Бэкон, Tempest и книга Картье, часть 9

( Август 2021, idb.kniganews )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни книгу от генерала-криптографа Франсуа Картье – про тайную зашифрованную автобиографию Фрэнсиса Бэкона. В этой части – рассказ о важной роли шифра Бэкона в одной из самых секретных технологий спецслужб. Предыдущие части сериала: # 1  # 8 .

Конец 2014 и начало 2015 года в Вашингтоне оказались отмечены в высшей степени странной и озадачивающей выставкой. Местом её проведения была Шекспировская библиотека Фолджера (богатейшее в мире собрание первых изданий Шекспира и литературы о той эпохе), а называлось мероприятие так: «Декодируя Возрождение: 500 лет кодов и шифров» .

Крайне странным здесь было то, что в качестве центрального героя выставки оказался выбран Уильям Ф. Фридман. Звёздного статуса авторитет американской криптологии XX века, не имевший, однако, никаких ярких заслуг в делах «декодирования шифров эпохи Возрождения». Более того, именно У.Ф. Фридман и его столь же криптографическая жена Элизебет Смит Фридман особо знамениты тем, что очень настойчиво доказывали полное отсутствие шифрованных посланий в книгах шекспировской эпохи.

То есть уже сам факт выбора такого персонажа в качестве центра выставки, посвящённой шифрам Ренессанса, должен был бы сильно озадачить любого человека, мало-мальски знакомого с историческим анти-вкладом Фридмана (и его супруги) в эту богатую и интереснейшую, спору нет, тему.

Главные американские газеты, Вашингтон Пост  и Нью-Йорк Таймс, впрочем, это озадачивающее обстоятельство не смутило ни в малейшей степени. Так что их статьи, посвящённые данной выставке, приняли её концепцию как должное и совершенно отчётливо сфокусировались именно на выдающихся криптографических талантах Уильяма Фридмана – гения американской криптологии и одного из главных отцов-основателей АНБ США.

Неожиданным, но вполне подобающим символом этого странного подхода к тайнам эпохи Ренессанса стал и «главный экспонат» выставки (предоставленный на время начальниками АНБ из фондов его Музея криптологии). Суперсекретный до недавних пор шифратор SIGABA – детище криптогения Фридмана, служившее наиболее надёжным средством защиты связи для вооружённых сил США в 1940-50-е годы.

Читать «Бэкон, Tempest и книга Картье, часть 9» далее

Бэкон, магия и книга Картье, часть 8

( Июль 2021, idb.kniganews )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни книгу от генерала-криптографа Франсуа Картье – о тайной зашифрованной автобиографии Фрэнсиса Бэкона. В этой части показаны отчётливые взаимосвязи между магической наукой Бэкона и криптоанализом спецслужб. Предыдущие части цикла: # 1 , # 2 , # 3 , # 4 , # 5 , # 6 , # 7 .

Метод засекречивания информации, изобретённый Фрэнсисом Бэконом, получил от него название Omnia Per Omnia, то есть шифрование «всего через всё» в переводе с латыни. Из собственных трудов Бэкона известно, что сам он расценивал свой метод тайнописи чрезвычайно высоко.

Из других источников – пусть менее знаменитых, но ничуть не менее надёжных – достоверно известно, что столь же высоко расценивал этот шифр и Уильям Ф. Фридман, главный криптограф АНБ США и один из отцов-основателей современной научной криптологии.

Давно уже не является тайной и то, что собственно шифром огромный интерес Фридмана к бэконовскому наследию отнюдь не ограничивался. Хотя профессиональное вхождение молодого учёного-генетика в область криптографии происходило именно благодаря засекреченным текстам Бэкона и работам по их дешифрованию, в не меньшей степени повлияла на Фридмана и весьма особенная бэконовская философия науки.

В частности, знаменитое изречение Бэкона «Знание – это сила» (Knowledge is Power) стало для Фридмана, по сути дела, главным девизом всей его крипто-шпионской жизни и деятельности. Под этим девизом – зашифрованным методом Бэкона в поворотах голов офицеров на выпускной фотографии – Фридман обучал свой первый большой курс военных криптографов в 1918 году. И под этим же девизом – выбитом на могильном камне и спрятавшем в себе его собственные инициалы WFF тем же бэконовским шифром – Фридман отошёл в мир иной в 1969.

(Увеличенный вариант снимка 1918 г см. тут)

Содержательные подробности на данный счёт можно найти в большом расследовании «Тайны криптографической могилы». Для целей же расследования нынешнего особо интересный результат этого полустолетнего увлечения Фридмана специфической философией Бэкона сводится к тому, что один из самых знаменитых криптографов XX века каким-то образом умудрился стать и главным могильщиком великого для исторической науки открытия. То есть открытия большущего массива тайных посланий, зашифрованных для потомков в книгах XVI-XVII веков самим Бэконом и людьми его круга.

Для понимания того, отчего именно Фридман по сути идеально подошёл на эту неблагородную и неблагодарную роль, необходимо знать несколько для кого-то неожиданных в данном контексте, но одновременно и очень важных вещей. Знать, во-первых, какое место занимала в философии Бэкона магия. Во-вторых, знать, какого рода вещи называл магией Фридман. И в-третьих, хотя бы в общих чертах представлять, отчего магией сегодня занимаются в науке секретной и одновременно поносят её как «предрассудки и суеверия» в науке открытой…

Начинать (и заканчивать) разъяснения, понятное дело, следует с Фрэнсиса Бэкона. С того, в чём была суть его научной философии, что он понимал под магией, почему считал её важным компонентом науки, но открыто об этом не говорил. И каков, наконец, во всей данной картине глубинный смысл его знаменитого афоризма «Знание это сила» .

Читать «Бэкон, магия и книга Картье, часть 8» далее

Бэкон, розенкрейцеры и книга Картье, часть 6

( Апрель 2021, idb.kniganews )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни книгу от генерала-криптографа Франсуа Картье – о тайной зашифрованной автобиографии Фрэнсиса Бэкона. В этой части истории проясняются взаимосвязи между Бэконом, обществом розенкрейцеров и Ривербэнкскими лабораториями. Предыдущие части цикла:  # 1 , # 2# 3 , # 4 , # 5 .

Для содержательного проникновения в воистину многоуровневые глубины Бэкон-Шекспировской тайны, как уже подчёркивалось, совершенно необходимы тщательные сопоставления двух важных книг от авторитетных криптологов: «Проблема криптографии и истории» от Франсуа Картье и «Проверка шекспировских шифров» от супругов Уильяма и Элизебет Фридманов. Причём для перекрёстного анализа и отделения истины от неправды, как было продемонстрировано, здесь оказываются очень существенны не только те утверждения, что в книгах содержатся, но и такие факты, которые там отчётливо умалчиваются.

Подобного рода «фигур умолчания» во всей этой истории обнаруживается немало, но сейчас пора затронуть особо среди них примечательную. И сводящуюся к тому факту, что ни генерал Картье, ни супруги Фридманы в своих работах не говорят по сути дела ни слова о тесных взаимосвязях между Фрэнсисом Бэконом и тайным обществом розенкрейцеров. Но что интересно, поскольку анализы и выводы в двух книгах диаметрально противоположны, то и умалчивают они об этом тоже существенно по-разному.

Так, Франсуа Картье в своей работе, полностью посвящённой вынесению на свет тайной биографии Бэкона, прежде неведомой для науки и общества, действительно нигде и никак не упоминает в явном виде о розенкрейцерах. Но поскольку для человека, глубоко погрузившегося в события той исторической эпохи, прямая связь Бэкона со знаменитым тайным обществом никак не могла быть неизвестна, Картье всё же демонстрирует читателям свою осведомлённость – но делает это весьма своеобразно.

На самых последних страницах своей книги он разместил письмо от одного из читателей, совсем молодого юноши по имени Жан Даужа (Jean Daujat), где этот 15-летний подросток даёт собственный «наивно-герметический» вариант расшифровки для загадочной надписи на памятнике Шекспиру, указывающей на Бэкона как автора шекспировских произведений. Решение же своё юноша обосновал такими словами:

Фрэнсис Бэкон принадлежал к Ордену Розенкрейцеров, все криптографические системы которого и герметический символизм основывались на священной арифметике, а теософия – на священных числах 1, 3, 7, 10…

К области строгой научной криптографии, прямо скажем, данная версия расшифровки отношения практически не имеет, однако тот факт, что «даже дети знают о Бэконе как розенкрейцере» цитируемое письмо отражает более чем наглядно. Кроме того, небезынтересно отметить, что в последующие годы Жан Даужа вырастет в авторитетного философа науки и видного представителя французского неотомизма.

Что же касается книги супругов Фридманов, где решительно отвергаются не только подлинность автобиографии Бэкона, но и вообще сам факт наличия бэконовских шифров в древних книгах, то у американских криптологов Бэкон-розенкрейцеровская тема умалчивается в корне иначе. Здесь в разделах, посвящённых сомнительным дешифровальным усилиям бэконианцев XIX века, авторитетные криптографы упоминают, конечно, и часто фигурировавший в тех работах орден розенкрейцеров. Но только лишь для того, чтобы легко и убедительно продемонстрировать ненаучность всех подобных якобы «дешифровок», допускающих практически любые манипуляции с буквами текстов для извлечения предпочтительных для бэконианцев «решений».

Однако в финальных разделах, где книга Фридманов критически исследует те криптоаналитические работы, что проводились уже в XX веке в Ривербэнкской лаборатории полковника Фабиана – причём проводились при личном участии самих Фридманов, – именно здесь о тесных взаимосвязях между Бэконом, розенкрейцерами и Ривербэнком не говорится уже ни единого слова. Хотя факты этих взаимосвязей не только были Фридманам отлично известны всегда и вне всяких сомнений, но и абсолютно надёжно подтверждаются уже в самом названии «Ривербэнкских акустических лабораторий», работающих и поныне…

Предельно наглядное и убедительное доказательство этим утверждениям можно найти, в частности, в одном малоизвестном документе-мемуаре, практически никогда не упоминаемом, что примечательно, в литературе, посвящённой истории криптографии. А вот совсем в другой специальной литературе, посвящённой истории архитектурной акустики, на эту работу ссылаются заметно чаще (Kranz, Fred W. «Early History of Riverbank Acoustical Laboratories.» The Journal of the Acoustical Society of America, Volume 49, Number 2 – Part I, February 1971, pp 381-384).

Примечательный мемуар носит название «Ранняя история Ривербэнкских акустических лабораторий», автором текста является Фред Кранц, один из первых сотрудников-акустиков этого заведения, а поскольку найти в интернете данный документ довольно непросто, здесь будет приведена в дословном переводе та часть, которая непосредственно посвящена интересующей нас теме.

[ Начало цитирования ]

Ранняя история Ривербэнкских акустических лабораторий
Фред У. Кранц, февраль 1971

Создание Ривербэнкских акустических лабораторий в Женеве, штат Иллинойс, своим происхождением обязано интересам полковника Джорджа Фабиана к некоему акустическому устройству розенкрейцеров, которое, как предполагалось, было описано Фрэнсисом Бэконом в тайном зашифрованном послании, спрятанном в Первом Фолио (1623) собрания произведений Уильяма Шекспира, а также последовавшему затем знакомству Фабиана с профессором Уоллесом Сэбином из Гарвардского университета.

Читать «Бэкон, розенкрейцеры и книга Картье, часть 6» далее

Бэкон, Шекспир и книга генерала Картье, часть 5

( Март 2021, idb )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих к жизни глубоко спрятанную и давно забытую книгу от авторитетного криптографа Франсуа Картье – о тайной зашифрованной автобиографии Фрэнсиса Бэкона. В этой части истории впервые появляется имя Уильяма Шекспира. Предыдущие части цикла: первая, вторая , третья , четвёртая.

bacon-as-shakesp

Любое серьёзное обсуждение книги генерала-криптографа Франсуа Картье невозможно в отрыве от книги других знаменитых криптологов, супругов Уильяма и Элизабет Фридманов. Ибо именно работа Фридманов, опубликованная на два десятка лет позднее, стала несомненно главной причиной для полного выпиливания из истории как монографии Картье, так и самого прославленного генерала.

Один лишь рассказ о том, как именно, кем именно, а главное, по каким причинам всё это было сделано, в своих удивительных подробностях легко мог бы стать основой для большого романа-расследования в жанре шпионского научно-мистического триллера. Особо же примечательно, что с одной стороны правдивость этого рассказа надёжно подкрепляется бесспорно подлинными документами, а вот со стороны другой обнаруживается, что столь поразительная и богатая на открытия история по сию пору остаётся абсолютно никем в мире не востребованной и не расследованной.

Такое сочетание фактов уже само по себе более чем наглядно демонстрирует, насколько эффективными могут быть операции по выпиливанию исторической правды.

Здесь, однако, мы занимаемся задачей намного более узкой и конкретной – переводом, комментированием и выкладыванием в Сеть книги французского генерала Картье «Проблема криптографии и истории», опубликованной в Париже в 1938 году и с тех пор не только нигде и никогда не переиздававшейся, но и вообще не обнаруживаемой среди цифровых инфоресурсов интернета. Отчего ссылаться на эту книгу или приводить из неё цитаты совершенно не принято.

Американская работа супругов Фридманов «Проверка шекспировских шифров», опубликованная в 1957 году в Англии и США, известна и представлена в интернете несопоставимо лучше. На книгу эту не только ссылаются все исследователи данной темы, но и при желании кто угодно может взять её на время для ознакомления в цифровой библиотеке Интернет-архива , или даже абсолютно легально скачать полную цифровую копию на официальном сайте Фонда Маршалла .

friedmans-book

Почему две эти книги непременно следует рассматривать в сопоставлении друг с другом?

Во-первых, потому что обе они написаны очень авторитетными профессионалами военной и разведывательной криптографии, вполне заслуженно слывущими «отцами-основателями» научно-практической криптологии XX века.

Во-вторых, потому что обе книги посвящены в точности одной и той же теме – проблеме нескончаемых споров вокруг Фрэнсиса Бэкона как автора шекспировских произведений.

В-третьх, обе книги дают вполне определённое экспертное заключение по этому жгучему вопросу истории – с точки зрения науки криптографии.

В-четвёртых, наконец, однозначно вынесенные вердикты авторитетных экспертов в конечном итоге оказываются диаметрально противоположными по смыслу.

То, что заявляет в своей книге генерал Картье (до этого глава криптографической службы Франции), уже было переведено и опубликовано здесь ранее:

Мы полагаем, что должны настаивать на следующем факте. На том, что с криптографической точки зрения мы лично провели проверку целого ряда текстов [дешифрованных миссис Гэллап], а потому считаем, что вся эта дискуссия должна оставить в стороне вопросы о достоверности собственно дешифрования, ибо для нас это выглядит бесспорным.

А вот что столь же решительно декларирируют в своей книге Уильям Фридман (ранее главный криптолог АНБ США) и его не менее опытная в криптографических делах жена, Элизебет Смит Фридман:

Мы уверены, что во всех тех книгах, которые миссис Гэллап изучала, она не нашла ни единого приложения двухлитерного шифра. … Как криптологи, мы вообще не сумели найти таких случаев, чтобы его хоть когда-то использовали [в книгах Бэкон-Шекспировской эпохи]…

Поскольку ныне как у учёных историков, так и у всех прочих исследователей имеются абсолютно достоверные документы, однозначно свидетельствующие, что за 40 лет до этого Уильям Фридман лично помогал миссис Гэллап делать учебные пособия для выявления и анализа случаев использования двухлитерного шифра в древних книгах, а Элизебет Смит (тогда ещё не Фридман) весьма ловко эти выявленные фрагменты лично дешифровала «по методу Бэкона», то далее сразу возникает и естественный вопрос:

Как же объясняют криптографические супруги Фридманы столь радикальную перемену в оценках своих собственных трудов, полностью подтверждавших дешифровальные результаты госпожи Гэллап?

Читать «Бэкон, Шекспир и книга генерала Картье, часть 5» далее

Тайная автобиография Фрэнсиса Бэкона и книга генерала Картье, часть 4

Февраль 2021, idb )

Продолжение цикла публикаций, возвращающих в нашу жизнь важные, но умышленно изъятые страницы из истории науки и литературы – вместе с чрезвычайно редкой книгой от генерала-криптографа Франсуа Картье. Предыдущие части цикла: первая, вторая , третья .

В данной части цикла публикуется особо важная глава книги Картье под названием «Новый документ». Важность её обеспечивают сразу два обстоятельства. Во-первых, именно здесь предоставлено развёрнутое, с конкретными примерами объяснение того, как был выявлен и дешифрован уникальный исторический документ – тайная и полностью зашифрованная автобиография Фрэнсиса Бэкона.

А во-вторых, здесь же авторитетным профессионалом-криптологом дано бесспорно компетентное и абсолютно однозначное подтверждение того факта, что в текстах древних книг действительно содержится тайное послание потомкам, причём послание это расшифровано в целом правильно…

Для всей современной науки, однако, – от гуманитарных дисциплин типа истории или литературоведения и вплоть до точных математических, вроде криптографии, – этого уникального документа никогда не было и по сию пору словно не существует. И дабы стало понятнее, каким образом столь удивительные случаи массовой слепоты в образованном обществе могут происходить, очень полезно привести следующую характерную цитату из серьёзной современной книги, анализирующей именно эту тематику (Barry R. Clarke. The Shakespeare Puzzle: a Non-Esoteric Baconian Theory, 2007):

[В конце XIX века] Элизабет Уэллс Гэллап (1848-1934), американская астрологиня и директор средней школы, приняла криптографический вызов. Используя двухлитерный шифр Бэкона, она продемонстрировала много больше, чем её предшественники. Не только Фрэнсис Бэкон был тайным сыном королевы Елизаветы и графа Лестера, но также их сыном, оказывается, был ещё и граф Эссекс. Все эти «факты» она открыла в книге «Двухлитерный шифр Фрэнсиса Бэкона», опубликованной в 1899 году. К несчастью, как и Доннели до неё, она недооценила объём трудов и затрат, требующихся для типографского набора тайных посланий в тексте Первого Фолио с помощью шрифтов двух разных типов.
. . .
Уильям и Элизабет Фридманы, два профессиональных криптолога – Уильям возглавлял криптоаналитическое бюро Армии США в годы Второй мировой войны – в своей книге «Проверка Шекспировских шифров» (1957) пришли к заключению, что метод миссис Гэллап для выявления посланий в Первом Фолио не может быть воспроизведён другими, а потому является ненаучным.

Второй абзац цитаты – это единственное в данной работе упоминание о профессиональных криптологах, Уильяме и Элизабет Фридманах, а также об их знаменитой книге, якобы «окончательно поставившей крест» на всех криптографических аргументах в Бэкон-Шекспировском вопросе. На самом деле, однако, существуют неопровержимые и общедоступные доказательства, свидетельствующие о том, что книга Фридманов – это умышленная ложь, намеренно сфабрикованная для внедрения дезинформации по стандартным рецептам секретных спецслужб.

Самое же интересное, что главные документы, подтверждающие столь сильное заявление, подписаны лично авторами книги-фальсификации, Уильямом и Элизабет Фридманами. И убедиться в этом может кто угодно – если имеется доступ к бесценным хранилищам Интернет-архива…

Читать «Тайная автобиография Фрэнсиса Бэкона и книга генерала Картье, часть 4» далее

Новогодние приветы из секретных архивов спецслужб

( Январь 2021, idb.kniganews )

Если это не странный сайт kiwi arXiv, то что общего может быть у столь разных тем, как НЛО и военный криптографический анализ, инопланетяне и тайное общество розенкрейцеров, круги на полях и Фрэнсис Бэкон как автор шекспировских произведений? Согласно документам из секретных архивов, ВСЕ эти темы находятся в области активных интересов ЦРУ и АНБ США…

В первых числах января 2021 года сразу на двух интересных сайтах, Governmentattic и TheBlackVault , специализирующихся на добыче документов из секретных архивов для открытой их публикации ради всеобщего ознакомления, явно в независимости друг от друга появились два новогодних подарка. Один «подарок» из секретных хранилищ ЦРУ, а другой, соответственно, из архивов Агентства национальной безопасности США.

Сначала, 4 января, на сайте Governmentattic, или «Правительственный чердак» по-русски, без всяких комментариев был выложен PDF-файл с наконец-то рассекреченной (и щедро отредактированной цензурой) версией книги Military Cryptanalytics или «Военная криптоаналитика, Часть III» от АНБ США. Среди историков криптографии эта книга известна очень давно, поскольку на протяжении нескольких десятилетий она служила базовым учебником при подготовке кадров АНБ, а автором её был легендарный Ламброс Калимахос, один из ближайших соратников «отца криптологии» Уильяма Фридмана.

Буквально через несколько дней, 7 января, ещё более интересно – и с содержательными комментариями – выступил знаменитый веб-сайт The Black Vault, что здесь можно перевести как «Чёрный подвал». Знаменит же этот «подвал» или «чёрный сейф» тем, что за четверть века истории проекта тут накоплено одно из богатейших в интернете собраний удивительных документов типа «реальных Икс-файлов». То есть обычно такие вещи фигурируют в фантастических фильмах или в сомнительных теориях «конспирологов», но только в данном случае речь идёт об абсолютно реальных документах из секретных архивов спецслужб.

Конкретно же ныне, в январе 2021, TheBlackVault опубликовал большущую подборку файлов ЦРУ США, непосредственно связанных с темой НЛО. Или темой «неопознанных воздушных феноменов», как предпочитает это именовать американское правительство (Unidentified Aerial Phenomena, UAP). Именно с данных феноменов и удобно начать обзор «новогодних подарков»…

Читать «Новогодние приветы из секретных архивов спецслужб» далее

Тайны крипто-могилы (окончание)

(Апрель 2018, НБКР)

Финальный эпизод расследования о криптографических секретах Арлингтонского кладбища. Предыдущие эпизоды см. тут и тут. [По техническим причинам в первоначальном варианте публикации оказался «не тот» финал. Теперь всё скорректировано. Редакция приносит извинения :-]

Бэкдоры, TEMPEST и еще кое-что…

Цитата #5: «Большинство из того, чем занимается АНБ ныне, в основах своих ведет начало от новаторских трудов Уильяма Фридмана».

Основная часть того, чем реально занимается АНБ ныне, вплоть до недавнего времени оставалось одной из главных государственных тайн США. Раскрылась же эта «ужасная тайна» в 2013 году, благодаря человеку по имени Эдвард Сноуден и великому множеству предоставленных им секретных документов из повседневной шпионской работы Агентства.

Суть же этой работы, если совсем кратко, сводится не столько к созданию сильных шифров своих и аналитическому вскрытию шифров чужих (как принято считать по традиции), сколько к очень настойчивому и агрессивному внедрению искусственных слабостей – или иначе «бэкдоров» – в любую криптографию, до которой АНБ способно дотянуться. Ибо с такими бэкдорами любые, даже формально вроде бы сильные шифры взламываются Агентством не только легко и просто, но и в индустриальных масштабах.

Другая важнейшая часть из того, чем занимается АНБ, носит кодовое наименование TEMPEST и в прежние времена тоже считалась чрезвычайно серьезной гостайной. С начала 2000-х годов, однако, с темы TEMPEST понемногу и вполне официально стали снимать плотную завесу секретности – но делая это весьма специфическим образом. Поскольку суть TEMPEST – это побочные сигналы и каналы утечки защищаемой информации, то для спецслужб равно важны как технологии шпионажа через эти каналы, так и умение защищать собственные компрометирующие излучения.

При официальном раскрытии подробностей о таких технологиях, однако, АНБ старательно делает вид, что TEMPEST – это сугубо оборонительные дела для защиты собственных секретов. А потому до сих пор среди всех рассекреченных Агентством документов нет описания ни одной разведывательной TEMPEST-операции АНБ. Хотя при этом отлично и документально известно, что вся данная тема возникла и получила развитие именно как шпионская – в начале 1950-х годов, в результате взаимно-согласованных исследований АНБ и ЦРУ.

И наконец, равно важная, можно сказать, третья главная часть из фундаментальной шпионской триады «того, чем занимается АНБ ныне» – это то, что органично сочетает в себе и «классический» криптоаналитический шпионаж, и обе «особо тайные» развед-технологии – бэкдоры и TEMPEST. То, что в явном виде не звучит практически нигде и никогда, оставаясь великим секретом у всех на виду. И это то, наконец, что ведет своё начало даже не столько от трудов Уильяма Ф. Фридмана, сколько от куда более древних разработок его главного вдохновителя – английского розенкрейцера Фрэнсиса Бэкона.

Для понимания сути этой «магической тайны на виду у всех» необходимо осмыслить и переварить в их общей совокупности несколько фактов истории. Фактов достоверных и неоспоримых, однако всегда рассматриваемых историками по отдельности и в изоляции друг от друга. Отчего и не видящих очевидное.

Читать «Тайны крипто-могилы (окончание)» далее

Тайны крипто-могилы (продолжение)

(Апрель 2018, НБКР)

Следующий эпизод расследования о криптографических секретах Арлингтонского кладбища. Начало см. тут.

Магия и SIGABA

Цитата #3: «Работа Фридмана существенно улучшила как разведку средств связи, так и защиту информационных систем».

По окончании войны и возвращении из Франции весной 1919, Уильям Фридман попытался вновь начать прежнюю гражданскую жизнь – там же в Ривербэнке, где на Фабиана продолжала работать его жена Элизебет. Однако ничего путного из этого не получилось.

По-феодальному властный Фабиан как и прежде относился к Фридману словно к своей собственности, на время предоставлявшейся в аренду вооруженным силам США. А на учебных пособиях Фридмана по криптоанализу, печатавшихся в типографии Ривербэнкских лабораторий, то и дело норовил убрать имя автора, не забывая при этом оставлять своё.

Естественно, все подобные трения и конфликты привели к попыткам Фридмана найти приличную работу где-то в другом месте. Вернуться на линию генетических исследований, однако, ему не удалось. Но вот в Вашингтоне, в генштабе сухопутных войск, который после войны возглавил его хороший знакомый генерал Першинг, талантливого криптографа брали на достойную должность абсолютно без проблем.

Так что в последние дни декабря 1920 года супруги Фридманы без ведома Фабиана и фактически тайно сбежали из Ривербэнка в Вашингтон. А уже с первых чисел января 1921 Уильям Фридман приступил к новой государственной службе – теперь в качестве начальника отдела кодов и шифров в Корпусе войск связи США.

Новая работа криптографа была вроде бы и солидной, и в трудные годы экономического спада позволяла прокормить растущую молодую семью (с интервалом в несколько лет у них родились двое детей, дочь и сын). Однако то, чем Фридман на своей службе занимался – обеспечением надежных шифр-средств для защиты коммуникаций армии – оказалось весьма скучной рутиной, никак не сравнимой с волнующей работой криптоаналитика, вскрывавшего вражеские шифры в годы войны.

В корне все переменилось лишь в самом конце 1920-х, когда Белый дом занял президент Герберт Гувер, а иностранными делами США стал ведать новый госсекретарь Генри Стимсон, имевший весьма возвышенные представления о честности в политике. По этой причине, как только Стимсону стало известно, что при Госдепартаменте работает «Черная комната» Герберта Ярдли, на регулярной основе вскрывающая шифрованную дипломатическую переписку иностранных государств, то он тут же это суперсекретное и «не подобающее джентльменам» дело решительно прикрыл. А точнее, лишил эту разведструктуру львиной доли финансирования, поступавшей от Госдепартамента. Что и было равнозначно ликвидации.

Поскольку же остальная часть финансирования «Черной комнаты» поступала от военных, то Армия получила в свое полное распоряжение ценнейший архив с дешифрованными материалами и аналитическими разработками тайной спецслужбы. И поскольку прагматичные представления военного командования о международных делах в корне отличались от возвышенных идей главы дипломатов, то вскрытие иностранных шифров было решено непременно продолжать – но теперь уже целиком в вооруженных силах. Именно тогда-то и начался подлинный восход звезды Уильяма Ф. Фридмана…

Читать «Тайны крипто-могилы (продолжение)» далее

Тайны криптографической могилы

(Апрель 2018, НБКР)

В январе нынешнего года, на проходившей в столице США конференции по инфобезопасности, был сделан занятный доклад «о тайне Арлингтонского кладбища». Точнее, о вскрытии шифра, полвека прятавшегося в буквах надгробия самой знаменитой супружеской пары правительственных криптологов. И хотя ныне их тайное послание вроде как прочитано, суть его, однако, не прозвучала абсолютно никак...

Собственно доклад сделала Илонка Данин [ED], чрезвычайно активная дама и общественница, знаменитая своим безграничным энтузиазмом во всем, что связано со вскрытием шифров. Наибольшую известность Данин обрела в свое время как автор сборника «самых знаменитых криптограмм в истории» и как наиболее заметная организующая сила в коллективных усилиях по дешифрованию скульптуры Kryptos в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли. Кроме того, она же является директором Фонда поддержки Национального музея криптологии при АНБ США. А также затрачивает массу усилий на создание еще одного музея криптологии, от АНБ независимого…

Здесь, впрочем, рассказ будет не об этой энергичной даме, а о тайнах того зашифрованного крипто-послания, что Илонка нашла среди могил Арлингтонского национального кладбища. В находке её интересно все: и то, чья именно это могила; и то, каким образом тайная надпись оставалась незамеченной у всех на виду около полувека; и то, наконец, почему Данин решила разыскать именно это надгробие среди более чем 400 тысяч могил самого знаменитого кладбища США.

Последний в списке момент пояснить проще всего. Надгробие находится на могиле Уильяма Ф. Фридмана, почитаемого в США как «отец национальной криптологии», и его также знаменитой в области криптографии супруги Элизебет С. Фридман. На официальном сайте АНБ США, в разделе «Зал почета», супругам Фридманам отведено по отдельной веб-странице. Вот только рассказ об «отце криптологии» Уильяме Фридмане, правда, выглядит здесь на редкость куцым и малосодержательным – всего три небольших абзаца (200 слов или примерно 1400 знаков включая пробелы).

В дословном переводе на русский этот краткий текст выглядит так:

Вольф Фредерик Фридман родился 24 сентября 1891 в Кишиневе, тогда входившем в состав Российской империи, а ныне столице Молдовы. Его отец, служивший переводчиком в царской почтовой службе, на следующий год эмигрировал в США из-за нараставших антисемитских порядков. Семья Фридмана присоединилась к отцу в Питтсбурге в 1893. Еще три года спустя, когда глава семейства получил гражданство США, имя его сына Вольфа поменяли на Уильям.

После получения степени бакалавра в области генетики и занимаясь аспирантской работой в Корнеллском университете, Уильям Фридман был нанят расположенными в пригороде Чикаго Ривербэнкскими Лабораториями, которые сегодня назвали бы научно-исследовательским институтом. Там Фридман заинтересовался изучением кодов и шифров – благодаря интересу к девушке Элизебет Смит, занимавшейся в том же Ривербэнке криптоаналитическими исследованиями. Во время Первой мировой войны Фридман покинул Ривербэнк ради военной службы офицером-криптологом. Так было положено начало его выдающейся карьеры на службе правительству.

Последующий вклад Фридмана широко известен – как плодотворного автора, преподавателя и практика в области криптологии. Его величайшими достижениями, наверное, стали те математические и научные методы анализа, что он ввел в криптологию, и подготовленные им учебные пособия и материалы, которые затем использовали несколько поколений учеников. Его работа существенно улучшила как разведку средств связи, так и защиту информационных систем. Большинство из того, чем занимается АНБ ныне, в основах своих ведет начало от новаторских трудов Уильяма Фридмана.

Дабы никто вдруг не подумал, что три коротеньких абзаца для отца американской криптологии – это совершенно нормально, надо сразу отметить такой факт. Соседняя веб-страничка, посвященная жене криптографа Элизебет Смит Фридман, тоже весьма продвинутой криптографине с большим стажем госслужбы, содержит рассказ, по своему объему (около 12 тыс знаков) превышающий лаконичный текст об У.Ф.Ф. более чем в 7 раз. И это притом, надо подчеркнуть, что Элизебет никогда не состояла в кадрах АНБ (специализируясь, главным образом, на борьбе с внутренним криминалом и контрабандистами)…

Главная причина столь выдающейся краткости Агентства в рассказе о своем самом знаменитом криптографе – это, конечно же, чрезвычайная деликатность его сверхсекретной работы. Сводившейся, по сути дела, к постоянному и изобретательному чтению чужих зашифрованных писем. Причем авторами этих писем, как правило, были весьма важные люди и организации, непосредственно влиявшие на ход мировых событий. И многие, очень многие из материалов подобной тайной переписки до сих пор спрятаны в секретных архивах АНБ, абсолютно недоступные для исследований историков. А может быть и так, что наиболее интересные вещи вообще уничтожены давно…

Несмотря на скрытность его конторы, однако, биография самого Уильяма Фридмана восстановлена и изучена независимыми историками спецслужб весьма обстоятельно. И поскольку подлинная криптология в её полном виде – это не только математическая наука, но также и отчасти оккультно-магическое искусство, то пристальный интерес к жизни и деятельности настоящего криптографа Фридмана уже не раз приносил исследователям большие сюрпризы.

Благодаря фактам-сюрпризам такого рода не только известные события XX века, но и дела куда более давних времен начинают выглядеть существенно иначе и в высшей степени удивительно. Даже неправдоподобно, можно сказать. Но если тех, кто ищет ответы, интересует реальная картина, а не выдумки и умолчания правдоподобной официальной истории, то факты имеет смысл принимать именно так, как они есть. Сколь бы странно эта реальность ни выглядела.

Самый простой и наглядный способ убедительно проиллюстрировать данные тезисы – это прямо и без затей выбрать несколько скупых фраз из коротенького официального текста АНБ о своем неординарном сотруднике Уильяме Фридмане. А затем привлечь достоверно известные и неопровержимые факты для несколько более развернутого рассказа о том, что же на самом деле эти лаконичные слова означают.

Читать «Тайны криптографической могилы» далее

Невыученные уроки истории

(Март 2017)

Одни говорят, что история повторяется дважды. Другие считают, что история вообще ходит все время кругами. Но так или иначе, невозможно хоть чему-то у истории научиться, если не замечать важные исторические параллелизмы.

Пролог: страхи и тайны

Одной из наиболее примечательных аналитических публикаций, появлявшихся в феврале 2017 на страницах ведущей газеты США The New York Times, стала статья под названием «Утечки множатся, а с ними и страхи Глубокого Государства в Америке».

Примечательна эта статья даже не тем, что в заголовки центральной газеты чуть ли не впервые попал термин Deep State применительно к специфике государственной власти в США (прежде столь открыто о параллельных тайных структурах, реально управляющих государством абсолютно без какого-либо контроля со стороны общества, обычно писали лишь презренные таблоиды и всяческие конспирологические издания). На фоне острого противостояния между президентом Трампом и традиционной госбюрократией термин «глубокое государство» быстро стал в прессе расхожим, так что Нью-Йорк Таймс лишь закрепила тенденцию.

Куда интереснее то, что очевидный факт «столкновения культур» и конфликт двух существенно разных подходов к ведению государственных дел представлен в газете как нечто совершенно новое для истории США:

Волна утечек из правительственных структур подрывает администрацию Трампа, что ведет к проведению параллелей с такими странами как Египет, Турция и Пакистан, где влиятельные теневые структуры в недрах правительственной бюрократии, часто именуемые «глубоким государством», всячески ослабляют и сдерживают демократически избранную власть. (А затем, при углублении конфликта, и нередко доводят дело до государственного переворота.)
. . .
Здесь нет никаких хороших долговременных последствий. Война между разведывательным сообществом и Белым Домом – это плохо для разведсообщества, это плохо для Белого Дома, и это плохо для безопасности нации…

Иначе говоря, очевидно умные и знающие эксперты, цитируемые газетой, всяческими примерами пытаются создать впечатление, будто очень «влиятельные теневые структуры» в государстве – это давняя известная напасть где-то там, в других странах. Но уж конечно не в США с их отлаженными демократическими механизмами контроля, сдерживающих рычагов, противовесов и так далее.

Ярчайшим примером чему, по идее, должна служить и совсем новая инициатива ЦРУ США – с выкладыванием в свободный онлайновый доступ гигантского архива своих рассекреченных документов, охватывающих историю разведслужбы с момента создания в конце 1940-х и вплоть до 1990-х годов.

Читать «Невыученные уроки истории» далее