Звездный код, или Антикрипто-2

(Май 2001)

Если главным критерием истинности считать красоту, то, возможно, обращенное к человечеству послание внеземного разума уже дешифровано.

dnews

Я не вижу логики в том, чтобы отвергать данные лишь по той причине, что они выглядят невероятными. (Фред Хойл)

Сам собою возник достойный повод продолжить тему «антикриптографии», то есть интересных аспектов гипотетически возможного общения между разными формами разумной жизни. Аспектов, подчеркнем, интересных не абстрактно, а с точки зрения вполне практичных и полезных в жизни приложений.

В предыдущем тексте об анти-крипто говорилось (и отчасти демонстрировалось), как международная программа SETI по поиску в космосе сигналов от внеземных цивилизаций, даже не решив своей главной задачи, порождает интересные побочные результаты и успехи в самых разных областях, от астрономии до компьютеров и беспроводной связи.

Но на самом деле, как выясняется, общая картина оказывается еще более интригующей и сулящей новые открытия не только в технологиях, но и в фундаментальных науках.

Практически все усилия SETI, как известно, направлены на выявление и анализ возможной ненатуральности в радиоастрономических данных из дальнего космоса. Однако часть исследователей занимается изучением радиосигналов, уже давно известных своей аномальностью и полученных, что называется, прямо под боком.

Речь идет об «эхо длительной задержки» или LDE (long delayed echoes) — феномене, неоднократно отмечавшемся с самого начала эры радио и по сию пору так и не получившем удовлетворительного объяснения в физике. Основная особенность LDE, также известного как «парадокс Штермера», — это различной длительности задержки радиосигналов, приходящих с запаздыванием на секунды, десятки секунд, а иногда даже минуты.

Самыми знаменитыми сериями LDE, наверное, являются 5 последовательностей, зарегистрированных 11 октября 1928 года в ходе экспериментов астрофизика Карла Штермера, инженера Йоргена Хальса и физика Балтасара Ван дер Поля:

  1. 15,9,4,8,13,8,12,10,9,5,8,7,6
  2. 12,14,14,12,8
  3. 12,5,8
  4. 12,8,5,14,14,15,12,7,5,5,13,8,8,8,13,9,10,7,14,6,9,5,9
  5. 8,11,15,8,13,3,8,8,8,12,15,13,8,8

В 1967 году эксперименты с LDE проводились в Стэнфордском университете. Феномен вновь удалось подтвердить, однако столь длинных серий, какие наблюдались в 20-30-х годах, зарегистрировать уже не удалось.

И вообще отмечено, что в любом новом диапазоне радиоволн, который лишь начинает использоваться, феномен проявляется четко и серийно, так же как и в 20-х годах, но впоследствии, по прошествии нескольких лет эхо как бы расплывается и серии исчезают.

Английский астроном Данкан Лунен обратил внимание на то, что сигналы радиоэха, наблюдавшиеся в 20-х годах, были совершенно «ненатуральными» с физической точки зрения: не было временного сжатия, не было доплеровского сдвига частот, а интенсивность сигналов в штермеровских сериях оставалась постоянной независимо от времени запаздывания.

Все эти вещи в совокупности практически невозможно объяснить в рамках предположений о естественности сигнала, потому что естественные радиоэхо с задержкой 3 секунды и 3 минуты в принципе не могут иметь одну и ту же интенсивность.

Именно Лунен и выдвинул гипотезу о том, что серии Штермера представляют собой сигналы, скажем, межзвездного зонда, а изменение времени запаздывания представляет собой закодированную попытку передачи нам какой-то информации от инопланетного разума.

Предложил Лунен и первую интерпретацию этих задержек, полагая, что в них зашифрованы звезда и созвездие цивилизации, приславшей зонд. У Лунена, в частности, получалось, что «дом отправителя» — эпсилон Волопаса. Со временем, впрочем, появилось и множество других интерпретаций, привязывающих сигналы к самым разным точкам небесной сферы — к дзете Льва, к тау Кита и так далее.

В целом же было продемонстрировано, что подобные умозаключения являются не только крайне произвольными и искусственными, но и подозрительно напоминают арифметические экзерсисы «пирамидологов-нумерологов», легко выводящих из параметров Великой пирамиды в Гизе и всю хронологию истории человечества, и основные константы мироздания.

Короче говоря, хотелось бы иметь «на выходе» такое решение, которое само, своим содержанием могло бы подтвердить верность дешифрования. В идеале это могло бы выглядеть как извлечение из инопланетного послания некой новой, доселе неведомой человеку информации…

Как этот фокус может выглядеть на практике, несколько лет назад реально продемонстрировал российский ученый Рашит Тагирович Файзуллин, доктор технических наук и профессор-математик Омского университета, предложивший свою собственную – и весьма неординарную – интерпретацию серий Штермера.

Полученные Файзуллиным результаты чрезвычайно интересны не только тем, что привели к открытию новых закономерностей в фундаментальной науке, но и в буквальном смысле очень красивы с эстетической точки зрения. Развернутое и подробное описание этих результатов можно найти в авторской публикации в Интернете, здесь же будет изложена лишь суть сделанных ученым открытий.

#

В качестве базиса для начала декодирования сигналов Файзуллин выбрал следующие соображения.

Как и во всех предыдущих попытках представляется разумным полагать, что сообщение космического послания так или иначе связано со звездами. Но созвездия — вещь слишком уж «человеческая», условная и привязанная как к определенным культурам, так и к узким интервалам во времени.

Поэтому более естественными мыслятся попытки интерпретировать времена задержек сигнала как номера звезд в некотором объективном упорядочении, например, по светимости (визуальной яркости). Подобный выбор предпочтителен и по той причине, что звездная величина является «автомодельным» параметром, одновременно характеризующим и массу объекта, и расстояние до него.

Далее было сделано предположение, что расположение звезд в сериях должно доносить какую-то осмысленную идею (возможно, геометрическую), причем подтверждением правильности предположения было бы повторение этой идеи в нескольких сериях радиозадержек, полученных в разное время и разными исследователями.

Но каким образом искать эти геометрические соотношения? Файзуллин решил использовать сферическую систему координат, когда для наблюдателя в центре сферы всякая точка пространства задается парой угловых координат, одна из которых изменяется от 0 до 360 градусов, а вторая — от -90 до +90 градусов.

В математике сферическая система координат позволяет изображать всю звездную сферу на ограниченном куске плоскости — прямоугольнике размером [0,360]x[-90,90] — и является для небесной механики наиболее естественной: в силу локальной сферической симметрии, в силу изотропности пространства и в силу естественного выбора координатной секущей плоскости в соответствии с моментом вращения системы.

И вот, выбрав «галактическую» систему координат, где плоскость сечения звездной сферы совпадает с плоскостью Галактики, а вторая координатная ось отвечает направлению на центр Галактики, Файзуллин получил для звезд первой серии Штермера весьма необычную фигуру, обладающую целым букетом особенностей примечательного свойства.

image920

При соединении точек в порядке поступления сигналов, получаются 8 отрезков прямых, из которых можно образовать две тройки параллельных прямых (15-19, 8-12, 10-9) (9-4, 8-13, 12-10) плюс еще одну пару взаимно параллельных отрезков (9-5, 7-6). Более того, иллюстрацией свойства параллельности оказывается и другая, самая длинная четвертая серия Штермера.

image921

Поскольку для столь небольшого числа точек вероятность случайного выхода на такое множество параллельных прямых чрезвычайно мала, то разумно допустить, что предположенный ключ к декодированию послания оказался верен.

Дополнительную уверенность здесь придает и тот факт, что вполне содержательными в такой интерпретации оказываются также и другие серии.

Третьей, самой короткой серии (12, 5, 8) соответствуют звезды Альтаир, альфа Центавра и Процион. В прямоугольнике сферических координат эти три звезды оказываются лежащими на одной прямой линии, причем точка 5 лежит на «перекрестье» даже двух прямых линий –  если прямоугольник свернут в цилиндр, совмещающий 0 и 360 градусов…

image928

Еще более примечательно, что звездные симметрии такого рода, располагающие последовательные группы точек на прямых линиях, выявлены не только в остальных сериях Штермера, но и в независимых от них результатах аналогичных экспериментов Эпплтона 1934 года. Проведенные численные эксперименты показывают, что «случайно» получить подобные симметрии практически невозможно.

#

Ну а далее «упавшие с неба» данные позволили сделать математику настоящее открытие.

Опираясь на полученные результаты, Файзуллин обнаружил, что задаваемые сериями радиоэхо точки позволяют из полусотни самых ярких звезд построить конфигурацию, сохраняющую инвариантым (т. е. неизменным) свойство точек «лежать на одной прямой» как при изменении координатных плоскостей, так и при переносе центра сферы по пространству.

То есть тройки звезд такой «сетки» все так же продолжают оставаться на одной прямой, если начало координат помещено куда-нибудь в альфу Центавра или на Процион. Более того, выявленные закономерности в симметрии расположения звезд позволили Файзуллину выявить аналогичные структуры и в пространственном расположении ближайших к нам наиболее ярких галактик.

Что же означают с точки зрения математики и математической физики открытые столь экзотическим способом геометрические природные соотношения?

В математике изучаются объекты, весьма напоминающие открытые Файзуллиным сетки, которые именуются «конфигурациями» и являются базовыми для проективной геометрии. Близким по смыслу объектом является, например, так называемая конфигурация Брианшона-Паскаля, где любая из 9 точек является пересечением трех прямых, а на каждой из прямых лежат по три точки.

image938

Полагая, что выявленные интересные конфигурационные свойства расположения небесных объектов являются следствием энергетически устоявшегося (экстремального) состояния системы, Рашит Файзуллин вышел на известную математическую проблему под названием «задача Штейнера».

Суть ее в следующем: имеется N точек на плоскости или в пространстве, которые необходимо соединить отрезками прямых так, чтобы сумма длин этих отрезков была минимальна. Когда минимум длины интерпретируется как некий экстремальный энергетический принцип для механической системы, задача приобретает важнейшее прикладное значение.

image945

Точное решение задачи Штейнера, полученное методом
гравитационной аналогии (черные кружки — точки Штейнера).

Другими словами, пользуясь аналогией со звездами, которые для энергетически оптимального состояния располагаются по прямым «конфигурации», омский ученый создал несколько оригинальных алгоритмов оптимизации, примененных в разнообразных областях – от физики высоких энергий до проектирования гидравлических устройств. А также построил новый алгоритм приближенного решения задачи Штейнера для пространств произвольной размерности…

#

В заключение необходимо подчеркнуть, что все результаты Р.Т. Файзуллина, полученные в ходе данной работы – от открытия неизвестных прежде симметрий во Вселенной до новых методов решения общеизвестных математических проблем – обладают собственной, «самодостаточной» ценностью. Более того, они уже прошли и серьезную верификацию в научном сообществе – через публикации и доклады на профессиональных математических конференциях.

Но при этом не следует забывать, что первоисточником-то всего явилась удачная гипотеза ученого о «ключе» к звездному коду – соотнести длительности задержек радиоэха с номерами звезд в естественном упорядочении по звездной величине.

Обратил ли хоть кто-нибудь из светил научного мира свое внимание именно на это – на столь поразительный по красоте, необычности и глубине результат?

Увы, наука предпочитает такие результаты игнорировать. Как невероятные.

The END

Post Scriptum из 2013

За годы, прошедшие с момента публикации, Р.Т. Файзуллин сделал весьма достойную научную карьеру. Сейчас он является заведующим кафедрой и проректором Омского Государственного Технического Университета, наставником молодых ученых и автором множества серьезных работ.

Однако работа о самом важном, наверное, открытии в его жизни так и продолжает оставаться для научного сообщества практически неизвестной и никем не признанной. Ведь понятно же, что этого просто не может быть – потому что не может быть никогда.

При столь сильном главном аргументе считается, вероятно, что других аргументов для отвержения результатов тут и не требуется…