Корпорация как религия

( Сентябрь 2020, idb.kniganews )

В повседневной жизни компаний явственно обозначилась примечательная тенденция. Облекать процесс работы в форму ритуалов религиозного культа. С одной стороны, затея выглядит сомнительно и даже отталкивающе. Со стороны другой, однако, подобная пародия на церковь оказывается в высшей степени полезной и поучительной…

В последних числах августа газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала большую и занятную статью под таким примерно названием: «Бога не стало. И офиса не стало. Эти люди хотят спасти и то, и другое» («God Is Dead. So Is the Office. These People Want to Save Both.» By Nellie Bowles. The New York Times, August 28, 2020).

Материал этот рассказывает весьма интересные вещи из нынешней жизни американских корпораций. О появлении новой – и очевидно очень важной – профессии в современном бизнесе.

Они могут выступать ныне под разными именами. Что-нибудь типа «консультантов по ритуалам», «дизайнеров сакрального», «рекламщиков, сосредоточенных на душе» и тому подобных слов в странных сочетаниях. В целом же речь идёт о «новом корпоративном духовенстве» – специалистах, работающих на компании в качестве «консультантов по вопросам божественного» и «разработчиков священных ритуалов для корпораций».

Читать «Корпорация как религия» далее

Остроградский – Воеводский, или То, о чём не говорят

( Июль 2020, idb.kniganews )

Жанр сравнительных жизнеописаний всегда таит в себе неожиданные открытия и удивительно мощные параллелизмы. При важном условии, конечно, чтобы герои для сравнения были выбраны правильно…

В одной из недавних публикаций СМИ, посвящённых памяти выдающегося русско-американского математика Владимира Воеводского (1966–2017), для его независимого и трудно сочетавшегося с мейнстримом типа личности в качестве ближайших аналогов упоминали Галуа и Гротендика. То есть знаменитейших французских математиков, вплоть до конца жизни так и не вписавшихся в общепринятые нормы научного сообщества.

Гениальный Эварист Галуа (1811–1832), правда, погиб от ранения на дуэли в совсем ещё юном возрасте, абсолютно не понятый и отвергнутый академическим миром, а признание и славу получил лишь много десятилетий спустя после смерти. Александр же Гротендик (1928–2014), напротив, получил мировое признание уже в молодости, однако вскоре сам отверг академическую науку с её «неправильными» порядками и традициями, укрылся отшельником в глухой провинции, и там в добровольной самоизоляции дожил до 86 лет.

Что же касается Владимира Воеводского, то хотя и он, несомненно, тоже руководствовался всегда лишь собственными правилами, однако сильно отличался от Галуа и Гротендика своим куда более бесконфликтным характером. То есть он никого не обвинял, ни на кого не обижался, а просто жил и работал так, как ему нравилось. Поэтому академическая наука, с одной стороны нередко напрягалась от того, что Воеводский всё и всегда делает «не как все», но со стороны другой это не мешало ей признавать высочайший класс и новаторский уровень его математических достижений.

Побочным эффектом этого «мирного сосуществования» разных подходов к деланию науки стало то, что наиболее странные из занятий Воеводского, абсолютно неподобающие для авторитетного академического учёного, – его целенаправленные исследовательские контакты с потусторонним миром – официальным научным сообществом просто игнорировались. Этих исследований как бы и не было вовсе, практически никто из коллег ими не интересовался, а во всех официальных биографических текстах о Воеводском про эти его дела вообще не упоминают.

Самое же интересное, что именно этот примечательный аспект в биографии Воеводского напрямую сопрягает его жизнь с биографией другого выдающегося учёного, одного из знаменитых российских математиков XIX века, Михаила Васильевича Остроградского (1801-1861).

Если копнуть имеющиеся жизнеописания Остроградского чуть поглубже, то совсем несложно увидеть, что в весьма зрелые уже годы убеждённый материалист и учёный вдруг испытал преображение, активно занявшись общением с потусторонним «духовным миром» – в точности так же, как и Владимир Воеводский полтора столетия спустя.

Более того, если аккуратно сопоставить известные вехи-эпизоды в биографиях двух выдающихся учёных, а также психологические особенности их независимых личностей, то становится очевидно, что Михаил Остроградский – это и есть самый близкий аналог Воеводского в истории математической науки.

А скорее всего, перед нами просто разные инкарнации-воплощения одной и той же талантливой сущности, высоко продвинувшейся в своей эволюции…

Читать «Остроградский – Воеводский, или То, о чём не говорят» далее

Путешествие Обелиска, или Кто кого тут двигает

( Июнь 2020, idb )

Посреди главной площади древнего города стоит высокий гранитный обелиск. Общеизвестно, что обелиск нездешний и намного древнее города. Кто и зачем его сделал, где и когда впервые установил – на этот счёт, однако, достоверных сведений у науки нет. Но вот известные подробности вокруг истории этого монумента складываются ныне в удивительную и озадачивающую картину.

Площадь Св. Петра в Риме с точки зрения архитектурной композиции устроена и размечена весьма замысловатым образом. Главные оси овала, лежащего в основе формы площади, очень точно сориентированы по сторонам света. Этот факт подчёркивает огромный, размером на всю площадь прямой крест, выложенный мрамором на мостовой, так что одна – большая – перекладина креста соответствует оси Север-Юг, а вторая перекладина, соответственно, – оси Восток-Запад.

На изображение креста прямого наложен крест ещё один, косой, глубокие принципы геометрии которого были долгое время не совсем ясны, однако на сегодняшний день уже установлены вполне достоверно. И совершенно отчётливо привязаны к траекториям движения солнца по небосводу.

Высоченная игла гранитного обелиска, установленного в точке пересечения перекладин крестов — в геометрическом центре площади, иными словами — с давних пор используется как гномон солнечных часов. То есть тень обелиска служит в качестве стрелки, отмечающей на мостовой ход времени в течение дня. Но есть у обелиска, как выяснилось, и еще одна календарно-астрономическая роль, обнаруженная и подтвержденная исследователями лишь совсем недавно (Sparavigna, Amelia Carolina. Light and Shadows in Bernini’s Oval of Saint Peter’s Square. PHILICA Article number 540. November 8, 2015 ).

По периметру овала площадь окружена массивной колоннадой, края которой отмечают вход на площадь. Но кроме того, как теперь установлено, эти же края колоннады весьма аккуратно, с точностью до долей градуса, отмечают точки восхода солнца в дни летнего и зимнего солнцестояний. Иначе говоря, самую южную и самую северную точки восхода на горизонте, 21 июня и 21 декабря, соответственно.



На среднем фото: программа SunCalc в приложении для анализа спутникового снимка площади Св. Петра, полагая центром точку расположения обелиска. Жёлтые лучи линий соответствуют азимутам на точки восхода в дни летнего и зимнего солнцестояний.

Первооткрыватель этого примечательного и неоспоримого факта, Роберт Бьювал, широко известный энтузиаст «альтернативной истории», на данной основе написал целую книгу в ненавистном для серьёзных учёных жанре «типа нью-эйдж». Где достоверные факты легко переплетаются с собственными гипотезами и домыслами авторов, а в итоге получается такая историческая картина, в которой обычным читателям чрезвычайно сложно отделять правду от вопиющих фантазий, натяжек и подтасовок. (Серьёзная наука историков такими делами тоже грешит, бывает, но только обычно это устроено поскромнее, без ненужной сенсационности.)

Как бы там ни было, ни собственно книга Роберта Бьювала и Кьяры Гогенцоллерн под названием «Ватиканская ересь: Бернини и строительство Герметического Храма Солнца», ни суть её весьма спорных утверждений-домыслов здесь рассматриваться не будут совершенно никак. Что же будет рассмотрено в подробностях, так это достоверные факты из примечательной биографии древнего обелиска, стоящего в центре площади Св. Петра.

Ибо факты эти в своей совокупности оказываются столь необычны, что просто лишь они одни – вообще без всяких домыслов и фантазий – в итоге складываются в картину крайне странную и удивительную. Практически не поддающуюся рациональным объяснениям для современной науки…

Читать «Путешествие Обелиска, или Кто кого тут двигает» далее

Фундамент Хопфа (геометрия и материя разума 3)

( Июнь 2020, idb.kniganews )

Сознание и материя, пространство и время – всё это разные стороны одного и того же. Единой живой системы, вполне поддающейся обстоятельным физико-математическим исследованиям. И осмысленным описаниям с любым уровнем сложности. Или же простоты. (Начало см. здесь и тут.)

(5) Сфера Паскаля и фибрация Хопфа: от страха к постижению

5.1_Начало науки – как начало Большого Страха

Четыреста двадцать лет тому назад, 17 февраля 1600 года, по приговору трибунала инквизиции в Риме заживо сожгли на костре Джордано Бруно. Чудовищно жестоким способом был публично казнён человек, не совершивший никаких преступлений – кроме «преступления мысли».

Конкретный перечень тех обвинений, что был выставлен церковью против Джордано, принято считать не сохранившимся. Не исключено, что в какой-то момент истории соответствующие документы были уничтожены совершенно умышленно. А может, и сохранились на самом деле, но остаются глубоко засекреченными в архивах Ватикана. История давняя и покрытая мраком, как говорится.

Как бы там ни было, суть идей и содержание учения Джордано Бруно никогда тайной не являлись, поскольку он совершенно открыто говорил об этом в своих лекциях и книгах. Отчего вскоре после казни еретика все его тексты были занесены Ватиканом в официальный список запрещённых книг и находились там вплоть до последней версии этого документа, издания 1948 года.

Более того, в отличие от истории с Галилео Галилеем, также репрессированным инквизицией «за вредные идеи» примерно в тот же период, но давно уже реабилитированным, куда более жестокая расправа над Джордано Бруно и поныне считается в Ватикане «исторически оправданной». Иначе говоря, идеи этого мыслителя даже сегодня расцениваются церковью как вредные, подлежащие осуждению и запрету…

По этой причине вполне естественно задаться вопросом: Что же такого особо интересного и возмутительного содержалось в учении знаменитого еретика-мистика, отчего его идеи до сих пор – спустя четыреста с лишним лет – неким авторитетным и весьма влиятельным инстанциям по-прежнему хотелось бы искоренить?

Читать «Фундамент Хопфа (геометрия и материя разума 3)» далее

На самом деле ЭТО устроено так… (финал: опыты и пояснения на пальцах)

(Октябрь 2019, idb )

Гипотеза «наш мир как компьютерная симуляция» тестируется множеством разных и – главное – общедоступных способов. Но самый большой сюрприз даже не в этом. Гораздо важнее, ЧТО мы узнаём из этих тестов про «главного программиста» вселенной.

[ Текст является непосредственным продолжением – и финалом – предыдущего материала  ]

Итак, главный и убойный – потому что вроде бы неоспоримый – аргумент «номер раз» от Сабины Хоссенфельдер:

Гипотеза о мире как компьютерной симуляции – это не наука, потому что внутри данной теории нет никаких экспериментов, способных её подтвердить.

Не будем здесь изворачиваться и уводить обсуждение в сторону, указывая на то, что следуя такой логике, аналогично, можно забраковать и отвергнуть тучу важных и несомненных достижений современной науки. Например, одно из главных свершений теоретической физики к началу XXI века – теория струн – уже широко славится тем, что не имеет никаких экспериментов в своё подтверждение.

В нашем случае подобные выверты с контр-аргументацией просто не требуются по одной простой причине. На самом деле для проверки гипотезы «мир как симулятор» у науки имеется целое множество разнообразных тестов и опытов – от совсем несложных до весьма продвинутых в техническом смысле. Но только люди, регулярно и успешно такими опытами занимающиеся, вовсе не считают, будто тестируют некую сомнительную для гранд-науки гипотезу.

Они просто знают, что занимаются совсем иным серьёзным делом – и потому называют это по-другому: коммуникации с другой стороной реальности. Гигантский опыт, накопленный людьми за тысячи лет подобных занятий, не оставляет у них никаких сомнений в существовании реального мира за пределами обычных возможностей нашего восприятия. Ну а серьезная официальная наука, соответственно, в упор эти занятия не видит, про опыт не слышит и слышать категорически не желает…

А потому огромная часть физической вселенной, давно ожидающая своего изучения, для науки до сих пор как бы «не существует».

Читать «На самом деле ЭТО устроено так… (финал: опыты и пояснения на пальцах)» далее

На самом деле ЭТО устроено так… (наш мир как голографический симулятор: итог)

(Октябрь 2019, idb )

Третья – она же финальная – часть аналитического обзора. В Части 1 , можно напомнить, собраны аргументы «Против» тестирования фундаментально важной научной гипотезы. В Части 2 , соответственно, аргументы «За». Ну а здесь пора рассказать о том, как реально устроен этот мир, отчасти и впрямь похожий на компьютерную игру-симулятор. Только в действительности картина выглядит куда более удивительно. И просто очень красиво.

Великая объясняющая сила изображений-иллюстраций заключается в том, что суть их содержания можно, в принципе, ухватить буквально с одного взгляда. Но чтобы важная суть была действительно ухвачена, для начала надо подготовиться и отчетливо представлять, а что, собственно, здесь изображено-то. То есть «знать контекст», иными словами…

Уникальная ценность помещенной в заголовок иллюстрации заключается в том, что изображен здесь отец теории информации Клод Шеннон, ясно и наглядно всем демонстрирующий, сколь хитроумно устроены все люди и сколь неразрывно сцеплены-переплетены на самом деле природа нашего сознания и физика окружающей нас реальности. Тонкая ирония ситуации, однако, заключается в том, что сам Шеннон о своём очередном фундаментальном открытии даже не догадывается, судя по всему. Ибо явно уверен, что эффектно решена им тут совершенно иная, сугубо прикладная компьютерная задача.

Как известно, одни и те же факты или картинки в различных контекстах нередко могут означать и прояснять в высшей степени разные вещи. И для того, чтобы поместить на редкость полезную, но весьма древнюю – почти 70-летней давности – иллюстрацию в тот контекст, который полностью соответствует целям предпринятого здесь обзора «про нашу реальность как симуляцию», рассказ имеет смысл начать с событий совсем свежих, происходящих в буквальном смысле прямо сейчас. А уже затем постепенно и органично вернуться от них к фундаментально важным, но по сию пору недооцененным открытиям Клода Шеннона.

Читать «На самом деле ЭТО устроено так… (наш мир как голографический симулятор: итог)» далее

«Наука может и должна это доказать…» (Наш мир как голографический симулятор: Часть 2)

(Сентябрь 2019, idb)

Если предыдущая Часть 1 обзора собрала в себе аргументы за то, чтобы человечество и думать не смело о проверке удивительной научной гипотезы, то теперь, в следующей части, пойдет речь о доводах и причинах, по которым заниматься тестированием и доказательствами здесь непременно надо.

«Вы – симуляция. И физика может это доказать.»

Вряд ли требуется объяснять, почему наиболее содержательные вещи о гипотезе «наш мир как симулятор реальности» могут нам поведать ученые двух специальностей – физики и компьютерщики. Одни профессионально занимаются всесторонним изучением свойств и устройства окружающего мира, начиная с фундаментальных основ. Ну а другие, соответственно, являются главными специалистами во всем, что касается компьютерного моделирования – как нашей реальности, так и любой другой.

Об ученых-компьютерщиках речь пойдет чуть далее, а среди знаменитых и авторитетных ученых-физиков, активно выступающих в поддержку гипотезы симуляции, одним из наиболее заметных является, несомненно, Джордж Смут. Астрофизик и космолог, лауреат Нобелевской премии по физике 2006 года и просто широчайшей эрудиции человек, питающий слабость к масс-медиа и саморекламе. Охотно выступающий не только с научно-популярными лекциями, но и участвующий «в роли самого себя» то в ТВ-сериале «Теория Большоого Взрыва», то в любимой у зрителей телевикторине «Умнее ли вы пятиклассника»…

Особо оттенить вот эту – популистскую, так сказать – сторону большого ученого необходимо по нескольким причинам. Во-первых, для науки это вовсе не всегда плохо (тот же Эйнштейн отличался подобной слабостью к эпатажным заявлениям и частому появлению в заголовках новостей, однако мало кто сделал столько же для подъема престижа науки в умах народных масс). А во-вторых, гипотезу о нашей реальности как симуляторе втайне разделяет, быть может, и гораздо больше ученых, но только далеко не все решаются говорить об этом открыто, заботясь о карьере и опасаясь насмешек со стороны коллег из мейнстрима «серьезной науки».

Астрофизик же Джордж Смут имеет в науке не только очень серьезный авторитет, подкрепленный множеством самых престижных наград, но и несколько весьма солидных постов-должностей в разных университетах Америки, Европы и Азии. Иначе говоря, ученый абсолютно не ощущает себя скованным условностями научного сообщества и высказывается публично обо всём, что считает правильным. В том числе, и о нашем мире как виртуальной реальности, созданной неведомо кем.

Пять лет тому назад, в 2014, Смут сделал, в частности, на данную тему целый доклад, предназначенный для широкой публики и озаглавленный следующим откровенно провокационным образом: «Вы симуляция, и физика может это доказать» (George Smoot, «You are a Simulation and Physics Can Prove It». Lectures at TEDxSalford Conference, 11 February 2014 ). Как видеозапись, так и полный текст этой лекции несложно найти в интернете, здесь же достаточно воспроизвести лишь суть доводов ученого.

Прежде всего, как и практически все остальные сторонники данной гипотезы, Смут настоятельно рекомендует начинать размышления на эту тему с таких позиций. Просто представьте себе простейшую компьютерную видеоигру типа пинг-понга и оцените темпы прогресса. Всего три десятка лет назад, в 1980-е годы эта игра выглядела на ТВ-экране для как два плоских подвижных прямоугольника, управляемых игроками и изображающих «ракетки», а между ними прыгал кружок «шарика». И сравните это с нынешними шлемами и манипуляторами виртуальной 3D-реальности – где игроки уже «почти реально» играют в настольный теннис, физически двигаясь вокруг виртуального стола, ощущая в руке виртуальную ракетку и даже тактильно чувствуя отдачу при ударе по виртуальному шарику…

Поскольку отрицать гигантский и быстрый прогресс человечества на данном направлении просто невозможно, далее Смут предлагает на этой основе поразмышлять вот о чем. Игрушки – это лишь тривиальный пример, серьезный же вопрос ставится о возможностях реалистичного моделирования мира в целом. И вот тут для дальнейшего развития цивилизации обнаруживаются три существенно разных возможности или выбора, причем один из этих путей с необходимостью должен быть истинным.

Три этих варианта можно представлять как своего рода двери – пронумерованные как номер 1, номер 2 и номер 3. Что же находится за этими дверями, если каждую из них приоткрыть и заглянуть?

Первая дверь такая. Человеческая цивилизация в обозримом будущем навряд ли сумеет достичь такого уровня технологической зрелости, который позволял бы порождать симулированные реальности. Или, формулируя то же самое чуть иначе, этот вариант невозможен просто по техническим причинам (здесь же сразу полезно припомнить, сколь впечатляющий прогресс уже совершен нами в этой области всего за 30 лет).

Вторая дверь, где технически это возможно, ведет вот куда. По всей-всей вселенной сравнимые с нами цивилизации, уже достигшие соответствующего уровня технологического развития, решают НЕ создавать компьютерные симуляции столь крупных масштабов, когда вероятность оказаться симулированным существом оказывается намного выше, чем вероятность быть существом реальным. Так что здесь, в данных условиях, именно таким же должен быть и наш выбор. Да, конечно, другие варианты выбора тоже возможны, но все они в высшей степени маловероятны, так что мы с уверенностью можем их все исключить.

И, наконец, вариант или дверь номер три. Во вселенной необозримое число продвинутых цивилизаций и очень-очень многие из них технически способны на крупномасштабное моделирование виртуальных реальностей. В этих условиях практически любое разумное существо – с таким же как у нас общим опытом – почти наверняка окажется живущим внутри симуляции. И это, среди всех прочих, будем и мы с вами. Просто из элементарных соображений теории вероятностей и статистики…

И вот теперь подумайте хорошенько, предлагает Смут, какой из этих трех вариантов наиболее вероятен?

Поскольку ответ для лектора вполне очевиден, далее естественно перейти к следующему вопросу. Насколько проработанными в деталях и насколько точными в механизмах движка будут такого рода симуляции реальности?

Из собственного большого опыта ученых в моделировании физики, наука уже хорошо знает, что ответы на данные вопросы упираются, прежде всего, в вычислительную мощь наших компьютеров. Для того, чтобы создать симулятор реальности действительно хорошего качества, необходимо иметь чрезвычайно мощную вычислительную систему и очень хорошее программное обеспечение, способное гладко и достоверно воспроизводить физику моделируемого мира.

Всё это ученым ясно и понимается очень хорошо. Но столь же ясно и то, сколь большой и впечатляющий прогресс имеется у компьютерной науки именно на данном направлении (достаточно просто взглянуть на уровень нынешних 3D-симуляторов и массово-распределенных ролевых игр с миллионами участников – не говоря о том, что мы еще увидим завтра)…

А что, интересно, может сказать нам наука относительно симуляций, устраиваемых другими цивилизациями? И здесь ученые знают ныне намного больше, нежели 30 лет тому назад. В частности, гигантский прогресс сделан нашей физикой в области наблюдений и исследований космоса. Мы обнаружили свыше 2 000 звезд, имеющих вокруг себя планетные системы. И теперь мы знаем, что лишь в одной нашей галактике существует по меньше мере порядка миллиарда или более того планет, пригодных для обитания. В целом же вселенная имеет примерно 100 миллиардов галактик, предоставляющих от 10^20 до 10^22 таких мест, которые пригодны для жизни – в зависимости от того, что вы считаете приемлемыми условиями для зарождения жизни, а затем и для появления развитой цивилизации.

И в таких вот условиях задумайтесь, предлагает Джордж Смут, каковы шансы того, что именно наша Земля – это наиболее продвинутая и развитая цивилизация, обладающая наибольшей вычислительной мощью во всей вселенной? Шансы на это, по скромному мнению лектора, примерно такие же, как и на то, что мы абсолютно исключительные и вообще впереди вселенной всей…

Но коль скоро вариант такой представляется Смуту в наивысшей степени маловероятным, то тогда и главный вопрос начинает звучать так. Так что же это могут быть за симуляции, которые запускаются сильно продвинутыми в своих возможностях существами? Причем вопрос этот следует формулировать даже еще интереснее: а станут ли симулируемые существа сами запускать, фактически, и свои собственные симуляции? И если уж мы симулированные персонажи, то не запущены ли и нами самими симуляции внутри наших симуляций, когда симуляции уходят все глубже и глубже?

Если анализировать, как устроены подобные вещи, то может оказаться, что даже те люди, которые играют с нашей симуляцией, не знают наверняка, а не являются ли и они сами чьей-то симуляцией еще. И это весьма интересный тут момент, потому что он порождает и этику, и массу других вещей. Ибо может существовать кто-то свыше, кто постоянно за вами наблюдает…

Читать ««Наука может и должна это доказать…» (Наш мир как голографический симулятор: Часть 2)» далее

Климат и догмы, диссиденты и ереси (окончание)

(Июль 2019, idb)

Если первая часть материала была, главным образом, про «Климат и догмы», то часть вторая-финальная – это про «Диссидентов и Ереси» в науке как еще одной форме религии.

6. «Резидент-еретик»

Главный герой этого раздела – один из самых знаменитых ученых-инакомыслящих последней трети XX века (и начала века XXI), британский физик-теоретик и нобелевский лауреат по имени Брайен Джозефсон. Который и сам себя не без иронии именует «резидент-еретиком» большой науки.

На прошедшей совсем недавно встрече нобелевских лауреатов в Линдау (69th Lindau Nobel laureate conference, 2019) Брайен Джозефсон выступил со вполне типичным для него докладом на такую тему: «Будет ли физика 21 века нуждаться в биологии?». И дабы сразу стали понятны глубина и размах еретических идей ученого, достаточно предоставить краткое резюме этой лекции.

В современной биологии принципиально важную роль играет концепция «сложной координации», то есть понятие о нетривиальных системах, работающих совместно для порождения определенного результата. В нынешней общепринятой физике, с другой стороны, концепция координации присутствует только в самых простых формах.

Погружение физиков в поиски своих «теорий всего» увело их к чрезмерно упрощенной картине мира природы. К такой картине, которая может очень хорошо работать в ситуациях, используемых для тестирования физических теорий. Но эта картина совершенно не способна прояснять и помогать разбираться с такими проблемами, как наблюдение, смысл наблюдаемого и процессы мышления.

В биологии уже имеется раздел биосемиотика – исследования, уделяющие должное внимание смыслу того, что наблюдают ученые в природе. Синтез подходов физиков и биосемиотиков способен привести к такому прогрессу в нашем понимании мира природы, который по значимости был бы сравним с прогрессом физики благодаря появлению квантовой теории…

В кратком списке «рекомендуемого чтения», сопровождающем видеозапись лекции на сайте Lindau-Nobel.org , дана ссылка и на свежую статью докладчика, носящую название «Физика разума и мысли» (The Physics of Mind and Thought, by Brian Josephson). В работе этой развернуто обсуждается примерно то же самое – определенно назревшая необходимость синтезировать знания физики и биологии – но только в несколько ином аспекте, со стороны нейронауки и психологии. Причем синтезировать, соответственно, предлагается с опорой на успехи этих наук в области изучения разума и смысла наблюдаемых там процессов. Ибо у физики тут никаких успехов пока не наблюдается ни в каком приближении…

Наиболее же примечательным аспектом этой свежей статьи Брайена Джозефсона является, однако, то, что хорошо известный всем онлайновый архив научных препринтов arXiv.org вот уже который месяц, с середины апреля 2019 и вплоть до сегодняшнего дня, упорно пытается отказать автору в публикации данной работы на своём сайте…

Этот поразительный момент необходимо подчеркнуть еще раз – дабы дошло до всех, сразу и как следует. Всемирно известный физик-теоретик и нобелевский лауреат не может опубликовать свою научную статью на общедоступном сайте физико-математических препринтов – поскольку модераторы сайта считают, что тематика его работы «не подходит» для arXiv.org. Здесь же непременно следует подчеркнуть и тот факт, что именно эта работа автора уже опубликована в авторитетном и реферируемом научном журнале…

Абсолютно всем должно быть понятно, что происходящее здесь – это полнейшая дичь. Однако именно вот так обстоят дела реально в сегодняшней большой науке. Причем устроено это всё таким образом довольно давно. Ибо конкретно данный конфликт – отнюдь не досадное недоразумение, а вполне устойчивая закономерность. Конкретно Джозефсону приходится буквально с боем добиваться публикаций на сайте arXiv.org чуть ли не каждой из своих работ.

И та, и другая сторона противостояния отлично понимают мощь данного инфоресурса для свободного распространения знаний в научном сообществе. И именно поэтому Брайен Джозефсон без устали сражается с модераторами arXiv.org вот уже, считай, четверть века. Добиваясь снятия искусственных внутренних барьеров и препятствий в таком проекте, который, казалось бы, именно для того и был создан – оперативно и беспрепятственно доносить информацию до тех, кто в ней нуждается и кто её ищет…

Читать «Климат и догмы, диссиденты и ереси (окончание)» далее

Климат и догмы, диссиденты и ереси

(Июль 2019, idb)

Все знают, что сажать деревья – это хорошо. А загаживать природу планеты – это плохо. Многие понимают, что столь простые истины мешают делать деньги тем, у кого их давно и так больше чем достаточно. Но мало кто видит, что именно поэтому простые и ясные вещи превращаются у нас в чрезвычайно сложные для решения проблемы политики и науки.

Если по большому счету, то материал этот подготовлен ради иных целей, суть и важность которых проявится ближе к финалу. Пока же – для правильной ориентации в общей сути рассказа – достаточно дать лишь несколько ключевых формул-заповедей от одного известного ученого, нобелевского лауреата и просто мудрого человека. Пять универсальных рекомендаций для всех, кто любит думать и хотел бы понимать происходящее вокруг:

    • Не позволяйте себе застревать в западне опыта, наработанного вами ранее.
    • Не позволяйте себе попадать в зависимость от мнений любых авторитетов – вроде великого профессора в вашей области, к примеру.
    • Не цепляйтесь за то, что вам не требуется.
    • Не избегайте конфронтаций.
    • Не забывайте дух своего детского любопытства.

Все эти советы, как видим, имеют весьма отдаленное отношение к посадке деревьев и к важности постоянной заботы о природе. Но коль скоро всё в нашем мире тесно связано незримыми нитями взаимных зависимостей, начать тут полезно именно с темы о деревьях и о природе планеты, упорно загаживаемой человеком.

Читать «Климат и догмы, диссиденты и ереси» далее

Гностицизм апостола Павла

(Март 2018, сюжеты НБКР)

Священные тексты всех основных религий планеты естественным образом входят в число наиболее читаемых книг человечества. Но читают, ясное дело, как правило не оригиналы, а переводы, причем зачастую адаптированные и/или искаженные. Если же исходные тексты перевести тщательно и аккуратно, то обнаруживаются большие сюрпризы.

Есть в англоязычном мире такой ученый-религиовед по имени Дэвид Бентли Харт, наиболее известный как исследователь Восточной Ортодоксии (у людей русскоязычных именуемой Православие), а также как философ, писатель и комментатор-культуролог. Работает Харт в Институте передовых исследований Нотр-Дам, в общей сложности написал около десятка книг, здесь же рассказ будет о самой последней его работе – по сути дела, о работе сугубо переводной. Но при этом все равно весьма примечательной.

Книга вышла в прошлом году и называется совсем просто «Новый Завет: перевод» (David Bentley Hart, «The New Testament: A Translation«, Yale University Press, 2017). А вот о том далеко не простом контексте, в условиях которого работа готовилась, автор рассказывает в своей недавней статье, опубликованной онлайновым культурологическим журналом Aeon.co .

Начинается эта статья такими словами:

В прошлом году я обременил англоязычный мир своим собственным переводом Нового Завета. За этот проект я взялся с подачи моего редактора в издательстве Йельского университета, но согласие дал практически в тот же самый момент, когда мне это предложили. Потому что я и сам давно уже замышлял предпринять «подрывное буквальное» воспроизведение данного текста на нашем языке.

На протяжении многих лет работы меня все больше и больше разочаровывали практически все стандартные переводы, имеющиеся у исследователей, а в особенности версии современные, подготовленные большими коллективами ученых. Многие из которых (как мне кажется) под влиянием унаследованных богословских привычек изначально предрасположены видеть в данном тексте такие вещи, которых в действительности там нет. А также упорно не замечают вещи другие, которые совершенно определенно там имеются.

Все подобные ученые советы – это такие мягкие и услужливые дела, которые имеют вполне четкую тенденцию – отвечать нашим ожиданиям. Вот только мир поздней античности настолько далек от мира нашего, что он почти никогда нашим ожиданиям не соответствует.

Далее же, сразу после этого вступления, Харт переходит к краткому разбору одной из самых неверно трактуемых ныне частей Нового Завета – той, где собраны тексты апостола Павла. Для всех читателей, смутно представляющих себе историю раннего христианства, здесь необходимо пояснить, почему понимание учения Павла является особенно важным для понимания сути этой религии в целом.

Читать «Гностицизм апостола Павла» далее