Шифр Бэкона и подтверждения верности его вскрытия (Книга Картье, часть 3)

( Январь 2021, idb )

Продолжение цикла публикаций, посвящённых возвращению в мир чрезвычайно редкой книги: Генерал Франсуа Картье, «Проблема криптографии и истории» (Тайная автобиография Фрэнсиса Бэкона, зашифрованная его двухлитерным шифром). Начало см. здесь и тут.

ПРИЛОЖЕНИE (КОММЕНТАРИИ И ПРИМЕЧАНИЯ)

[стр. 209-213 Оригинала]

B

Дешифрованные госпожой Гэллап тексты породили такие комментарии, по поводу которых я считаю необходимым дать некоторые пояснения.

Некоторые из читателей не отрицают сам факт существования текстов, дешифрованных миссис Гэллап. Но они полагают, что публично обсуждать эту тему никакой необходимости нет, особенно в отношении авторства произведений, приписываемых Шекспиру. Их мнение обосновывается такими историческими или литературными соображениями, которые для них кажутся достаточно убедительными, а потому и остальным нет никакой необходимости принимать во внимание некие зашифрованные документы, способные подтвердить или же опровергнуть уже имеющиеся у них взгляды.

Не требуется пояснять, что уже имеющиеся остро конкурирующие теории разных лагерей излагаются и отстаиваются всё с той же непримиримостью, как и прежде, а потому непредвзятый читатель так и остаётся сильно озадаченным от чтения этих аргументов. Доказывающих ему диаметрально противоположные взгляды – обильно задокументированные, умело преподносимые и изложенные с огромной убеждённостью.

Конечно же, дискуссия здесь остаётся открытой. А закрыта она будет, если это вообще когда-либо произойдёт, лишь в случае обнаружения такого решающего документа, который соберёт вместе разные конкурирующие школы, разделённые ныне своими разногласиями.

Но есть, однако, и такие критики, которые идут дальше и отрицают сам факт существования текстов, дешифрованных госпожой Гэллап.

Господин Вебер из Вены (Австрия), считает расшифровки миссис Гэллап «результатом большой ошибки, возникшей в результате своего рода самовнушения».

Доктор Спекман из Арнема (Голландия) отрицает факт существования криптограмм, утверждая, что дешифрованные тексты не могут быть подлинными и вообще недопустимы.

Господин Тако Х. Де Беер, член Королевской фламандской академии Бельгии, пишет следующее: «Так называемое дешифрование от госпожи Гэллап представляется нам величайшим обманом. Один из молодых докторов литературоведения затратил целый год на дешифрование текстов по методу миссис Гэллап и обнаружил, что госпожа Гэллап добавляла или изымала буквы для того, чтобы получить те результаты, которые она предлагала в качестве расшифровки.»

Другие критики идут ещё дальше и вообще не стесняются называть работу миссис Гэллап «колоссальным надувательством»…

В журнале Baconiana, Vol. XVII, № 64 господин Фрэнк Вудвард (Frank Woodward) опубликовал статью под названием «Двухлитерный шифр госпожи Гэллап», предоставляющую, на мой взгляд, вполне содержательные ответы всем тем критикам, которых мы процитировали выше. В частности, эта статья содержит два фактических примера дешифрования, которые, по моему мнению, не оставляют сомнений в честности и добросовестности миссис Гэллап.

I

Буквы курсивного шрифта в издании 1628 года работы «Анатомия меланхолии» Роберта Бёртона содержат в себе большую криптограмму, которая при анализе по методу Фрэнсиса Бэкона расшифровывается как английский перевод гомеровской «Илиады». Причём это перевод в такой версии, которая не похожа ни на одну из версий уже известных.

Госпожа Гэллап, однако, не знает древнегреческого языка. Можно ли допустить, что она сумела где-то раздобыть никому неведомую доселе версию перевода, настоящий автор которого так и остаётся для нас неизвестным? Или насколько вероятно то, что миссис Гэллап сумела собрать все английские версии Илиады и сконструировала из них собственный текст, выдаваемый за якобы итог её фальшивой дешифровки?

Господин Фрэнк Вудвард утверждает, что «любой из тех, кто лично знаком с миссис Гэллап, признает вам, что она совершенно не способна на подобное мошенничество».

Читать «Шифр Бэкона и подтверждения верности его вскрытия (Книга Картье, часть 3)» далее

ПолИматематика Арнольда, полОматематика Вершика и… некий Тетрактис

Декабрь 2020, idb.kniganews )

Физики, как многие наслышаны, любят шутить. Любят, бывает, пошутить и некоторые математики. Хотя не очень ясно, до какой степени это у них связано с интересом к проблемам физики. Но как бы там ни было, специфический юмор учёных всегда позволяет по-новому взглянуть на известные – а также умалчиваемые – странности нашей жизни…

Ровно двадцать лет тому назад – и в очевидной связи со вступлением человечества в новый миллениум – под эгидой IMU или Международного Математического Союза была выпущена интереснейшая книга. Точнее говоря, большой сборник обзорных статей, получивший название «Математика: рубежи и перспективы» и собравший под своей обложкой блестящую плеяду из трёх десятков выдающихся светил как математической науки, так и теоретической физики (V. Arnold, M. Atiyah, P. Lax, and B. Mazur, editors — Mathematics: Frontiers and Perspectives. American Mathematical Society, 2000).

Инициатором и мотором всей этой замечательной затеи был Владимир Игоревич Арнольд – главный герой многих текстов проекта kniganews, посвящённых мистическим началам в «физике от аватаров». Но здесь, впрочем, речь пойдёт не столько об аватарах, сколько о специфическом юморе учёных. Ну и совсем немножко – ближе к финалу – о том, как это связано с мистическими аспектами науки.

Собственная статья Арнольда для сборника о рубежах и перспективах получила от автора несколько провокационное название «Полиматематика: единая наука или набор ремёсел?». А начиналась так и вообще со следующего возмутительного заявления:

Вся математика делится на три части: криптография (оплачиваемая ЦРУ, КГБ и им подобными), гидродинамика (поддерживаемая производителями атомных подводных лодок) и небесная механика (финансируемая военными и другими организациями, вроде НАСА, имеющими дело с ракетами).

Криптография привела к созданию теории чисел, алгебраической геометрии над конечными полями, алгебры, комбинаторики и компьютеров. (Создатель современной алгебры, Франсуа Виет был криптографом французского короля Генриха IV.)

Гидродинамика породила комплексный анализ, уравнения в частных производных, теорию групп и алгебр Ли, теорию когомологий и методы вычислений.

Небесная механика дала начало теории динамических систем, линейной алгебре, топологии, вариационному исчислению и симплектической геометрии.

Существование таинственных взаимосвязей между всеми этими различными областями – самая поразительная и восхитительная особенность математики (не имеющая никакого рационального объяснения)…

#

Столь вызывающе сформулированный зачин для обзорной статьи от очень авторитетного математика – это, конечно же, проявление весьма специфического, порою мрачного и ядовитого юмора Арнольда. Ибо вся последующая часть его статьи рассказывает, по сути дела, о прямо противоположном.

О поисках рациональных объяснений для неразрывного единства гигантской вселенной Математики, таинственно устроенной так, что любая из математических областей отражает все остальные. А также о том, что бюрократы науки, направляемые менеджерами от военных и секретных спецслужб, всячески препятствуют постижению этого Единства…

Как бы там ни было, арнольдова статья «Полиматематика» определённо привлекла живой интерес научного сообщества, а её неординарное начало ещё и подтолкнуло к созданию пародий. Одну из наиболее знаменитых, наверное, написал известный питерский математик Анатолий М. Вершик, не только близкий коллега, но и давний приятель Арнольда, с которым они были дружны тучу лет – ещё с 1960-х годов.

Шутливый опус от Вершика под названием «Поломатематика» выглядит так:

Читать «ПолИматематика Арнольда, полОматематика Вершика и… некий Тетрактис» далее

Генерал Картье и Тайная автобиография Фрэнсиса Бэкона

( Декабрь 2020, idb )

Продолжение цикла публикаций, посвящённых возвращению в мир чрезвычайно редкой книги: Франсуа Картье, «Проблема криптографии и истории». Начало см. тут .

Поскольку перевод книги генерала Картье по естественным причинам может растянуться на весьма длительный период времени, простое выкладывание фрагментов в соответствии с авторским порядком глав в оригинале неизбежно испортит впечатление от этой работы. И затруднит понимание её очевидной важности.

Ибо самые интересные вещи изложены там ближе к концу, а все первые главы весьма обстоятельно и при этом довольно сухо описывают подробности и трудности работы криптоаналитиков, вскрывающих шифры.

По этой причине – и для обеспечения надлежащего интереса к раритету на всех этапах публикации – здесь целесообразно устроить трюк перекомпиляции. То есть разобрать книгу на части и выкладывать их переводы на сайте сразу в несколько параллельных потоков. Немного из начала, немного из середины, немного из конца – и всё это в таком порядке, чтобы и смысл сохранялся, и суть захватывающей Тайны проступала более отчётливо…

Короче говоря, нечто подобное часто делают в кинематографе с помощью монтажа – для добавления динамики в очевидно вялое поначалу повествование. Некоторые киноэкранизации и ТВ-сериалы, в частности, могут вообще начинаться со сцен финала. То же самое, по сути, целесообразно устроить и здесь.

И ещё – самое главное для читателей XXI века. При прочтении этой книги, подготовленной в 1930-е годы генералом Картье как итоговое обобщение для серии его более ранних журнальных публикаций, имеет смысл постоянно держать в уме такой факт.

Все материалы этой книги полностью основаны на результатах, полученных и оформленных под эгидой той американской криптографической школы, которая впоследствии даст начало Агентству национальной безопасности США. И эта же спецслужба, АНБ, по сути сразу после смерти Картье в 1953 приложит заметные усилия, чтобы полностью выпилить из истории не только подрывную книгу французского генерала, но и его самого.

Почему это было сделано – само по себе тайна, о которой никто и ничего не говорит. Но есть надежда, что к концу прочтения книги и тут картина с пониманием станет яснее…

Читать «Генерал Картье и Тайная автобиография Фрэнсиса Бэкона» далее

Табу, догмы и ереси в науке как религии

( Ноябрь 2020, idb.kniganews )

Науке для реального прогресса и развития жизненно необходимо инакомыслие. С одной стороны все – даже учёные «официальные лица» – это вроде бы понимают. А со стороны другой, однако, с инакомыслием в науке принято всячески сражаться – будь то открыто или тайно.

Хотя неудержимый прогресс технологий для всех очевиден и неоспорим, мало кто задумывается над тем фактом, что основа практически у всех, даже самых передовых достижений на удивление древняя. Ибо все эти новые гаджеты и роботы, транспортные средства и чудесные приборы медицины, высокоскоростной мобильный интернет и так далее – всё это плоды фундаментальных открытий физики, сделанных свыше полустолетия тому назад.

Для учёных специалистов этот странный факт, конечно же, прекрасно известен. Вот только объяснять и интерпретировать его принято очень по-разному. Согласно одной из распространённых точек зрения, к примеру, никаких великих открытий в физике больше не происходит по той причине, что практически всё фундаментально важное для повседневной жизни наука уже открыла.

Именно в таком ключе, к примеру, регулярно выступает и пишет книги известный американский теоретик и популяризатор науки Шон Кэрролл. И примерно об этом же можно прочесть в свежем эссе «Размышляя о конце физики» от другого авторитетного теоретика Роберта Дейкграафа, нынешнего директора IAS, Института передовых исследований в Принстоне («Contemplating the End of Physics,» by Robbert Dijkgraaf. Quanta magazine, November 24, 2020 ).

Но есть, однако, на ту же самую проблему и в корне иная точка зрения. Согласно которой никакого прогресса в фундаментальной физике давно нет по той причине, что именно так с некоторого момента в нашей истории стали устраиваться научные дела – решительно отвергая всё новое, если оно не вписывается в систему уже утвердившихся фундаментальных теорий и догм. Иначе говоря, рубить и давить всё, что посягает на священные устои…

В сжатом и концентрированном виде эта точка зрения изложена, к примеру, в открытом письме-манифесте, опубликованном несколько лет назад на страницах британской газеты The Guardian большой международной группой из нескольких десятков авторитетных и всемирно известных учёных ( We need more scientific mavericks, The Guardian, 18 March 2014 ).

Письмо их было озаглавлено «Нам нужно больше инакомыслящих в науке» и звучало как своего рода воззвание интеллектуалов к широкому обществу. Суть же манифеста сводилась к констатации уже известного нам факта – в фундаментальной науке на протяжении последних десятилетий практически не происходит никаких действительно важных открытий.

Авторы воззвания, однако, не только уверены, что дело тут вовсе не в «в конце физики», но и вполне отчётливо видят истинные причины происходящего. А кроме того, пытаются донести до общества, что очевидная стагнация в области фундаментальных теорий – это однозначно плохо для нашего всеобщего развития и благополучия. А потому ситуацию явно необходимо выправлять…

Большая беда с наукой, говорится в письме учёных, происходит уже довольно давно, отсчитывая примерно с 1970 года. Если прежде исследователи в массе своей имели доступ к достаточно скромным фондам финансирования, но при этом могли использовать их по своему усмотрению, то на рубеже 1960-1970-х годов утвердилась в корне иная схема для организации научных работ.

Политические государственные структуры очень ощутимо и эффективно взяли под свой контроль практически все академические секторы исследований. Важнейшими инструментами такого контроля стали предварительное рецензирование публикаций и более жёсткое финансирование работ в соответствии с заранее выбранными приоритетами «национальной политики».

По этой схеме неординарные новаторские разработки чаще всего отвергаются экспертами ещё на этапе рецензирования, а финансовые ресурсы выделяются в массе своей лишь на такие исследования, что лежат в рамках уже утвердившихся теорий. Соответственно, те предложения и идеи, что при отборе были отвергнуты, обычно оказываются для науки утраченными.

Иными словами, ныне большая наука, управляемая менеджерами, напрочь утратила вкус и нюх к непредсказуемому. Из 500 важнейших научных открытий XX века практически все были сделаны до 1970 года. По сути, все они бросали вызов доминирующей в ту пору мейнстрим-науке. И по сегодняшним меркам, наиболее вероятно, все эти разработки были бы зарублены уже на самом начальном этапе рождения. Как естественное следствие, в теоретической науке фактически перестали происходить неожиданные вещи…

Завершается воззвание такими словами:

Когда-то инакомыслящие играли в научных исследованиях важнейшую роль. Это их работа, на самом деле, определила то, каким был XX век. Сегодня мы должны научиться вновь, каким образом их поддерживать. И предоставить новые возможности для непредсказуемого будущего – как социального, так и экономического. И нам нужны влиятельные союзники. Быть может, читатели могли бы тут помочь?

Самое же интересное, что в лечении этой большой беды науки реально могут помогать читатели. Отыскивая, собирая, читая и массово распространяя, к примеру, общедоступную (пока) литературу о таких больших или даже воистину великих открытиях учёных, что означают подлинную революцию в устоявшихся взглядах фундаментальной науки.

По отмеченным выше причинам все эти открытия были «закрыты» для дальнейшей разработки усилиями рецензентов, администраторов и менеджеров. Однако это вовсе не означает, что о них следует всем забыть. Мы все – распространяя знания в массах – имеем возможности и влияние предоставить этим важным достижениям новые шансы на разработку…

Далее, в частности, будет представлена большая подборка аннотированных ссылок – на аналитические статьи, рассказывающие о десятках именно такого рода открытий. Или иначе, о всевозможных табу, догмах, ересях и диссидентах-еретиках в науке как посюсторонней религии.

Читать «Табу, догмы и ереси в науке как религии» далее

Генерал Картье, «Проблема Криптографии и Истории»

( Ноябрь 2020, idb )

В основах Криптографии как твёрдо научной компьютерно-математической дисциплины лежит одна большая Тайна оккультно-мистического толка. По давно заведённой традиции о Тайне этой говорить запрещено. Только вот кем запрещено и с какой такой, собственно, стати – никто не знает…

Случилось так, что в ноябре 2020 фактически синхронно произошли два никак не связанных друг с другом события, главным героем которых, однако, является один и тот же человек. И хотя человек этот в истории XX века оставил след весьма заметный, главная его особенность в другом. В том, что и исторические заслуги этого деятеля, и вообще его самого как личность сегодня всячески, настойчиво и довольно успешно пытаются из истории «выпилить». Словно и не было такого человека вовсе…

Звали нашего героя Франсуа Картье (1862-1953). Или чаще генерал Картье, поскольку вся жизнь этого человека была связана с французской армией. А точнее, с превращением криптографии из оккультно-загадочного искусства тайнописи и вскрытия шифров в солидное и профессиональное военное дело по защите и добыче информации на прочной математической основе.

Имеются веские причины считать, что генерал Картье был не только основателем научной криптологии во Франции, но и одним из отцов всей современной криптологии XX века – наряду с куда более известным американским коллегой Уильямом Фридманом (1891-1969). Двух этих выдающихся криптографов, что примечательно, связывали не только личное знакомство и военное сотрудничество союзников в Первую мировую войну, но и одна большая историческая Проблема.

Причём эта же самая Проблема, что существенно, находится и в сердцевине как бы случайно совпавших событий в ноябре 2020 года. Однако, чтобы это стало заметно и ясно, требуется знать не только общий контекст, но и достаточно глубокие подробности всей данной истории.

А для правильного погружения в эти подробности, разъясняющие, почему речь тут идёт о вещах хотя и давних, но действительно важных, интересных и по-прежнему актуальных, хотя бы в нескольких словах необходимо рассказать о собственно событиях дней сегодняшних…

Событие первое – это исчезновение из интернета последней «живой» веб-страницы, посвящённой генералу Франсуа Картье. Иначе говоря, вплоть до октября 2020 единственным веб-сайтом мировой компьютерной сети, где имелась пусть и очень краткая, но хоть какая-то содержательная информация об этом выдающемся человеке, был сайт http://www.appat.org французской Ассоциации развития военной связи. И вот в ноябре весь этот сайт целиком из сети «пропал».

Пропажа, к счастью, была очень недолгой, хотя и неприятной – вместо образовательно-исторического инфоресурса по известному адресу стали выскакивать наборы ссылок на онлайновые казино. Уже через несколько дней владельцам прежнего сайта удалось восстановить права на доменное имя, и всё заработало как обычно. Это недоразумение, однако, дало повод поинтересоваться, а находят ли поисковые системы, как прежде, веб-страничку данного сайта, посвящённую генералу Картье. Сразу же выяснилось, что о странице этой все мало-мальски популярные поисковики как бы забыли – и больше находить её не умеют.

Иначе говоря, если кому-то захочется вдруг узнать, кто же такой это был, «general François Cartier», то прямой и ясный ответ на этот вопрос в интернете получить не удастся. Потребуются всяческие дополнительные изыскания и танцы с бубном, что называется.

Событие же второе – абсолютно никак с первым не связанное в смысле причинно-следственных зависимостей – заключается в том, что в ноябре 2020 в известный почтовый ящик киви-арХива пришла любопытнейшая посылка-бандероль. Или ссылка для скачивания файла, точнее говоря, содержащего оцифрованную версию одной чрезвычайно редкой книги. Автором этой книги является генерал Франсуа Картье, и именно она, собственно, является не только главной, но и единственной, скорее всего, причиной того, почему этот человек уже почти полностью выпилен из истории XX века…

Читать «Генерал Картье, «Проблема Криптографии и Истории»» далее

Премия для диссидента, или Три «Фэ» от Пенроуза

( Октябрь 2020, idb.kniganews )

Нобелевскую премию не раз присуждали диссидентам от политики и/или литературы — достаточно вспомнить имена Александра Солженицына и Иосифа Бродского, Чеслава Милоша или Гао Синцзяня. В области физико-математических достижений, однако, выбор лауреатов-теоретиков всегда отчётливо тяготел к архиконсервативным взглядам, дабы не подрывать идейные позиции устоявшейся «точной науки». Ныне эта давняя традиция очевидно нарушена…

Все, кто интересуется делами науки, уже наверняка наслышаны, что Нобелевской премией по физике в 2020 году решено наградить троих учёных  — за их теоретические и экспериментальные достижения в изучении космологических черных дыр. Половину премии — по теоретической линии — получает знаменитый математический физик Роджер Пенроуз, а остальное разделено поровну между экспериментаторами-наблюдателями в лице астрономов Райнхарда Генцеля и Андреи Гез.

Как сформулировано Нобелевским комитетом в официальном представлении, Пенроуз награжден за «открытие того, что образование черных дыр является точным предсказанием общей теории относительности», а Генцель и Гез — за «открытие сверхмассивного компактного объекта в центре нашей галактики».

Теоретик Роджер Пенроуз значительно старше астрономов-наблюдателей — в следующем году ему исполняется 90 лет. А собственно работа по черным дырам, за которую его ныне награждают, была проделана учёным в середине 1960-х. То есть свыше полувека тому назад…

Однако подобные факты из биографий нобелевских лауреатов уже давно не являются чем-то странным и удивительным. Куда более странно то, что Пенроуза вообще наградили. Невзирая на его известные научные дела и идеи, все последние десятилетия развиваемые учёным в отчётливо перпендикулярном, а нередко и вообще в противоположном направлении – относительно того, что общепринято в научном мейнстриме.

О сильно неортодоксальных, скажем так, взглядах и теориях Пенроуза в области систем искусственного интеллекта или квантового устройства сознания наверняка известно многим. Не раз и с подробностями рассказывалось об этом и на страницах сайта kiwi-arXiv. В частности, можно упомянуть тексты «Игры, в которые играет Пенроуз»  и «Главная тайна Со-знания» .

Но вот о «перпендикулярных» взглядах Пенроуза на современную космологию с её теорией инфляции, на квантовую физику с её копенгагенской интерпретацией и на теорию струн с её множеством невидимых дополнительных измерений – обо всём этом пишут и говорят значительно меньше. Поэтому имеет смысл привлечь здесь один из текстов параллельного проекта kniganews, носящий название «Три Фэ от Пенроуза» и рассказывающий именно про это – в специфическом контексте Sci-Myst, то есть «научно-мистического расследования в масштабе реального времени».

Читать «Премия для диссидента, или Три «Фэ» от Пенроуза» далее

Обратная сторона метеорологии, или Бьёркнесы как тайна науки ХХ века

( Сентябрь 2020, idb.kniganews )

Очередной – и наверняка не последний – материал из «серии флэшбэков». Выражаясь яснее, статья из череды возвращений к давним текстам kniganews – для лучшего понимания тех интересных открытий и достижений, что происходят в науке прямо сейчас.

Свежий выпуск журнала Nature за сентябрь 2020 принёс известия о новом любопытнейшем открытии в области физики вибрирующих материалов. Или природы «живой материи» – в самом широком научном понимании этих слов.

Соответствующая статья от исследователей из французского Института Ланжевена носит название «Плавание под левитирующей жидкостью» и в подробностях описывает существенно новый – в высшей степени парадоксальный – феномен «обращения гравитации» в условиях вибрирующей жидкости, висящей на воздушной подушке (Benjamin Apffel, Filip Novkoski, Antonin Eddi & Emmanuel Fort. «Floating under a levitating liquid.» Nature, volume 585, 3 September 2020, pages 48–52 ).

Если суть феномена пояснять чуть подробнее, то сами авторы статьи рассказывают об этом так [A]:

Когда жидкость помещают над менее плотной средой, то слой жидкости обычно стекает вниз под действием гравитации. Среди множества методов, разработанных для препятствования такому смещению, вертикальное встряхивание доказало свою особую эффективность, а потому много и с подробностями изучается. Стабильная левитация более плотной жидкости над менее плотной (или даже над слоем газа) является результатом динамического эффекта усреднения в условиях осцилляций, компенсирующих гравитацию.

Вибрация жидкостей порождает также и другие парадоксальные феномены, вроде идущих ко дну пузырей воздуха. Пузыри воздуха начинают тонуть, когда расположены ниже некоторой критической глубины.

[Множество утонувших пузырей далее порождает на дне «естественную» воздушную подушку, феномен левитации слоя жидкости и возможности для плавучести предметов в перевёрнутом состоянии «вниз головой». В целом же] Это поведение, нарушающее законы стандартной плавучести и гравитации, может быть объяснено простой моделью, которая берёт в расчёт определённую кинетическую силу, именуемую силой Бьёркнеса и действующую на пузыри воздуха в осциллирующей жидкости.

Для целей настоящего обзора наибольший интерес представляют ссылки исследователей на «силу Бьёркнеса». Ибо вокруг этого типа взаимодействий, открытых и описанных норвежским учёным свыше ста лет тому назад в книге «Силовые поля: Приложения к метеорологии» [B], а также и в целом вокруг фамилии Бьёркнес в науке накопилось уже столько тумана и умалчиваний, что важных подробностей не знает тут практически никто. А если кто-то вдруг и знает, то не пишет и не публикует на этот счёт ничего содержательного.

Начать следует с того, что в богатой истории научных дициплин, идущих от гидродинамики, было три выдающихся учёных профессора под фамилией Бьёркнес: дед Карл, сын Вильгельм и внук Якоб. Самое же интересное, что с именем каждого из них в физической науке XX века связаны некие весьма загадочные эпизоды, внятных разгадок для которых нет и поныне…

Читать «Обратная сторона метеорологии, или Бьёркнесы как тайна науки ХХ века» далее

Психология вчера и сегодня, или Что происходит, когда мы умираем

( Июль 2020, idb.kniganews )

Одновременно с тем, как физика и математика начинают вторгаться на территорию исследований сознания, психология обнаруживает, что и у неё имеется немало содержательных фактов для развития и углубления точных научных знаний об устройстве природы.

В США вот уже свыше полустолетия издается стабильно популярный среди читателей журнал Psychology Today, то есть “Психология сегодня”, выражаясь по-русски. За годы и десятилетия, прошедшие с 1960-х годов, актуальные темы обсуждений в психологических сферах заметно изменялись, естественно. Так же, как меняется и вся наша жизнь.

И если среди сегодняшних наиболее горячо обсуждаемых в обществе проблем особо заметны темы эпидемии, опасных болезней и смерти, то вряд ли удивительно, что те же самые темы обретают особую актуальность и в изданиях, посвященных вопросам психологии. Но отражаются здесь в свете характерного профессионального преломления, ясное дело.

Наиболее интересным аспектом данного процесса представляются новые достоверные факты, которые наука открывает сегодня о психике тех людей, которые совершают переход из этого мира в мир иной. Ибо факты такие особо ценны не только тем, что добываются с помощью всё более продвинутой аппаратуры. Но и тем ещё, что в качестве наблюдаемых пациентов, совершающих столь ответственный переход, всё чаще могут оказываться сами учёные и врачи.

Как итог, в ситуациях, когда от таких “доверяемых источников” удаётся получать научные отчёты о пережитом ими лично, постепенно набирается ценнейший исследовательский материал. Который при надлежащем анализе способен перевернуть все представления науки не только об устройстве нашего сознания, но и об устройстве всего физического мира в целом.

Для начала обзора недавних публикаций подобной тематики вполне подошла бы, в частности, совсем свежая июльская статья, опубликованная на сайте Psychology Today под названием “Что происходит, когда мы умираем?” (What Happens As We Are Dying?” by Bryan Robinson. Posted Jul 10, 2020).

Но прежде чем переходить к рассмотрению нынешних открытий психологов и нейрофизиологов мозга, однако, имеет смысл хотя бы в общих чертах обрисовать, сколь давняя и богатая история имеется у подобных исследований. А также непременно отметить и неоспоримый факт того, что все эти накопленные богатства с воистину поразительным упорством официальной наукой игнорируются…

Читать «Психология вчера и сегодня, или Что происходит, когда мы умираем» далее

Остроградский – Воеводский, или То, о чём не говорят

( Июль 2020, idb.kniganews )

Жанр сравнительных жизнеописаний всегда таит в себе неожиданные открытия и удивительно мощные параллелизмы. При важном условии, конечно, чтобы герои для сравнения были выбраны правильно…

В одной из недавних публикаций СМИ, посвящённых памяти выдающегося русско-американского математика Владимира Воеводского (1966–2017), для его независимого и трудно сочетавшегося с мейнстримом типа личности в качестве ближайших аналогов упоминали Галуа и Гротендика. То есть знаменитейших французских математиков, вплоть до конца жизни так и не вписавшихся в общепринятые нормы научного сообщества.

Гениальный Эварист Галуа (1811–1832), правда, погиб от ранения на дуэли в совсем ещё юном возрасте, абсолютно не понятый и отвергнутый академическим миром, а признание и славу получил лишь много десятилетий спустя после смерти. Александр же Гротендик (1928–2014), напротив, получил мировое признание уже в молодости, однако вскоре сам отверг академическую науку с её «неправильными» порядками и традициями, укрылся отшельником в глухой провинции, и там в добровольной самоизоляции дожил до 86 лет.

Что же касается Владимира Воеводского, то хотя и он, несомненно, тоже руководствовался всегда лишь собственными правилами, однако сильно отличался от Галуа и Гротендика своим куда более бесконфликтным характером. То есть он никого не обвинял, ни на кого не обижался, а просто жил и работал так, как ему нравилось. Поэтому академическая наука, с одной стороны нередко напрягалась от того, что Воеводский всё и всегда делает «не как все», но со стороны другой это не мешало ей признавать высочайший класс и новаторский уровень его математических достижений.

Побочным эффектом этого «мирного сосуществования» разных подходов к деланию науки стало то, что наиболее странные из занятий Воеводского, абсолютно неподобающие для авторитетного академического учёного, – его целенаправленные исследовательские контакты с потусторонним миром – официальным научным сообществом просто игнорировались. Этих исследований как бы и не было вовсе, практически никто из коллег ими не интересовался, а во всех официальных биографических текстах о Воеводском про эти его дела вообще не упоминают.

Самое же интересное, что именно этот примечательный аспект в биографии Воеводского напрямую сопрягает его жизнь с биографией другого выдающегося учёного, одного из знаменитых российских математиков XIX века, Михаила Васильевича Остроградского (1801-1861).

Если копнуть имеющиеся жизнеописания Остроградского чуть поглубже, то совсем несложно увидеть, что в весьма зрелые уже годы убеждённый материалист и учёный вдруг испытал преображение, активно занявшись общением с потусторонним «духовным миром» – в точности так же, как и Владимир Воеводский полтора столетия спустя.

Более того, если аккуратно сопоставить известные вехи-эпизоды в биографиях двух выдающихся учёных, а также психологические особенности их независимых личностей, то становится очевидно, что Михаил Остроградский – это и есть самый близкий аналог Воеводского в истории математической науки.

А скорее всего, перед нами просто разные инкарнации-воплощения одной и той же талантливой сущности, высоко продвинувшейся в своей эволюции…

Читать «Остроградский – Воеводский, или То, о чём не говорят» далее

Паули как психотравма

( Июль 2020, idb.kniganews )

Когда человека мучает сильная психологическая травма, это чревато серьёзными проблемами не только для физического здоровья или нормальной жизни, но и для жизни вообще. Поэтому все согласны, что такое состояние требует лечения. Но вот когда от последствий мощной психотравмы страдает коллективное сознание научного сообщества, то даже сам факт болезни обычно принято отрицать.

Есть в России одна совершенно замечательная газета под названием «Троицкий вариант – Наука» . Замечательна она не только тем, что постоянно публикует правдивые и содержательные материалы о состоянии дел в науке и обществе, но и тем, в особенности, что делают эту газету настоящие учёные. То есть не просто весьма компетентные в своём профессиональном деле специалисты, но и честные-отважные люди, открыто и аргументировано – с научных позиций – сражающиеся с враньём, воровством и прочими несправедливостями этого государства.

Но здесь, впрочем, речь пойдёт совсем о другом.

Речь пойдёт о том, что абсолютно всем людям, включая и самых умных, честных и порядочных учёных, свойственно иметь те или иные недуги. Болезни, страдания и расстройства как физического, так и психологического свойства. Но если коллективные физические болезни – вроде массовых вирусных эпидемий – ныне уже явно и отчётливо волнуют всех, то вот коллективные психические недуги пока что существуют словно невидимо. Сколь бы серьёзна такая болезнь ни была, общество её фактически не замечает, а потому и о необходимости лечения вопросов не ставится. Что вряд ли есть мудро.

Как же может выглядеть такое заболевание коллективного сознания, которое применительно к отдельным людям обычно именуют термином психотравма? Недавний выпуск газеты «Троицкий вариант» непосредственно связан именно с таким случаем массовой болезни – благодаря статье «Ярость Вольфганга Паули», рассказывающей об одном из малоизвестных эпизодов в истории науки (Выпуск ТрВ № 306 от 16.06.2020, с. 10–11 ).

Читать «Паули как психотравма» далее