Жить по детектору лжи

(Впервые опубликовано – май 2008)

Спорные технологии переживают очевидный расцвет вопреки скепсису науки.

meeting-the-parents

Поток  новостей все чаще стал приносить известия, свидетельствующие о растущем внедрении в повседневную жизнь полиграфов и других технологий выявления лжи. Новостные агентства, солидные газеты и журналы то и дело публикуют материалы о детекторах лжи в разделах, посвященных войне и разведке, финансам и бизнесу, культуре и спорту. Словно речь идет о некоем чрезвычайно важном и уже совершенно неотъемлемом для человеческой цивилизации атрибуте…

При этом нельзя сказать, что в самой технологии произошли какие-то кардинальные перемены. Результаты проверки детектором лжи по сию пору не принимаются в качестве доказательства подавляющим большинством судов, а степень научности самого метода как прежде, так и теперь подвергается серьезнейшей критике в академических исследованиях.

Из текущих событий

Вот, навскидку, как выглядит пара очень характерных примеров, почерпнутых из свежих новостных сообщений.

В Великобритании правительство существенно расширило масштаб пилотных проектов, направленных на повсеместное внедрение речевых детекторов лжи в районных госструктурах социального обеспечения, ради чего дополнительно выделены еще 1,5 миллиона фунтов стерлингов.

Эти детекторы лжи, подключенные к телефонным аппаратам, дают сигнал тревоги, когда в голосе человека, обратившегося за получением финансовой помощи или льгот, программой анализа выявляются признаки неискренности. Новостные службы, пересказавшие этот сюжет, в большинстве случаев ограничились краткой информацией, согласно которой лишь в одном из десятков округов подобная техника помогла властям сэкономить на обманщиках порядка 420 000 фунтов в год.

Но когда специализированное компьютерное издание, скептически относящееся к подобным достижениям, копнуло поглубже и выяснило, как была подсчитана эта сумма, вся картина стала выглядеть существенно иначе.

Во-первых, при оценках экономии было сразу положено, что 132 человека, отказавшиеся вести беседу под контролем программы речевого анализа, наверняка имели нечестные намерения. Из 1559 остальных, согласившихся пройти проверку, около 500 были помечены детектором как люди с небольшим и 118 с высоким риском обмана.

В результате дополнительных разбирательств 24 человека из главной «группы риска» были установлены как лжецы и лишены социальных пособий. Иначе говоря, пристрастному расследованию были в подавляющем большинстве подвергнуты невинные, но чрезмерно нервничающие в стрессовых ситуациях люди.

Если те же цифры экстраполировать на всю страну и подать чуть иначе, то получится вот что. Ради экономии порядка 40 миллионов фунтов стерлингов в год государство намерено проверять детектором лжи тотально все население, обращающееся за социальной помощью. Около 95% при таких проверках оказываются заведомо неповинны ни в каких жульничествах, а реально разоблачены лишь 1-2%.

При этом – цифра для сравнения – по данным одной из оппозиционных парламентских партий Британии, в 2005/06 годах около 530 миллионов фунтов стерлингов из бюджетных денег на социальное обеспечение было потеряно не из-за обманщиков, а вследствие ошибок самого правительства…

Другой пример – из США и совершенно иной области применения, но при этом он кое в чем оказывается очень близок английской истории. В апреле Пентагон сообщил о закупке примерно сотни «карманных детекторов лжи» и начале оснащения ими солдат, участвующих в военных действиях в Афганистане и Ираке.

Аппарат носит название PCASS, что читается как «пи-касс», а расшифровывается примерно как «система предварительной оценки достоверности». Конструктивно устройство представляет собой упрощенный полиграф и предназначено для экспресс-анализа слов туземного населения на предмет их правдивости.

В техдокументации, сопровождающей PCASS, особо подчеркивается, что аппарат не предназначен для применения к американским гражданам. По всей видимости, эта оговорка избавляет его от всяких утомительных научно-технических экспертиз, которые наверняка не дадут благожелательных заключений.

Ибо PCASS, по сути, воплощает собой недостижимую мечту властей о том, как должен выглядеть настоящий детектор лжи. Применять компактный прибор может практически любой, освоивший нажатие кнопок и подключение сенсоров к проверяемому человеку. После чего дознаватель задает вопрос, проверяемый отвечает, компьютер анализирует, а на экране прибора загорается индикатор соответствующего цвета: красный – ложь; зеленый – правда; желтый – неясно.

И никаких тебе графиков-диаграмм, требующих тщательного анализа и предварительной учебы-подготовки. Тут все просто и ясно, примерно как в телефонном анализаторе речи для оценки многодетных эмигрантов и прочих социально убогих в Англии…

[ВРЕЗКА]
Как это работает

В чем заключается суть проверки на полиграфе? Противники технологии настаивают, что полиграф нельзя называть «детектором лжи», потому что он, строго говоря, не способен отличать правду от обмана, а измеряет физиологические реакции на стресс, испытываемый опрашиваемыми в процессе дознания.

Сторонники же технологии взяли в качестве основы медицинский факт – людям свойственны вполне измеряемые физиологические перемены в те моменты, когда они говорят неправду.

Типичный современный полиграф чаще всего выполнен в виде приставки к компьютеру-ноутбуку и одновременно отслеживает до 12 различных параметров в физиологических реакциях организма. Но базовых элементов всего три: (1) сердечно-сосудистые реакции, проявляющиеся в изменениях давления и пульса; (2) кожно-гальваническая реакция (электрическая проводимость), повышающаяся с ростом потоотделения; и (3) ритм дыхания, отражающий перемены в состоянии психофизической напряженности.

Изменения любого из регистрируемых прибором параметров важны в те моменты, когда опрашиваемый испытывает эмоциональные реакции на задаваемый вопрос. Все эти реакции фиксируются компьютером для последующего анализа специально обученным полиграфологом-дознавателем.

Типичная разновидность проверки на полиграфе – «тест контрольных вопросов» – состоит из вопросов трех разных типов. Некоторые из них являются «нерелевантными», т.е. не относящимися к делу («Вам 30 лет?», «Стол деревянный?»), и ответы на них вообще не берутся экспертом в учет.

Другой тип, именуемый «контрольные вопросы», подразумевает, что при ответе на них испытуемый скорее всего солжет («Вы когда-нибудь совершали кражи, хотя бы мелкие?»). Наконец, третья группа вопросов относится к «релевантным», т.е. важным и существенным, ради которых собственно и затеяна проверка («Вы употребляете наркотики?», «Вы взяли пропавшие деньги?»).

Вопросы трех разных типов в ходе теста все время перемежаются. Проверка на полиграфе считается пройденной, если физиологические реакции при ответах на контрольные вопросы окажутся больше, чем при ответах на релевантные вопросы.

Если же такой картины на графиках реакций нет, а опрашиваемый не сознался, то эксперт переходит к следующей фазе дознания и в послетестовой беседе пытается склонить объект к добровольному признанию («Ваша ситуация станет только хуже, если мы сейчас не распутаем эту проблему»).

[КОНЕЦ ВРЕЗКИ]

С точки зрения науки

Сторонники применения полиграфов утверждают, что это очень надежная и вполне обоснованная с научных позиций технология, обеспечивающая успех дознания в подавляющем большинстве случаев применения. Процент обещаемого успеха в разных странах мира варьируется от 80 до 95%, а на российском рынке специалисты-полиграфологи обычно гарантируют показатель порядка 95-99%, в зависимости от поставленной задачи.

Но с другой стороны, когда эту технологию начинают оценивать независимые эксперты по общепринятым в науке критериям, то картина получается существенно иной.

Имеются ли какие-нибудь строго научные свидетельства тому, что полиграф действительно способен выявлять ложь? Например, существует ли какая-то формула или закономерность, устанавливающая регулярную взаимосвязь между ложью, заявляемой людьми, и физиологическими параметрами их организма, измеряемыми полиграфом? Нет, таких формул и закономерностей никому и нигде вывести не удалось.

Есть ли научные свидетельства тому, что полиграфологи могут выявлять с помощью своего прибора ложь с ощутимо лучшей результативностью, чем эксперты-не-полиграфологи, использующие другие методы дознания? Не существует таких свидетельств.

Зато имеется совершенно достоверный факт, что ни один прибор-полиграф и ни один из использующих его экспертов не могут с высокой степенью точности установить для случайно выбранных людей, когда они лгут, а когда говорят правду. Каждый раз приходится оперировать лишь вероятностями, и применительно к конкретным живым людям цифры этих вероятностей оказываются удручающими.

Самое, похоже, солидное и крупномасштабное исследование данной технологии, предпринятое Национальной академией наук США в 2002 году, показало, что хотя данные полиграфа надежны, им явно не хватает достоверности.

Под «надежностью» здесь понимается состоятельность и согласованность данных, предполагающая, что те же самые результаты будут сняты прибором в разное время, в разных местах, при разных испытуемых и условиях опроса. Иначе говоря, физиологические характеристики организма полиграф регистрирует действительно хорошо.

Но имеется другой ключевой параметр, «достоверность», означающий, что прибор реально измеряет то, ради чего создан. И вот с этим дела у полиграфа обстоят весьма неважно. В отчете американской академии приведен такой пример.

Если предположить, что среди 10 000 правительственных служащих имеется 10 шпионов, то «детектор лжи» позволит выявить 8 из этих десяти, но при этом еще 1598 вполне лояльных сотрудников окажутся ошибочно обвиненными в обмане. Если же настройки полиграфа при тестированиях сделать менее чувствительными, в результате чего лишь 41 человек будет ошибочно обвинен во лжи, то тогда уже 8 из 10 шпионов сумеют избежать выявления.

Пытаясь переформулировать эти результаты на обычный язык, ученые заключили, что «тесты на полиграфе способны отделять ложь от правды существенно лучше, чем при случайном решении, однако их результативность остается существенно ниже совершенства».

[ВРЕЗКА]
Как это обманывают

Технология проверки на полиграфе имеет немало противников, включая ряд бывших экспертов-полиграфологов ФБР и ЦРУ, убежденных в принципиальной ненаучности этого метода установления истины. Для доказательства такой позиции разработан обширный арсенал разных способов и уловок, позволяющих эффективно «обманывать» полиграф и таким образом наглядно демонстрировать недостоверность его результатов (см. сайт antipolygraph.org).

Одна из важнейших рекомендаций для людей, желающих успешно пройти тестирование – никогда не делать признаний, так или иначе способных им повредить. В дополнение же к этой базовой идее применяются несколько сугубо технических трюков для управления физиологическими реакциями организма, что подразумевает предварительную тренировку и четкое представление сути теста на полиграфе.

В частности, надо хорошо понимать разницу между релевантными, нерелевантными и контрольными вопросами. Искусственно усиливая физиологические реакции при ответе на контрольные вопросы и сохраняя максимальное спокойствие при ответах на все остальные, хорошо подготовившийся испытуемый практически гарантированно проходит тест на полиграфе.

Наиболее популярными «физиологическими трюками» считаются варьирование ритма дыхания, вызов болевых ощущений (например, надавливание на гвоздик или острую кнопку в ботинке, прикусывание языка), а также – один из самых эффективных способов – серия резких сокращений сфинктера, т.е. круговой мышцы анального отверстия.

Имеется большое количество свидетельств, что все эти методы действительно работают. Наилучшим тому подтверждением является применение контрмер – когда при наиболее серьезных проверках полиграфом просят, бывает, снимать обувь, а в сиденье стула встраивают датчик для регистрации сокращений сфинктера.

Однако список приемов для обмана полиграфа всегда оказывается длиннее, чем количество мер противодействия.

[КОНЕЦ ВРЕЗКИ]

[ВРЕЗКА]
Как это развивают

Сколько бы академические авторитеты ни выступали против «ненаучной по сути» концепции детектора лжи, остается неоспоримым фактом, что интерес к этой идее со стороны властей ничуть не убывает. Скорее наоборот – растет с каждым годом.

Соответственно, велики и суммы, постоянно выделяемые исследовательским институтам на поиск и разработку новых, более эффективных технологий для выявления обмана и скрытых враждебных намерений. Вот лишь некоторые из направлений, энергично разрабатываемых ныне в данной области.

Не подлежит сомнению, что традиционно снимаемые полиграфом признаки стресса слишком тесно увязаны с эмоциональностью конкретного индивида, а потому не очень надежны для детектирования неправды. Куда менее подверженными всплескам эмоций считаются «отпечатки мозга», снимаемые с помощью магнитно-резонансного сканирования (fMRI) или – значительно дешевле – по показаниям электроэнцефалограммы (ЭЭГ).

Поэтому целым рядом компаний и лабораторий ныне предлагаются новые детекторы лжи на основе компьютеров, выявляющих в снимках и электромагнитных волнах мозга специфические структуры, характерные для неискренних реакций.

Еще меньше связана с эмоциональностью, как считают некоторые исследователи, пищеварительная активность организма. При этом она тоже управляется регулярными электрическими микроимпульсами, которые, как установлено, изменяют свой ритм, когда человек говорит неправду.

Соответственно, еще один вариант детектора лжи сконструирован на основе медицинского прибора для снятия электрогастрограммы (ЭГГ), регистрирующего естественные электрические ритмы желудка и кишечника.

Существенно иной и весьма перспективной технологией считается температурное сканирование лица. Эксперименты ученых продемонстрировали, что повышение температуры кожи вокруг глаз, т.е. признак повышения притока крови, с весьма высокой вероятностью свидетельствует о лжи говорящих.

Правда, пока что цена оборудования для снятия термальной карты лица чересчур высока – порядка сотен тысяч долларов. Но перспектива массового производства, как известно, позволяет радикально удешевлять технологию.

Для спецслужб и военных наиболее интересны специфические детекторы лжи, способные работать без ведома людей, подвергаемых изучению. В 2006 году Пентагоном начат конкурс на создание устройства под названием RPA или Remote Personnel Assessment, т.е. «Дистанционная оценка персонала».

В техзадании на разработку RPA прописано, что этот прибор будет использовать микроволновое или лазерное излучение, отражающееся от кожи обследуемого человека, для бесконтактной оценки разнообразных физиологических параметров организма – то есть в качестве скрытного детектора лжи.

[КОНЕЦ ВРЕЗКИ]

Просто полезная вещь

Таким образом, исторически сложившуюся вокруг полиграфов и прочих детекторов лжи ситуацию можно охарактеризовать как довольно парадоксальную. Серьезные и обстоятельные научные исследования подчеркивают недостоверность технологии, а в своих выводах не рекомендуют строить заключения на основе полиграфической экспертизы. В реальной же жизни происходит прямо противоположное.

Детекторы лжи все чаще применяются и в правительственных учреждениях, и в правоохранительных органах, и в частном бизнесе. В США, скажем, количество федеральных программ с проверками людей полиграфом за последние 10 лет выросло более чем в полтора раза. Причем надо подчеркнуть, что столь бурный рост происходит в стране, где применение полиграфа в бизнесе запрещено законом – для большинства компаний, не занятых обеспечением национальной безопасности.

Есть несколько вариантов ответа на вопрос о том, почему так происходит. Во-первых, говоря упрощенно, полиграфы чаще всего используют не как «инструмент выявления правды и лжи», а как удобное техническое средство «расколоть» допрашиваемого. Детектор лжи имеет обманчивый вид научного хайтек-инструмента, что придает дознавателю некий ореол сверхспособностей к чтению мыслей подозреваемых, а у тех возрастает неуверенность и увеличивается число нервозных реакций.

Другой причиной популярности полиграфов может быть сугубо прагматичный фактор типа «но ведь это работает!». При столь широких масштабах применения технологии всегда можно набрать длинную цепь расследований, в которых применялся детектор лжи и которые закончились признанием вины или выявлением злоумышленника.

Наконец, очень возможно, что одна из главных причин тому, почему госчиновники и частный сектор настойчиво хотят использовать полиграфы – это надежда, что такой тест просто отпугнет лжецов, жуликов и прочих нечистых в помыслах людей. Перспектива профилактических проверок детектором лжи выглядит достаточно пугающе, чтобы подобная публика неоднократно и как следует подумала, прежде чем совершить что-то нехорошее.

Высокий процент ложных подозрений – это, конечно, реальность, но ведь при этом, как правило, выявляются и настоящие злоумышленники.

Короче говоря, сторонники детекторов лжи в спорах с оппонентами все чаще прибегают к такому аргументу. Вопросы должны быть не о том, всегда ли и насколько именно точна данная технология, а о том, насколько она полезна.

The End

[МЕЖКОЛОННЫЕ ВРЕЗКИ]

* * *

Сотрудник ЦРУ Олдрич Эймс около 10 лет тайно работал на советскую / российскую разведку. За этот период ему доводилось дважды проходить плановую, раз в 5 лет, проверку на детекторе лжи. Оба теста были пройдены без проблем. Рассказывая потом, как ему это удавалось, Эймс сообщил, что получил от КГБ такую рекомендацию: «Просто расслабьтесь, не беспокойтесь, вам нечего бояться».

* * *

Чтобы формальные цифры результативности полиграфа выглядели более привлекательно, в Пентагоне вообще не принимают в учет вывод типа «неясно». Так, при испытаниях нового экспресс-полиграфа PCASS для 73 дознаний аппарат 20 раз (т.е. в 27 %) зажег желтый индикатор «неясно». Когда эти случаи отбросили, доля верных заключений возросла с 63% (46 из 73) до 86,8 % (46 из 53).

* * *

На одном из веб-форумов, обсуждавшем новые портативные полиграфы в помощь солдатам, воюющим в Афганистане и Ираке, прозвучала такая мысль. Если бы президента Буша заранее проверили подобным прибором на честность, то никакой войны в Ираке не было бы вообще.

* * *