Фрэнсис Бэкон и книга Картье. Часть 10: Сокрытие правды

( Декабрь 2021, idb.kniganews )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни книгу от генерала-криптографа Франсуа Картье – про тайную зашифрованную автобиографию Фрэнсиса Бэкона. В этой части показано, как через криптографию оказались тесно переплетены две больших проблемы истории: вопрос Бэкон-Шекспировского авторства и причины военной катастрофы в Пёрл-Харборе.

В предыдущей части  расследования, можно напомнить, были продемонстрированы не только неожиданно тесные взаимосвязи между Шекспировской библиотекой Фолджера и Агентством национальной безопасности США, но и нечто большее. То, в частности, что особо важные шпионские технологии АНБ имеют отчётливо выявляемые корни как в бэконовском шифре «всё через всё» (Omnia per omnia), так и в знаменитой шекспировской пьесе «Буря» (The Tempest).

Ещё в той же главе – как и во множестве предыдущих – были развёрнуто представлены факты и документы, рассказывающие о важной роли Уильяма Ф. Фридмана в делах с «полным закрытием» темы криптографических доказательств в дискуссиях о Бэконе как авторе шекспировских произведений. Ибо – «как показал всем достославный Фридман, главный криптолог АНБ» – никаких скрытых шифров, доказывающих авторство Бэкона, в книгах шекспировской эпохи не было и нет.

О чём же во всех предыдущих главах пока не рассказывалось ничего, так это о том, что самый знаменитый криптограф США был не только не единственной, но и далеко не главной силой, стоявшей за всеми этими загадочными делами. Ибо имеются неоспоримые факты, отчётливо свидетельствующие, что начало данной затеи было положено в разведывательных структурах США существенно раньше того, как к проекту по удалению из шекспироведения фигуры Бэкона (а заодно и к дискредитации неудобной книги генерала Картье) подключился Уильям Ф. Фридман.

Череда событий в этой и поныне тёмной истории такова, что своеобразным рубежом и водоразделом здесь выступает Вторая мировая война. Ибо книга Картье о шифрах и тайной биографии Бэкона (как криптографических доказательствах подлинного авторства шекспировских произведений) была опубликована в 1938, то есть непосредственно накануне войны. Ну а супруги Фридманы, как свидетельствуют все документы их семейного архива, вернулись к делам своей молодости и вновь начали окучивать эту тему лишь через несколько лет после окончания войны, на рубеже 1940-50-х годов.

С другой стороны, однако, имеются неоспоримые свидетельства тому, что разведывательная криптослужба американских вооружённых сил, занимавшаяся дешифрованием секретной переписки потенциальных противников, начала активно набирать в свои ряды учёных-шекспироведов, связанных с библиотекой Фолджера, примерно на десятилетие раньше. То есть на рубеже 1930-40-х годов, ещё до вступления США в войну в декабре 1941…

Причём важно подчеркнуть, что армейский криптограф Уильям Фридман вообще никогда не работал в той спецслужбе, которая занималась привлечением шекспироведов ко взлому шифров. Ибо это была разведструктура совсем другого рода войск – военно-морских сил США.

Вернувшись же после демобилизации к делам своей основной мирной профессии, эти аналитики-текстологи и ученые-библиографы наложили любопытное табу на темы шекспировских исследований. По сути дела, ими было сделано всё возможное, чтобы в послевоенном шекспироведении нигде и никак не упоминались не только книга Франсуа Картье, но даже само имя этого авторитетного генерала-криптографа с его позицией, совершенно неприемлемой для литературной ортодоксии.

Какие имеются на данный счёт факты? Почему существенно, что это было другое шпионское ведомство? И какие особенности в личности и биографии Уильяма Ф. Фридмана не только глубоко затянули его, но и навсегда мощно впечатали их с супругой имена в эту историю обмана, густо замешанного на тайнах и умолчаниях?

Читать «Фрэнсис Бэкон и книга Картье. Часть 10: Сокрытие правды» далее

Перемены для точки обзора

( Декабрь 2021, idb.kniganews )

Практически ни один из тысячи примерно текстов на сайтах kniganews и kiwiarxiv не написан от первого лица. Это не случайность, конечно, и в целом так будет и дальше. В нынешней публикации, однако, весь рассказ выстроен «в стиле Джорджа Харрисона» и его вальса-блюза I Me Mine – Я Мне Моё. Сделано это не без причины, ясное дело. И причина тут достаточно серьёзна.

 

В ноябре 2021 года исполнилось ровно десять лет с момента запуска в сети моего проекта «Книга новостей». Вместо попыток как-то отметить столь знаменательную дату, однако, на страницах kniganews (как и на тесно связанном с ними сайте kiwiarxiv) случилась предлинная пауза. Продолжительностью, считай, в два с лишним месяца – с конца сентября до начала декабря.

Объясняется столь долгий антракт тем, что за это время я умудрился трижды оказаться в различных больницах. Причины тому всякий раз были вроде бы разные, но все как одна чреватые самыми печальными последствия. Сначала опасное заболевание в крови, затем красная зона ковидной больницы, а для финала – неотложная онкологическая операция хирургов…

Практически всем людям свойственно иногда болеть, а порой и в тяжёлой форме. Но когда на тебя обрушивается одновременно целая охапка опасных заболеваний, сами собой приходят мысли, что это вряд ли случайность.

Конечно же, благодарить за исцеление тут надо в первую очередь умелых врачей и современную медицину. Однако в делах такого рода, как известно, удачный конец бывает далеко не всегда. А потому когда из кучи подобных передряг удаётся-таки выбраться почти целым и относительно здоровым, то всё с тобой произошедшее и его итог начинаешь воспринимать как своего рода «знамение свыше».

Интерпретация подобных знамений – это, спору нет, дело сугубо личное и глубоко субъективное.

О том, какая интерпретация видится тут мне, а самое главное, в каком виде произошедшее объективно отразится на новых текстах kniganews и kiwiarxiv, – об этом и будет нынешний рассказ…

Читать «Перемены для точки обзора» далее

Эдвард Виттен как Гаусс сегодня

( Сентябрь 2021, idb.kniganews )

Великие учёные, как известно, часто выступают двигателями прогресса человечества. Но порой бывает и так, что двигатель работает в качестве тормоза…

В один из последних дней прошедшего лета, а именно 26 августа 2021, в очевидной независимости друг от друга произошли два примечательных события, тесно связанных с именем и научным творчеством Эдварда Виттена. Авторитетнейшего математического физика, лауреата множества всяческих престижных наград и просто широко известного учёного, последнюю четверть века чаще всего представляемого публике в СМИ как «самый выдающийся теоретик среди ныне живущих».

Но вот 26 августа нынешнего года Эдварду Виттену исполнилось ровно 70 лет – а в средствах массовой информации почему-то не появилось ни одной статьи по этому поводу. То есть вообще ничего, ни единой публикации. Хотя в мире учёных, что не секрет, обычно любят отмечать круглые даты своих патриархов, справедливо усматривая в таких торжествах весьма подходящий повод для популяризации достижений науки.

Своеобразное объяснение этому странному тотальному молчанию прессы предоставляет совершенно, казалось бы, другое событие 26 августа. Выкладывание в онлайн на сайте Издательства Кембриджского университета их новой – и толстенной – книги-сборника под названием «Разговоры о квантовой гравитации» (Conversations on Quantum Gravity. Edited by Jácome (Jay) Armas. Cambridge University Press. 2021).

Суть этой примечательной книги, собравшей под своей обложкой тексты бесед редактора-составителя с 37 из наиболее авторитетных в мире специалистов-теоретиков, можно выразить всего в нескольких фразах. Тема «квантовой гравитации», то есть согласованного объединения двух главных основ современной физики, квантовой теории частиц и общей теории относительности (теории гравитации) Эйнштейна, – это архиважная проблема науки на протяжении, считай, уже почти сотни лет. С тех пор, фактически, как созрели и оформились две главные теории физиков, продемонстрировав сильно озадаченным учёным свою взаимную математическую противоречивость.

Несмотря на гигантские усилия теоретиков по согласованию основ в фундаменте, проблема «квантования гравитации» на сегодняшний день так и остаётся никак не решённой. Поэтому вокруг неё и поныне продолжают вестись разной глубины и продолжительности беседы авторитетов, обсуждающих преимущества и недостатки конкурирующих теорий. Непременным участником подобных дискуссий почти всегда оказывается и Эдвард Виттен, давно и совершенно однозначно сделавший все ставки на теорию струн.

Именно на этом, собственно, он категорично настаивает и в интервью, данном для нового кембриджского сборника «Разговоры о квантовой гравитации». В отличие от бесед с другими учёными, занимающими по 15, 20, а то и 30 страниц книги, интервью с Виттеном уместилось всего на одной страничке (page 698). И символично завершает весь этот сборник – как «раздел номер 37», а также и своего рода итог от «самого выдающегося теоретика нашего времени»:

Вопрос: Из-за отсутствия экспериментальных данных [обычно позволяющих сравнивать достоинства и недостатки конкурирующих теорий], ныне имеется множество разных подходов к квантованию гравитации. Какой из этих подходов, по вашему мнению, ближе всех к подлинному описанию природы – и почему?

Виттен: Я бы сказал, что уже сама предпосылка вашего вопроса несколько вводит в заблуждение. Теория струн – это единственная из всех идей о квантовой гравитации, где имеется действительно содержательное наполнение. Одним из отчётливых признаков этого является то, что когда у конкурентов появляются интересные идеи (некоммутативная геометрия, энтропия чёрных дыр, теория твисторов), то все они раньше или позже поглощаются как часть теории струн…

Для тех, кто смутно ориентируется в современных раскладах на специфическом поле битвы теоретиков, разрабатывающих разные версии «квантования гравитации», здесь будет по всему полезен содержательный – хотя и подчёркнуто не-нейтральный – комментарий  другого специалиста (Питера Войта) относительно подобных заявлений как от Виттена, так и от многих других струнных авторитетов:

Грубо говоря, все они утверждают примерно одно и то же:

На самом деле мы не знаем толком, что же это такое – теория струн. Мы знаем лишь то, что это «структура каркаса» (framework), включающего в себя КТП (квантовую теорию поля) и многое, многое другое. С опорой на этот математический каркас ничего предсказывать для физики мы сейчас не можем, так же, как не видим и никаких возможных путей для предсказывания хоть чего-нибудь в будущем. Однако сама теория струн – это успешная теория квантовой гравитации, в отличие от всех теорий наших конкурентов. И нет никаких разумных причин для того, чтобы люди работали над чем-либо ещё…

Хотя суть их позиции сформулирована здесь со всей возможной иронией и язвительностью оппонента, возразить по существу струнным апологетам тут в общем-то нечего. Никто из них действительно понятия не имеет, как же пристроить их мощный и математически замечательный «каркас» к наблюдаемой физике окружающего мира.

Более того, на недавней ежегодной конференции «Струны-2021» даже в выступлении самого Эдварда Виттена прозвучало нечто весьма созвучное:

Что это такое – струнная теория?
Просто поразительно, так много знать о теории, но при этом ощущать, однако, что не имеешь ни малейшего представления, чем она в действительности является…

После подобных заявлений от одного из главных предводителей теории струн несложно, наверное, постичь, что эта «успешная теория», активно разрабатываемая уже свыше полусотни лет, пребывает ныне в очевидном и весьма глубоком кризисе. Как выбираться из которого, никто сегодня не представляет, если признать по-честному. А потому и празднества в честь 70-летия Виттена в таких условиях выглядят как-то не очень уместно, выражаясь помягче…

Что же представляется здесь абсолютно уместным, так это повнимательнее присмотреться к богатейшему научному наследию Эдварда Виттена. И увидеть там, для начала, комплекс важных идей, по разным причинам и в разное время отложенных им отчего-то в сторону.

А кроме того, увидеть и нечто ещё куда более важное: что именно эти вещи при верном их сопряжении прямиком ведут науку к действительно верной картине квантовой гравитации – пусть и не под знаменем теории струн.

Причём там же, в комплексе недооценённых и ждущих своего часа идей, что любопытно, обнаруживаются примечательные параллели между научным творчеством Виттена и биографией «короля математиков» Карла Фридриха Гаусса (1777-1855).

Читать «Эдвард Виттен как Гаусс сегодня» далее

Sci-Hub 10 лет

( Сентябрь 2021, idb.kniganews )

Официально нелегальному проекту Sci-Hub, общеизвестному ныне как главный на планете «портал для свободного доступа к научным знаниям», исполнилось десять лет. Все эти годы бесспорный успех затеи обеспечивает единственный человек – отважная женщина по имени Александра Элбакян.

В первых числах сентября одним из пользователей Твиттера под именем ringo_ring было опубликовано краткое сообщение, в переводе на русский имеющее примерно такой вид:

Сегодня у проекта Sci-Hub 10-летняя годовщина!
Дабы отметить эту дату, я собираюсь опубликовать сегодня 2,337,229 новых статей. Они станут доступны на нашем веб-сайте через несколько часов (для всех, кто интересуется судебным делом в Индии, наши адвокаты говорят, что срок ограничений уже вышел).
— Alexandra Elbakyan (@ringo_ring) September 5, 2021

Даже для тех, кто совсем не в теме, из текста данного объявления несложно понять, что ringo_ring – это и есть Александра Элбакян. Ныне уже легендарная, считай, создательница знаменитого – но с самого начала и вплоть до нынешней поры как бы подпольного – интернет-проекта Sci-Hub.

Уникального научно-образовательного проекта, на сегодняшний день предоставляющего всем, кто ищет знания, быстрый, удобный и совершенно свободный доступ примерно к 88 миллионам статей из великого множества научных журналов. Причём подавляющего большинства всех этих публикаций, что необходимо подчеркнуть, официально в свободном доступе не имеется. Ибо издатели журналов продают их поштучно и оптом за очень дополнительные деньги…

Подробный рассказ о причинах и истории рождения проекта Sci-Hub можно найти в тексте «Концентратор научного неповиновения» . Для всех тех, кто давно наслышан о Sci-Hub (и/или регулярно пользуется удобствами сервиса), однако не особо в курсе, откуда ныне вдруг разом взялись ещё почти 2 с половиной миллиона новых статей и при чём здесь вообще Индия, будет вполне к месту прояснить и эти связанные с юбилеем сюжеты.

Читать «Sci-Hub 10 лет» далее

Бэкон, Tempest и книга Картье, часть 9

( Август 2021, idb.kniganews )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни книгу от генерала-криптографа Франсуа Картье – про тайную зашифрованную автобиографию Фрэнсиса Бэкона. В этой части – рассказ о важной роли шифра Бэкона в одной из самых секретных технологий спецслужб. Предыдущие части сериала: # 1  # 8 .

Конец 2014 и начало 2015 года в Вашингтоне оказались отмечены в высшей степени странной и озадачивающей выставкой. Местом её проведения была Шекспировская библиотека Фолджера (богатейшее в мире собрание первых изданий Шекспира и литературы о той эпохе), а называлось мероприятие так: «Декодируя Возрождение: 500 лет кодов и шифров» .

Крайне странным здесь было то, что в качестве центрального героя выставки оказался выбран Уильям Ф. Фридман. Звёздного статуса авторитет американской криптологии XX века, не имевший, однако, никаких ярких заслуг в делах «декодирования шифров эпохи Возрождения». Более того, именно У.Ф. Фридман и его столь же криптографическая жена Элизебет Смит Фридман особо знамениты тем, что очень настойчиво доказывали полное отсутствие шифрованных посланий в книгах шекспировской эпохи.

То есть уже сам факт выбора такого персонажа в качестве центра выставки, посвящённой шифрам Ренессанса, должен был бы сильно озадачить любого человека, мало-мальски знакомого с историческим анти-вкладом Фридмана (и его супруги) в эту богатую и интереснейшую, спору нет, тему.

Главные американские газеты, Вашингтон Пост  и Нью-Йорк Таймс, впрочем, это озадачивающее обстоятельство не смутило ни в малейшей степени. Так что их статьи, посвящённые данной выставке, приняли её концепцию как должное и совершенно отчётливо сфокусировались именно на выдающихся криптографических талантах Уильяма Фридмана – гения американской криптологии и одного из главных отцов-основателей АНБ США.

Неожиданным, но вполне подобающим символом этого странного подхода к тайнам эпохи Ренессанса стал и «главный экспонат» выставки (предоставленный на время начальниками АНБ из фондов его Музея криптологии). Суперсекретный до недавних пор шифратор SIGABA – детище криптогения Фридмана, служившее наиболее надёжным средством защиты связи для вооружённых сил США в 1940-50-е годы.

Читать «Бэкон, Tempest и книга Картье, часть 9» далее

Бэкон, магия и книга Картье, часть 8

( Июль 2021, idb.kniganews )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни книгу от генерала-криптографа Франсуа Картье – о тайной зашифрованной автобиографии Фрэнсиса Бэкона. В этой части показаны отчётливые взаимосвязи между магической наукой Бэкона и криптоанализом спецслужб. Предыдущие части цикла: # 1 , # 2 , # 3 , # 4 , # 5 , # 6 , # 7 .

Метод засекречивания информации, изобретённый Фрэнсисом Бэконом, получил от него название Omnia Per Omnia, то есть шифрование «всего через всё» в переводе с латыни. Из собственных трудов Бэкона известно, что сам он расценивал свой метод тайнописи чрезвычайно высоко.

Из других источников – пусть менее знаменитых, но ничуть не менее надёжных – достоверно известно, что столь же высоко расценивал этот шифр и Уильям Ф. Фридман, главный криптограф АНБ США и один из отцов-основателей современной научной криптологии.

Давно уже не является тайной и то, что собственно шифром огромный интерес Фридмана к бэконовскому наследию отнюдь не ограничивался. Хотя профессиональное вхождение молодого учёного-генетика в область криптографии происходило именно благодаря засекреченным текстам Бэкона и работам по их дешифрованию, в не меньшей степени повлияла на Фридмана и весьма особенная бэконовская философия науки.

В частности, знаменитое изречение Бэкона «Знание – это сила» (Knowledge is Power) стало для Фридмана, по сути дела, главным девизом всей его крипто-шпионской жизни и деятельности. Под этим девизом – зашифрованным методом Бэкона в поворотах голов офицеров на выпускной фотографии – Фридман обучал свой первый большой курс военных криптографов в 1918 году. И под этим же девизом – выбитом на могильном камне и спрятавшем в себе его собственные инициалы WFF тем же бэконовским шифром – Фридман отошёл в мир иной в 1969.

(Увеличенный вариант снимка 1918 г см. тут)

Содержательные подробности на данный счёт можно найти в большом расследовании «Тайны криптографической могилы». Для целей же расследования нынешнего особо интересный результат этого полустолетнего увлечения Фридмана специфической философией Бэкона сводится к тому, что один из самых знаменитых криптографов XX века каким-то образом умудрился стать и главным могильщиком великого для исторической науки открытия. То есть открытия большущего массива тайных посланий, зашифрованных для потомков в книгах XVI-XVII веков самим Бэконом и людьми его круга.

Для понимания того, отчего именно Фридман по сути идеально подошёл на эту неблагородную и неблагодарную роль, необходимо знать несколько для кого-то неожиданных в данном контексте, но одновременно и очень важных вещей. Знать, во-первых, какое место занимала в философии Бэкона магия. Во-вторых, знать, какого рода вещи называл магией Фридман. И в-третьих, хотя бы в общих чертах представлять, отчего магией сегодня занимаются в науке секретной и одновременно поносят её как «предрассудки и суеверия» в науке открытой…

Начинать (и заканчивать) разъяснения, понятное дело, следует с Фрэнсиса Бэкона. С того, в чём была суть его научной философии, что он понимал под магией, почему считал её важным компонентом науки, но открыто об этом не говорил. И каков, наконец, во всей данной картине глубинный смысл его знаменитого афоризма «Знание это сила» .

Читать «Бэкон, магия и книга Картье, часть 8» далее

Тюрьма для Ассанжа и Законы сохранения для физики

( Июль 2021, idb.kniganews )

Что общего может быть между Джулианом Ассанжем, сидящим в тюрьме по сфабрикованным спецслужбами обвинениям, и феноменом физики, нарушающим закон сохранения энергии? Связь тут оказывается вполне отчётливая – под названием «выпиливание из реальности неудобных фактов»…

В последних числах июня имели место два совершенно независимых, но по всему важных и примечательных события. Одно событие в Исландии, другое в США.

В Исландии местная газета Stundin опубликовала большое журналистское расследование под названием «Ключевой свидетель обвинения в деле Ассанжа признаёт, что солгал» (Key witness in Assange case admits to lies in indictment. By Bjartmar Oddur Þeyr Alexandersson and Gunnar Hrafn Jónsson. Stundin, 26. júní 2021 ).

Основой для этого материала послужило интервью, которое дал журналистам некто Сигурдур Инги Тордарсон, когда-то в прошлом исландский «доброволец WikiLeaks», выдававший себя в сети за Ассанжа и обворовавший этот проект на 50 тысяч долларов. Из-за множества серьёзных проблем с правоохранительными органами Исландии, Тордарсон решил начать сотрудничество с ФБР и министерством юстиции США, пообещавшими ему защиту от уголовных преследований в обмен на показания против Джулиана Ассанжа. И поскольку реальных фактов для обвинений у Тордарсона не было, он помог, как мог, их сфабриковать…

Событие второе – закрученное вокруг одной важной научной проблемы – происходило в те же дни июня 2021 в Калифорнии, США. Где весьма эффектно закончился спор между известным среди зрителей YouTube популяризатором науки по имени Дерек Мюллер и солидным американским профессором физики по имени Александр Юрьевич Кусенко.

Предметом их научного пари на 10 тысяч долларов была реальность «невозможного» ветряного автомобиля, нарушающего закон сохранения энергии. В невозможности нарушения фундаментальных основ был абсолютно уверен Кусенко, однако Мюллер имел на этот счёт собственную физическую интерпретацию – точнее, у него их было даже несколько, причём с разными соотношениями научных и псевдо-научных доводов…

Читать «Тюрьма для Ассанжа и Законы сохранения для физики» далее

Бэкон, Паули и книга Картье, часть 7

( Июнь 2021, idb.kniganews )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни книгу от генерала-криптографа Франсуа Картье – о тайной зашифрованной автобиографии Фрэнсиса Бэкона. В этой части расследования обнаруживаются примечательные параллели данной истории с умолчаниями и секретами науки вокруг Вольфганга Паули. Предыдущие части цикла:  # 1 , # 2# 3 , # 4 , # 5 , # 6 .

Фактов и документов, представленных в предыдущих частях, уже вполне достаточно для следующих выводов.

У современной науки имеется всего два бесспорно авторитетных – и при этом диаметрально противоположных в своих выводах – заключения от профессионалов-криптографов по проблеме шифрованных посланий в книгах Бэкон-Шекспировской эпохи. В одном заключении – от французского генерала Картье – совершенно однозначно подтверждаются как многочисленные факты наличия бэконовских шифртекстов, так и общая верность их дешифрования. В заключении же другом – от супругов Фридманов – существование тайных криптопосланий в печатных книгах XVI-XVII веков отрицается тотально и в принципе.

Имеются, однако, очень сильные свидетельства тому, что жёсткое и категоричное отрицание американских криптографов выстроено на основе умышленно сфабрикованной неправды. На основе, иначе говоря, не только умолчаний о заведомо известных Фридманам деталях и обстоятельствах, подрывающих их позицию, но и на основе документально доказуемой лжи, скрывающей факты личного активного участия супругов Фридманов в делах по дешифрованию бэконовских шифров в старинных книгах.

В подобных условиях не только профессиональным юристам или криптографам, но и всем обычным людям, имеющим общее представление о том, чем ложь отличается от правды, совсем несложно было бы сделать вывод, какой из сторон в этом весьма уже давнем споре экспертов следует доверять.

Факты нашей странной жизни и истории таковы, однако, что споры авторитетных экспертов-криптографов были преднамеренно устроены тут не только в заочной форме, но и с заранее намеченным итогом. Ибо сначала супруги Фридманы терпеливо дождались, когда престарелый генерал умрёт, наконец, утратив возможности что-либо возразить им в ответ, а уже потом весьма оперативно выпустили свою собственную книгу с тотальным отрицанием выводов Франсуа Картье.

Работа Фридманов сразу же по выходу в середине 1950-х была воздвигнута на пьедестал почёта, осыпана наградами литературоведов, театроведов и прочих шекспироведов, а про возмутительно неудобную для всех книгу Картье поспешили тут же забыть. И с тех пор решительно не желают о ней вспоминать – вплоть до сегодняшнего дня…

Легко постичь, отчего работа Франсуа Картье, где компетентно, доказательно и – главное – проверяемо Фрэнсис Бэкон подтверждается в качестве автора шекспировских произведений, оказалась абсолютно неприемлемой для Мифологии Шекспирианы и для великого множества специалистов, эту мифологию плодотворно окучивающих уже четвёртое, считай, столетие.

Несколько труднее понять, отчего и все прочие деятели академической науки – вроде историков, философов, физиков и прочих исследователей твёрдого естествознания (вроде криминалистов, к примеру) – все они очевидно предпочли тоже встать на шаткие и неубедительные позиции шекспироведов, демонстрируя полную солидарность с их мифотворчеством. То есть учёные упорно предпочитают «не видеть» одного и того же автора за бэконовскими и шекспировскими текстами. Хотя личность и творчество Фрэнсиса Бэкона по своему масштабу занимают очень заметное место не только в истории XVII века, но и в истории мировой культуры, науки и философии в целом. А обнаруженный криптографами большой и неосвоенный пласт важных документов в книгах той эпохи открывает воистину ценнейший клад новых знаний не только о Бэконе, но также о многих других заметных людях и важных событиях нашего прошлого.

Так почему же академическая наука не проявляет вообще никакого интереса к книге генерала Картье, предпочитая абсолютно некритически и полностью доверять «экспертным заключениям» из фабрикации от супругов Фридманов?

Ожидать внятного ответа учёных на этот риторический вопрос вряд ли имеет смысл… Но вот в чём смысл есть определённо, так это в поиске, анализе и сопоставлении аналогичных, но более недавних сюжетов из нашей истории. Ибо ситуация с поразительным отсутствием интереса у науки к многочисленным тайнам вокруг жизни и творчества Бэкона – это, конечно же, далеко не единственный случай строгих религиозных табу для учёных на исследования «запретного».

Кто именно, когда и, что особо интересно, почему эти табу устанавливал – никому толком не ведомо. Однако сопоставление примечательно схожих моментов и параллелизмов в жизнеописаниях ключевых героев позволяет не только выявлять тут отчётливые закономерности и общие механизмы происходящего. Но кроме того – и это самое главное – становится ясно видно, насколько существенно расчистка тёмных мест в истории науки изменяет общую картину нашего понимания природы… Ибо изменения эти имеют принципиальный характер.

#

Среди множества расследований параллельного проекта «Книга новостей» одной из наиболее глубоко проработанных линий в русле общей темы научных табу является история тайн и умолчаний вокруг знаменитого физика Вольфганга Паули. Поэтому здесь вполне естественно провести (очень краткий) сравнительный анализ жизнеописаний Бэкона и Паули.

Читать «Бэкон, Паули и книга Картье, часть 7» далее

Разнообразие мистического опыта у учёных

Июнь 2021, idb.kniganews )

С давних пор и вплоть до последнего времени мистицизм в серьёзной науке физике воспринимался как нечто абсолютно неприемлемое, а само слово если и использовалось, то как ругательство. Ныне, однако, времена меняются…

Среди великого множества популярных и содержательных сайтов интернета есть несколько весьма особенных и интересных конкретно для научно-мистического проекта «Книга новостей». Интересны они тем, главным образом, что регулярно предоставляют свои веб-страницы для таких выступлений известнейших людей-учёных, в которых разнообразно и чаще всего критически комментируются публикации сайта kniganews.org.

Причём комментарии и критика от авторитетов, что любопытно, нередко могут выкладываться там мгновенно вслед за очередной провокационной публикацией kniganews. То есть ответ с реакцией появляется не просто одновременно, а по сути дела с упреждением – учитывая особенности работы большой издательской машины. Самый же удивительный нюанс этого занятного процесса, длящегося многие годы, заключается в том, что мировые светила науки, содержательно комментирующие «Книгу новостей», почти наверняка и не слышали никогда о существовании в Сети такого инфоресурса…

Иначе говоря, здесь происходит то, что в терминах юнговской психологии обычно именуют мистическими синхрониями. Когда два или более событий происходят в совершенно отчётливой и неслучайной взаимосвязи, однако по всему выглядят абсолютно никак не соотносящимися друг с другом на уровне причинно-следственных зависимостей.

Среди тех нескольких известных онлайн-изданий, что регулярно порождают подобные синхронии с публикациями сайта kniganews, особо видное место занимает проект Edge.org. А одна из самых свежих публикаций этого издания – от знаменитого физика-теоретика и нобелевского лауреата Фрэнка Вильчека – даёт более чем наглядный пример того, как подобные чудеса происходят в реальной жизни.

Но чтобы удивительность происходящего можно было оценить по достоинству, для начала желательно иметь представление о трёх вещах, как минимум. Во-первых, как выглядели – более конкретно – примеры аналогичных Edge-синхроний в прошлом. Во-вторых, какое место занимал в тех событиях конкретно Фрэнк Вильчек. И в-третьих, наконец, в чём именно заключается крайняя необычность того, что и как он говорит сегодня о мистицизме.

Читать «Разнообразие мистического опыта у учёных» далее

Бэкон, розенкрейцеры и книга Картье, часть 6

( Апрель 2021, idb.kniganews )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни книгу от генерала-криптографа Франсуа Картье – о тайной зашифрованной автобиографии Фрэнсиса Бэкона. В этой части истории проясняются взаимосвязи между Бэконом, обществом розенкрейцеров и Ривербэнкскими лабораториями. Предыдущие части цикла:  # 1 , # 2# 3 , # 4 , # 5 .

Для содержательного проникновения в воистину многоуровневые глубины Бэкон-Шекспировской тайны, как уже подчёркивалось, совершенно необходимы тщательные сопоставления двух важных книг от авторитетных криптологов: «Проблема криптографии и истории» от Франсуа Картье и «Проверка шекспировских шифров» от супругов Уильяма и Элизебет Фридманов. Причём для перекрёстного анализа и отделения истины от неправды, как было продемонстрировано, здесь оказываются очень существенны не только те утверждения, что в книгах содержатся, но и такие факты, которые там отчётливо умалчиваются.

Подобного рода «фигур умолчания» во всей этой истории обнаруживается немало, но сейчас пора затронуть особо среди них примечательную. И сводящуюся к тому факту, что ни генерал Картье, ни супруги Фридманы в своих работах не говорят по сути дела ни слова о тесных взаимосвязях между Фрэнсисом Бэконом и тайным обществом розенкрейцеров. Но что интересно, поскольку анализы и выводы в двух книгах диаметрально противоположны, то и умалчивают они об этом тоже существенно по-разному.

Так, Франсуа Картье в своей работе, полностью посвящённой вынесению на свет тайной биографии Бэкона, прежде неведомой для науки и общества, действительно нигде и никак не упоминает в явном виде о розенкрейцерах. Но поскольку для человека, глубоко погрузившегося в события той исторической эпохи, прямая связь Бэкона со знаменитым тайным обществом никак не могла быть неизвестна, Картье всё же демонстрирует читателям свою осведомлённость – но делает это весьма своеобразно.

На самых последних страницах своей книги он разместил письмо от одного из читателей, совсем молодого юноши по имени Жан Даужа (Jean Daujat), где этот 15-летний подросток даёт собственный «наивно-герметический» вариант расшифровки для загадочной надписи на памятнике Шекспиру, указывающей на Бэкона как автора шекспировских произведений. Решение же своё юноша обосновал такими словами:

Фрэнсис Бэкон принадлежал к Ордену Розенкрейцеров, все криптографические системы которого и герметический символизм основывались на священной арифметике, а теософия – на священных числах 1, 3, 7, 10…

К области строгой научной криптографии, прямо скажем, данная версия расшифровки отношения практически не имеет, однако тот факт, что «даже дети знают о Бэконе как розенкрейцере» цитируемое письмо отражает более чем наглядно. Кроме того, небезынтересно отметить, что в последующие годы Жан Даужа вырастет в авторитетного философа науки и видного представителя французского неотомизма.

Что же касается книги супругов Фридманов, где решительно отвергаются не только подлинность автобиографии Бэкона, но и вообще сам факт наличия бэконовских шифров в древних книгах, то у американских криптологов Бэкон-розенкрейцеровская тема умалчивается в корне иначе. Здесь в разделах, посвящённых сомнительным дешифровальным усилиям бэконианцев XIX века, авторитетные криптографы упоминают, конечно, и часто фигурировавший в тех работах орден розенкрейцеров. Но только лишь для того, чтобы легко и убедительно продемонстрировать ненаучность всех подобных якобы «дешифровок», допускающих практически любые манипуляции с буквами текстов для извлечения предпочтительных для бэконианцев «решений».

Однако в финальных разделах, где книга Фридманов критически исследует те криптоаналитические работы, что проводились уже в XX веке в Ривербэнкской лаборатории полковника Фабиана – причём проводились при личном участии самих Фридманов, – именно здесь о тесных взаимосвязях между Бэконом, розенкрейцерами и Ривербэнком не говорится уже ни единого слова. Хотя факты этих взаимосвязей не только были Фридманам отлично известны всегда и вне всяких сомнений, но и абсолютно надёжно подтверждаются уже в самом названии «Ривербэнкских акустических лабораторий», работающих и поныне…

Предельно наглядное и убедительное доказательство этим утверждениям можно найти, в частности, в одном малоизвестном документе-мемуаре, практически никогда не упоминаемом, что примечательно, в литературе, посвящённой истории криптографии. А вот совсем в другой специальной литературе, посвящённой истории архитектурной акустики, на эту работу ссылаются заметно чаще (Kranz, Fred W. «Early History of Riverbank Acoustical Laboratories.» The Journal of the Acoustical Society of America, Volume 49, Number 2 – Part I, February 1971, pp 381-384).

Примечательный мемуар носит название «Ранняя история Ривербэнкских акустических лабораторий», автором текста является Фред Кранц, один из первых сотрудников-акустиков этого заведения, а поскольку найти в интернете данный документ довольно непросто, здесь будет приведена в дословном переводе та часть, которая непосредственно посвящена интересующей нас теме.

[ Начало цитирования ]

Ранняя история Ривербэнкских акустических лабораторий
Фред У. Кранц, февраль 1971

Создание Ривербэнкских акустических лабораторий в Женеве, штат Иллинойс, своим происхождением обязано интересам полковника Джорджа Фабиана к некоему акустическому устройству розенкрейцеров, которое, как предполагалось, было описано Фрэнсисом Бэконом в тайном зашифрованном послании, спрятанном в Первом Фолио (1623) собрания произведений Уильяма Шекспира, а также последовавшему затем знакомству Фабиана с профессором Уоллесом Сэбином из Гарвардского университета.

Читать «Бэкон, розенкрейцеры и книга Картье, часть 6» далее