Страницы жизни Дж. Эдгара Гувера (ч.4)

Продолжение. Начало см. тут: часть 1, часть 2, часть 3.

[1956 – 1961 – 1971]

Hoo_w_selfbust

1956: БЮРО ПОДГОТОВКИ ОБЩЕСТВЕННЫХ БЕСПОРЯДКОВ

Непримиримая борьба с угрозой мирового коммунизма всегда была для Гувера одной из главных целей жизни. А уж в 1950-е годы – рост мощи СССР, укрепление социализма в Восточной Европе и в Китае – более страшной опасности, чем большевизм, для шефа ФБР, наверное, не существовало. На словах, по крайней мере.

Но вскоре после бесславного заката звезды Джозефа Маккарти, вконец спившегося и спятившего сенатора от штата Висконсин, при непосредственной помощи Гувера разжигавшего пламя антикоммунистической «охоты на ведьм», в методах борьбы с политическими противниками образовался определенный вакуум.

Вскоре, в 1956 году Гувером был запущен существенно иной – тайный – проект, получивший название COINTELPRO или Counter Intelligence Program, то есть «контрразведывательная программа». Под этим малозначащим наименованием в действительности скрывались принципиально новые формы работы, изначально по своим целям направленные на подрыв компартии США.

Секретная программа COINTELPRO выходила очень далеко за рамки обычной деятельности ФБР по сбору информации и отлову нарушителей закона или иностранных шпионов. В методы COINTELPRO входил целый арсенал грязных трюков, служивших разрушению изнутри компартии и других «антиамериканских» организаций.

Практиковались самые разные вещи: стравливание лидеров запуском в прессу ложных слухов, подталкивание партийных активистов на совершение актов экстремизма с помощью внедренных провокаторов, организация прочих всевозможных провокаций и множества нечистоплотных операций на основе заранее пущенной дезинформации.

По сути дела, COINTELPRO превращала ФБР из правоохранительного органа в свою собственную противоположность – в ведомство по подготовке общественных беспорядков.

Поскольку в умелых гуверовских руках инструменты COINTELPRO оказались весьма эффективными, в начале 1960-х годов их начали применять против других радикальных организаций, в первую очередь – против Ку-Клукс-Клана в южных штатах страны.

Успешная борьба нелегальными методами с расистами-экстремистами принесла свои плоды, но вместе с подрывом деятельности ККК сфера применения COINTELPRO стала распространяться на другие политические движения, порой весьма далекие от экстремизма, но активно не нравившиеся Гуверу или его начальству.

Во времена президента Линдона Джонсона, когда общественность и особенно молодежь активно протестовали против войны США во Вьетнаме, мишенью тайных мероприятий COINTELPRO стал уже весьма обширный ряд организаций – Студенческий ненасильственный оргкомитет (SNCC), партия чернокожих радикалов «Черная пантера», группы «новых левых», такие как Студенты за демократическое общество (SDS).

В конечном же счете под пристальное внимание агентов ФБР стала попадать любая мало-мальски активная пацифистская группа, занимавшаяся организацией акции протеста против вьетнамской войны. Борьба федеральной полиции с этими группами и движениями имела уже чисто идеологическую подоплеку, поскольку абсолютно никак не была связана с преследованием преступников или предотвращением насилия.

В конце концов Америка все же узнала, что за грязными делами втихаря занимается доблестное ФБР. В ночь на 8 марта 1971 года кто-то вломился в небольшой офис отделения Бюро в городе Медиа, штат Пенсильвания, и похитил хранившиеся там сотни документов. Вскоре выяснилось, что сделала это некая группа общественных активистов, называвших себя «Гражданская комиссия по расследованию деятельности ФБР».

Похищенные документы давали наглядное представление о грандиозных масштабах слежки и прослушивания, которые федеральная полиция вела не только в отношении Черных пантер, левацких организаций, Еврейской лиги обороны или Ку-Клукс-Клана, но также против множества обычных граждан либеральных взглядов, участвовавших в антивоенных демонстрациях или собиравших в своем доме молодежь.

Копии документации ФБР были разосланы некоторым членам Конгресса, а также в ряд печатных изданий. И хотя генеральный прокурор Джон Митчел настоятельно попросил прессу не публиковать ничего из этих бумаг, фрагменты все же появились в печати. Главной причиной возмущения журналистов было то, что под наблюдением полиции находилось множество людей, не совершивших абсолютно никаких преступлений.

На одном из похищенных документов стоял штамп COINTELPRO – кодовое название наиболее секретных и грязных операций ФБР. Этим названием заинтересовались некоторые репортеры, начавшие собственное расследование – и Гуверу пришлось не мешкая, уже в апреле, свернуть все операции по этой программе. Что интересно, членов Гражданской комиссии по расследованию деятельности ФБР так и не смогли поймать.

Широкая публика наконец узнала, насколько глубоко ФБР вторгается в частную жизнь граждан, ни в чем не преступающих закон. Один из высоких руководителей Бюро впоследствии признал, что взлом офиса в Медиа стал своего рода событием-водоразделом, радикально «изменившим образ ФБР, возможно навсегда, в умах многих американцев».

Далее последовало множество новых критических и разоблачительных публикаций, а также несколько гневных выступлений и протестов политиков в Конгрессе. Самой выдающейся в этом ряду стала речь конгрессмена Хейла Боггса, обличавшего ФБР за беззаконные подслушивания телефонных разговоров своих коллег и засылку провокаторов в студенческие городки: «Если ФБР берет на вооружение тактику советского КГБ и гитлеровского гестапо, значит, давно уже пора сделать так, чтобы нынешний директор оставил свой пост. Министру юстиции уже давно пора предложить мистеру Гуверу подать в отставку».

Очень показательной была реакция на эти обвинения со стороны первых лиц государства. Президент Ричард Никсон заявил, что подобные нападки на Гувера несправедливы, а министр юстиции Митчелл вообще потребовал, чтобы Боггс «немедленно взял свои слова назад и извинился перед великим человеком и преданным родине американцем».

*

1961: ХВОСТ ВИЛЯЕТ СОБАКОЙ

В 1961 году новый энергичный министр юстиции Роберт (Бобби) Кеннеди объявил «крестовый поход» против организованной преступности. Директор ФБР – долгие годы отрицавший сам факт сущестования мафии в США – теперь, соответственно, тоже провозгласил борьбу с оргпреступностью главным приоритетом в работе Бюро.

В поддержку более решительных действий сил правопорядка были подготовлены новые законы, прохождение которых в Конгрессе сопровождал лично Бобби Кеннеди. Эти законы существенно расширяли и усиливали юрисдикцию ФБР в случаях расследования действий мафиозных структур.

Была здесь, правда, довольно серьезная, чреватая осложнениями проблема. Суть которой заключалась в том, что Гувер уже давным давно и в широких масштабах использовал технологии слежки, официально считавшиеся в США незаконными.

И теперь директора ФБР беспокоило, что Кеннеди непременно об этом узнает. Ведь традиционные методы подслушивания разговоров и прослушивания телефонов подозреваемых обычно сопровождались нелегальным проникновением в частные жилища и офисы для установки электронных «жучков».

Взвесив все за и против, Гувер и далее, как прежде, не стал испрашивать разрешения на установку спецтехники. Но зато, с другой стороны, стал регулярно предоставлять Роберту Кеннеди содержательные оперативные материалы с информацией, собранной с помощью нелегальных микрофонов прослушки. Признавая ценность материалов, министр юстиции вынужден был закрывать глаза на беззаконие и, таким образом, поневоле оказывался пассивным соучастником.

У Эдгара Гувера имелся огромный опыт в умелых манипуляциях столь деликатной вещью, как технические средства полицейского наблюдения. Свою формальную (и, как обычно, абсолютно лицемерную) точку зрения по этому вопросу директор Бюро сформулировал давно и определенно.

Еще в первом уставе ФБР, подготовленном в 1928 году, было прописано, что подслушивание является «недопустимым, незаконным… неэтичным», а руководство Бюро подобных мер, соответственно, не потерпит. Тогда же Эдгар Гувер заверил Конгресс, что всякий агент, уличенный в телефонном подслушивании, будет немедленно уволен с работы.

На самом деле, конечно же, все было совершенно иначе. Имеется достаточное количество свидетельств сотрудников (в том числе и под присягой в суде), работавших в ФБР в 1930-е годы, занимавшихся круглосуточным прослушиванием телефонов и полагавших это вполне обычным делом Бюро.

Весной 1940 года президент Рузвельт, убежденный в том, что в столь тревожное время подслушивание телефонов стало жизненно необходимым для обеспечения национальной безопасности, пошел на серьезное нарушение действовавших в стране законов. Президент тайно наделил министра юстиции несвойственными ему полномочиями – разрешать подслушивание «лиц, подозреваемых в ведении подрывной деятельности против Соединенных Штатов, а также в шпионаже».

Как признал многие годы спустя тогдашний министр юстиции Фрэнсис Биддл, эта президентская директива «открыла широкие двери для подслушивания телефонов любого человека, заподозренного в подрывной деятельности».

Фактическим результатом данного решения стало то, что Эдгар Гувер получил возможности для неограниченного прослушивания любого не понравившегося ему человека – достаточно было лишь занести его в категорию подозреваемых лиц. Однажды утвердившись в условиях особой предвоенной ситуации, эта беззаконная практика была продолжена и в послевоенные десятилетия.

Приход к власти каждой новой госадминистрации неизменно сопровождался для Гувера проворачиванием примерно одной и той же комбинации. Всякий президент и его министр юстиции на словах выступали за строгое соблюдение законов, а на деле охотно и часто прибегали к совершенно нелегальным методам слежки ФБР.

При наиболее приятной для Гувера эйзенхауэровской администрации новый министр юстиции Герберт Браунел даже выдал Гуверу официальную санкцию на использование микрофонов прослушивания – но только «в случаях угрозы национальной безопасности». С приходом братьев Кеннеди директору ФБР удалось успешно развить законность электронных методов слежки и на расследования иного рода.

По свидетельству Ричарда Никсона – единственного, кто был смещен с президентского поста из-за нелегального шпионажа за политическими противниками – Эдгар Гувер рассказывал ему, что каждый президент со времен Рузвельта давал директору ФБР подобные задания. Иначе говоря, тихий и нераскрытый «Уотергейт» сопровождал каждую госадминистрацию США по меньшей мере с начала 1930-х годов. Скандал же разразился только после смерти Гувера всемогущего.

То же самое документально подтвердил в 1975 году и сенатский комитет по разведке, установивший, что президенты Трумэн, Эйзенхауэр, Кеннеди, Джонсон и Никсон – все они использовали ФБР для подслушивания и слежки в целях, не имевших ничего общего ни с национальной безопасностью, ни с борьбой с преступностью.

По сути дела, Федеральное бюро расследований США использовалось как политическая полиция, преследующая тех людей, чьи взгляды и идеология не нравились лично Эдгару Гуверу либо его начальству.

Вовлекая каждого нового президента в это заманчивое беззаконие, шеф ФБР одновременно получал и эффективное прикрытие для продолжения нелегальной слежки, и мощный компромат на первых лиц государства.

(Окончание следует)