Тайна отцовства

(Октябрь 2011)

Почтенный американский журнал New Yorker предпринял собственное расследование с целью установить, кто же в действительности стоит за созданием системы цифровых наличных BitCoin.

i_am_satoshi_nakamoto

Полугодичной давности статья «На звон БитМонет», посвященная пиринговой системе электронных наличных БитКойн и ее неизвестным авторам, заканчивалась предположением, что рано или поздно «тайна отцовства», скорее всего, будет раскрыта.

Нельзя сказать, что ныне это уже произошло –  коль скоро никто так и не вышел вперед и не объявил себя создателем системы, предъявив убедительные тому доказательства. Но с другой стороны, уже начала появляться довольно интересная информация на данный счет. И поскольку добывается она в обстановке, похожей на детективное расследование, имеет смысл познакомиться с этой историей поближе.

Многие наверняка наслышаны, что есть в США такой весьма уважаемый публицистический журнал The New Yorker — с очень давними культурными традициями, с достойными образцами современной литературы на своих страницах и с чрезвычайно серьезным подходом к качеству журналистской работы.

(Для наглядного представления о том, как принято работать в данном издании, можно почитать впечатления А.Навального, про которого «Нью-Йоркер» не так давно делал статью.)

И случилось так, что именно в New Yorker один из репортеров, Джошуа Дэвис (Joshua Davis),  не на шутку озаботился вопросом, кто же именно создал столь удивительную систему цифровых наличных BitCoin. Для крайнего удивления журналиста были все основания, поскольку хоть он и не разбирается в тонкостях криптографии, финансов и пиринговых сетей, однако по роду профессиональной деятельности общается с весьма компетентными людьми. А принадлежность к «Нью-Йоркеру» дает возможность лично беседовать с профессионалами самого высокого уровня.

Так вот, практически все эти люди – представители мировой криптографической элиты, знаменитые «хакеры в законе» и т.д. –  если им доводилось лично знакомиться с особенностями работы BitCoin, вполне единодушно признавали, что это продукт, реализованный на удивление грамотно и качественно.

Вот что, к примеру, сказал о программисте БитКойна небезызвестный хакер Дэн Камински (Dan Kaminsky), специально – и безуспешно – анализировавший открытый код системы на предмет слабостей и компрометации: «Это программист мирового уровня – с глубоким пониманием языка C++, знающий экономику, криптографию и пиринговые сети… Или это сильная команда из нескольких человек, или этот парень просто гений».

А вот как выглядит мнение криптографа Стюарта Хабера (Stuart Haber), который помимо исследовательской работы в HP Labs в Принстоне сейчас занимает пост директора IACR, Международной ассоциации криптологических исследований: «Кто бы ни сделал данную систему, сделано это явно с глубоким пониманием криптографии. Они проштудировали академические статьи, обладают острым интеллектом и скомбинировали известные концепции подлинно новаторским образом».

И когда под впечатлением от всех подобных комментариев Джош Дэвис загорелся желанием разыскать «Сатоши Накамото» – мифического создателя BitCoin – то именно Хабер предложил журналисту поискать его среди участников криптографической конференции Crypto 2011 в Санта-Барбаре.

То, что реально никакого японского мастера программирования и криптографии под таким именем не существует, было ясно с самого начала. Однако мировое сообщество профессиональных криптографов сравнительно невелико – несколько сотен человек – а примерно три сотни из них ежегодно собираются в августе в Калифорнии, на конференции CRYPTO.

Вообще-то говоря, под эгидой криптологической ассоциации IACR ежегодно проводится далеко не одна международная конференция: CRYPTO в США; EuroCrypt поочередно проходит в разных странах Европы; AsiaCrypt, аналогично, кочует по странам азиатско-тихоокеанского региона; плюс еще несколько заметных форумов с более конкретной специализацией… Но как бы там ни было, августовская конференция Crypto 2011 лучше всего подходила репортеру и по месту, и по времени проведения, так что именно туда он и отправился.

Для начала поисков нужного человека в списках участников, у Дэвиса уже имелось несколько зацепок, аналитически выявленных по онлайновой переписке Накамото в форумах BitCoin.

Во-первых, все послания «японца» были написаны на безупречном английском языке. За два года он написал порядка 80 тысяч слов – по объему это примерно роман – сделав при этом всего несколько незначительных опечаток. Иначе говоря, с очень большой вероятностью это носитель английского языка.

Во-вторых, в код самых первых 50 биткойнов (так называемый «блок генезиса») автором была встроена цитата из текущего выпуска лондонской Times (от 3 января 2009 года) – об очередной неудачной попытке правительства выбраться из финансового кризиса. Откуда вывод: автор БитКойна читает текущую британскую прессу (то есть маловероятно, что это американец).

В-третьих, во всех посланиях Накамото устойчиво применяется британский спеллинг, то есть отличающееся от американского написание слов вроде «цвет», «вкус» и так далее (colour, flavour –  а не color, flavor). Наконец, практически все его комментарии на форумах стабильно появлялись после окончания обычного рабочего времени на Британских островах…

Когда Джошуа Дэвис добрался до анализа списка участников конференции, то быстро выяснилось, что на CRYPTO 2011 приехало всего 9 человек из Британии и Ирландии. При этом шестеро из них оказались из одного университета – Бристольского. Все они постоянно держались вместе на коктейль-вечеринках, вполне охотно болтали с американским журналистом, однако  абсолютно ничего содержательного не могли сказать ни о биткойне, ни о пиринговых технологиях вообще. Ибо «им это неинтересно». Еще два криптографа, как вскоре выяснилось, не имели никаких пересечений с крупными проектами в области программирования.

Так что у репортера вскоре осталась всего одна потенциальная кандидатура – человек по имени Майкл Клир (Michael Clear), повстречать которого на конференции оказалось труднее всего. Но зато при поисках дополнительной информации о Клире журналист уже нутром почуял, что, похоже, нашел кого-то действительно интересного.

Майкл Клир оказался молодым аспирантом-криптографом из Тринити-колледжа в Дублине. Большинство исследователей, работающих в Тринити, помещают на личной веб-страничке свою фотографию и контактный номер телефона, однако на странице Клира был только адрес электронной почты. Розыски в интернете какой-нибудь еще содержательной информации об этом человеке принесли репортеру еще три интересных подробности.

В 2008 году Клир был назван лучшим студентом Тринити в области программирования и компьютерных наук. На следующий год он был нанят банковской сетью Allied Irish Banks для улучшения их программы валютного трейдинга. И наконец, он же был соавтором академической статьи, посвященной пиринговым технологиям (и в этой статье устойчиво применялся британский спеллинг)…

Иначе говоря, явно выходило, что Клир хорошо ориентируется и в экономике финансов, и в программировании криптографии, и в пиринговых сетях.

Джош Дэвис тут же написал Клиру email-письмо – что он журналист «Нью-Йоркера» и хотел бы побольше узнать про БитКойн от специалиста – и они быстро договорились встретиться.

Встреча была назначена уже на следующий день возле конференц-зала. В назначенное время к Дэвису подошел длинноволосый молодой человек, внешним  обликом и шевелюрой чем-то напоминающий Роберта Планта из эпохи ранних Led Zeppelin.

После краткого представления Клир тут же перешел к сути их встречи: «Я предпочитаю не бывать на виду, поэтому хотелось бы знать, как вы на меня, собственно, вышли»?

Журналист пояснил, что занимается сбором материалов и исследованием темы BitCoin, а Майкл Клир обладает уникальным набором познаний и опыта во всех нужных для этого областях –  криптография, финансы и пиринговые сети.

Нельзя сказать, чтобы эта тема разговора вызывала у Клира заметный энтузиазм, поэтому для начала он предупредил: «Конкретно сейчас моя область интересов полностью сосредоточена на гомоморфном шифровании (новая криптотехнология для защищенного облачного компьютинга), и в последнее время я не следил за развитием БитКойна».

В целом беседа их прошла очень спокойно, но не сказать, что содержательно. Клир немного рассказал о себе – что ему 23 года, что криптографию в Дублине он изучает самостоятельно, потому что в Тринити нет других криптографов, а программированием он занимается очень давно, с десяти лет. Поэтому без проблем может программировать на множестве разных языков, включая и Си++ (язык БитКойна).

Когда же Дэвис попытался перевести разговор конкретно на БитКойн, Клир не захотел обсуждать достоинства системы, отметив лишь то, что БитКойну еще только предстоит «себя доказать». Однако сама идея, по его мнению, выглядит интригующе…

В конце концов журналисту надело ходить кругами и он решил перейти к сути. Вообще-то, сказал Дэвис, он разыскивает Сатоши Накамото и предполагал, что тот должен появится на конференции Crypto 2011…  В ответ на этот заход Клир не проронил ни слова.

Тогда вопрос был поставлен уже совершенно прямо: «Так это вы Сатоши?». Теперь вместо ответа Клир рассмеялся, но при этом опять ничего не сказал. Тогда наступила неловкая тишина. «Если хотите, я с удовольствием сделаю для вас обзор системы,» – предложил Клир вместо ответа. «Я бы мог вам обрисовать, что я думаю на данный счет».

Явно разочарованный таким ответом, Дэвис, тем не менее, согласился и с таким предложением.

Примерно через неделю после их встречи Клир сдержал свое обещание и прислал ему собственный обзор БитКойна, в котором, по сути, повторил все то же самое, что говорили репортеру и другие специалисты. Что систему делал грамотный программист, что в ней видно понимание криптографии, и что в целом конструкция БитКойна расценивается высоко…

Настырный журналист, однако, на этом не успокоился и вновь попытался доказать Клиру, что именно к нему сходятся все логические нити расследования, а потому Дэвис хотел бы услышать прямой ответ.

И получил на это совершенно прямой и при этом столь же двусмысленный ответ: «Я не Сатоши. Но даже если бы я им и был, то все равно вам бы этого не сказал»…

Суть в том, пояснил Клир свою интересную позицию, что личность Сатоши Накамото просто не должна иметь здесь никакой роли. Эта система была построена таким образом, чтобы мы не нуждались в доверии к какой-то конкретной личности, к компании или к правительству. В этой системе кто угодно может проверить код программы, а собственно сеть не контролируется никем  конкретно. Вот в чем заключается именно то, что вдохновляет на доверие к данной системе.

Биткойн, иными словами, выживает по той причине, что вы здесь может видеть и чего видеть не можете. Все пользователи скрыты, однако все транзакции выставлены напоказ. Код доступен для всех, однако его происхождение остается загадкой. Валюта BitCoin одновременно вполне реальна и при этом неуловима – также как и ее создатель. BitCoin нельзя убить, эта система переживет даже ядерную атаку…

Хотя статья Джошуа Дэвиса о БитКойне получилась в «Нью-Йоркере» весьма большой, содержательной и со множеством других подробностей об этой примечательной системе, совершенно очевидно, что весь ее изюм сводится к истории про Майкла Клира.

По этой причине вполне объяснимо, что наибольший резонанс публикация американского журнала вызвала в Ирландии. Где национальная пресса несколько дней обсуждала личность своего молодого компьютерного гения, а самому Клиру приходилось отбиваться от журналистов и в который уже раз повторять, что он «не изобрел BitCoin».

Но при этом он нигде и ни разу не сказал, что не участвовал в данном проекте…

bitcoin-father

* * *

PostScritum из 2013:

В апреле 2013 Майкл Клир, устав от потока постоянных писем к нему, адресованных как к «Сатоши Накамото», в своем блоге сделал официальное заявление, что он не является изобретателем BitCoin.
ALLEGED BITCOIN INVENTOR: Please Stop Emailing Me, I Didn’t Invent Bitcoin
http://www.businessinsider.com/michael-clear-denies-creating-bitcoin-2013-4