Табу, догмы и ереси в науке как религии

( Ноябрь 2020, idb.kniganews )

Науке для реального прогресса и развития жизненно необходимо инакомыслие. С одной стороны все – даже учёные «официальные лица» – это вроде бы понимают. А со стороны другой, однако, с инакомыслием в науке принято всячески сражаться – будь то открыто или тайно.

Хотя неудержимый прогресс технологий для всех очевиден и неоспорим, мало кто задумывается над тем фактом, что основа практически у всех, даже самых передовых достижений на удивление древняя. Ибо все эти новые гаджеты и роботы, транспортные средства и чудесные приборы медицины, высокоскоростной мобильный интернет и так далее – всё это плоды фундаментальных открытий физики, сделанных свыше полустолетия тому назад.

Для учёных специалистов этот странный факт, конечно же, прекрасно известен. Вот только объяснять и интерпретировать его принято очень по-разному. Согласно одной из распространённых точек зрения, к примеру, никаких великих открытий в физике больше не происходит по той причине, что практически всё фундаментально важное для повседневной жизни наука уже открыла.

Именно в таком ключе, к примеру, регулярно выступает и пишет книги известный американский теоретик и популяризатор науки Шон Кэрролл. И примерно об этом же можно прочесть в свежем эссе «Размышляя о конце физики» от другого авторитетного теоретика Роберта Дейкграафа, нынешнего директора IAS, Института передовых исследований в Принстоне («Contemplating the End of Physics,» by Robbert Dijkgraaf. Quanta magazine, November 24, 2020 ).

Но есть, однако, на ту же самую проблему и в корне иная точка зрения. Согласно которой никакого прогресса в фундаментальной физике давно нет по той причине, что именно так с некоторого момента в нашей истории стали устраиваться научные дела – решительно отвергая всё новое, если оно не вписывается в систему уже утвердившихся фундаментальных теорий и догм. Иначе говоря, рубить и давить всё, что посягает на священные устои…

В сжатом и концентрированном виде эта точка зрения изложена, к примеру, в открытом письме-манифесте, опубликованном несколько лет назад на страницах британской газеты The Guardian большой международной группой из нескольких десятков авторитетных и всемирно известных учёных ( We need more scientific mavericks, The Guardian, 18 March 2014 ).

Письмо их было озаглавлено «Нам нужно больше инакомыслящих в науке» и звучало как своего рода воззвание интеллектуалов к широкому обществу. Суть же манифеста сводилась к констатации уже известного нам факта – в фундаментальной науке на протяжении последних десятилетий практически не происходит никаких действительно важных открытий.

Авторы воззвания, однако, не только уверены, что дело тут вовсе не в «в конце физики», но и вполне отчётливо видят истинные причины происходящего. А кроме того, пытаются донести до общества, что очевидная стагнация в области фундаментальных теорий – это однозначно плохо для нашего всеобщего развития и благополучия. А потому ситуацию явно необходимо выправлять…

Большая беда с наукой, говорится в письме учёных, происходит уже довольно давно, отсчитывая примерно с 1970 года. Если прежде исследователи в массе своей имели доступ к достаточно скромным фондам финансирования, но при этом могли использовать их по своему усмотрению, то на рубеже 1960-1970-х годов утвердилась в корне иная схема для организации научных работ.

Политические государственные структуры очень ощутимо и эффективно взяли под свой контроль практически все академические секторы исследований. Важнейшими инструментами такого контроля стали предварительное рецензирование публикаций и более жёсткое финансирование работ в соответствии с заранее выбранными приоритетами «национальной политики».

По этой схеме неординарные новаторские разработки чаще всего отвергаются экспертами ещё на этапе рецензирования, а финансовые ресурсы выделяются в массе своей лишь на такие исследования, что лежат в рамках уже утвердившихся теорий. Соответственно, те предложения и идеи, что при отборе были отвергнуты, обычно оказываются для науки утраченными.

Иными словами, ныне большая наука, управляемая менеджерами, напрочь утратила вкус и нюх к непредсказуемому. Из 500 важнейших научных открытий XX века практически все были сделаны до 1970 года. По сути, все они бросали вызов доминирующей в ту пору мейнстрим-науке. И по сегодняшним меркам, наиболее вероятно, все эти разработки были бы зарублены уже на самом начальном этапе рождения. Как естественное следствие, в теоретической науке фактически перестали происходить неожиданные вещи…

Завершается воззвание такими словами:

Когда-то инакомыслящие играли в научных исследованиях важнейшую роль. Это их работа, на самом деле, определила то, каким был XX век. Сегодня мы должны научиться вновь, каким образом их поддерживать. И предоставить новые возможности для непредсказуемого будущего – как социального, так и экономического. И нам нужны влиятельные союзники. Быть может, читатели могли бы тут помочь?

Самое же интересное, что в лечении этой большой беды науки реально могут помогать читатели. Отыскивая, собирая, читая и массово распространяя, к примеру, общедоступную (пока) литературу о таких больших или даже воистину великих открытиях учёных, что означают подлинную революцию в устоявшихся взглядах фундаментальной науки.

По отмеченным выше причинам все эти открытия были «закрыты» для дальнейшей разработки усилиями рецензентов, администраторов и менеджеров. Однако это вовсе не означает, что о них следует всем забыть. Мы все – распространяя знания в массах – имеем возможности и влияние предоставить этим важным достижениям новые шансы на разработку…

Далее, в частности, будет представлена большая подборка аннотированных ссылок – на аналитические статьи, рассказывающие о десятках именно такого рода открытий. Или иначе, о всевозможных табу, догмах, ересях и диссидентах-еретиках в науке как посюсторонней религии.

Читать «Табу, догмы и ереси в науке как религии» далее

Сильные шифры, права человека и проблемы психиатрии

( Ноябрь 2020, idb )

Про крипто-шпионский аспект темы, куда более древней, нежели мобильный интернет, мессенджеры и смартфоны. Тема эта, однако, с годами не только ничуть не утрачивает актуальности, но и постоянно требует разъяснения в массах.

История эта вполне отчётливо разделена на три вроде бы разные части. Но если вникнуть в суть каждой из частей чуть-чуть внимательнее, то сразу станет ясно, что все они в общем-то об одном и том же. Просто с разных сторон.

(1) Бэкдоры как «безопасность населения несмотря на шифрование»

Случилось так, что в октябре-ноябре 2020 власти множества тех стран планеты, что по традиции принято считать «наиболее демократичными и либеральными», выдали дружный залп призывов к срочному и безотлагательному ослаблению криптографической защиты информации.

Сначала, в октябре, большие начальники известного международного альянса спецслужб, известного как «Пять глаз» (Five Eyes , сообщество разведок пяти англоязычных стран: США, Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии), плюс ещё две примкнувшие к ним спецслужбы «крупнейших азиатских демократий» в лице Индии и Японии, опубликовали совместное семистороннее коммюнике с таким, вкратце, содержанием:

Международное заявление: Сквозное шифрование и безопасность населения

Мы, нижеподписавшиеся, поддерживаем сильное шифрование, играющее решающую роль в защите персональных данных, приватности, интеллектуальной собственности, коммерческой тайны и кибербезопасности. Шифрование – это экзистенциальный якорь доверия в цифровом мире, и мы не поддерживаем контрпродуктивные и опасные подходы, которые могли бы физически ослабить или ограничить безопасность систем.

Однако, конкретные реализации технологии шифрования создают существенные проблемы для обеспечения безопасности общества, включая такую в высшей степени уязвимую часть, как сексуально эксплуатируемые дети. Мы призываем индустрию услышать нашу серьёзнейшую озабоченность ситуациями, когда шифрование применяется таким образом, который полностью блокирует любой легальный доступ к контенту. Мы призываем технологические компании к совместной работе с правительствами, чтобы прийти к разумным и технически возможным решениям этой проблемы. А именно:

Встроить «безопасность населения» (safety of the public) в конструкции систем, без ущерба для инфобезопасности обеспечив как расследование и наказание преступлений, так и защиту уязвимых частей общества. Предоставить правоохранительным органам доступ к контенту в читаемом и удобном для обработки формате…

Наибольшего внимания в процитированных абзацах заслуживают слова про «разумные и технически возможные решения этой проблемы». Во-первых, потому что в самом тексте Заявления нет ни единого намёка на то, как именно эти «решения» могут выглядеть. Во-вторых, всем специалистам, понимающим суть проблемы, вполне ясно, что речь тут в который уже раз идёт о необходимости встраивания бэкдоров, ослабляющих сильную криптографию. Ну а в третьих, наконец, ещё никто и нигде не сумел продемонстрировать, каким образом можно ослабить криптографию так, чтобы лазейкой этой пользовались исключительно только люди «хорошие», а для людей «плохих» встроенная слабость была бы недоступна…

Более того, есть очень сильные аргументы за то, что сделать это невозможно в принципе. Ибо «хорошие люди» из правоохранительных органов и спецслужб США или Великобритании, к примеру, отнюдь не считают такими же «хорошими людьми» своих коллег из Китая, Ирана или России. Справедливо и обратное сопоставление, естественно. Более того, «хорошие люди» из компетентных органов перечисленных стран сильно нервничают и даже протестуют, когда их коллеги-оппоненты пытаются получить полный доступ к коммуникациям и данным в устройствах людей «плохих». Уже потому хотя бы, что у правоохранительных органов разных стран весьма разные представления также и о том, кого им следует считать «плохими».

Но эти аспекты сложной проблемы, впрочем, обсуждались здесь уже неоднократно и с разных сторон (см., в частности, текст Шизо-криптография  ). Поэтому сейчас более интересно отметить другое: насколько быстро и по сути идентично отреагировали на нынешнее заявление «Пяти (плюс ещё двух) глаз» их коллеги из компетентных органов Евросоюза.

Читать «Сильные шифры, права человека и проблемы психиатрии» далее

Премия для диссидента, или Три «Фэ» от Пенроуза

( Октябрь 2020, idb.kniganews )

Нобелевскую премию не раз присуждали диссидентам от политики и/или литературы — достаточно вспомнить имена Александра Солженицына и Иосифа Бродского, Чеслава Милоша или Гао Синцзяня. В области физико-математических достижений, однако, выбор лауреатов-теоретиков всегда отчётливо тяготел к архиконсервативным взглядам, дабы не подрывать идейные позиции устоявшейся «точной науки». Ныне эта давняя традиция очевидно нарушена…

Все, кто интересуется делами науки, уже наверняка наслышаны, что Нобелевской премией по физике в 2020 году решено наградить троих учёных  — за их теоретические и экспериментальные достижения в изучении космологических черных дыр. Половину премии — по теоретической линии — получает знаменитый математический физик Роджер Пенроуз, а остальное разделено поровну между экспериментаторами-наблюдателями в лице астрономов Райнхарда Генцеля и Андреи Гез.

Как сформулировано Нобелевским комитетом в официальном представлении, Пенроуз награжден за «открытие того, что образование черных дыр является точным предсказанием общей теории относительности», а Генцель и Гез — за «открытие сверхмассивного компактного объекта в центре нашей галактики».

Теоретик Роджер Пенроуз значительно старше астрономов-наблюдателей — в следующем году ему исполняется 90 лет. А собственно работа по черным дырам, за которую его ныне награждают, была проделана учёным в середине 1960-х. То есть свыше полувека тому назад…

Однако подобные факты из биографий нобелевских лауреатов уже давно не являются чем-то странным и удивительным. Куда более странно то, что Пенроуза вообще наградили. Невзирая на его известные научные дела и идеи, все последние десятилетия развиваемые учёным в отчётливо перпендикулярном, а нередко и вообще в противоположном направлении – относительно того, что общепринято в научном мейнстриме.

О сильно неортодоксальных, скажем так, взглядах и теориях Пенроуза в области систем искусственного интеллекта или квантового устройства сознания наверняка известно многим. Не раз и с подробностями рассказывалось об этом и на страницах сайта kiwi-arXiv. В частности, можно упомянуть тексты «Игры, в которые играет Пенроуз»  и «Главная тайна Со-знания» .

Но вот о «перпендикулярных» взглядах Пенроуза на современную космологию с её теорией инфляции, на квантовую физику с её копенгагенской интерпретацией и на теорию струн с её множеством невидимых дополнительных измерений – обо всём этом пишут и говорят значительно меньше. Поэтому имеет смысл привлечь здесь один из текстов параллельного проекта kniganews, носящий название «Три Фэ от Пенроуза» и рассказывающий именно про это – в специфическом контексте Sci-Myst, то есть «научно-мистического расследования в масштабе реального времени».

Читать «Премия для диссидента, или Три «Фэ» от Пенроуза» далее

Фил Андерсон: Человек-эпоха и его наука

( Апрель 2020, idb.kniganews )

В последних числах марта 2020 этот мир покинул учёный-теоретик Филип Уоррен Андерсон. Для всех, кто понимал суть его достижений, давно было ясно, что Фил Андерсон – это великий физик. Подлинный масштаб его идей, однако, науке ещё только предстоит оценить и признать в будущем.

Время прихода, время ухода

В декабре 1923 года, с разницей в три дня, по разные стороны Атлантического океана родились два мальчика, которым во второй половине XX века удастся существенно изменить современной облик науки физики.

Первым, 12 декабря 1923, в г. Индианаполис, США, родился Филип Уоррен Андерсон. А ещё через пару дней, 15 декабря, в г. Кроуторн, Англия, появился на свет Фримен Джон Дайсон. И хотя их очень долгий и плодотворный путь в науке будет проходить по весьма разным траекториям, в итоге всё сложится так, что закончат они его в одном и том же месте – Принстон, штат Нью-Джерси, США. И что примечательно, уход произошёл фактически в одно и то же время: спустя 96 лет, в феврале-марте 2020, с разницей в один месяц.

Если обращать внимание на конкретные области научной работы этих учёных – а они практически не пересекались – то вполне можно сказать, что в остальном между Андерсоном и Дайсоном на самом деле было мало чего общего. Разве что ещё знаменитый дух инакомыслия, всегда заметно выделявший их на общем фоне научного мейнстрима.

Основной областью работы Фримена Дайсона была, образно говоря, физика «на экстремальных масштабах» очень малого и очень большого. То есть наука о природе субатомных частиц и об устройстве космоса, выражаясь иначе. Что же касается Филипа Андерсона, то он всю жизнь занимался – причём занимался в высшей степени плодотворно – физикой существенно иного рода.

Вопреки общераспространённым клише в восприятии публикой науки физики – будто бы это в основном о явлениях космологических масштабов да об огромных ускорителях-коллайдерах с их теориями субатомных частиц – в действительности, как обычно, всё тут обстоит совсем не так. Потому что и крупнейшая по числу участников, и наиболее активная по масштабам исследований область физической науки – это, на самом деле, физика конденсированной материи, прежде именовавшаяся физикой твёрдого тела.

Иначе говоря, это та самая область, которая в течение второй половины двадцатого века принесла человечеству транзисторы и микросхемы, лазеры и современные технологии связи. Все те вещи, короче, которые изменили наш мир до неузнаваемости. И среди великого множества блестящих учёных-физиков, которые работали и продолжают работать в этой области, наиболее выдающимся и влиятельным чаще всего называют Филипа Уоррена Андерсона.

Читать «Фил Андерсон: Человек-эпоха и его наука» далее

Вечная жизнь и другая наука Свободного Человека

( Март 2020, idb )

Памяти Фримена Дайсона (1923-2020) – выдающегося ученого, писателя-гуманиста и диссидента-еретика, который всегда внимательно наблюдал и анализировал, но никогда и ни с кем не боролся.

В пятницу, 28 февраля 2020, для Фримена Дайсона пришло время покинуть этот слой реальности. Двумя месяцами ранее, в декабре 2019, ему исполнилось 96 лет. Несмотря на столь внушительный возраст, ученый вплоть до последних дней оставался в ясном разуме и относительно здоровом теле, позволявшем ему по-прежнему ходить на работу в IAS, принстонский Институт передовых исследований, с которым у Дайсона связаны почти 70 лет жизни и творчества.

Формально проводив ветерана-профессора в отставку еще четверть века тому назад, институт сохранил за Дайсоном рабочий кабинет и привычное место за столом в кафетерии, так что внешне в его жизни тогда практически ничего не изменилось. Кроме зарплаты, конечно…

Там же, в знаменитом кафетерии IAS, для него прозвенел и «первый звонок на выход», когда Дайсону вдруг резко стало нехорошо, так что коллегам пришлось вызывать скорую помощь. Ехать с врачами в больницу, впрочем, он наотрез отказался. Чуть позже, вняв доводам обеспокоенной жены, ученый все же согласился на то, чтобы она сама отвезла его в госпиталь на машине. Медицина, однако, тут уже мало чем могла помочь. И через пару дней Дайсон отошел в мир иной – на больничной койке, а не в более комфортной домашней обстановке…

В память о великом человеке, прожившем на удивление долгую и плодотворную жизнь, появилось несколько очень хороших прощальных текстов. Здесь особо упомянуть хотелось бы два источника: официальный, но непривычно человечный для такого жанра пресс-релиз от коллег из принстонского IAS; плюс несколько содержательных статей в газете The New York Times. Однако пересказывать или подробно переводить, тем более, эти тексты здесь никакого смысла нет. Потому что удобные онлайн-переводчики от Гугла и Яндекса ныне известны уже всем, наверное.

Здесь же будет сделано вот что.

Среди многочисленных материалов-расследований, подготовленных в рамках проектов kniganews.org и kiwi byrd ArXiv , имеется довольно внушительное количество – свыше дюжины – больших текстов, непосредственно вдохновленных статьями, лекциями и книгами Фримена Дайсона. Нельзя сказать, что все эти материалы преданно развивают дайсоновы идеи (некоторые так и вообще расходятся с ними принципиально). Но определенно и несомненно там всюду присутствует «Дух Дайсона».

Иначе говоря, практически все работы этого ученого обязательно демонстрируют, что для любых проблем науки и жизни не только могут, но и должны быть существенно разные взгляды. Ибо именно так – через противопоставление, сравнение и выбор разных альтернатив – наука движется к истине наиболее эффективно. А когда альтернатив нет – то нет и движения, по сути дела… Остается один лишь «научный консенсус».

Большой сюрприз, подготовленный нам Природой и ожидающий за ближайшим поворотом истории, заключается в том, что нынешний «научный консенсус» – относительно устройства окружающего мира и человека – является ошибочным. Причем ошибочным в принципе, на фундаментальном уровне. Подборка же из дюжины аналитических текстов, представленных далее, демонстрирует это наглядно, развернуто и с самых разных сторон.

Не заметить то, что все эти тексты вдохновлены работами Фримена Дайсона, просто невозможно (в каждом из материалов имеются ссылки на соответствующие источники). А для еще большей наглядности в качестве подобающих анонсов к некоторым из текстов будут приведены цитаты из нынешних прощальных статей в память об ушедшем великом ученом.

Что же касается широчайшего диапазона затрагиваемых здесь тем, то на этот счет хорошо сказано в пресс-релизе коллег из принстонского Института передовых исследований, где звучат такие прощальные слова от нынешнего директора IAS Роберта Дейкграафа:

Охватить жизнь и творчество Дайсона в нескольких словах просто невозможно. Архитектор современной физики частиц и математик широчайшего кругозора. Активный сторонник космических путешествий, астробиологии и разоружения. Визионер-футурист, вечный аспирант и бунтовщик против множества умозрительных идей, включая свои собственные. Вдумчивый писатель-эссеист и неизменно мудрый зритель всего этого спектакля человечества. Его секрет был в том, чтобы просто говорить «Да» всему происходящему в жизни, вплоть до самого конца…

После такой цитаты осталось предупредить лишь об одном. Ни один из материалов «Дайсон-подборки», представленной далее, отнюдь не подразумевает «говорить ДА всему происходящему в жизни». Но и бороться с происходящим, что интересно, тоже не предлагается. Ибо есть и существенно иной путь для нашего воздействия на реальность…

Читать «Вечная жизнь и другая наука Свободного Человека» далее

Климат и догмы, диссиденты и ереси (окончание)

(Июль 2019, idb)

Если первая часть материала была, главным образом, про «Климат и догмы», то часть вторая-финальная – это про «Диссидентов и Ереси» в науке как еще одной форме религии.

6. «Резидент-еретик»

Главный герой этого раздела – один из самых знаменитых ученых-инакомыслящих последней трети XX века (и начала века XXI), британский физик-теоретик и нобелевский лауреат по имени Брайен Джозефсон. Который и сам себя не без иронии именует «резидент-еретиком» большой науки.

На прошедшей совсем недавно встрече нобелевских лауреатов в Линдау (69th Lindau Nobel laureate conference, 2019) Брайен Джозефсон выступил со вполне типичным для него докладом на такую тему: «Будет ли физика 21 века нуждаться в биологии?». И дабы сразу стали понятны глубина и размах еретических идей ученого, достаточно предоставить краткое резюме этой лекции.

В современной биологии принципиально важную роль играет концепция «сложной координации», то есть понятие о нетривиальных системах, работающих совместно для порождения определенного результата. В нынешней общепринятой физике, с другой стороны, концепция координации присутствует только в самых простых формах.

Погружение физиков в поиски своих «теорий всего» увело их к чрезмерно упрощенной картине мира природы. К такой картине, которая может очень хорошо работать в ситуациях, используемых для тестирования физических теорий. Но эта картина совершенно не способна прояснять и помогать разбираться с такими проблемами, как наблюдение, смысл наблюдаемого и процессы мышления.

В биологии уже имеется раздел биосемиотика – исследования, уделяющие должное внимание смыслу того, что наблюдают ученые в природе. Синтез подходов физиков и биосемиотиков способен привести к такому прогрессу в нашем понимании мира природы, который по значимости был бы сравним с прогрессом физики благодаря появлению квантовой теории…

В кратком списке «рекомендуемого чтения», сопровождающем видеозапись лекции на сайте Lindau-Nobel.org , дана ссылка и на свежую статью докладчика, носящую название «Физика разума и мысли» (The Physics of Mind and Thought, by Brian Josephson). В работе этой развернуто обсуждается примерно то же самое – определенно назревшая необходимость синтезировать знания физики и биологии – но только в несколько ином аспекте, со стороны нейронауки и психологии. Причем синтезировать, соответственно, предлагается с опорой на успехи этих наук в области изучения разума и смысла наблюдаемых там процессов. Ибо у физики тут никаких успехов пока не наблюдается ни в каком приближении…

Наиболее же примечательным аспектом этой свежей статьи Брайена Джозефсона является, однако, то, что хорошо известный всем онлайновый архив научных препринтов arXiv.org вот уже который месяц, с середины апреля 2019 и вплоть до сегодняшнего дня, упорно пытается отказать автору в публикации данной работы на своём сайте…

Этот поразительный момент необходимо подчеркнуть еще раз – дабы дошло до всех, сразу и как следует. Всемирно известный физик-теоретик и нобелевский лауреат не может опубликовать свою научную статью на общедоступном сайте физико-математических препринтов – поскольку модераторы сайта считают, что тематика его работы «не подходит» для arXiv.org. Здесь же непременно следует подчеркнуть и тот факт, что именно эта работа автора уже опубликована в авторитетном и реферируемом научном журнале…

Абсолютно всем должно быть понятно, что происходящее здесь – это полнейшая дичь. Однако именно вот так обстоят дела реально в сегодняшней большой науке. Причем устроено это всё таким образом довольно давно. Ибо конкретно данный конфликт – отнюдь не досадное недоразумение, а вполне устойчивая закономерность. Конкретно Джозефсону приходится буквально с боем добиваться публикаций на сайте arXiv.org чуть ли не каждой из своих работ.

И та, и другая сторона противостояния отлично понимают мощь данного инфоресурса для свободного распространения знаний в научном сообществе. И именно поэтому Брайен Джозефсон без устали сражается с модераторами arXiv.org вот уже, считай, четверть века. Добиваясь снятия искусственных внутренних барьеров и препятствий в таком проекте, который, казалось бы, именно для того и был создан – оперативно и беспрепятственно доносить информацию до тех, кто в ней нуждается и кто её ищет…

Читать «Климат и догмы, диссиденты и ереси (окончание)» далее

Климат и догмы, диссиденты и ереси

(Июль 2019, idb)

Все знают, что сажать деревья – это хорошо. А загаживать природу планеты – это плохо. Многие понимают, что столь простые истины мешают делать деньги тем, у кого их давно и так больше чем достаточно. Но мало кто видит, что именно поэтому простые и ясные вещи превращаются у нас в чрезвычайно сложные для решения проблемы политики и науки.

Если по большому счету, то материал этот подготовлен ради иных целей, суть и важность которых проявится ближе к финалу. Пока же – для правильной ориентации в общей сути рассказа – достаточно дать лишь несколько ключевых формул-заповедей от одного известного ученого, нобелевского лауреата и просто мудрого человека. Пять универсальных рекомендаций для всех, кто любит думать и хотел бы понимать происходящее вокруг:

    • Не позволяйте себе застревать в западне опыта, наработанного вами ранее.
    • Не позволяйте себе попадать в зависимость от мнений любых авторитетов – вроде великого профессора в вашей области, к примеру.
    • Не цепляйтесь за то, что вам не требуется.
    • Не избегайте конфронтаций.
    • Не забывайте дух своего детского любопытства.

Все эти советы, как видим, имеют весьма отдаленное отношение к посадке деревьев и к важности постоянной заботы о природе. Но коль скоро всё в нашем мире тесно связано незримыми нитями взаимных зависимостей, начать тут полезно именно с темы о деревьях и о природе планеты, упорно загаживаемой человеком.

Читать «Климат и догмы, диссиденты и ереси» далее

Обманы памяти и ложь мемуаров

(Май 2018, НБКР)

«Если выкинуть из истории всю ложь, то не факт, что останется одна только правда. Может оказаться и так, что в итоге не останется ничего.» Давний афоризм от мудрого человека по имени Станислав Ежи Лец сегодня определенно имеет смысл вспоминать почаще.

Среди текстов сайта kiwi arXiv, так или иначе соприкасающихся с историей человечества, включая историю культуры и науки, неизменно присутствует одна и та же сквозная тема. Сформулировать которую можно примерно так:

Практически всё из того, что обычно считается реальными историческими событиями, на самом деле происходило иначе, нежели об этом принято рассказывать – будь то официально, или же в личных мемуарах современников. Причем «иначе» означает тут не различия в точках зрения, а куда более глубокую разницу, искажающую саму суть реальных фактов.

И что особо существенно, искажением фактов вольно или невольно занимаются практически все. И практически всегда. Потому что так устроены люди, и так устроена наша память.

Когда дело касается потоков лжи официальной – или иначе, идеологически выгодной «пост-правды» – то её выявлять и демонстрировать сравнительно несложно. Достаточно раздобыть показания свидетелей и документы отчетов-расследований, подготовленные сразу по следам масштабных событий, затронувших многих людей.

Но вот что касается «обманов памяти» в личных мемуарах – спустя годы и десятилетия предоставляющих еще одну важную основу для восстановления реальных исторических фактов – то здесь отлавливать доказуемую неправду обычно дело более хлопотное. Для этого надо иметь либо несколько перекрестных свидетельств от других участников тех же самых – отнюдь не масштабных – событий, либо сырые записи в дневниках или письмах авторов, где интересующие события фиксировались непосредственно в то время, когда они происходили.

Сопоставление разительных отличий в такого рода свидетельствах – это в высшей степени поучительное занятие. Ярко и наглядно демонстрирующее, до какой степени могут быть недостоверны воспоминания в мемуарах людей, оказавшихся непосредственными участниками и свидетелями тех или иных исторических событий…

Повод для скомпилированной здесь подборки текстов-сопоставлений на данную тему предоставила совсем свежая документальная книга от Фримена Дайсона [FD]. Патриарха мировой теоретической физики и по совместительству весьма самобытного философа-надомника. Плюс к тому, человека, которому по жизни довелось близко общаться и дружить со множеством знаменитейших ученых XX века. А попутно сумевшего еще и подробно описать внушительную часть из того, что вокруг него происходило.

Самое же ценное в новой книге Дайсона – это то, что перед нами здесь НЕ очередные мемуары от весьма и весьма пожилого человека, сохраняющего ясный разум на подходе к 100-летнему возрасту. Некоторым интригующим образом у него получились свежие документальные описания событий, происходивших от 80 до 40 лет тому назад. И хотя это нельзя называть дневниками, в книге собраны такие записи, которые методично фиксировали события в тот момент, когда они происходили. Плюс авторские комментарии из дня сегодняшнего, поясняющие или корректирующие фактические ошибки-неточности, допускавшиеся автором в сырых записях.

Но прежде чем рассказывать, как это всё Дайсону удалось – многие десятилетия сохранять в тайне столь ценный архив даже от историков науки (что и само по себе есть занятный сюжет) – пора уточнить, что нас здесь все же интересует несколько иная тема, а именно «ложь в мемуарах». Поэтому для вступления в тему с нужной стороны привлечем именно мемуары – от другого автора и тоже самобытного философа-надомника. В литературном мире наиболее известного как писатель-фантаст и одна из половин знаменитейшего тандема «братья Стругацкие».

Читать «Обманы памяти и ложь мемуаров» далее

Инженерия Науки

 (Апрель 2014)

О том, что инакомыслящие — также известные как хакеры — крайне полезны в области укрепления инфобезопасности, наслышаны, наверное, все. А вот идея о том, что подобная категория людей жизненно необходима еще и для развития науки, пока что звучит довольно редко. (Текст весьма большой и разветвленный, предупреждение на всякий случай.)

MechanicsCogs

= 1 =

В марте нынешнего (2014) года имели место два почти синхронных события – на первый взгляд, абсолютно никак друг с другом не связанных и примечательных просто сами по себе.

Но в действительности, как известно (т.е. о чем ныне в курсе уже практически все, кто не в танке), любые события этого мира так или иначе находятся между собой в тесных или не очень тесных, но взаимосвязях. Выявление же глубоких, однако пока что не очевидных связей, соответственно, позволяет обнаружить и некие скрытые до поры тенденции развития. А значит – более аккуратно прогнозировать будущее. Ну а кому не интересно, что ожидает нас в будущем?

Короче говоря, речь идет о таких двух событиях.

Читать «Инженерия Науки» далее

Великий инакомыслящий

(Март 2001)

Мало кому в двадцатом веке удавалось с таким постоянством бросать вызов человеческому разуму, как это делал Фред Хойл и его многочисленные книги.

Fred-H

В февральском, 2001 года номере журнала Scientific American опубликована заметка «Большой взрыв: шутка или истина?», авторы которой в очередной раз обращаются к одной из самых сложных, возможно, проблем современной космологии да и всей науки вообще: «Как произошла наша Вселенная?».

Ответа на этот вопрос, понятное дело, статья не дает, но зато приводится в ней один весьма занятный факт, редко кем упоминаемый, а потому, очевидно, и малоизвестный.

Термин «большой взрыв», которым именуется наиболее общепринятая на сегодняшний день теория происхождения всего сущего, появился на свет в начале 1950 года.

Подарил же его миру, сам того не желая, тогда еще сравнительно молодой английский космолог с весьма оригинальной и впечатляюще четкой манерой суждений, ныне известный всему миру как сэр Фред Хойл — патриарх астрофизики, талантливый математик, автор более 40 примечательных книг, от научно-популярных и чисто научных монографий до фантастических романов, театральных пьес и даже либретто для оперы.

fred_hoyle_bbc

В 1950-м году до всего этого было еще далеко, однако уже тогда проявлявший свои разносторонние таланты Хойл был не только ученым в Кембридже, но также автором и ведущим цикла субботних радиопередач по Третьей программе Би-би-си. Эти посвященные науке передачи возникли на радио довольно спонтанно, однако имели бешеный успех у публики и входили в верхние строчки национального рейтинга популярности.

И вот в суматошной обстановке последней передачи цикла, буквально на лету, у Хойла и родился глумливый термин «big bang», или «большой взрыв». В намерение ученого ни в коем случае не входило одобрение этой теоретической концепции. Совсем даже напротив — под этим несерьезным именем Хойл намеревался ее похоронить.

Читать «Великий инакомыслящий» далее