Фантазии и реальность

(Ноябрь 2010)

Продолжение истории о странной и загадочной смерти Гарета Уильямса. Случаи гибели людей, плодящиеся вокруг нелегального прослушивания сотовых телефонов, сопровождаются реальными полицейскими расследованиями. Однако итоги таких расследований оказываются фантастически неправдоподобными.

Unidentified Body leaving 36 Alderney Street, Sw1, London, tonight.

Британская полиция объявила новые данные о результатах расследования загадочной смерти сотрудника национальной радиоэлектронной разведки Гарета Уильямса (см. «Отсчет покойников«). Впрочем, если формулировать точнее, то было вновь объявлено об отсутствии сколь-нибудь существенных результатов.

Ибо суть новых данных следствия свелась к тому, что по официальным итогам расширенной токсикологической экспертизы в организме Уильямса вновь не было найдено никаких следов  ядов или наркотических веществ. Иначе говоря, через два с лишним месяца после начала следствия причина смерти молодого и здорового человека как была, так и остается неустановленной.

Аналогично, полной загадкой для следователей остаются и возможные мотивы убийства. А поскольку тело погибшего было обнаружено в его квартире при крайне необычных обстоятельствах — раздетый догола труп был упакован в большую спортивную сумку, застегнутую на молнию и запертую снаружи на замок — то в этих условиях детективам остается лишь фантазировать, что именно могло привести шпиона к столь трагичному и нелепому концу.

Если судить по неофициальным свидетельствам из полиции, регулярно сливаемым в бульварную прессу, то дальше первоначальной гипотезы о том, что Гарет Уильямс был сексуальным извращенцем, фантазия следствия так и не продвинулась. Согласно этой замысловатой версии, талантливый математик-компьютерщик имел довольно специфическую психическую девиацию — наибольшее эротическое наслаждение он получал тогда, когда один оказывался голым в крайне ограниченном пространстве.

Иначе говоря, загадочное дело пытаются раскрыть элегантно и просто — шпион сам и по собственной воле забрался в саквояж, как следует в нем заперся и… случайно задохнулся, не сумев вылезти обратно после такого наслаждения.

Версия, что ни говори, исключительно хороша. Но есть в ней, правда, некоторые проблемы. Сумка была заперта снаружи на замок, а ключ от замка нашли под трупом на дне сумки. Кроме того, дверные замки в квартире Уильямса устроены таким образом, что по запертой двери можно определить, закрывали ее изнутри или снаружи. Так вот, когда труп шпиона был обнаружен полицией, дверь в его квартиру была заперта снаружи, а не изнутри.

То есть, как ни крути, наверняка должен был тут быть кто-то еще, кто помогал, скажем так, Гарету Уильямсу в его странных автоэротических забавах, а потом тихо скрылся с места «случайного самоубийства», не оставив за собой абсолютно никаких следов пребывания…

Трудно сказать, кто всерьез может поверить во всю эту чепуху. Но на данный момент, насколько можно судить, это единственная «правдоподобная версия» следствия для объяснения произошедшей трагедии.

А единственным, фактически, свидетельством  в поддержку этой версии являются некие компрометирующие веб-ссылки, обнаруженные криминалистами в личных (судя по всему, двух) ноутбуках погибшего шпиона. В тех самых внезапно всплывших среди материалов следствия ноутбуках, которых так не хватало полиции в первые недели расследования для восстановления контактов и обстоятельств последних дней жизни Гарета Уильямса.

Ранее в прессе сообщалось о том, как следователи пытались особо отметить в протоколах, что среди личных вещей погибшего явно не хватает его ноутбука, однако руководство Скотланд-Ярда жестко настояло, чтобы никаких упоминаний об этом не было. Поскольку теперь компьютеры все же фигурируют в деле, несложно понять, откуда они взялись.

Весь последний год Гарет Уильямс, являвшийся кадровым сотрудником радиоэлектронной разведки GCHQ, был прикомандирован к разведслужбе MI6. Лондонская квартира, в которой жил Уильямс, принадлежит MI6 и на жаргоне англоязычной разведки именуется «safe house», что на язык отечественных шпионов наиболее адекватно переводится как «конспиративная квартира».

Иначе говоря, укромное место, где спецслужбы в неофициальной обстановке встречаются с агентурой и коллегами, или же обеспечивают их временным жильем. Понятно, что когда в такой квартире был обнаружен труп разведчика, там тут же появились люди из MI6 (благо до штаб-квартиры несколько минут ходу пешком) и, судя по всему, сумели настоять на временном изъятии из дела компьютеров с государственными секретами.

Это, конечно, только гипотеза, однако железные факты таковы, что личных ноутбуков Уильямса у следствия не было, а теперь они есть. Поскольку следователи Скотланд-Ярда не имеют допусков к тайнам шпионов (еще один железный факт), теперь в этих компьютерах гарантированно нет файлов, относившихся к секретной работе Уильямса и к его многочисленным загранкомандировкам.

Но зато обнаруживаются ссылки на веб-сайты, посвященные разнообразным садомазохистским наслаждениям и, в частности, так называемой клаустрофилии. Поклонники этой забавы наивысшее эротическое удовольствие получают как раз от того, что оказываются запертыми в тесном ограниченном пространстве…

По поводу этой находки можно также напомнить, что именно из MI6 в бульварную прессу сразу стали просачиваться слухи, будто Уильямс был трансвеститом и геем-садомазохистом, а в спецслужбе будто бы уже начато внутреннее расследование на данный счет. Вскоре все эти слухи были опровергнуты полицией как неподтвержденный «мусор», однако в итоге, тем не менее, следствие вернулось  именно к этой версии, не найдя ничего более правдоподобного.

На основе всех тех странностей и нестыковок, что сопровождали загадочную смерть Гарета Уильямса, уже можно было бы написать хитро закрученный шпионский роман.

Например, полиция делает вид, что очень сильно заинтересована в розыске некоей молодой «средиземноморского вида» пары, мужчины и женщины, которые то ли в июне, то ли в июле (2010) появлялись у подъезда дома, где позже был обнаружен труп, и расспрашивали у соседей, где его хозяин… Но при этом следователей почему-то гораздо меньше интересует другая молодая пара — по описаниям не особо похожая на «средиземноморскую», однако именно в тот же период имевшая с Уильямсом около 8 встреч при довольно неординарных обстоятельствах.

После того, как полиция опубликовала снимки шпиона с просьбой к публике о дополнительной информации, Гарета Уильямса тут же опознали две официантки из кондитерской Valerie в Западном Лондоне, сравнительно недалеко от квартиры погибшего. По их показаниям, Уильямс обратил на себя внимание тем, что регулярно, примерно дважды в неделю, поздними вечерами появлялся в кафе один, заказывал чашку кофе и сидел в глубине зала лицом ко входу, словно кого-то поджидая.

И каждый раз в кафе приходила молодая пара, мужчина и женщина в возрасте около 30 лет, которые встречали Гарета будто бы случайно, подходили со словами «привет» и негромко перебрасывались с ним несколькими фразами. Пара никогда не присаживалась к столу, ничего не заказывала, весь разговор занимал не больше 2-3 минут, после чего они уходили…

У полиции нет почти никакой информации о лондонском круге общения Уильямса, отличавшегося замкнутым характером, однако история официанток об этих необычных его рандеву почему-то заинтересовала лишь журналистов, но не следователей.  Во всяком случае, эту пару никто публично не разыскивает и фотороботов не составляют.

Одна из самых, пожалуй, пикантных особенностей данного дела заключается в том, что для всестороннего и глубоко расследования подобных ситуаций в составе секретных спецслужб Великобритании (и других стран) имеется специальное подразделение следователей, обладающих допусками к гостайнам самого высокого уровня. Но именно в данном случае это подразделение почему-то не подключили к работе, а все попытки полиции получить информацию о жизни и контактах погибшего в стенах разведслужбы были по сути дела блокированы под предлогом «государственной тайны».

Однако покопаться детективам там явно было в чем. Например, на первом этапе расследования у полиции появилась информация, что за несколько недель до своей гибели Уильямс сообщал начальству об обнаруженной за собою слежке. Однако шпионское начальство тут же поспешило опровергнуть эту информацию и заверило следователей, что ничего подобного не было.

Иными словами, руководство разведки MI6 сделало все, чтобы безвременная кончина Гарета Уильямса абсолютно никак  не связывалась с его секретной работой на разведслужбы Британии и США (к коллегам в Америку шпион летал с командировками примерно по четыре раза в год, а мертвым был найден фактически сразу по возвращении из последней американской поездки).

Попутно в прессу слили совершенно уж откровенную дезинформацию, когда один из анонимных источников в разведке доверительно сообщил, что целью годичного прикомандирования Уильямса к MI6 была «защита банковских компьютерных систем в лондонском Сити от атак коварных хакеров».

Согласно множеству других свидетельств, включая и официальные, Гарет Уильямс был одним из наиболее ценных и одаренных сотрудников GCHQ, специализировавшимся на добыче разведывательной информации из сетей мобильной связи. А для защиты компьютерных сетей и прочих систем государственных (НЕ банковских) коммуникаций в составе  GCHQ имеется совершенно другое подразделение, CESG, к работе которого погибший никакого отношения не имел. Что же касается внешней разведки MI6, которую вдруг якобы бросили на защиту банков Сити от хакеров, то эта «информация», что называется, совсем уж ни в какие ворота не лезет.

Короче говоря, совершенно очевидно, что крайне неудобное дело о необъяснимой смерти шпиона Гарета Уильямса пытаются закрыть, сконструировав откровенно надуманную версию о несчастном случае при неосторожных секс-играх «в стиле Гудини». Ибо иных причин для неестественной смерти или каких-либо мотивов  для убийства талантливого разведчика следствию найти совершенно не удалось.

Но есть, однако, очень сильное подозрение, что мотивов здесь не нашлось лишь по одной причине — просто не там искали. Ведь если погибает ценнейший кадр национальной разведки, а у спецслужб нет ни малейшего желания помочь полиции в установлении причин его гибели, то скорее всего дело тут нечистое.

Иными словами, кто-то в высоком руководстве MI6 наверняка знает об истинных причинах смерти  человека, однако правда слишком серьезна и чревата большими проблемами, если предать ее всеобщей огласке.

Рассматривая историю в подобном контексте (и вспоминая о международном характере работы Гарета Уильямса), всегда полезно оглядеться и посмотреть, а не происходило ли чего-то созвучного в других странах, что могло бы пролить свет на трагедию в Лондоне? Без особого труда можно обнаружить, что да, нечто весьма похожее в 2000-е годы происходило во многих странах — череда необъяснимых самоубийств в Корее, Италии, Греции, происходивших с людьми, имевшими обширные познания в особенностях работы мобильной телефонии или в тайнах нелегального прослушивания разговоров в подобных сетях.

Во всех этих странах спецслужбы тесно сотрудничают с разведкой США, а полиция не занималась расследованием «очевидных самоубийств», которые, однако, были абсолютно неочевидны и ничем не мотивированы с точки зрения родных и близких погибших.

Более того, трагические и загадочные события  из этого ряда, происходившие в Греции пять лет тому назад, в году нынешнем оформились в некое многозначительное обрамление для гибели Гарета Уильямса в Лондоне. Весной 2010, после ряда новых публикаций прессы о замятом в свое время скандале с прослушиванием мобильников высшего руководства страны и о сопровождавшем эту историю «самоубийстве» Костаса Цаликидиса, топ-менеджера Vodafone Greece, греческий парламент решил вновь вернуться к разбирательству со всей этой историей.

В первых числах июня 2010, после горячих парламентских дебатов, было официально объявлено, что результаты прошлых расследований «Афинского дела» следует считать неудовлетворительными, потому что они так и не дали ясной картины, что же именно там произошло: кто конкретно устанавливал технику нелегального прослушивания в аппаратуру Vodafone (неофициально известно, что в этом участвовали сотрудники греческой и иностранной разведки) и кто конкретно занимался прослушиванием.

Все интересующиеся, в общем-то, в курсе, что распутывание шпионских следов вывело на штаб-квартиру АНБ США в штате Мэриленд (звонки с «теневых» телефонов прослушки шли в США, Великобританию и Швецию), однако только сейчас власти решились публично признать, что судебное разбирательство «не стало расследовать зарубежный след и не вызвало для показаний двух ключевых свидетелей». Что именно это за свидетели, по сию пору неизвестно.

Но зато известно, что в июне-июле возле лондонской квартиры Гарета Уильямса появляются некие неустановленные полицией люди — «пара средиземноморской наружности».

Также известно, что в июле или августе 2010 другая пара, но только уже супружеская, где муж и жена являются сотрудниками GCHQ и одновременно ближайшими друзьями Гарета Уильямса по основному месту службы в Челтнеме, надолго уезжают из Британии (командировка в США, как объяснили впоследствии следователям полиции, пытавшимся побеседовать с парой, чтобы узнать подробности о жизни погибшего).

А оставшийся в Британии Уильямс, соответственно, примерно тогда же обнаруживает, что за ним кем-то начата слежка. Вскоре после этого он совершает краткосрочную поездку в США, по возвращении из которой остается живым еще около недели.

Известие о смерти Гарета Уильямса появилось 23 августа, а в первых числах сентября  2010 судебные власти Греции объявили, что верховным судьей Яннисом Сакеллакосом (Yiannis Sakellakos) издан приказ о новом расследовании дела о телефонных прослушиваниях политического руководства страны в период 2004-2005 гг. Новое расследование существенно расширяет рамки потенциальных обвинений — от покушений на приватность граждан до шпионажа…

Конечно же, столь выразительный параллелизм может быть не более чем случайным совпадением никак не связанных друг с другом событий. Но достаточно предположить, что Гарет Уильямс и был одним из тех иностранных специалистов, что помогали греческой разведке устанавливать программные средства нелегальной прослушки в аппаратуру сотовой связи Vodafone Greece, и тогда связь между загадочными смертями в Афинах и Лондоне становится вполне отчетливой.

Ныне уже не секрет, что помимо Греции Уильямс неоднократно выезжал по службе в Афганистан и другие страны, включая Болгарию — где, кстати, именно сейчас (в 2010) происходят всякие бурные общественные события вокруг прослушивания телефонов граждан национальной разведкой.

Имеет смысл еще раз подчеркнуть идентичность в сценариях происходившего. Ведущий инженер Vodafone Greece Костас Цаликидис, крупно повздоривший с высшим руководством компании и объявивший о своем уходе, был найден повешенным у себя дома 9 марта 2005, а на следующий день, 10 марта,  глава  Vodafone отправляется в аппарат премьер-министра Греции, чтобы приватно известить власти о выявленной в сети технике нелегального прослушивания.

В последних числах августа 2010 становится известно о смерти Гарета Уильямса, специалиста английской разведки по прослушиванию сотовых телефонов, а в первых числах сентября греческий суд объявляет о возобновлении расследования «Афинского дела» о подслушивании высшего руководства страны…

Ну и –  напоследок – еще одна очень выразительная параллель. Среди новых материалов о загадочной смерти Костаса Цаликидиса, появившихся в греческой прессе в феврале-марте 2010, был такой эпизод.

В афинском доме, где проживал и погиб Цаликидис, этажом ниже точно такую же квартиру снимали две молоденькие девушки из провинции, приехавшие в столицу учиться. Как-то раз, незадолго до смерти соседа, они решили пройтись по магазинам, и в одном из отделов косметики к ним несколько минут клеился статный и интересный, атлетического сложения молодой человек. Это рядовое, в общем-то, происшествие хорошо запомнилось им по той причине, что по возвращении домой девушки обнаружили пропажу ключей – от дверей подъезда дома и от их квартиры.

Однако прийти в полицию с рассказом об этом происшествии их заставило нечто другое. Сразу после трагической смерти этажом выше девушки с изумлением обнаружили, что в кладовке их квартиры неизвестно откуда взялась непонятно чья здоровенная сумка… Полиция этот странный факт зарегистрировала, но заниматься происхождением сумки не стала — с «самоубийством» Цаликидиса никакой связи здесь не просматривалось.

Если же взглянуть на заранее заготовленную большую сумку в контексте загадочной смерти Гарета Уильямса, то отчетливую связь с трагедией в Лондоне тут не заметить просто невозможно…

(Окончание следует)