Джо Полчински глазами трёх женщин

( Июнь 2022, idb@kiwiarxiv )

В память о выдающемся учёном выпущена примечательная книга мемуаров. Рассказывать об авторе книги и о его идеях можно очень по-разному. Например, вот так…

Издательством Массачусетского технологического института, MIT Press, опубликованы «Воспоминания физика-теоретика» Джо Полчински [1]. К чести издательства, эта неординарная книга в электронном виде выпущена на основе лицензии Creative Commons, то есть свободно доступна всем для легального скачивания и чтения. А за деньги, соответственно, предлагается тем, кто хотел бы иметь бумажный экземпляр в профессионально-типографском исполнении.

Основную часть книги составляют собственно мемуары Полчински, выложенные им в конце лета 2017 на сайте научных препринтов arXiv.org (о примечательных подробностях и параллелизмах, связанных с той публикацией, на русском языке можно прочесть здесь). Нынешнее типографское издание, однако, существенно расширено дополнительными материалами. Включая предисловие от друга и коллеги Энди Строминджера, подробные разделы с комментариями и библиографией от Ахмеда Альмхеири (в своё время аспиранта Полчински), а также трогательное послесловие от вдовы физика, Дороти Полчински.

Поскольку абсолютно все, кто лично общался с Джо, непременно подчёркивают его неизменную доброжелательность, честную открытость и очень позитивную человечность, здесь рассказ о событии будет выстроен соответствующим образом. Не на основе отзывов от учёных мужей, как это обычно принято, а на основе воспоминаний и наблюдений от женщин, куда более внимательных к такого рода вещам.

Иначе говоря, вся дальнейшая часть материала скомпилирована из фрагментов текстов от трёх разных авторов женского пола. Во-первых, конечно же, от Дороти Полчински, единственной жены Джо и любви всей его жизни.

Во-вторых, от физика-теоретика Сабины Хоссенфельдер, наиболее известной своей нашумевшей научно-популярной книгой «Заплутавшие в математике» [2] и сделавшей Джо Полчински одним из главных её героев (подробности об этой книге см. тут)

И в-третьих, от журналистки Аманды Гефтер, бравшей у Полчински обширное интервью в 2013 — в процессе подготовки своей науч-поп-книги «Вторгаясь на лужайку Эйнштейна» [3] (подробности см. тут). Где удалось запечатлеть выдающегося учёного в период его яркого научного творчества и прекрасного, как казалось, физического здоровья…

Но начать эту историю всё же следует с поясняющего текста от самого Джозефа Полчински.

Джозеф Полчинcки, 2017

[ Из финала к «Мемуарам физика-теоретика» ]

Ну, и такая вот хрень…

[Находясь в Германии] 30 ноября 2015 я сделал доклад «Общая теория относительности и Струны» на конференции, отмечавшей 100-летнюю годовщину ОТО. Мероприятие устраивали в Харнак-Хаус в Берлине, где Эйнштейн часто работал и выступал. Также было запланировано, что на следующей неделе я выступлю ещё и в Мюнхене – на существенно другой конференции. [Организованной для обсуждения книги и идей философа науки Рихарда Давида о «неэмпирической оценке научных теорий», то есть о том, что при нынешнем уровне развития математики сильные теории физиков уже не нуждаются в подтверждениях экспериментами и научными наблюдениями природы.]

Эта встреча должна была обсудить, являются ли на самом деле научными теориями такие теории, как струны и инфляция. Я очень хотел там поучаствовать, так как по моим ощущениям здесь есть важные моменты, которые давно назрели для их закрепления. Моя статья – «Струнная теория во спасение» – представила картину так, что струнная теория, хотя её часто критикуют, на самом деле является великим успехом науки.

К сожалению, я никогда так и не сделал этот второй доклад, потому что через три дня после моего выступления в Харнак-Хаус у меня случился приступ, из-за которого я оказался в больнице.

У меня нашли рак мозга. После многих месяцев хирургии, лечебных процедур и восстановления я, как видите, уже могу писать тексты. Но я все ещё так и не знаю, смогу ли я вновь заниматься физикой…

Читать «Джо Полчински глазами трёх женщин» далее

Охранник древностей и Большая томография египтологии

( Май 2022, idb@kiwiarxiv )

Продолжение цикла материалов о странных и удивительных аспектах одной весьма специфической науки.

Египтология – это в каком-то смысле уникальная область исторической науки, где серьёзные и глубокие исследования учёных оказались тесно переплетены в причудливом узле с физикой и инженерией, с мистикой и экстрасенсами, с псевдо-археологией и пёстро-фантастическими идеями движения Нью-Эйдж.

Самый же занятный элемент этой ситуации заключается в том, что оппонентами серьёзных египтологов нередко оказываются не только чудаковатые мистики и экстрасенсы, но также компетентные физики, инженеры и учёные материаловедения. Ибо настоящих учёных точных наук всегда намного больше интересует истина, а не то, какую из спорящих сторон поддерживают их открытия – академическую египтологию или же любителей-ньюэйджеров с их навязчивыми идеями про Атлантиду и инопланетян.

Наглядную иллюстрацию того, насколько интересно и замысловато дела в египтологии по этой причине перемешаны и запутаны, даёт пара эпизодов из текущих новостей весны 2022 года. Наиболее примечательные детали, помогающие лучше понять особенности происходящего, как здесь так и далее в цитируемых фрагментах документов будут выделяться жирным шрифтом.

Новость первая – от учёных-физиков, занимающихся частицами высоких энергий и объявивших ныне об их новой затее с «большой мюонной томографией» Великой пирамиды [1]:

Великая пирамида Гизы, как предполагается, была построена по повелению фараона Хуфу, правившего в 26 столетии до н.э.. Идею о том, чтобы просканировать эту пирамиду с помощью космических лучей, впервые выдвинул в 1960-е годы физик Луис Альварес. Согласно бюллетеню Американского физического общества [2], Альварес и его команда сканировали пирамиду в течение двух лет, но не обнаружили никаких прежде неизвестных камер внутри этой знаменитой структуры.

Далее в той же статье СМИ чуть подробнее рассказывается, почему новый проект физиков, развивающих давнюю идею от нобелевского лауреата Луиса Альвареса, теперь мог бы принести более содержательные результаты сканирования. Но об этих подробностях рассказ будет далее, а здесь пока необходимо лишь подчеркнуть, что слова о том, будто «Альварес уже сканировал пирамиду Хуфу и ничего там не нашёл» – это стопроцентная и легко опровергаемая неправда.

Причём почти наверняка данная ложь широко опубликована в новостях не столько по злому умыслу репортёра или редакции, а скорее по причине того, что именно к такому освещению событий методично приучает СМИ академическая египтология. Приучает к тому, иначе говоря, что настоящие большие открытия здесь могут делать только опытные и профессионально образованные учёные-египтологи.

Одному из главных светил академической египтологии, прославленному Захи Хавассу посвящена вторая из цитируемых новостей [3]. Где повод для публикации – это деловой визит в Египет знаменитейшего архитектора Эдриана Смита, наиболее известного как автор проектов самого высокого на планете здания Бурдж-Халифа и ряда других сверхвысоких небоскрёбов.

При посещении комплекса пирамид и Сфинкса в Гизе уважаемого гостя правительства встречал и лично знакомил с древностями «главный египтолог» страны, доктор Захи Хавасс. Визит к Сфинксу, в частности, сопровождал такой комментарий от знающего специалиста:

Хавасс также объяснил, что Сфинкс – это цельная скала, а лицо монумента принадлежит фараону Хафра, основателю второй большой пирамиды. Он также особо отметил, что все предположения, утверждающие, будто под Сфинксом находится целый затерянный город, являются беспочвенными.

Если оценивать по самому большому счёту, то в данном комментарии от авторитетного египтолога доказуемой неправдой является практически всё. И то, что у Сфинкса лицо фараона Хафра (также известного как Хефрен). И то, что вторая пирамида была построена им. И то, наконец, что «все предположения о подземном городе Гизы являются беспочвенными, а раскопки показывают, что там ничего нет».

Здесь, понятное дело, недостаточно места для развёрнутого и убедительного объяснения того, почему официальная египтология столь упорно настаивает на вещах, доказуемо являющихся неправдой. Ибо для этого понадобилось бы большое и обстоятельное расследование плюс несколько томов достоверных документов.

Но вот наглядно продемонстрировать на конкретных примерах, что утверждения в процитированных выше фрагментах являются документально доказуемым искажением правды – это можно сделать вполне.

Самое лёгкое – это опровергнуть утверждение о том, будто «физик Альварес уже сканировал пирамиду Хуфу и ничего там не нашёл». Тут вполне достаточным оказывается просто обратиться к первоисточникам. То есть к публикации [2] в новостном бюллетене Американского физического общества – «Про статью Луиса Альвареса в журнале Science о космических лучах и пирамидах» (APS News, February 2019). А также к статье самого Альвареса и его коллег [4], носящей название «Поиск скрытых камер в пирамидах» (Science, February 1970).

Оба этих документа совершенно ясно и отчётливо свидетельствуют, что Луис Альварес не нашёл ничего нового в Великой пирамиде (приписываемой Хуфу-Хеопсу) лишь по той причине, что на самом деле там он ничего и не искал. А реально искал он скрытые камеры совсем в другой, второй большой пирамиде (приписываемой Хефрену). И действительно ничего интересного там обнаружить не сумел… О чём и написал впоследствии отчётную статью.

Что же касается второй цитаты с неправдой – от доктора Захи Хавасса – то здесь документов и свидетельств с опровержениями обнаруживается не просто много, а избыточно много. Причём некоторые из них, что особенно интересно, в прежние годы исходили лично от Хавасса. На сегодня, правда, эти документы с сайта прославленного египтолога давно удалены, но это вовсе не означает, что они исчезли также и для истории…

Читать «Охранник древностей и Большая томография египтологии» далее

4в1, или ещё одна книга

( Май 2022, idb@kiwiarxiv )

Более содержательный вариант названия работы выглядит примерно  так: «4в1: Маска Шекспира и тайны Бэкона, книга Картье и секреты АНБ» .

В период с осени 2020 до весны 2022 года абсолютно спонтанно, вообще без планов или предварительных замыслов удалось создать весьма странное и удивительное произведение.

Сначала один добрый человек раздобыл чрезвычайно редкую книгу, оцифровал её и прислал получившийся файл как сюрприз или подарок.

Вскоре затем вокруг глав этой книги стали естественным образом происходить научно-мистические расследования и сопутствующие им находки малоизвестных документов и фактов. Вся эта работа постепенно складывалась в череду взаимосвязанных публикаций с промежуточными отчётами. Которые в итоге сами собой привели исследования к завершённому виду…

После чего, в мае 2022, другой добрый человек собрал все эти публикации в единый epub-файл электронной книги. И тоже прислал её в качестве презента автору.

Автор, ясное дело, кое-что там подправил и добавил, но самое главное – теперь этот странный и удивительный подарок доступен всем для свободного скачивания и повсеместного распространения.

Читать «4в1, или ещё одна книга» далее

Табу на знания, или Гностицизм Алана Уотса

( Май 2022, idb@kiwiarxiv )

«Книга про табу на знание о том, кто ты есть» – это, наверное, самая известная из работ Алана Уотса. Впервые она опубликована довольно давно, в 1966, однако её снова и снова переиздают на множестве языков планеты.

Алан Уилсон Уотс (1915-1973) прожил не очень долгую, но насыщенную творчеством жизнь. Отчего имел все основания называть себя писателем и лектором, богословом и философом, англиканским священником и дзэн-буддистом, мистиком и шаманом, людоведом и жизнелюбом. Многочисленные книги Уотса о духовных поисках человека ценятся читателями не столько за то, что там рассказано, но скорее за то, КАК это им рассказано.

Ибо почти всё, о чём говорится в текстах Алана Уотса, – это сконцентрированная мудрость человечества, наработанная, без преувеличения, за тысячелетия размышлений и медитаций. Иначе говоря, и до него про все эти вещи были написаны горы литературы. Вот только делать это столь же внятно и доходчиво, как рассказывает об этом Уотс, удавалось очень мало кому.

Одна из его поздних работ – небольшая по объёму, но очень ёмкая по содержанию «Книга про табу на знание о том, кто ты есть». Коль скоро о том же самом – но с иных позиций – регулярно рассказывают и тексты сайта kiwi arXiv, имеет смысл разместить здесь вводную часть этой работы Алана Уотса.

[ Начало цитирования ]

Стандартные современные религии – такие, как иудаизм, христианство, ислам, индуизм и буддизм – в своём нынешнем виде напоминают отработанные рудники: здесь очень трудно что-то найти. За некоторыми исключениями, обнаружить которые не так-то легко, их идеи о человеке и мире, их образы, обряды и представления о хорошей жизни не согласуются с современными научными знаниями о Вселенной. Ведь в наши дни окружающий мир изменяется так быстро, что почти все изученное человеком в школе устаревает ещё до того, как он успевает её окончить.

Книга, которую я задумал написать, не будет религиозной в обычном смысле, и тем не менее в ней найдётся место для обсуждения многих вопросов, которыми занимаются религии. На её страницах мы поговорим о Вселенной и месте в ней человека, о таинственном средоточии жизненного опыта, называемом нами «я», о проблемах жизни и любви, страдания и смерти, а также обо всем, что связано со смыслом жизни в любом понимании этого слова. Ведь с каждым годом все больше людей убеждаются в том, что существование – это бесконечная и бессмысленная гонка, напоминающая жизнь белки в колесе.

Живые организмы, в том числе и людей, можно уподобить трубкам, которые поглощают вещество с одной стороны, а затем выделяют с другой. Благодаря этому они могут существовать, однако не очень долго, потому что через некоторое время изнашиваются. Чтобы продолжать этот фарс, трубки научились производить на свет новые трубки, которые тоже умеют поглощать с одной стороны, а затем выделять с другой. С того конца, который поглощает, они развили у себя нервный узел, называемый мозгом. К нему с помощью нервов подключены глаза и уши, благодаря чему трубкам легче удаётся преодолевать препятствия, отделяющие их от пищи.

Ещё одна особенность трубок состоит в том, что, наевшись, они начинают использовать избыток энергии для ползания по поверхности земли по хитроумным траекториям. При этом они издают всевозможные звуки с помощью отверстия для заглатывания пищи и собираются в группы для борьбы с другими трубками. Вся их деятельность кажется забавной суетой, и чем дольше ты думаешь об этом, тем очевиднее тебе становится, что забавы здесь больше, чем суеты. В любом случае, все это необычайно странно.

Своеобразным просветлением можно назвать чувство, которое говорит нам, что обычное и обыденное – это странно, невероятно и даже как-то жутко. …

Чувствовать странность всего, что нас окружает, означает каждый раз по-новому видеть самые обычные вещи. Почему из всех возможных миров существует лишь этот один с таинственно искривлённым пространством-временем? Почему в пространстве разбросаны колоссальные и на первый взгляд никому не нужные скопления галактик, в одной из которых живые трубки самостоятельно развлекаются игрой в «кто кого съест»?

Откуда это неописуемое разнообразие форм, наблюдаемое нами в мире, в котором можно встретить всё – от утончённой структуры снежинки и молекулы до поразительного великолепия птицы-лиры и фазана?

Существует ли во всей этой восхитительной картине мироздания какая-то «недосказанность» – нечто такое, что никогда не сообщается в виде Ответа традиционными религиями и философскими системами?

Да, существует.

Знающие люди говорили об этом неоднократно, но таким образом, что мы, жители нашей конкретной цивилизации, сейчас не понимаем, о чем идёт речь. Мы не представляем себе, какие серьёзные и даже пагубные последствия может повлечь за собой разглашение этих сведений. Дело в том, что оно не только даст толчок к изменениям в политической и моральной сферах, но и повлияет на наше мировоззрение: наш здравый смысл может оказаться вывернутым наизнанку и поставленным с ног на голову.

В настоящее время мы ещё не имеем чёткого представления о том, какими могут быть эти изменения в политике и морали. Ведь до сих пор подобная внутренняя революция была уделом лишь небольшого числа индивидов. Насколько я знаю, она никогда не затрагивала большие группы и сообщества людей. Поэтому не удивительно, что это считается небезопасным. Отсюда необходимость запрета.

Однако сегодня и мир наш находится в чрезвычайно опасной ситуации, а для лечения серьёзных болезней, как известно, зачастую требуется принимать решительные и рискованные меры.

Читать «Табу на знания, или Гностицизм Алана Уотса» далее

Набоков, Паули, бабочки

( Апрель 2022, idb.kniganews )

На последнюю декаду апреля приходятся дни рождения двух замечательных людей, Владимира Набокова и Вольфганга Паули. Фрагмент путеводителя «Там За Облаками» рассказывает о том, сколь интересно связаны их жизни.

Глава 61

[Наряду с Vesica Piscis] Еще один очень важный – или архетипический – образ, устойчиво сохраняющийся в культуре человечества с древнейших времён и поныне, – это символ бабочки.

Довольно неожиданной и оригинальной иллюстрацией, демонстрирующей воистину универсальный (от тайн мироздания и до эволюции человека) характер этого архетипа, может служить следующий фрагмент из стихов Владимира Набокова:

Нет, бытие – не зыбкая загадка!
Подлунный дол и ясен и росист,
Мы – гусеницы ангелов; и сладко
Вгрызаться с краю в нежный лист…

Для творчества Набокова – единственного большого русского писателя, писавшего равно выдающиеся произведения что на родном, что на английском языках – образ бабочки, как многим известно, был далеко не случайным.

В биографиях знаменитого романиста, поэта, драматурга, эссеиста и переводчика всегда непременно упоминают и про это его особое хобби, увлекавшее писателя с раннего детства и вплоть до последних дней. А также про трудные годы эмиграции, когда писателю доводилось работать, среди прочего, и профессиональным энтомологом, специалистом по чешуекрылым или лепидоптерам, как принято именовать бабочек в зоологии.

Куда меньше, правда, известно, насколько мощный след оставила эта никогда не иссякавшая любовь к бабочкам в литературном творчестве Набокова. Специалистами-набоковедами в текстах писателя насчитано порядка 570 мест, посвящённых этим созданиям.

Но при этом никем, похоже, так и не замечено, что через образ бабочки проходит очень интересная связь между личностями Владимира Набокова и Вольфганга Паули. А внешняя канва жизни великого писателя, если присмотреться, во многих своих ключевых деталях оказывается чрезвычайно похожа на факты биографии великого физика.

Читать «Набоков, Паули, бабочки» далее

Физика как Эволюция, Солярис как Апокалипсис

( Апрель 2022, idb@kiwiarxiv )

Мало сказать, что мы попали в странный период истории. Нам выпало жить во времена перемен не просто очень странных, но и со множеством подробностей не раз описанных заранее. Как в книгах фантастов современности, так и в видениях пророков древности…

 

Начать же обзор предсказаний и странностей удобнее издалека – с позиций лингвистики. Сейчас у всех, скажем, на слуху и на языке звучное старинное слово Апокалипсис. Но если вы человек русскоязычный и для уточнения смысла термина заглянете в самый популярный онлайн-справочник, то сразу обнаружите удивительную вещь. В русской Википедии вообще нет такой статьи – «Апокалипсис»…

Вместо прямого ответа на запрос, отправленный через поисковое окно, Википедия предложит вам статью про «Откровение Иоанна Богослова». Хотя по давней традиции сей текст общепринято называть Апокалипсис, на самом деле, однако, это далеко не одно и то же.

Возникший задолго до христианства и имеющий два греческих корня, от слов «апо» (удаление) и «калиптос» (сокрытое), этот термин дословно переводится как «снятие покровов», а как литературный жанр означает «откровения» или «новые знания», получаемые авторами неким необычным путём (в снах или видениях) и от необычных сведущих источников (духов, богов, ангелов и т.д.).

Иначе говоря, Апокалипсис – это вовсе не всегда и совсем не обязательно про смерть и чуму, про войну и прочие ужасные бедствия. Это про картины нашего вероятного будущего, которые почему-то сильнее всего цепляют людей лишь тогда, когда всё «очень-очень страшно». Отчего так, здесь рассматриваться не будет.

А будет здесь рассказ про самый настоящий, но другой Апокалипсис – как воистину Новые Знания. Про вдохновенные и подлинно научные открытия, для кого-то, быть может, и правда «страшные», коль скоро они «снимают печати с тайн» и подрывают многие из базовых догм, прежде казавшихся для науки незыблемыми. Но смысл и ценность новых знаний вовсе не в этом, конечно же.

Ибо речь пойдёт не просто о важном комплексе междисциплинарных открытий учёных на стыке трёх важнейших наук – биологии, физики и информатики. Но прежде всего – о существенно новом подходе, открывающем широкие горизонты и перспективы для постижения устройства не только вселенной, но и нас самих.

Случилось так, что все четверо главных героев этой истории – или «четыре всадника Апокалипсиса», как выразился основатель затеи [o1] – это русскоязычные учёные, давно и успешно работающие за пределами России. Прежде этот факт был бы не суть как важен, однако ныне времена другие. Очень и очень странные времена…

Фокусировка на теме о том, в сколь причудливо трагичный замес из фантастики Джорджа Оруэлла и видений Иоанна Богослова погрузили нас сегодня события реальной жизни, неизбежно увлечёт эту историю слишком далеко в сторону. Отчего имеет смысл сразу же сосредоточиться на идеях и научных достижениях главных героев. Двое из которых, Евгений Кунин и Юрий Вольф, являются биологами-эволюционистами, а двое других – Михаил Кацнельсон и Виталий Ванчурин – физиками-теоретиками.

По причине известности учёных, в русскоязычной части интернета сейчас (пока что) без особого труда можно найти множество текстов с большими и содержательными интервью, в которых сами эти исследователи доходчиво рассказывают о сути своих научных поисков и успехов. Как о работах, сделанных ими прежде по отдельности, так и о свежей серии статей [o2, o3], подготовленных уже совместно – как итог их междисциплинарной авторской коллаборации.

Просто пересказывать все эти общедоступные и сами по себе вполне информативные материалы представляется здесь не очень интересным. Поэтому проделано нечто иное. В совершенно буквальном смысле оттуда понадёрганы – ещё говорят «вырваны из контекста» – многочисленные цитаты. И на их основе сконструирован контекст существенно новый.

Вовсе не факт, что итоговый результат таких манипуляций понравится самим героям как источникам цитат. Но задача данного материала совершенно не в том, чтобы всем нравиться. А в том, чтобы осветить иные, менее очевидные аспекты общеизвестной, казалось бы, истории из жизни современной передовой науки…

Читать «Физика как Эволюция, Солярис как Апокалипсис» далее

Термоядерная бомба и Big Bang: незабавные подробности

( Апрель 2022, idb@kiwiarxiv )

Недавняя публикация в СМИ «о первых советских успехах мирового научного уровня» интересным образом пересеклась с текстами сайтов KnigaNews и kiwiArxiv. С материалами не только «о главной догме и беде космологии», но и «о тайнах криптографической могилы»…

Привлечённая здесь для заголовка фотография позаимствована из статьи в научно-популярных СМИ, носящей такое название «Аспирант Крокодила и время джаза. О первых достижениях воспитанников российской физической школы». А изображены на этом фото два талантливейших советских теоретика, Лев Ландау и Георгий Гамов в возрасте 23 и 27 лет, соответственно.

Стоящий между учёными мальчик – это ещё один большой в будущем физик и Нобелевский лауреат Оге Бор. Но данная фотография, снятая в 1931 году во дворе Института Нильса Бора в Копенгагене, особо интересна вовсе не этим. А тем, что на самом деле мы видим здесь лишь обрезанный фрагмент более содержательной картины. Которая в полном виде выглядит так.

Другой маленький мальчик – это Эрнест Бор, ещё один из шести сыновей отца квантовой физики Нильса Бора, в будущем адвокат и выдающийся спортсмен. Ну а стоящий рядом с ним молодой человек на лыжах – это 23-летний Эдвард Теллер. В начале 1930-х коллега-приятель Гамова и Ландау, 20 лет спустя отец американской водородной бомбы, а также ярый милитарист и политический ястреб до конца своей долгой жизни…

Вполне возможно, что эту полную версию снимка откадрировали по самой простой причине: раз история о советских учёных, то всё лишнее вполне можно и убрать. Но может быть и так, что подлинная история обрезана здесь не просто так, а именно с умыслом «подправить», то есть исказить картину. Косвенное подтверждение чему дают и следующие фразы в финале статьи (рассказавшем о достижении Георгия Гамова в области теории атомного ядра, прославившем его в мире науки):

… это был первый по-настоящему громкий успех советской физики. В 1932 году 28-летний Гамов был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР, став самым молодым физиком, избранным в академию за всю её историю.

Подобный финал, конечно, можно считать правдой – коль скоро так всё оно в истории и было. Вот только если события этой же истории лишь совсем чуть-чуть расширить – примерно как копенгагенскую фотографию – то легко увидеть, что на самом деле правдивая картина тут выглядит существенно иначе…

Читать «Термоядерная бомба и Big Bang: незабавные подробности» далее

Фрэнсис Бэкон и книга Картье. Часть 12, итоговая: Проблема авторства Шекспира как задача OSINT

Февраль 2022, idb.kniganews )

Заключительный эпизод документального сериала, вернувшего к жизни важные, но умышленно изъятые страницы истории и науки, криптографии и философии. Теперь самым интересным оказывается такой вопрос: узнав правду, способно ли научное сообщество её переварить?

Случилось так, что за всё (очень) долгое время дебатов вокруг темы «Бэкон как автор шекспировских произведений» здесь появилось всего лишь три обстоятельных работы от профессионалов военно-разведывательной криптологии. Причём возраст каждого из авторов, что нельзя не отметить, относится к категории пенсионеров «за 60». Ибо среди специалистов такого рода профессии не принято заниматься подобными анализами – да ещё и публично – в период секретной государственной службы.

Первую книгу из этого ряда, «Проблема криптографии и истории» [1], в 1938 году опубликовал генерал запаса Франсуа Картье, глава криптографической службы вооружённых сил Франции в годы Первой мировой войны. В книге Картье результаты его криптоаналитических исследований приводят к совершенно однозначному выводу. О том, что дешифрованные тексты из старинных английских книг 16-17 столетий определённо указывают на Фрэнсиса Бэкона как на автора тех произведений, что по традиции считаются шекспировскими.

Вторую книгу этого ряда, «Анализ шекспировских шифров» [2], в 1957 опубликовал (в соавторстве с женой) подполковник-пенсионер Уильям Фридман. В годы Второй мировой войны Главный криптоаналитик Армии США, в послевоенный период особый помощник директора АНБ США, а после смерти – человек-памятник, почитаемый ныне как «отец американской криптологии».

Совместную же работу супругов Фридманов в шекспироведении принято почитать как «последнее и окончательное слово» в дебатах о криптографических доказательствах в Бэкон-Шекспировских спорах. Ибо, по авторитетному и категоричному заключению этих специалистов, в печатных изданиях шекспировской эпохи вообще нет никаких зашифрованных посланий в принципе. Так что и обсуждать здесь всерьёз по сути нечего…

Наконец, что касается третьей книги этого короткого ряда, опубликованной по частям в течение 2020-2022 гг. на страницах веб-сайта kiwi arXiv, то именно она сейчас находится перед вашими глазами. Автор её в конце прошлого столетия был полковником российской криптоаналитической спецслужбы, а все последующие годы века нынешнего занимается примерно тем же самым, чем и в разведке, – но только уже в качестве вольного журналиста.

Лёгкий и естественный переход от суперсекретной поначалу государственной службы к совершенно открытой в итоге журналистской работе оказался на удивление прост вот по какой причине.

В тайной деятельности шпионских спецслужб имеется одно весьма особенное направление под названием OSINT или «разведка открытых источников информации». И если специалисту-криптоаналитику, много лет занимавшемуся взломом шифров, судьба подарила возможность возглавить направление OSINT, то плоды такой аналитической работы вполне могут быть в равной степени полезны и доступны не только коллегам из спецслужб, но и всему гражданскому обществу…

Ибо информация, добываемая методами OSINT, отличается не только высоким уровнем достоверности, что необходимо в разведывательной работе, но и при этом абсолютно чиста с морально-этической точки зрения. Ведь для получения достоверных данных с опорой на этот метод не требуется ничего воровать, не надо никого обманывать или запугивать. Не говоря уже про убийства безвинных людей, прости господи.

Здесь, впрочем, речь идёт не «об OSINT вообще» , а о совершенно конкретной крипто-проблеме Бэкон-Шекспировского авторства – в свете двух экспертных работ от равно авторитетных криптографов XX века, диаметрально разошедшихся, однако, в своих выводах. Речь о том, в частности, что может ныне предъявить и документально доказать в этой связи третья компетентная сторона: OSINT-специалист с большим опытом работы как в области аналитического взлома шифров, так и анализа открытых источников информации.

Суть данного, третьего экспертного свидетельства в том, что все выявленные материалы нового расследования в этой большой и многослойной истории совершенно определённо поддерживают позицию французского генерала Картье. И одновременно предоставляют множество свидетельств тому, что книга американского подполковника Фридмана в своих базовых утверждениях доказуемо содержит умышленную ложь. Иными словами, это образец дезинформации, сфабрикованной по стандартным рецептам из тайной кухни спецслужб.

Но любая дезинформация, умышленно внедряемая в умы людей как Отрицание и Обман, всегда имеет под собой причины и преследует какие-то определённые цели. Каковы же могут быть причины Отрицания и цели Обмана у секретных спецслужб государства для внедрения столь специфической дезинформации именно в данном случае – в очень давних, но всегда горячих спорах вокруг Бэкона и Шекспира?

Главная особенность нынешнего OSINT-расследования как раз и заключается в том, что теперь есть возможность намного более отчётливо увидеть и понять подлинную – но всегда скрываемую – основу всех этих дебатов, весьма далёкую от вопросов литературы. Увидеть то, прежде всего, насколько существенно и в чём именно наука по Бэкону отличается от науки в современном понимании этого слова.

А увидев это – понять, что бэконовская «наука как магия» во многих отношениях сильнее и глубже науки современной. Причём науки в самом широком смысле этого слова, начиная с криптологии и заканчивая фундаментальными основами физики.

Говоря конкретнее, можно увидеть то, что благодаря дешифрованным текстам Бэкона магическая наука розенкрейцеров не только вывела современных учёных и инженеров к удивительному явлению акустической левитации. Но и в потенциале способна на гораздо большее – перебрасывая, по выражению Вольфганга Паули, твёрдо научные «мосты между материей и сознанием»  для фундаментальной физики.

Не говоря уже о том, что идеи розенкрейцеров и Бэкона о методах превращения «знания в силу» обеспечили наиболее выдающиеся достижения отца криптологии Уильяма Фридмана и его Магии – как новой оккультно-математической науки о взломе шифров.

Увидев же это всё, значительно легче понять, почему секретные спецслужбы так старательно скрывают столь особенные аспекты бэконовской науки и её практические методы познания.

Наконец, благодаря OSINT-материалам можно ясно увидеть и понять даже те сугубо личные мотивы, которые сподвигли Уильяма Фридмана (по всем свидетельствам, вполне порядочного в быту человека) на личное и активное участие в фабрикации той гигантской лжи, которой стала его книга «Проверка шекспировских шифров» .

Широко разветвлённые аспекты этой большой истории, однако, выходят далеко за рамки данной книги и здесь могут быть обозначены лишь в самых общих чертах. Главными же итогами собственно OSINT-расследования следует считать вот что. Во-первых, здесь с опорой на развёрнутые документальные доказательства восстановлена правда от генерала Картье и разоблачена ложь от супругов Фридманов. Ну а во-вторых, попутно удалось обнаружить ещё и нечто действительно новое, важное и содержательное. Точнее, новое как хорошо забытое старое.

Благодаря зацепке из криптографической коллекции Фридмана [6] удалось отыскать формально общедоступные, однако и поныне старательно скрываемые от всех документы, ведущие к раскрытию очень древней тайны.

Формулируя более аккуратно, речь идёт о документах, обеспечивающих выявление и раскрытие тех из зашифрованных текстов Бэкона, которые до сих пор остаются неизвестными. То есть фрагментов, как минимум часть из которых однажды уже была выявлена и дешифрована стараниями Элизабет Гэллап. Но ни ею самой, ни её покровителем полковником Фабианом эти фрагменты никогда не публиковались и не распространялись. Отчего и не вошли, соответственно, в главы тайной автобиографии Бэкона, опубликованной через книгу Картье.

Среди этих уже дважды, получается, утраченных текстов, что известно достоверно, содержатся не только недостающие страницы бэконовской истории, но и описания весьма специфических – магических в духе розенкрейцеров – опытов Бэкона с природой…

Ныне у исследователей имеется всё необходимое, чтобы вернуть утраченное. Но дабы цепь фактов и аргументов в поддержку этой находки выглядела действительно сильной и убедительной, начать придётся издалека и углубляться в суть по возможности обстоятельнее.

Читать «Фрэнсис Бэкон и книга Картье. Часть 12, итоговая: Проблема авторства Шекспира как задача OSINT» далее

Свобода от моды

В процессе подготовки очередных эпизодов для двух разных сериалов — про «Бэкона в книге Картье» и про «Виттена как Гаусса сегодня» — обнаружились сильные сопряжения их тем с одним весьма давним текстом из цикла kniganews «Женщины, Эйнштейн и Голография» (ЖЭГ, 2014). Для полноты картины полезно разместить этот текст и здесь. Предыдущие части ЖЭГ см тут: [#1], [#2], [#3], [#4], [#5].


1. Немодные вещи

В 1981 году Фримену Дайсону довелось сделать доклад на еще одну близкую ему тему – о моде в науке. Выражаясь точнее, доклад носил название «Немодные занятия» [up], поскольку знаменитому физику-инакомыслящему куда дороже идея о том, что подлинно великие вещи практически всегда открываются не благодаря, а вопреки царящим на данный момент в науке теориям и школам.

Если излагать концепцию Дайсона в самых общих чертах, то выглядит она следующим образом. Как и все прочие люди, ученые также имеют тенденцию следовать текущей моде. Законодателей моды в науке физик не без иронии именует «мандаринами» и с готовностью признает, что в принципе здесь нет ничего плохого. Потому что и модные темы исследований, диктуемые нынешними мандаринами, вполне могут быть и актуальными, и значительными.

(Не говоря уже о том, что для всех научных карьеристов, рассчитывающих на быстрое получение грантов и престижных должностей, шансы на успех несоизмеримо выше, если следовать общепринятой моде.)

Проблема же заключается в том, что в любой конкретный момент истории науки – как показывает жизнь – наиболее важные и плодотворные идеи зачастую пребывают в пассивном или спящем состоянии. Просто по той причине, что они «сейчас немодные». По прикидкам Дайсона, в особенно близкой для него области математической физики совершенно обычным делом является время задержки порядка 50 или 100 лет – между тем, когда концепция новой идеи рождается, и тем, когда она, наконец, становится модной настолько, чтобы представлять мейнстрим научной мысли.

И при этом, подчеркивает Дайсон, именно такие вот немодные идеи и разрабатывающие их немодные люди зачастую оказываются наиболее важны для науки, ибо именно они решающим образом влияют на научный прогресс…

Читать «Свобода от моды» далее

Фрэнсис Бэкон и книга Картье. Часть 10: Сокрытие правды

( Декабрь 2021, idb.kniganews )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни книгу от генерала-криптографа Франсуа Картье – про тайную зашифрованную автобиографию Фрэнсиса Бэкона. В этой части показано, как через криптографию оказались тесно переплетены две больших проблемы истории: вопрос Бэкон-Шекспировского авторства и причины военной катастрофы в Пёрл-Харборе.

В предыдущей части  расследования, можно напомнить, были продемонстрированы не только неожиданно тесные взаимосвязи между Шекспировской библиотекой Фолджера и Агентством национальной безопасности США, но и нечто большее. То, в частности, что особо важные шпионские технологии АНБ имеют отчётливо выявляемые корни как в бэконовском шифре «всё через всё» (Omnia per omnia), так и в знаменитой шекспировской пьесе «Буря» (The Tempest).

Ещё в той же главе – как и во множестве предыдущих – были развёрнуто представлены факты и документы, рассказывающие о важной роли Уильяма Ф. Фридмана в делах с «полным закрытием» темы криптографических доказательств в дискуссиях о Бэконе как авторе шекспировских произведений. Ибо – «как показал всем достославный Фридман, главный криптолог АНБ» – никаких скрытых шифров, доказывающих авторство Бэкона, в книгах шекспировской эпохи не было и нет.

О чём же во всех предыдущих главах пока не рассказывалось ничего, так это о том, что самый знаменитый криптограф США был не только не единственной, но и далеко не главной силой, стоявшей за всеми этими загадочными делами. Ибо имеются неоспоримые факты, отчётливо свидетельствующие, что начало данной затеи было положено в разведывательных структурах США существенно раньше того, как к проекту по удалению из шекспироведения фигуры Бэкона (а заодно и к дискредитации неудобной книги генерала Картье) подключился Уильям Ф. Фридман.

Череда событий в этой и поныне тёмной истории такова, что своеобразным рубежом и водоразделом здесь выступает Вторая мировая война. Ибо книга Картье о шифрах и тайной биографии Бэкона (как криптографических доказательствах подлинного авторства шекспировских произведений) была опубликована в 1938, то есть непосредственно накануне войны. Ну а супруги Фридманы, как свидетельствуют все документы их семейного архива, вернулись к делам своей молодости и вновь начали окучивать эту тему лишь через несколько лет после окончания войны, на рубеже 1940-50-х годов.

С другой стороны, однако, имеются неоспоримые свидетельства тому, что разведывательная криптослужба американских вооружённых сил, занимавшаяся дешифрованием секретной переписки потенциальных противников, начала активно набирать в свои ряды учёных-шекспироведов, связанных с библиотекой Фолджера, примерно на десятилетие раньше. То есть на рубеже 1930-40-х годов, ещё до вступления США в войну в декабре 1941…

Причём важно подчеркнуть, что армейский криптограф Уильям Фридман вообще никогда не работал в той спецслужбе, которая занималась привлечением шекспироведов ко взлому шифров. Ибо это была разведструктура совсем другого рода войск – военно-морских сил США.

Вернувшись же после демобилизации к делам своей основной мирной профессии, эти аналитики-текстологи и ученые-библиографы наложили любопытное табу на темы шекспировских исследований. По сути дела, ими было сделано всё возможное, чтобы в послевоенном шекспироведении нигде и никак не упоминались не только книга Франсуа Картье, но даже само имя этого авторитетного генерала-криптографа с его позицией, совершенно неприемлемой для литературной ортодоксии.

Какие имеются на данный счёт факты? Почему существенно, что это было другое шпионское ведомство? И какие особенности в личности и биографии Уильяма Ф. Фридмана не только глубоко затянули его, но и навсегда мощно впечатали их с супругой имена в эту историю обмана, густо замешанного на тайнах и умолчаниях?

Читать «Фрэнсис Бэкон и книга Картье. Часть 10: Сокрытие правды» далее