Служба гибкой морали

Фрагмент книги «Гигабайты власти» (2004), скомпилированный на основе публикаций периода 2000-2003 гг.

Крупнейший в мире орган чтения чужих писем и подслушивания разговоров — американское АНБ — на страже принципов честной международной торговли.

ScShot

И суд присяжных, и адвокат, и экзекутор

В марте 2000 года американское правительство устроило для иностранных журналистов не совсем обычный информационный брифинг, в рамках которого выступил бывший директор ЦРУ Р. Джеймс Вулси. Необычность мероприятию обеспечивала сама тема разговора, наиболее кратко формулируемая так — «Почему Америка шпионит за своими союзниками».

Спустя несколько дней под этим названием Джеймс Вулси опубликовал еще и статью в солидной газете Wall Street Journal[1]. По сути дела, и брифинг, и статья стали ответом американских властей на брожения и недовольство в Европе, возбужденные публикацией и официальным представлением в Европарламенте большого исследовательского отчета «Возможности перехвата 2000» (кратко, IC 2000).[2]

Этот документ, подготовленный британским журналистом Данканом Кэмпбелом, из множества разнообразных, но вполне достоверных источников собрал информацию о деятельности суперсекретной автоматизированной системы электронной разведки Echelon.

Систему «Эшелон», глобально охватывающую планету пунктами перехвата и анализа коммуникаций, на протяжении нескольких десятилетий сооружало содружество разведслужб пяти англоязычных стран: США (основная сила проекта), Великобритании, Австралии, Канады и Новой Зеландии.

Первые упоминания об этой системе начали появляться в печати еще в 1980-е годы [3], однако наиболее содержательный материал был собран в книге новозеландского исследователя Ники Хагера «Тайная власть» [4].

Как показали последующие парламентские разбирательства, о существовании «Эшелона» знали разведслужбы многих западных стран. Однако все они предпочитали помалкивать, поскольку система радиоперехвата и дешифрования коммуникаций всегда считалась важнейшим форпостом борьбы с коммунистическим блоком, а тотальная секретность вокруг этой работы была главным залогом успеха.

Но в течение 1990-х в Европе стала расти обеспокоенность. Годы после развала «лагеря социализма» шли, а огромные (давно занятые американцами) станции радиоперехвата Менвит Хилл в Великобритании, Бад Айблинг в ФРГ, также как и прочие подобные базы помельче в других местах, совершенно не проявляли никаких признаков увядания или сворачивания.

Поскольку явный противник с поля битвы исчез, в Старом свете зародились сильные подозрения, что теперь мощности станций в значительной степени используются для шпионажа за европейскими гражданами и компаниями.

Все эти опасения и подтвердил доклад Кэмпбела IC 2000, всколыхнувший правительства и парламенты многих стран Европы, поскольку в этом документе на конкретных примерах показано, что «Эшелон» не только нарушает право миллионов европейских граждан на приватность, но и, судя по всему, используется для промышленного шпионажа в пользу американских корпораций.

Волны от этого доклада пошли настолько сильные, что весной 2000 года вопрос о масштабах экономической разведки американских спецслужб особо обсуждался в американском конгрессе.

Здесь, впрочем, и директор ЦРУ Джордж Тенет, и директор АНБ генерал-лейтенант Майкл Хейден в своих выступлениях всячески заверили законодателей, что не занимаются подобными вещами. Вся же их «дополнительная» разведдеятельность, помимо основной задачи по военно-политической разведке, направлена против террористов, наркоторговцев и незаконных каналов отмывания денег.

Как выразился Тенет, «что касается обвинений в промышленном шпионаже, то просто неверна сама идея, будто мы занимаемся сбором разведывательной информации для продвижения американского бизнеса. Мы не нацеливаемся на иностранные компании, чтобы поддерживать интересы национальной индустрии».

Однако, хотя Тенет и отрицал, что иностранные компании могут быть непосредственными целями ЦРУ, он все же признал, что в случаях, когда разведка США обнаруживает иностранные державы, пытающиеся «помешать американскому бизнесу играть честно», то эта информация передается в другие правительственные ведомства, отвечающие за соблюдение американских законов.[5]

При этом Тенет предпочел не вдаваться в подробности о том, что же делают эти «другие правительственные ведомства» с полученной информацией и какие выгоды в конечном счете получают от этого американские компании.

Тенет и Хейден, что называется, по долгу службы обязаны помалкивать о нюансах своей разведывательной работы, однако чиновники других ведомств госаппарата США более разговорчивы, и они значительно понятнее объясняют, что же скрывается за столь обтекаемыми и туманными формулировками главных шпионов страны.

Например, имеются вполне официальные подтверждения, что, помимо прочего, за годы администрации Клинтона американская разведка помогла «Боингу» обойти консорциум «Аэробус» и продать партию авиалайнеров 747 Саудовской Аравии, компании Raytheon — обойти французскую CSF-Thomson и продать Бразилии дорогую и сложную систему наблюдения, а компании Hughes Network Systems — продать Индонезии систему связи.

Но начинались такого рода операции еще раньше.

Рэндол Форт, один из бывших членов руководства Бюро госдепартамента по разведке и исследованиям, недавно рассказал в интервью, что задачи экономического характера начали ставить перед разведывательным сообществом США в период администрации Джорджа Буша (1988-1991).[6]

По свидетельству Форта, первый такой случай (явно продемонстрировавший Белому дому, насколько ценна подобная информация) произошел при обстоятельствах, когда США, «используя обычные методы разведки в системах связи», обнаружили, что «японцы занимаются подкупом в Сирии», пытаясь продать там свои электростанции.

На данный случай обратили внимание, поскольку этот же контракт стоимостью около полумиллиарда долларов пыталась выиграть и американская компания. В результате «был предпринят тихий подход к сирийскому правительству» и сообщено, что если Сирия заинтересована в улучшении отношений с США, то ей не по пути с взяточничеством. В итоге контракт выиграла американская компания.

В разведку попадает масса всякого рода «побочной информации» в ходе глобального слежения за каналами связи. Для радиоперехвата используются орбитальные разведывательные аппараты, отводы от кабельных магистралей, множество секретных баз по всей планете, берущих информацию от спутников связи и радиосетей, а также прочие подобные средства, чтобы в автоматическом режиме накапливать и обрабатывать телефонные переговоры, телеграфные и факсимильные сообщения, электронную почту и другие всевозможные виды телекоммуникаций.

Фактически, из этого источника, по словам Форта, добываются около 85 процентов всех разведданных США. Но после истории с Сирией, если в потоке добываемой информации обнаруживалось нечто в том же духе, то в разведке «стали предпринимать упреждающие меры», накапливая в базе данных по этой теме уже все, что можно собрать. На основе накопленной информации далее стали проводить и соответствующие политические шаги.

Представитель госдепартамента США отправлялся к «номинально чистому» человеку в иностранном правительстве и сообщал тому, что «кое-кого схватили за руку непосредственно в банке с вареньем, поэтому не мешало бы обратить внимание и на компанию из США, участвующую в конкурсе».

В некоторых случаях это приводило к передаче части контракта американской компании, в других — американцам советовали бороться с собственными взяточниками. Но иногда фирме из США доставался и весь контракт целиком.

«Уровень успеха зависит от взаимоотношений США и данной страны… Это часть общей политической динамики. А не что-то такое, что ею управляет», — отмечает Рэндол Форт.

В документах, сопровождавших передачу власти, администрация Буша советовала команде Клинтона уделить этому направлению повышенное внимание, и благодаря усилиям новой администрации здесь продвинулись значительно дальше. Сбор экономических разведданных стал политикой.

В ЦРУ стали издавать новый ежедневный разведывательный сборник под названием «Daily Economic Intelligence Briefing». Получивший высший уровень секретности, он печатается всего в 100 экземплярах и рассылается высшему руководству в Белом доме и руководителям департаментов в правительстве.

Из четырех ежедневных сборников, готовящихся в ЦРУ, более ограниченный круг допущенных лиц имеет лишь брошюра «President’s Daily Briefing» с тиражом в 32 экземпляра.

На страницах «Экономического разведывательного ежедневника» на регулярной основе появляется информация об иностранном взяточничестве. В министерстве торговли, в свою очередь, эти разведданные объединяются вместе с другой информацией других источников в специальном отделе под названием «Центр защиты», учрежденном в свое время министром Рональдом Брауном. Позаимствовав терминологию у ЦРУ, Браун говорил, что этот Центр «выравнивает игровое поле и содействует открытому соревнованию на международной арене торгов».[7]

Но ни у кого, пожалуй, данное направление работы не вызывало столь бурного энтузиазма, как у директора ЦРУ Джеймса Вулси, который следующим образом описывал работу разведки в своей речи в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований в июле 1994 года: [8]

«То, что мы делаем в коммерческой области, — это очень специфическая вещь. Американские корпорации обязаны действовать в соответствии с законом, именуемым Foreign Corrupt Practices Act (запрещающим всем гражданам, компаниям и представительствам США предлагать взятки любым государственным чиновникам иностранных государств).

Это очень жесткий закон. Он заставляет американские корпорации играть честно в 99 процентах всех состязаний за получение зарубежных контрактов. Ни в одной стране нет закона, хотя бы отдаленно напоминающего Foreign Corrupt Practices Act. Множество стран в других частях света, включая некоторых из наших лучших друзей, очень глубоко вовлечены во взяточничество для получения тех контрактов, которые им не удалось бы выиграть обычным путем».

Далее Вулси примерно в тех же деталях описал уже известную схему с подходом американского посла, снабженного разведданными, к главе иностранного государства и то, что за этим обычно следует…

«Так что довольно часто — не всегда — контракт пересматривается, и американская компания получает или весь контракт, или его часть. Мы подсчитали, причем очень консервативно, что сбором соответствующей разведывательной информации мы приносим на этих контрактах американскому бизнесу по несколько миллиардов долларов в год.

И мы намерены продолжать этим заниматься. Это относительно новая вещь. Но нам это, честно говоря, очень, очень хорошо удается. И мы оказываем весьма позитивное воздействие на контракты для американского бизнеса.

Порой я улыбаюсь, читая в газете, что какая-нибудь из этих корпораций, которым мы устроили очень, очень крупные контракты действиями подобного рода, выводит на публику одного из своих директоров и тот говорит «нам не требуется никакой помощи от американского разведывательного сообщества». Что ж, чудесно, это именно то, как работает разведка»…

Примерно то же самые мысли Вулси повторил и 6 лет спустя, в упомянутой в начале главы статье в Wall Street Journal за 2000-й год, оправдывая использование «Эшелона» для экономического шпионажа США против Европы.

Естественно, далеко не все согласились с позицией скромного бойца невидимого фронта Джеймса Вулси. Автор IC 2000 Данкан Кэмпбел сразу же отметил, что Вулси заострил внимание лишь на двух (связанных со взятками) случаях из 7 зафиксированных в отчете свидетельств о шпионаже Америки против Западной Европы, где остальные 5 никакого отношения ко взяткам не имеют. Но даже в такой интерпретации, по замечанию Кэмпбела, эта информация взъярит пол-Европы.

Признания о том, что компании США подобным образом получили заказов на миллиарды долларов, просто поразительны и многих приводят в бешенство. Но не потому, что кто-то из европейских политиков станет отрицать, будто некоторые из компаний не переступают черту, а по той причине, что у США нет никакого права быть здесь одновременно и судьей, и судом присяжных, и исполнителем приговора. [9]

Но больше всего беспокоит то, добавляет журналист, что вся эта свара из-за перехвата бизнес-коммуникаций затмит проблему, которая значительно серьезнее и, как он полагает, в равной степени должна заботить и американцев, и европейцев.

Речь идет о гигантских масштабах вторжения в частную жизнь граждан. Вторжения, осуществляемого службами электронной разведки, будь они американскими, британскими, французскими или чьими-либо еще…

Бизнес на страхе

Главная суть скандала, разгоревшегося вокруг «Эшелона» и вообще вокруг деятельности разведслужб, сводилась в тому, что прослушивание и перехват линий связи ведутся тотально, без каких-либо санкций судебных органов и вне зависимости от того, виновны в чем-то люди или нет.

Ведь главный объект внимания разведок — это иностранные ведомства, компании и граждане, права которых национальные законы государств четко не регламентируют, а законы международные в данном случае никто обычно в расчет не берет.

Все это, конечно, никакая не новость, однако подобную «беззаконную» ситуацию удавалось поддерживать до тех пор, пока широкую огласку не получили факты о реальных масштабах слежки и технических возможностях спецслужб.

С лета 2000 года в рамках Европарламента был создан специальный «Временный комитет по системе перехвата Echelon», занявшийся расследованием всех аспектов деятельности англоязычных союзников-шпионов.

Правда, на работе комитета сразу же отразились слишком уж разные интересы стран-участниц. Если Германия и Франция, к примеру, изначально были настроены очень сердито и решительно, то Британия (как член Эшелона) или Испания (сильно заинтересованная в перехвате баскских сепаратистов, обещанном США), напротив, всячески старались сгладить конфликт с Америкой.

Как обычно, результатом столь сильного расхождения мнений стали длинные и не особо плодотворные дискуссии, из-за чего к комитету вскоре прилепился ярлык «беззубой говорильни».[10]

Пытаясь выработать сбалансированный подход к решению проблемы, Европарламент не только заслушал свидетельства информированных госчиновников и частных лиц, но также договорился с властями США о визите в страну представителей Комитета для непосредственной встречи с руководством американских спецслужб.

Этот визит состоялся в мае 2001 года и завершился весьма характерно — даже не успев начаться. Несмотря на все предварительные договоренности и не опускаясь до объяснения причин, полдюжины американских разведслужб — ЦРУ, АНБ и т.д. — дружно прислали письменные уведомления, в которых кратко сообщили об отказе от встречи.

Кто именно выдал такое указание, осталось неизвестным. По сути же дела, американцы бесцеремонно и демонстративно «захлопнули дверь» перед самым носом друзей-европейцев. Тем в ответ оставалось лишь прервать в знак протеста визит и вернуться домой раньше намеченного срока.

Более никаких подобных встреч уже не организовывалось, так что официально сам факт существования «Эшелона» по сию пору официально не признан.

Зато главные выводы комитета Европарламента, изложенные и опубликованные летом 2001 года в большом 100-страничном отчете [11], свелись к тому, что у следствия нет никаких сомнений относительно существования глобальной системы перехвата телекоммуникаций, поддерживаемой совместными силами США, Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии, участвующими в данном проекте пропорционально своим возможностям.

Система эта, скорее всего, реально именуется «Эшелон», но данная деталь представляется маловажной. Важно же то, что целью системы действительно является перехват не военной связи, а частных и коммерческих коммуникаций.

Для противодействия промышленному шпионажу, членам Евросоюза было рекомендовано выработать единую стратегию защиты на основе европейских криптотехнологий, а самое главное — поддержать проекты, направленные на разработку дружественных пользователю программ шифрования с открытыми исходными кодами.

Как организациям и фирмам Европы, так и обществу в целом, комитет рекомендовал систематически прибегать к шифрованию электронной почты, дабы в конечном счете закрытие переписки становилось нормой.

Одновременно прозвучал призыв к странам-участницам Европейского Союза заключить совместную декларацию о недопустимости промышленного шпионажа друг против друга (здесь следует принять во внимание, что ряд важнейших американских станций радиоперехвата находится непосредственно на территории Великобритании и Германии).

Летом того же 2001 года начали появляться и первые конкретные результаты. В частности, министерство обороны США объявило, что после консультаций с местными властями Баварии решено закрыть одну из крупнейших в Европе американских станций электронной разведки в Бад Айблинге, расположенную юго-восточнее Мюнхена [12]. Полностью работу станции наметили прекратить к сентябрю 2002 года, после чего объект подлежал возвращению германскому правительству.

Представители АНБ США и Пентагона не стали углубляться в подробности причин закрытия станции, заметив лишь, что после консультаций с германскими властями ликвидация объекта была сочтена «мудрейшим из решений», а высвобождающиеся при этом силы будут «сгруппированы и переориентированы».

Всего по состоянию на 2001 г. в Бад Айблинге работало 1800 человек американского персонала, включая представителей разведок армии, ВМС и ВВС, а также гражданский персонал АНБ. От германской стороны здесь работало лишь 150 человек. Оценивая наметившуюся тенденцию, ряд аналитиков стал выдвигать предположения, что в обозримом будущем участь Бад Айблинга вскоре, вероятно, может постичь и базу Менвит Хилл в Англии…

Но вскоре за этим наступило 11 сентября 2001 года, а вместе с известными событиями радикально изменилась и обстановка в Европе вокруг «Эшелона».

Станции радиоперехвата вновь стали важнейшим форпостом борьбы «свободного мира» — на этот раз в войне с мировым терроризмом. Ни о каком сворачивании присутствия АНБ в Бад Айблинге уже и речи быть не могло.

Более того, теперь американские власти очень быстро смогли убедить и граждан собственной страны, и Европейское сообщество, и прочих своих союзников, что ради укрепления безопасности следует пожертвовать некоторыми из традиционных гражданских свобод и прав на тайну личной жизни — ведь страшный враг-террорист уже у порога.

Любопытно отметить, с чем теперь (в очередной раз) в средствах массовой информации всплыл Джеймс Вулси. Теперь он провозглашает, что США, оказывается, ведут с боевиками исламского фундаментализма «Четвертую мировую войну» (третьей мировой, в классификации Вулси, была Холодная война).

И эта четвертая мировая, по оценкам бывшего директора ЦРУ, будет длиться десятилетия [13]. А пока она идет, подчеркнул Вулси, гражданам США придется пойти на определенные компромиссы между гражданскими свободами и безопасностью, поскольку важную позитивную роль могут сыграть такие технологии, как составление «профилей риска» на авиапассажиров, накопление и проходка данных в базах вроде TIA (Total Information Awreness), ну и более тщательный перехват-анализ коммуникаций, естественно.

Как только раздаются подобные речи о перспективах «трудной и долгой войны», тертые в политике и бизнесе люди сразу вспоминают древний принцип — «смотри, где деньги». В конкретной ситуации в Джеймсом Вулси даже искать ничего не надо — все лежит на поверхности.

Вскоре после начала боевых действий США в Ираке, в издании Wall Street Journal появилась публикация, демонстрирующая, что многие члены влиятельного Консультативного политического совета Пентагона (Defense Policy Board) в финансовом отношении лично заинтересованы в расширении масштабов войны и в мощном укреплении силовых структур государства. [14]

Поскольку этот консультативный совет экспертов дает рекомендации министру обороны по широкому кругу политических и стратегических вопросов, общепринятые нормы этики предполагают, что личные бизнес-интересы членов совета не должны пересекаться с военно-политическими делами. В действительности же все обстоит с точностью до наоборот.

По крайней мере десять членов совета могут извлекать из своих консультаций серьезную личную прибыль. В частности, входящий в Defense Policy Board советник Джеймс Вулси одновременно является вице-президентом крупной консалтинговой фирмы Booz Allen Hamilton Inc, которая за один лишь 2002 год получила от Пентагона контрактов на 688 миллионов долларов.

Помимо этого, Вулси — один из трех владельцев-руководителей совсем молодой, но уже ворочающей сотнями миллионов долларов инвестиционной фирмы Paladin Capital Group. Эта фирма финансирует проекты и компании, ориентированные на заказы нового «управления имперской безопасности» (точнее, Department of Homeland Security — Управление безопасности отечества) с заманчивым госбюджетом в 47 миллиардов долларов.

Другим основателем-совладельцем фирмы Paladin, кстати говоря, является еще один бывший высокопоставленный шпион, генерал-лейтенант Кеннет Минихен, возглавлявший в 1990-е годы Агентство национальной безопасности США. [15]

Возвращаясь к составу Консультативного политсовета Пентагона, среди его членов отмечено множество фигур, для которых война — просто золотая жила. Так, отставной адмирал Дэвид Джеримайя входит также в совет директоров по меньшей мере пяти корпораций, которые за 2002 год получили от Пентагона контрактов на сумму свыше 10 миллиардов долларов.

Другой «консультант», отставной генерал ВВС Рональд Фоглмен тоже заседает в руководстве пяти оборонных фирм, за год получивших на военных заказах свыше миллиарда долларов. Если же все эти цифры просуммировать, то оказывается, что десяток членов Политсовета тесно связан с компаниями, получившими за 2001-2002 гг. на контрактах Пентагона свыше 76 миллиардов долларов. [16]

Интереснее же всех, возможно, устроился глава Defense Policy Board, ястреб Ричард Перл, которого называют одним из главных архитекторов иракской войны. С одной стороны, Перл, как и Джеймс Вулси, возглавляет собственную инвестиционную фирму Trireme Partners, специализирующуюся на контрактах по укреплению имперской безопасности. С другой же стороны, как выяснилось, Ричард Перл также получает приличные деньги и от компании, которая своими действиями потенциально этой самой безопасности угрожает. [17]

Суть истории такова. Крупная, но находящаяся на грани банкротства телекоммуникационная фирма Global Crossing положила Ричарду Перлу зарплату в размере 750 000 долларов, чтобы он порадел за нее в Пентагоне и добился разрешения на продажу фирмы азиатским инвесторам.

Министерство обороны США, в частности АНБ, категорически возражало против этой сделки, поскольку Global Crossing — это гигантская, длиной в сотни тысяч километров система оптоволоконных кабелей, по дну океана опоясывающих земной шар и обеспечивающих широкополосную магистраль для множества стран. Понятно, что новый владелец Global Crossing непременно узнает, кого и как перехватывает здесь разведка США, а кроме того и у других стран появятся заманчивые возможности для расширения шпионажа за военными и промышленными секретами Америки… [18]

Короче говоря, возражений и аргументов против продажи крупно задолжавшей фирмы азиатскому капиталу было в достатке. Разбирательства с эти вопросом шли более полугода, однако в итоге, в сентябре 2003 года, президент Буш все же дал окончательное разрешение на продажу основной доли Global Crossing (62%) сингапурской компании Singapore Technologies Telemedia. [19]

А Ричард Перл, соответственно, честно заработал на этой сделке свою долю (по условиям найма, из положенных ему 750 тысяч основная часть суммы — 600 000 долларов — выплачивалась только в случае успешного завершения мероприятия).

Неизвестно, что сказал по этому поводу кристально чистый страж морали и ярый враг взяточничества Р. Джеймс Вулси, но схема честного бизнеса по-американски здесь предельно ясна. Зачем давать кому-то пошлые (и противозаконные) взятки, если можно вполне легально сидеть сразу в нескольких креслах, одной рукой выписывая деньги из казны, а другой их получая в собственный карман.

____

ССЫЛКИ

[1] «Why We Spy on Our Allies,» by R. James Woolsey, The Wall Street Journal, March 17, 2000, http://cryptome.org/echelon-cia2.htm

[2] «Interception Capabilities 2000,» by Duncan Campbell, April 1999, http://www.iptvreports.mcmail.com/stoa_cover.htm

[3] «Somebody’s listening,» by Duncan Campbell, New Statesman, 12 August 1988, http://jya.com/echelon-dc.htm

[4] «Secret Power,» by Nicky Hager, Craig Potton Publishing, New Zealand, 1996.

[5] «U.S. spying pays off for business,» by Robert Windrem, NBC News online, 15 April 2000, http://www.dei.uc.pt/majordomo/sociedade/msg01132.html

[6] «COMINT Impact on International Trade,» by Duncan Campbell, Heise Online, 27.05.2001, http://www.heise.de/tp/deutsch/special/ech/7752/1.html

[7] «U.S. spying pays off for business,» by Robert Windrem, NBC News online, 15 April 2000, http://www.dei.uc.pt/majordomo/sociedade/msg01132.html

[8] «The Future Direction of Intelligence», address by James Woolsey to the Center for Strategic and Internatioal Studies, Washington, D.C., 18 July 1994

[9] Letter from Duncan Campbell to the Wall Street Journal, March 20, 2000

[10] «Echelon Panel Calls It a Day,» by Steve Kettmann, Wired News, June 21, 2001, http://www.wired.com/news/politics/0,1283,44721,00.html

[11] European Parliament Report on the existence of a global system for intercepting private and commercial communications (ECHELON interception system), PE 305.391, July 11, 2001, http://cryptome.org/echelon-ep.htm

[12] «U.S. to Close Eavesdropping Post,» by David Ruppe, ABC News, June 1, 2001, http://abcnews.go.com/sections/world/DailyNews/echelon_010601.html

[13] «Will War Swap Privacy for Security?» by Grant Gross, IDG News Service, March 20, 2003

[14] “Perle’s Conflict Issue Is Shared By Others on His Defense Panel ,” by Tom Hamburger and Dennis K. Berman, The Wall Street Journal, 27 March 2003

[15] «The Business of Fear,» by Jack Hitt, Business 2.0, June 2003, http://www.business2.com/subscribers/articles/mag/0,1640,49468,00.html

[16] «Halliburton, Dick Cheney, and Wartime Spoils,» by Lee Drutman and Charlie Cray, CommonDreams.org, April 3, 2003, http://www.commondreams.org/views03/0403-10.htm

[17] “Perle’s Conflict Issue Is Shared By Others on His Defense Panel ,” by Tom Hamburger and Dennis K. Berman, The Wall Street Journal, 27 March 2003

[18] «Concerns of Wiretapping Imperil a Planned Merger,» by Yochi J. Dreazen and Dennis K. Berman, Wall Street Jounral, July 17, 2003, http://cryptome.org/nsa-seatap.htm

[19] «Bush OKs Global Crossing sale to STT,» Reuters, Sep 19, 2003, http://money.cnn.com/2003/09/19/news/international/global_crossing.reut/index.htm