Игры, в которые играет Пенроуз

(Февраль 2002)

Работа в форме забавы под названием: «А потом прихожу я и говорю вот что…»

Roger-Penrose

Года два тому назад, когда газета «Нью-Йорк Таймс» брала у знаменитого британского ученого Роджера Пенроуза интервью в его рабочем кабинете в Оксфорде, журналистка не могла не обратить внимание на игрушки, тут и там рассованные по комнате. «Зачем это вам здесь?» — последовал вопрос. В ответ на него Пенроуз рассмеялся и обронил: «Наука и забава — вещи неразделимые»…

Довольно сложно пройти мимо того факта, что смысл этого диалога практически точно был воспроизведен тогда же, в 2000 году, и опять же в оксфордских декорациях, но только совсем другими людьми — профессором Дэвидом Дойчем и бравшим у него интервью Леонидом Левковичем-Маслюком.

Дойч сообщил, что работает почти исключительно дома. И тут же уточнил,что «работаю» — это не очень удачное слово для его занятий. Он скорее просто «делает то, что хочется». Решает задачи, смотрит телевизор, программирует, снимает анимационные фильмы, играет в компьютерные игры. Все эти занятия для него, собственно говоря, являются одним и тем же…

Когда слышишь такие признания, невольно всплывает слово «Лила». В индуистской философии этим термином обозначают разворачивающийся процесс познания Абсолютом самого себя. «Лила» с санскрита переводится как «забава» или «игра».

Наверное, не случайность, что эту «божественную игру» постижения себя и природы столь естественным образом осваивают наиболее яркие мыслители человечества. Один из них, безусловно, и «рыцарь науки» сэр Роджер Пенроуз — математик и физик, автор книг и преподаватель. Ученый, отмечающий в этом (2002) году свой 70-летний юбилей и считающийся одним из наиболее видных среди ныне живущих последователей Альберта Эйнштейна.

В 1960-е годы Пенроузом в совместных со Стивеном Хокингом работах были заложены основы современной теории «черных дыр». На рубеже 60-70-х им начата огромная, продолжающаяся и поныне работа по созданию «теории твисторов», в конечном счете призванная свести в единую стройную систему гравитацию и квантовую механику.

Penrose_tiling2

В 1970-е ученый сделал удивительное открытие совсем в иной области, подарив миру «мозаику Пенроуза» (как стала она в итоге называться), позволяющую с помощью пары плиток весьма простой формы мостить бесконечную плоскость никогда не повторяющимся узором.

В 80-90-е годы Пенроуз всерьез взялся за проблемы человеческого сознания и искусственного интеллекта, написав две весьма необычные книги — «Новый разум императора» и «Тени разума», — без преувеличения всколыхнувшие не только научное сообщество, но и широкую публику.

Однако все это, в конечном счете, проявления одной и той же забавы ученого под общим названием «А тут прихожу я и говорю…» Читать «Игры, в которые играет Пенроуз» далее

Презумпция виновности

(Впервые опубликовано – апрель 2009)

На семью известного писателя-фантаста наехала государственная машина

culpainnata

Один умный человек в свое время сказал примерно так: необходимость получения визы – это вежливая и доходчивая форма, в которой государство дает людям понять, что видеть их у себя оно не желает.

Сегодня мало кто уже и задумывается о том, сколь унизительна для человеческого достоинства вся эта канитель, заставляющая приличных в своем большинстве людей нудно и документировано кому-то доказывать, что они вполне благонадежны и не нанесут вреда стране, которую хотят посетить.

Ведь суть процедур, связанных с получением визы, предельно проста – каждый человек, намеренный пересечь границу, изначально рассматривается государством как потенциальный злоумышленник, а потому обязан сам доказать властям обратное.

Решившие обосноваться в чужой стране мигранты по этой же схеме сразу попадают под подозрение в нехороших замыслах, поэтому отслеживаются государством с повышенной бдительностью. А кроме того, по той же в сущности схеме представители власти крайне подозрительно начинают относиться и к собственным согражданам, если те заводят близкие отношения с иностранцами.

Именно в такую ситуацию довелось ныне угодить американцу Брюсу Стерлингу (Bruce Sterling), известному писателю-фантасту, одному из отцов направления киберпанк и лауреату разных престижных литературных премий.

Извилистые маршруты судьбы однажды свели Стерлинга с сербской феминисткой, литератором и кинематографистом Ясминой Тешанович (Jasmina Tešanović), а через некоторое время обоим стало ясно, что они нашли свою пару.

Четыре с лишним года назад Брюс и Ясмина поженились, оставив свои прежние семьи, и теперь живут на несколько домов сразу – то у нее в Сербии, то у него в Техасе, а последнее время все больше в Турине, Италия, где среди прочего совместно ведут колонку в газете La Stampa.

Вполне благополучная жизнь этой космополитичной семьи в начале апреля нынешнего года была нарушена письмом от иммиграционных властей США, пришедшим на техасский адрес Стерлинга. В официальном уведомлении от чиновников национальной службы иммиграции и натурализации сообщалось, что они не смогли отыскать никаких бумажных следов, свидетельствующих о совместной жизни Брюса и Ясмины.

У пары не обнаружилось совместного счета в банке, нет общей недвижимости, нет никаких совместных страховок и нет общих детей. На этом основании властями сделан вывод, что в данном случае следует подозревать заключение фиктивного брака с целью получения «зеленой карты» (вида на жительство) обманным путем, а потому планируется начать процедуру депортации Ясмины Тешанович из США. Читать «Презумпция виновности» далее

Не роман, но предупреждение

(Впервые опубликовано – апрель 2004)

dbnation

В 1948 году английский писатель Эрик Артур Блэр, более известный миру как Джордж Оруэлл, создал свой знаменитый роман-предупреждение “1984”. Переставив последние цифры текущего года, Оруэлл перенес действие своей антиутопии в сравнительно недалекое будущее, где вся жизнь людей — общественная, личная, любая — оказалась под неусыпным и жестким контролем тоталитарного государства во главе с Большим Братом.

Еще полвека спустя, в середине 1990-х годов американский компьютерщик и журналист Симсон Гарфинкель (www.simson.net) необычайно остро вдруг осознал, что мрачные пророчества Оруэлла начинают сбываться буквально на глазах, причем не где-то в тяготеющих к тирании странах третьего мира, а в свободных и демократических, казалось бы, США.

Повсеместный компьютерный учет, присвоенные всем гражданам номера-идентификаторы, камеры наблюдения на улицах и в зданиях, отслеживаемые покупки по кредитным карточкам и т.д. — в совокупности все эти признаки дивного нового мира инфотехнологий понемногу сводят на нет столь фундаментальное право человека, как право на тайну личной жизни (или по-английски privacy — “приватность”, что, вообще говоря, адекватным словом на русский не переводится и имеет существенно более широкий смысл, типа “право на то, чтобы тебя оставили в покое”).

Будучи человеком весьма и весьма осведомленным в инфотехнологиях, автором и соавтором целого ряда заметных книг (про ОС Unix, защиту информации, программу PGP и т.д.), Гарфинкель явственно увидел — сохранись наметившиеся тенденции еще десяток-два лет, и от тайны личной жизни не останется вообще ничего.

Причем делает это даже не Большой Брат (государство), а сотни и тысячи “маленьких братьев” — корпораций, настойчиво и любыми доступными способами накапливающих всю возможную информацию о потенциальных клиентах и покупателях…

И тогда Симсон Гарфинкель решает написать свой роман-предупреждение — о полной гибели приватности в обществе недалекого будущего, году, скажем, в 2048 (очевидная обратная инверсия оруэлловской схемы 1948-1984-2048).

Однако, по мере работы над романом у автора накопился столь богатый фактами материал об очевидном исчезновении понятия “тайна частной жизни” уже сегодня, а не где-то там в смутном будущем, что в итоге художественно-литературное произведение понемногу само собой превратилось в документально-публицистическое.

В 1999 году (ровно 50 лет спустя после публикации “1984”) вышло первое издание книги Гарфинкеля под названием “Нация баз данных: гибель приватности в 21 веке” (Database Nation: The Death Of Privacy In The 21st Century). Читать «Не роман, но предупреждение» далее

Слово и дело

(Впервые опубликовано – апрель 2006)

Рецензия на книгу-сборник “Криптоанархия, кибергосударства и пиратские утопии”, Ультра.Культура, 2005

crypan

В ноябре 2005 года английский журнал Prospect Magazine опубликовал список из ста наиболее влиятельных в мире интеллектуалов. Рейтинг этот был составлен на основании опроса свыше 20 тысяч читателей журнала в разных странах планеты, и хотя он и не отражает, конечно, мнение “всего прогрессивного человечества”, однако все равно интересен — хотя бы масштабностью мероприятия.

А также, ясное дело, взглядами и идеями личностей, оказавшихся в самых верхних строчках этого списка. Ибо первое место в “Top100 интеллектуалов” занял человек по имени Ноам Хомский, знаменитый американский ученый-лингвист и один из самых видных на Западе критиков международной политики США.

Значительно меньше известно, что Хомский с ранней молодости и по сию пору (в 2008 г. ему исполняется 80 лет) продолжает оставаться убежденным анархистом, постоянно старающимся донести до людей истинный смысл идей анархизма.

Потому что любое государство — от “империалистических” США до “большевистского” СССР — всегда усматривает в идеях анархии смертельную для себя угрозу, постоянно прикладывая массу усилий для искажения и деформации этого понятия в умах людей. Чтобы слово анархист ассоциировалось у народа с беспорядками, бомбами, терактами и всеобщим хаосом.

А наиболее ходовым определением анархизма чтобы было, скажем, такое, цитируемое по совсем свежему, 2005 года изданию “Энциклопедии криминологии”: “Любое действие, использующее насильственные меры для разрушения организации общества”.

На самом деле все, конечно же, обстоит совершенно иначе, поскольку большинство анархистов используют слово “анархия” для обозначения в корне других вещей.

Вместо того, что трактуется как авторитарные политические структуры и принудительные экономические институты, анархисты выступают за общественные отношения, построенные на основе добровольного объединения свободных личностей в автономные сообщества, действующие на основе взаимопомощи и самоуправления. Читать «Слово и дело» далее