Секс, ложь и политика

(Впервые опубликовано – сентябрь 2012)

Первые признаки того, что между интимными тайнами секса, киберпреступностью и большой политикой имеются некие скрытые связи, продемонстрировал в свое время еще президент США Билл Клинтон.

Ныне, когда глобальный ущерб от компьютерных преступлений оценивают умопомрачительной цифрой в 1 триллион долларов ежегодно, исследователи-скептики уже с расчетами и фактами демонстрируют, сколь удивительно похожими оказываются эти вещи – ложь о сексуальных делах и ложь о масштабах киберкриминала.

cybercrime

Сегодня многие уже, наверное, и не помнят, что на закате своей президентской карьеры, в 1999-2000 годах, как следует оправившись после затянувшегося секс-скандала вокруг Моники Левински, Билл Клинтон вдруг страшно озаботился угрозами киберпреступности.

Для борьбы с этой напастью под эгидой лично президента были устроены беспрецедентные совещания в верхах, на которые приглашались эксперты со всех уровней общества – от руководства силовых структур и капитанов ИТ-индустрии до авторитетных хакеров сетевого андеграунда.

Очень скоро, впрочем, об этих впечатляющих инициативах все как-то подзабыли, поскольку к власти пришла новая администрация Дж. Буша-сына, избравшая в качестве главной внешней угрозы совсем другого опаснейшего врага – международный терроризм.

(Тут же уместно напомнить, что по данным статистического учета, как в те времена, так и сегодня, лично для вас вероятность погибнуть от террористической атаки примерно равна вероятности утонуть в собственной ванне.)

Поскольку выбор ужасно грозящих нации опасностей, с которыми непременно надо энергично бороться с мощными затратами бюджетных средств, у политиков в общем-то не очень велик, вряд ли следует удивляться, что после тотальной войны с терроризмом (закончившейся, как известно, ничем) ныне вновь разворачивается столь же решительная борьба с киберпреступлениями. Читать «Секс, ложь и политика» далее

Хакер, слесарь, экстрасенс

(Впервые опубликовано – август 2007)

Многогранные таланты ученого, раскрытые благодаря методам криптоанализа

banner

Большой предвыборный конфуз в Калифорнии, где по заказу властей штата несколько сильных хакерских команд в краткий срок проанализировали применяемые ныне системы электронных машин для голосования и показали чудовищную слабость каждой из них – это само по себе важное и достойное подробного разбора событие.

Но, кроме того, это еще и подходящий повод рассказать про Мэтта Блэйза (Matt Blaze), криптографа и профессора информатики Пенсильванского университета, возглавлявшего самую многочисленную из хакерских групп тестирования в Калифорнии.

Неудобный специалист

Персональный веб-сайт Блэйза имеет эффектный адрес www.crypto.com, уже по названию которого можно предположить, что его обладатель, не будучи богатым человеком, занимает, вероятно, не последнее место в мире криптографии. Или, по крайней мере, прописался в WWW очень давно. Оба эти предположения, в общем-то, близки к истине. Читать «Хакер, слесарь, экстрасенс» далее

Вопросы без ответов

(Впервые опубликовано – август 2007)

О слабостях электронных систем голосования

evoting-meltdown

В мире высоких технологий едва ли не самым неоднозначным, давно уже вызывающим острейшие дебаты достижением оказались электронные машины голосования.

С одной стороны, кажется бесспорным, что организация выборов и подсчет голосов с помощью специализированных компьютеров способны значительно упростить и ускорить демократические процедуры народного волеизъявления.

Но с другой стороны, некорректное использование компьютеров открывает столь безграничные просторы для махинаций и жульничества при подсчете голосов, что чуть ли не единственным способом избежать злоупотреблений, по мнению многих, представляется вообще недопущение электронного оборудования в работе избирательных комиссий. Читать «Вопросы без ответов» далее

Двойной слепой

(Дата первой публикации – июнь 2007)

the3monkeys

При выборе и сравнительной оценке товаров или технологий большинство людей — так уж повелось — обычно ориентируется на мнение компетентных экспертов. А эксперты, в свою очередь, руководствуются наработанным опытом и собственными предпочтениями.

Однако существуют и иные, куда более объективные критерии оценки, которые зачастую дают весьма неожиданные результаты. Наглядной иллюстрацией чему могут служить недавние тесты, сравнивавшие, в одном случае, качество по-разному сжатых аудиозаписей, а в другом случае — качество принтерной печати при разных чернилах и сортах бумаги.

Честный путь к истине

Так называемый «двойной слепой» метод тестирования пришел из науки, где является очень важной частью исследовательского инструментария ученых, поскольку позволяет получать наиболее объективные результаты экспериментов с участием людей.

Цель двойного слепого метода — эффективно нейтрализовать первоначальные субъективные предубеждения и сдвиги во мнениях, которые всегда свойственны и тестируемым, и самим организаторам эксперимента, а потому явно или неявно влияют на анализ тестовых данных и оценку итоговых результатов. На сегодняшний день этот метод считается одним из самых важных во многих серьезных областях исследований от медицины и психологии до социологии и криминалистики.

Что представляет собой слепой метод тестирования в принципе, очень просто пояснить на примере с дегустацией, скажем, чая. При открытом способе дегустации приглашенные потребители пробуют чай разных марок и фирм в условиях, когда принадлежность содержимого каждой чашки к определенному брэнду известна заранее, а потому дегустаторы обычно делают выбор в пользу тех названий, которыми пользуются регулярно или по крайней мере что-то о них знают.

Из опытов хорошо известно, что если при дегустации тех же напитков скрыть все сведения о брэндах, то те же самые испытуемые нередко выбирают совсем другую марку. Иначе говоря, слепой метод помогает убрать сознательные или подсознательные сдвиги в представлениях испытуемых, существенно влияющие на исход эксперимента.

В более серьезных научных испытаниях вроде медицинских, когда важно не то, «нравится» или «не нравится» лекарство, а насколько эффективно оно помогает при лечении, один из общепринятых методов проверки носит название single-blind, т.е. «одинарный слепой». При этом методе каждый из испытуемых не знает, входит ли он или она в «тестовую группу», принимающую новое лекарство, или же в «контрольную группу», которой дают нечто нейтральное для сравнения результатов с тестовой.

Но, как показывает опыт, этот метод не очень хорош, потому что сами экспериментаторы тоже являются людьми и при организации опытов вольно или невольно пытаются повлиять на получение желаемого исхода. Поэтому, скажем, пациенты нередко могут догадываться, дают им пустышку или настоящее лекарство.

Более яркий пример того же самого — это процедура опознания преступника свидетелем, когда организаторы опознания заранее знают, кого нужно «разоблачить», и вроде бы обезличенный метод устраивается так, чтобы подтолкнуть испытуемого к нужному выбору.

Для ликвидации всех подобных перекосов разработан двойной слепой (double-blind) метод тестирования, в экспериментах с участием людей позволяющий эффективно нейтрализовать субъективные предубеждения как испытуемых, так и самих испытателей. В условиях двойного слепого уже ни испытуемые, ни экспериментаторы не знают, кто является членом тестируемой группы, а кто членом контрольной группы для сравнения (в условиях правоохранительной работы, это когда организаторы опознания сами не знают, кто предполагаемый преступник).

Лишь после того, как все данные тестов зафиксированы (а в некоторых случаях и после того, как проанализированы), исследователи, наконец, получают от независимой третьей стороны информацию о том, кто был кто. При аккуратной организации и случайном распределении испытуемых по группам «тестирования» и «контроля» двойной слепой метод позволяет полностью избавиться от человеческого субъективизма и проводится в тех случаях, когда хотят добиться наиболее высоких стандартов научной строгости.

Хотя двойные слепые методы получили наибольшее распространение в медицине, в принципе их можно применять в любых экспериментальных ситуациях, где существует возможность того, что результаты испытаний окажутся под влиянием сознательных и / или подсознательных сдвигов в представлениях участников эксперимента.

Особенно удобно устраивать двойные слепые тесты с помощью компьютера, поскольку программу, организующую эксперимент, легко сделать так, чтобы она не имела никаких сдвигов в пользу того или иного выбора. По аналогии с приведенными выше примерами из медицины и криминалистики, та часть программы, которая обеспечивает взаимодействие с испытуемым человеком — это работающий вслепую экспериментатор, а та часть, которая знает, что именно предложено для оценки — это независимая третья сторона.

Классическим, можно сказать, примером такого подхода, часто реализуемым с помощью компьютера, является так называемый «тест ABX», где испытуемому человеку предлагается на пробу неизвестный стимул X, который следует отнести к одному из двух возможных и уже известных выборов A или B. Помимо того, что этот тест очень просто организовать в различных модификациях, ABX давно знаменит тем, что легко и наглядно развенчивает устойчивые мифы, бытующие среди населения.

За что его, мягко говоря, недолюбливают многие «авторитетные эксперты», эти мифы создающие.

Читать «Двойной слепой» далее