Священный челн Великого похода

По случаю нового большого успеха китайской космической программы – мягкой посадки аппарата «Нефритовый заяц» на поверхность Луны 14-12-2013 – представляется уместным напомнить всю эту историю в ретроспективе.

(Октябрь 2003)

China-in-Space

ДЕЛО МАСТЕРА ХУ

В прессе Китая, пребывающего ныне в состоянии вполне объяснимой эйфории от грандиозно успешного запуска собственного космонавта на орбиту, промелькнула любопытная мысль. Согласно историческим документам, китайцев вообще следует считать первой в истории человечества нацией, попытавшейся послать человека в космос на ракете.

Дело было в XVI веке, в эпоху правления династии Мин, когда один особо выдающийся умелец по имени Ван Ху задумал улететь далеко в небеса. Для этого он привязал себя к креслу, оборудованному батареей пиротехнических ракет, а в каждую руку взял по воздушному змею — очевидно, в качестве рулей управления.

Как свидетельствуют исторические записи, попытка запуска завершилась полной катастрофой: когда слуги мастера Ван Ху подожгли запалы пороховых ракет, произошел мощный взрыв, уничтоживший и “ракету”, и ее космонавта…

poster1962
Китайский плакат 1962 г.

Понадобилось еще полтысячелетия, чтобы 15 октября 2003 года, в 9 часов утра по пекинскому времени с космодрома Цзюцюань в Северо-западном Китае был наконец произведен успешный запуск китайца в космос — на первом пилотируемом космическом корабле “Шэньчжоу-5” с помощью ракетоносителя “Чанчжэн-2F”.

Этот выдающийся полет, успешно завершенный утром следующего дня, стал не только достойным продолжением дела мастера Ху, но и еще одним этапным достижением КНР в серии технологических прорывов, ведущих страну к статусу сверхдержавы.

Около 40 лет назад Китай создал собственное ядерное, а затем и термоядерное оружие. Космические спутники КНР начали появляться на околоземной орбите с начала 1970-х годов. Страна располагает межконтинентальными баллистическими ракетами, способными достигать любой точки на планете, а нынешний запуск человека на земную орбиту объявлен Китаем как важный этап в деле мирного освоения космоса.

taikonauts

ШЭНЬЧЖОУ И ЧАНЧЖЭН

С китайского языка имя космического корабля “Шэньчжоу” переводят, как правило, банальными словами “волшебная лодка”. Однако, если заглянуть на сайт центральной газеты “Жэньминь Жибао”, имеющей русскоязычный раздел (russian.people.com.cn), то окажется, что сами китайцы предпочитают переводить иероглифы названия куда более поэтичным оборотом — “священный челн”.

Масса у этого “челна” — более 8 тонн, длина — около 10 метров. Корабль “Шэньчжоу-5” состоит из трех модулей: орбитального, несущего научное оборудование; взлетно-посадочного, где находится экипаж; и сервисного модуля с электроникой, ракетными двигателями и солнечными батареями. Модуль для экипажа рассчитан на трех человек, и вплоть до запуска было неизвестно, сколько именно космонавтов отправится в первый полет.

При достаточно очевидной внешней схожести с нашим “Союзом”, как по размерам, так и по весу китайский корабль несколько превосходит характеристики российского прототипа (еще одно важное отличие — значительно большая бортовая электрическая мощность, 1200 киловатт).

v_shenzhou

Главная же, вероятно, конструктивная особенность заключается в переднем, орбитальном модуле “Шэньчжоу”, который тоже имеет собственные панели солнечных батарей и может долго оставаться в автономном полете после того, как пилотируемый модуль возвращается обратно на Землю.

Еще одно существенное различие с “Союзом” — взлетно-посадочный пилотируемый модуль, который по замыслу китайских конструкторов можно использовать многократно, несколько подновив его после приземления.

Одной из самых сложных задач при подготовке пилотируемого полета было создание нового типа ракетоносителя “Чанчжэн” (“Великий поход”), способного обеспечить высочайшую надежность запусков (коэффициент безопасности для космонавтов 0,997). На этом пути китайские ракетостроители пережили в 1990-е годы целый ряд болезненных неудач.

longmarch_series

Согласно официальным данным, аварии происходили в 1991, 1992, 1995 и дважды в 1996 годах. Это был серьезный кризис, поставивший под вопрос не только коммерческие запуски спутников, но и всю программу пилотируемых полетов.

Хорошо известно, что американские авиакосмические компании, включая таких гигантов как Hughes, оказали китайцам определенную помощь в создании нового ракетоносителя, однако в оценке серьезности этой помощи у сторон имеются очень существенные расхождения.

Власти США, встревоженные ростом космического потенциала КНР, провели специальное расследование и взыскали с корпорации Boeing (нынешнего владельца Hughes Space and Communications) рекордный в индустрии штраф в 32 миллиона долларов – за нарушение экспортных ограничений и противозаконную передачу ракетных технологий.

Интересно, что сами Boeing и Hughes не видели в своих действиях абсолютно ничего противозаконного и действовали совершенно открыто. Китайская же сторона, в свою очередь, официально заявила, что выдвинутые американской госадминистрацией обвинения “противоречат действительности и просто смехотворны”.

Попутно главный конструктор ракеты-носителя “Великий Поход” Ван Де Чэн сказал, что данная история показывает, “насколько мало США знают о китайской космической программе”.

Эти слова, конечно, вполне справедливы, поскольку по давно уже заведенной традиции космическая программа КНР окружена очень плотной завесой секретности. Но как бы там ни было, во второй половине 1990-х годов ситуация с ракетоносителями заметно улучшилась и начиная с 1996 года серьезных бед при запусках больше не происходило.

С июня 1999 года начали появляться фотографии новой ракеты “Великий поход”, предназначенной для вывода на орбиту кораблей, пилотируемых космонавтами.

Двухступенчатый ракетоноситель высотой с 19-этажный дом получил название “Чанчжэн-2F”, в нижней его части имеет четыре жидкотопливных ускорителя, а в верхней — специальное устройство отстрела для безопасного катапультирования капсулы с космонавтами на случай, если обнаружатся неполадки при старте или на ранней стадии полета.

За период с 1999 по 2003 год запуску китайского космонавта на орбиту предшествовали 4 успешных запуска комплекса “Чанчжэн—Шэньчжоу”.

ЮХАНЬ-ЮАН, странники вселенной

В точности повторив опыт СССР и США, Китай при формировании космического отряда отбирал людей из самых лучших военных пилотов — тестировались 1500 кандидатов, налетавших не менее 1000 часов. Исходная группа была набрана в составе 14 человек, которых стали именовать “тайконавты”, от китайского произношения слова “космос”, или “юхань-юан” — “странники вселенной”.

Заручившись поддержкой России, в октябре 1996 года китайское руководство официально объявило миру о планах запуска своих космонавтов на земную орбиту. В Центре подготовки космонавтов в Звездном городке под Москвой с ноября 1996 года по ноябрь 1997 года курс обучения (стоимостью 1 миллион долларов) прошли два китайских пилота Ву Цзе и Ли Цзинлун.

После возвращения в Китай они приступили к подготовке и обучению дюжины остальных летчиков из “космической экадрильи” Народной освободительной армии Китая.

Русский след

Для всех, в общем-то, очевидно, что конструкция корабля “Шэньчжоу” построена на основе “Союза”. Хотя китайский вариант, создававшийся значительно позже, является более продвинутым и значительно больше опирается на современные компьютеры в своем функционировании и навигации.

Причем Пекин, это обязательно следует отметить, всегда очень твердо настаивает, что абсолютно все, отправляемое им в космос, разработано и изготовлено в Китае. Данная ситуация весьма напоминает историю со знаменитыми советскими компьютерами-мэйнфреймами линии ЕС ЭВМ, которые тоже были разработаны и созданы в СССР (точнее, в странах социалистического содружества), но конструктивно чрезвычайно напоминали мэйнфреймы IBM 360/370.

Затрагивая тему советского, а затем российского влияния на китайскую космическую программу, один из руководителей авиакосмической корпорации “Энергия” Юрий Григорьев (в недавнем интервью агентству AFP) подтверждает, что “российские предприятия сотрудничали с Китаем в области строительства космических кораблей с 50-х годов прошлого века”. Однако подчеркивается, что “китайцы использовали наш опыт, но не слепо копировали нашу технологию”.

Приобретя в 1995 году у России посадочную капсулу корабля “Союз”, китайцы на ее основе создали свой собственный взлетно-посадочный модуль. Так что нынешний китайский корабль “Шэньчжоу”, подчеркнул Григорьев, отличается от корабля “Союз”.

Западные эксперты, анализирующие российскую и китайскую космические программы, отмечают, что купленная китайцами посадочная капсула “Союза” была, по большому счету, лишь оболочкой, не содержавшей важных элементов внутреннего устройства.

Кроме того, Китай закупил у России систему жизнеобеспечения космонавтов, а также скафандр, используемый внутри корабля. В целом же, подчеркивают российские и западные эксперты, китайцам действительно пришлось разрабатывать все самостоятельно, а внешняя схожесть в основном носит лишь поверхностный характер.

Единственным исключением является, пожалуй, лишь скафандр, который копирует российский в мельчайших подробностях и отличается лишь нашивкой — другим государственным флагом. Впрочем, вряд ли кто из иностранцев щупал китайский скафандр внутри.

Согласно опубликованным в печати данным, начиная с 1992 года Китай приобрел у России космического оборудования и технологий на сумму 120 миллионов долларов. Общая же стоимость “проекта 921” — пилотируемых космических полетов КНР — оценивается примерно в 2 миллиарда долларов. По оценкам западных экспертов, приблизительно такая же сумма в 2,2 млрд. долларов выделяется ежегодно на китайскую космическую программу в целом.

В сравнении с американской и европейской программами этот бюджет выглядит достаточно скромно: гражданское агентство NASA ежегодно получает из федеральной казны США 15,5 миллиардов, несекретные программы американских военных — еще 8,5 миллиардов в год; Европейское космическое агентство ESA расходует в год 6 миллиардов. С другой стороны, российская космическая отрасль может сегодня только мечтать о суммах, которые выделяются из бюджета китайским коллегам.

Что дальше?

Сразу после столь удачного завершения полета “Шэньчжоу-5” китайское руководство объявило, что очередной пилотируемый полет состоится в ближайшие “один-два года”. Однако сколь-нибудь конкретных сроков реализации следующих этапов космической программы Китая пока не названо.

Как и прежде, было лишь повторено, что на ближайшее будущее запланировано достижение следующих целей: за пять лет решить проблему выхода в открытый космос, затем добиться прогресса в задачах сближения и стыковки космических кораблей.

Из прогнозов как китайских властей, так и российских экспертов следует, что Китай, скорее всего, не будет присоединяться к программе Международной космической станции ISS, а будет создавать собственную орбитальную станцию.

Как сообщил в официальной китайской прессе один из неназванных руководителей программы, на следующих этапах планируется “запустить космическую лабораторию с временными дежурными; далее предстоит создать космическую станцию с постоянными дежурными”.

Впрочем, эти планы ничуть не исключают и международного сотрудничества. Подводя итог успехам программы по выводу человека на орбиту, начальник Канцелярии китайской программы пилотируемых космических полетов Се Минбао объявил, что Китай готов на паритетных началах сотрудничать с другими странами в сфере космических исследований.

По его словам, Китай готов изучать опыт США и России в развитии космических технологий, а также сотрудничать на взаимовыгодной основе со всеми другими странами, которые видят в Китае “равноправного партнера”.

[ВРЕЗКА]

Этапы китайской космической программы

Сентябрь 1955. Родившийся в Китае и получивший образование в США выдающийся ученый Цянь Сюэ-сень (Tsien Hsue-Shen) перебирается из Америки в КНР. К тому времени Цянь Сюэ-сень являлся одним из ведущих мировых специалистов в ракетной технике и сооснователем JPL, научно-исследовательского центра NASA Jet Propulsion Laboratory. Возвращению ученого в Китай предшествовали 5 лет фактически домашнего ареста и обвинения в симпатиях к коммунистам. В КНР Цянь Сюэ-сень стал руководителем национальной космической программы. В СССР в 1965 году издательством “Мир” была выпущена переводная книга “китайского Королева” под названием “Физическая механика”.

1956-1958. Советский Союз предоставил Китаю для изучения свою баллистическую ракету среднего радиуса действия.

1960. Несмотря на прекращение помощи и политический разрыв с СССР, Китай запускает свою первую ракету.

1968. Создание исследовательского центра для подготовки пилотируемого космического полета. Намеченный срок запуска — 1973 год. Позднее программа была свернута из-за нехватки денег и отсутствия политической поддержки.

1970. Ракетоноситель “Чанчжэн” выводит на орбиту Земли спутник “Дон-фанхонг-1” (Красный Восток). КНР становится пятой в мире страной, способной выводить в космос орбитальные корабли.

1991. В возрасте 80 лет уходит в отставку “царь ракет” Цянь Сюэ-сень.

1992. Запущена новая программа пилотируемых космических полетов, получившая кодовое название “Проект 921”. Главным конструктором корабля назван Чи Фарен, обучавшийся в России. Первый запуск намечен на октябрь 1999 года.

1995. Россия соглашается помогать Китаю технологиями для пилотируемых полетов и подготовкой китайских космонавтов в своем учебном центре в Звездном городке.

Ноябрь 1999. Успешный испытательный полет беспилотной капсулы “Шэньчжоу-1”.

2001-2003. Успешные полеты еще трех кораблей “Шэньчжоу”. Второй спутник работал на орбите 7 дней. Орбитальный модуль “Шэньчжоу-3” (2002 г.) находился в космосе более 180 дней и на нем был успешно произведен ряд космических научных экспериментов. Аппарат “Шэньчжоу-4” (декабрь 2002 — январь 2003) по своим техническим параметрам ничем не отличался от реального пилотируемого космического корабля.

Октябрь 2003. Корабль “Шэньчжоу-5” запущен с пилотом — подполковником китайских ВВС Ян Ливэем. Сделав 14 витков вокруг планеты за 21 час, тайконавт успешно возвращается в спускаемом модуле на землю. Ян Ливэй становится полковником, а Китай — третьей в мире державой, самостоятельно запустившей в космос человека.

[КОНЕЦ ВРЕЗКИ]

liwei_shenzhou
Ян Ливэй