Имитация борьбы

(Октябрь 2010)

Ни один человек в здравом уме не будет возражать против решительной борьбы с детской порнографией в интернете. Но вот как это делать эффективно — существенно иной вопрос.

prison

Одна из любопытных особенностей человеческой психики (которой так умело пользуются политики и прочие манипуляторы массами) — это полнейшая неадекватность людей в реакциях на угрозы.

Не является секретом, скажем, что для среднестатистического человеческого существа вероятность погибнуть в результате террористической атаки примерно равняется вероятности того, что оно утонет в собственной ванне. Иначе говоря, некоторый шанс, конечно, имеется, но в сравнении с другими бытовыми опасностями его без особых натяжек можно считать практически нулевым.

Если же обстоятельно припомнить, сколько всякого и разного за последнее десятилетие понавнедряли в мире для борьбы с этой самой «террористической угрозой», то гигантское несоответствие в масштабах причины и ее последствий не может не поражать любого, кто еще способен сопоставлять факты.

Формулируя то же самое чуть другими словами, можно констатировать, что борьба с терроризмом была вовсе не причиной, а лишь удобным предлогом для массового насаждения властями крутых и заведомо непопулярных мер по контролю над населением.

Еще одной категорией угроз, чрезвычайно удобной для подобных целей, оказались педофилы и так называемая «детская порнография».

Те реально существующие выродки, что испытывают тягу к сексуальной эксплуатации и растлению малолетних детей, однозначно осуждаются в любом психически нормальном обществе и безусловно считаются заслуживающими строгого наказания.

Поэтому именно на педофилах в судебно-полицейских структурах целого ряда западных государств с некоторых пор стало принято в первую очередь опробовать разного рода новые технологии по тотальному и автоматическому мониторингу их перемещений. Ну а уж затем, когда общество привыкает, потихоньку распространять те же меры контроля и на другие категории населения.

По этой же причине распространение «детского порно» в интернете стало чрезвычайно удобным поводом для внедрения сетевой цензуры и так называемых веб-фильтров в тех странах, что давно и заслуженно имеют репутацию демократических государств, пекущихся о свободах своих граждан.

Уже несколько лет подобного рода фильтры, на основе «черных списков» блокирующие доступ к сайтам с детской порнографией, действуют в таких странах как Великобритания, Дания, Норвегия, Швеция и Финляндия. А ныне комиссар Евросоюза Цецилия Мальмстрем пытается пробить директиву, обязывающую и все прочие страны Европы ввести у себя такие же технологии блокирования интернет-доступа — в качестве главного средства борьбы с распространением, ясное дело, детского порно.

Большая проблема заключается в том, что эффективность подобных мер представляется крайне сомнительной. Более того, практическое тестирование ныне действующих средств веб-блокирования, проведенное германской общественной организацией AK Zensur, или «Рабочей группой против цензуры и блокирования доступа», в сотрудничестве с еще несколькими правозащитными группами Европы, продемонстрировало нечто прямо противоположное.

Опубликованный в последних числах сентября (2010) отчет об исследовании AK Zensur констатирует следующее:

«Интернет-блокирование не борется с жестокостями в отношении детей, на практике оно служит лишь для того, чтобы скрывать провалы политики и полиции. Веб-сайты могут оставаться в черных списках блокирования на протяжении многих лет, хотя на самом деле они либо давно уже удалены, либо их в любой момент можно удалить легко и быстро»…

В чем же именно заключалось исследование AK Zensur и какие методы борьбы с нелегальным контентом видятся им намного более эффективными?

Исследователи рабочей группы AK Zensur занимались анализом ныне действующих «черных списков», применяемых в Швеции и Дании. Во всех странах, практикующих веб-фильтрацию,  подобные списки номинально считаются большим секретом, однако их поневоле приходится рассылать интернет-провайдерам, обеспечивающим веб-доступ конечным пользователям, а потому и регулярные утечки такой информации по сути неизбежны.

Активистами же  AK Zensur было разработано программное обеспечение, которое отбирает, классифицирует и осуществляет геолокацию  заблокированных списками интернет-доменов.

Как охарактеризовал итог их исследования один из лидеров группы, Альвар Фройде,

«данный результат — это пощечина правоохранительным органам. Из 167 сайтов, перечисленных в списке, только лишь три, т.е. 1,8 процента, реально содержали материал, который можно трактовать как детскую порнографию».

Причем два из трех этих сайтов блокируются в Дании аж с 2008 года, и они же, насколько удалось установить, аналогично блокируются или по крайней мере блокировались в Швеции, Норвегии и Финляндии. Иначе говоря, данные сайты были известны правоохранительным органам множества государств по крайней мере два последних года, и совершенно очевидно, что все эти органы не предприняли абсолютно никаких усилий, чтобы попытаться удалить очевидно нелегальный контент из Сети.

Этот факт выглядел особо неприятно по той причине, что самим сотрудникам Рабочей группы совершенно легко удалось закрыть все три нелегальных сайта — просто разослав несколько писем по электронной почте.

Два из данных сайтов работали с хост-машин в США, и  хотя письма рассылались во время уикенда (в Штатах был поздний вечер пятницы), оба сайта были незамедлительно удалены компаниями-хостерами в течение 30 минут. Третий сайт, зарегистрированный в Индии, а развернутый на сервере в Нидерландах, был закрыт компанией-регистратором через три часа после уведомления о нелегальном контенте.

В действительности, говорит рассылавший письма-уведомления Фройде, блокирование веб-доступа означает, что вы отворачиваетесь от проблемы, вместо того, чтобы действовать:

«Однако политикам уже явно пора обратиться к осмысленным действиям. Они должны признать, что подобный контент следует без промедлений удалять, а его распространителей преследовать — вместо того, что фактически делается сейчас: контент прячут, а распространителей, по сути, этим защищают».

Подробный отчет AK Zensur о проведенном ими анализе «черных списков» и том, что за веб-адреса составляли остальные 98% этого перечня, можно найти на сайте организации  (analysis-blacklists.pdf).

Здесь же имеет смысл несколько поподробнее разобраться с контекстом всей этой истории, воспользовавшись доводами и фактами из документов и исследовательских работ AK Zensur.

По убеждению правозащитников, блокирование веб-доступа — это в принципе неверный подход к борьбе с «детской порнографией».

Сексуальные жестокости относятся к наихудшим из вещей, которые могут совершаться в отношении детей. И именно поэтому для общества так важно сфокусироваться на эффективных и соразмерных действиях в борьбе с распространением материалов, изображающих такие преступления (часто именуемые «детской порнографией»).

Начать можно с того, что факт блокирования уже является сигналом тревоги для преступников. Операторам тех веб-сайтов, что распространяют «детское порно», совсем несложно завести практику регулярных автоматических тестирований адреса на предмет того, помещен ли их ресурс в черный список — что тут же становится сигналом о возможном интересе к ним со стороны правоохранительных органов.  В результате блокирование доступа работает как своего рода система тревожного оповещения для преступников.

Далее, составляемые органами «черные списки» не удастся удержать в секрете. Применяя меры блокирования веб-доступа, власти в конечном итоге публикуют сводные таблицы запрещенных сайтов. Иначе говоря, педофилы получают в свое распоряжение готовые перечни сайтов, существенно облегчающие им поиски запрещенного контента в сети.

Весь опыт работы AK Zensur и аналогичных организаций свидетельствует, что вопреки заявлениям правоохранительных органов западных стран, эти нелегальные сайты не прячутся в так называемых «государствах-отказниках» (failed states).

Часто можно услышать, что основная масса контента с «детским порно» распространяется из стран, где криминальное преследование преступников невозможно. Это доказуемо неверное утверждение.

Все аналитические исследования показывают, что большинство веб-сайтов из черных списков развернуты на хост-машинах в США и в Европе, с особо заметной долей в Германии. Согласно результатам анализа, проведенного германской криминальной полицией BKA, основными местами расположения подобных серверов являются следующие страны: США — 1148 сайтов, Германия — 199, Нидерланды — 79, Канада — 57.

Более того, ни один из черных списков, просочившихся на сегодняшний день за пределы правоохранительных органов, не содержит в себе ни единственного веб-сайта, который был бы развернут на серверах в так называемых «странах-отказниках», препятствующих уголовному преследованию киберкриминала.

Следующий важный момент: практика быстрого удаления нелегального контента в действительности вполне осуществима.

Недавнее исследование Кембриджского университета (takedown.pdf) показывает, что банкам ныне весьма успешно удается ликвидировать мошеннические (так называемых фишинг-) сайты за время порядка 4-8 часов с момента их выявления — причем ликвидации осуществляются с серверов, расположенных по всему миру.

Если такие вещи вполне возможны для фишинг-сайтов обычных жуликов, то естественно задаться вопросом, а почему то же самое нельзя реализовать в ситуациях, когда речь идет о куда более серьезных преступлениях — о распространении изображений со сценами сексуального насилия над детьми?

Как доказывает практика, успешные акции такого рода через все государственные границы однозначно возможны.

Еще до начала нынешнего анализа, прежние эксперименты Альвара Фройде из AK Zensur показали, что 61 веб-сайт из черных списков ему удалось закрыть в течение 12 часов — просто связываясь по электронной почте с департаментами по  злоупотреблениям у соответствующих хост-провайдеров.

Никто не может внятно ответить, почему государственные борцы с детской порнографией не применяют столь тривиальный и действенный подход, а вместо этого тратят время на составление и поддержку неэффективных черных списков…

При этом в заявлениях властей наблюдается отчетливая тенденция несоразмерно преувеличивать реальный масштаб угрозы обществу от детской порнографии. Хотя известно, что спрос на подобного рода бесчеловечную продукцию чрезвычайно ограничен.

Недавнее исследование, проведенное Европейской финансовой коалицией (EFC-Strat-Assess 2010_080910), подтвердило результаты более раннего анализа о том, что не существует сколь-нибудь существенного коммерческого рынка для «детской порнографии».

Даже сами разговоры о «сколь-нибудь существенном рынке» выглядят преувеличением реальной ситуации, поскольку исследования показывают, что коммерческих поставщиков изображений со сценами сексуального насилия над детьми не удалось найти вообще.

Ну и, наконец, последнее. Блокирование веб-доступа — это всегда очень приятная новость для авторитарных режимов.

С технической стороны, система мероприятий по блокированию веб-доступа в национальную Сеть страны — по сути своей инфраструктура, которая может быть использована для цензурных запретов на доступ к любому контенту, по тем или иным причинам не устраивающему власти государства.

Все это наиболее отчетливо наблюдается в авторитарных государствах вроде Китая, Ирана или Саудовской Аравии. Ныне же власти всех этих стран — дабы оправдать свою интернет-цензуру — при всяком удобном случае указывают на практику блокирования контента в западноевропейских государствах.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что при всей своей активности, деятельность по блокированию веб-доступа в конечном счете не достигает своей (открыто заявленной) цели.

Весь опыт общения исследователей с подобными блокирующими системами в других странах показывает, что реально воспрепятствовать доступу к запрещенному контенту — если он в Сети есть — все равно не удается.

Но одновременно во всех странах, где имеется инфраструктура блокирования, ощутимо пострадавшими от ограничений в доступе оказываются веб-сайты, не имеющие вообще никакого нелегального контента.

В Австралии, к примеру, оказывается заблокированным веб-сайт дантиста, легальный исламский сайт в Германии оказывается под запретом в Дании, а общественный активисты в Финляндии и Италии, протестующие против веб-цензуры, обнаруживают что их сайты также внесены в черные списки заблокированных — как «противозаконные».

Распространение «детской порнографии», еще раз подчеркивают в AK Zensur, — это преступление, поставленное вне закона во всем мире. И бороться с ним, соответственно, можно поверх всех государственных границ.

Веб-сайты с детской порнографией — это лишь крошечная часть проблемы. Подлинная же борьба с данным преступлением требует большего, нежели просто установка фильтров-шор, которые в действительности даже не предотвращают доступа к контенту тем, кто его разыскивает.

Поэтому основным принципом борьбы должен быть такой:

«Удалять контент и преследовать нарушителей закона».

prisoner