопросу истории – с точки зрения науки криптографии.

В-четвёртых, наконец, однозначно вынесенные вердикты авторитетных экспертов в конечном итоге оказываются диаметрально противоположными по смыслу.

То, что заявляет в своей книге генерал Картье (до этого глава криптографической службы Франции), уже было переведено и опубликовано здесь ранее:

Мы полагаем, что должны настаивать на следующем факте. На том, что с криптографической точки зрения мы лично провели проверку целого ряда текстов [дешифрованных миссис Гэллап], а потому считаем, что вся эта дискуссия должна оставить в стороне вопросы о достоверности собственно дешифрования, ибо для нас это выглядит бесспорным.

А вот что столь же решительно декларирируют в своей книге Уильям Фридман (ранее главный криптолог АНБ США) и его не менее опытная в криптографических делах жена, Элизебет Смит Фридман:

Мы уверены, что во всех тех книгах, которые миссис Гэллап изучала, она не нашла ни единого приложения двухлитерного шифра. … Как криптологи, мы вообще не сумели найти таких случаев, чтобы его хоть когда-то использовали [в книгах Бэкон-Шекспировской эпохи]…

Поскольку ныне как у учёных историков, так и у всех прочих исследователей имеются абсолютно достоверные документы, однозначно свидетельствующие, что за 40 лет до этого Уильям Фридман лично помогал миссис Гэллап делать учебные пособия для выявления и анализа случаев использования двухлитерного шифра в древних книгах, а Элизебет Смит (тогда ещё не Фридман) весьма ловко эти выявленные фрагменты лично дешифровала «по методу Бэкона», то далее сразу возникает и естественный вопрос:

Как же объясняют криптографические супруги Фридманы столь радикальную перемену в оценках своих собственных трудов, полностью подтверждавших дешифровальные результаты госпожи Гэллап?

Читать «Бэкон, Шекспир и книга генерала Картье, часть 5» далее