Что (не) видно из космоса

(Январь 2003)

30 декабря 2002 года. Брифинг представителя Госдепартамента США Филипа Рикера. Вопрос прессы: «[В оправдание военного вмешательства] США неоднократно заявляли, что имеют свидетельства о наличии у Ирака оружия массового уничтожения, а глава инспекторов ООН несколько раз просил у США предоставить эти свидетельства. Почему администрация их не дает?» — Ответ Рикера: «Мы предоставляем разведданные инспекторам. Некоторое время назад мы начали давать дополнительную информацию. Но я не намерен вдаваться в подробности этих разведданных…»

31 декабря 2002 года. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан: «Ирак сотрудничает [с инспекторами ООН] и они имеют возможность выполнять свою работу беспрепятственно. Поэтому сейчас я не вижу доводов в пользу военных действий

9 января 2003 года. Глава инспекции UNMOVIC Ханс Бликс: «В ходе своих поисков оружия массового поражения инспекторы ООН не нашли в Ираке никаких “дымящихся стволов”

radarsat

В первых же строках имеет смысл четко очертить цель, стоявшую при подготовке данного материала. А именно, на конкретном примере ситуации вокруг Ирака продемонстрировать ту роль, которую играют ныне фотоснимки космической разведки в политических играх на мировой арене.

Попутно имеет смысл подчеркнуть, что составителю нижеследующей подборки фактов в равной степени несимпатичны и действия американской госадминистрации, под прикрытием ООН пытающейся установить собственный контроль над ближневосточной нефтью, и режим Саддама Хуссейна, за более чем два десятилетия совершивший немало известных злодеяний в отношении собственного народа и соседних государств.

Но как и большинство людей, находящихся в здравом уме (за исключением политиков и генералов), автор уверен, что даже плохой мир всегда лучше хорошей войны. Американское же политическое руководство настолько увлечено идеей смещения Саддама и иракской нефтью, что готово затеять новую войну без каких-либо серьезных к тому причин.

Причем видят это практически все. Глава инспекции ООН по вооружениям Ханс Бликс в открытой форме уже неоднократно заявлял, что хотел бы получить от США и Великобритании более конкретную информацию об оружии массового уничтожения в Ираке и о том, где именно его искать.

Слабость предоставляемых разведкой и госадминистрацией США доказательств вызывает массу претензий даже среди американских политиков. Как выразился губернатор штата Вермонт Говард Дин (Howard Dean), «хотелось бы, чтобы президент Буш, которого мы считаем честным человеком, посмотрел нам в глаза и сказал “у нас есть свидетельства — вот они”; но мы никогда не слышали, чтобы президент США это произнес. Нет ничего, кроме одних намеков, а мы хотели бы увидеть неопровержимые факты».

Наиболее же  впечатляющие обвинения в нечестной игре (по крайней мере, с драматургической точки зрения) прозвучали в Багдаде, где на одной из недавних пресс-конференций Амир аль-Саади (Amir al-Saadi), советник Саддама Хуссейна, пригласил непосредственно ЦРУ прислать в страну своих экспертов, чтобы они сами, не раскрывая столь дорогие для них источники, указали инспекторам ООН те места, в которых следует искать.

Показательно, что и ЦРУ, и официальный представитель Белого дома отказались комментировать это недвусмысленное приглашение…

#

Чтобы стала понятнее роль, которую играют во всем этом спектакле фотоснимки разведывательных спутников, целесообразно вкратце вспомнить хронологию разворачивавшихся событий.

В самых первых числах сентября 2002 года администрация Буша предприняла характерную акцию по дискредитации иракского политического лидера с помощью спутниковых фотографий высокого разрешения. На веб-сайте Госдепартамента США был реанимирован специальный пропагандистский раздел «Ирак Саддама Хуссейна», впервые созданный еще при Клинтоне в 1999 году.

Предполагалось, что выложенные на сайте новые разведывательные снимки должны наглядно продемонстрировать общественности, почему Америка просто-таки обязана сбросить режим иракского тирана, утопающего в роскоши в то время, когда народ его страны пребывает в разрухе и голоде.

Фактически все из опубликованных здесь снимков Ирака несут в себе чисто эмоциональное воздействие, нежели какую-либо аналитическую информацию об угрозах со стороны этого государства. Это фотографии новых президентских дворцов, демонстрирующих, что природные ресурсы страны, в первую очередь ценнейшая вода роскошных бассейнов и фонтанов, используются в ущерб иракскому народу. Снимки снесенных с лица земли курдских поселений. Предположительно нелегальные перевозки иракской нефти через Персидский залив.

Обрамляются же все эти фотографии такими словами: «Действия Саддама за последние 10 лет демонстрируют, что он никогда не подчинится резолюциям ООН, что он будет продолжать угнетать свой собственный народ и угрожать своим соседям… Именно поэтому мы полагаем, что единственный путь обеспечить безопасность международного сообщества и чаяния людей Ирака — это новое правительство в Багдаде. Ираку, региону и всему миру станет только лучше с новым правительством в Ираке».

В те же самые дни, 6 сентября 2002 года американская госадминистрация очень сильно удивила  общественность объявлением о том, что NIMA, входящее в состав Пентагона Национальное агентство по картографии и космической съемке, решило вдруг рассекретить и передать в открытый архив разведывательные фотоматериалы спутников Keyhole-7 и Keyhole-9 — самых, можно сказать, секретных космических кораблей США в 1960-1970-е годы.

Поясним, почему шаг этот крайне необычен. В попытках сделать государственной тайной все и вся, правительство США извлекает сейчас законы самых дремучих времен холодной войны, такой, к примеру, как «Закон о засекречивании изобретений» 1951 года (Invention Secrecy Act), с помощью которого лишь в одном 2002 финансовом году по соображениям «национальной безопасности» была заблокирована публикация 139 патентов.

Что самое любопытное, по меньшей мере 37 из этих изобретений сделаны частными лицами без какого-либо государственного финансирования, так что запрет на их опубликование — это уже явное и неприкрытое посягательство на Первую поправку к конституции «самого свободного в мире» государства, гарантирующего своим гражданам свободу слова.

Причем власти активно препятствуют публикации не только современной, но и весьма древней информации. Например, несмотря на многочисленные запросы, до сих пор не раскрыты суммы бюджетного финансирования деятельности ЦРУ в 1947-1948 годах (в условиях, когда при Клинтоне были неоднократно опубликованы бюджеты разведслужб в 1990-е годы, доводы о том, что раскрытие бюджета ЦРУ более чем полувековой давности повредит национальной безопасности США, выглядят, мягко говоря, крайне надуманными).

Наиболее же показательным примером отношения нынешней администрации к вопросам секретности является директива министра юстиции и генерального прокурора Джона Эшкрофта (John Ashcroft), предписывающая правительственным ведомствам США отвергать запросы FOIA во всех случаях, когда для этого имеется хоть какая-то возможность и обещающая поддержку министерства юстиции для обоснования этих отказов в суде.

Характерно, что эта директива была подготовлена задолго до 11 сентября 2001 года, но разослана по инстанциям сразу же после событий «9-11».

Суммируя же факты относительно политики нынешнего руководства США в области секретности, можно процитировать слова сенатора Патрика Лихи (Patrick J. Leahy), работающего в американском Конгрессе более четверти века: «С тех пор как я здесь, мне никогда не доводилось сталкиваться с администрацией, от которой было бы сложнее получить какую-либо информацию».

И вот по указанию именно этой госадминистрации агентство NIMA вдруг устроило в стенах Мэрилендского университета целое шоу с раскрытием разведывательных тайн под многозначительным названием «Глаза Америки: что мы видели».

В рамках специальной конференции эксперты разведки подробно рассказали об истории создания и работе спутников визуального наблюдения Keyhole (KH-7 и KH-9), отслеживавших в первую очередь комплексы межконтинентальных баллистических ракет и радарные системы вероятного противника (СССР), а также горячие точки на планете.

По свидетельству специалистов, фотокамера созданная для спутника KH-7 в начале 1960-х годов, давала снимки, превосходящие по разрешению и качеству даже самые лучшие из тех фотографий, что делают сегодня современные спутники коммерческой фотосъемки. На этом, заметим, демонстративная акция «по раскрытию секретов» далеко не закончилась.

12 сентября 2002 года президент США Джордж Буш в своем обращении к Генеральной ассамблее ООН призывает мировое сообщество либо противостоять «серьезной и нарастающей» опасности со стороны Ирака, либо отойти в сторону и предоставить возможность действовать США в союзе со странами, придерживающимися аналогичной точки зрения.

А несколькими днями позже, 16 сентября информированный американский журнал Aviation Week & Space Technology публикует специальный репортаж из космического центра на мысе Канаверал — о том, насколько пристально следит сейчас американское NRO, сверхсекретное управление спутниковой разведки (National Reconnaissance Office), за происходящим в Ираке.

Разведслужба NRO была создана в сентябре 1961 года, однако свыше 30 лет американские власти отказывались признать сам факт ее существования, в сверхсекретности видя залог успешной работы спутников-шпионов (внутри разведсообщества аббревиатуру NRO полушутя расшифровывали как Not Referred to Openly, т.е. «открыто не ссылаться»).

Лишь в конце 1992 года президент Джордж Буш-папа счел политически целесообразным впервые официально признать наличие у США самостоятельного управления космической разведки.

Численность NRO составляет около 3000 человек, штаб-квартира находится в Шантилли (Chantilly), штат Вирджиния, а ежегодный бюджет хотя и засекречен, по оценкам экспертов составляет около 6 миллиардов долларов и значительно превышает бюджеты любой другой разведывательной организации США. Всего же за сорок лет своего существования NRO затратило порядка 200 миллиардов долларов на разработку, строительство, запуск и эксплуатацию своего собственного суперсекретного космофлота.

И вот теперь из статьи в Aviation Week & Space Technology читатели получили возможность узнать, что целых шесть огромных (размером со школьный автобус и весом по 15 тонн) спутников стоимостью в 1 миллиард долларов каждый обеспечивают почти ежечасный присмотр за специфическими объектами на территории Ирака.

Эту работу выполняют три спутника Advanced KH-11 с оптическими и инфракрасными приборами наблюдения высокого разрешения, плюс три орбитальных космических аппарата Lacrosse с возможностями ночной/всепогодной радарной съемки (радиолокационные станции с формированием изображения) для выявления свидетельств разработки ядерного, химического и биологического оружия, а также признаков производства баллистических ракет.

Lacrosse-Satellite

Проходящие над полярными областями Земли орбиты спутников (наклонение 98º) подобраны так, что каждые 1-2 часа над Ираком находится хотя бы один из разведывательных аппаратов, способный делать цифровые снимки территории 100 миль в поперечнике, с разрешением 10-15 см. днем и 60-90 см ночью (с помощью инфракрасных и радарных сенсоров).

Работа каждого из шести этих космических аппаратов рассчитана для съемки объектов под наилучшим углом обзора и строго согласована для совместных действий с остальными пятью спутниками. Все эти корабли были запущены на орбиту с космодрома Ванденберг в период с марта 1991 по октябрь 2001 года.

А 8 октября 2002 года произошло одно из наиболее интересных в контексте данного обзора событий. В этот день Пентагоном была устроена специальная презентация для прессы, полностью посвященная  методам «отрицания и обмана», практикуемым Ираком для сокрытия своего оружия массового уничтожения и баллистических ракет, как средств его доставки.

Доклад-перезентацию провел один из ответственных чинов РУМО, разведывательного управления  министерстве обороны США (DIA), доктор Джон Юречко (John Yurechko). Личность докладчика здесь весьма показательна, поскольку  Джон Юречко не является специалистом ни по баллистическим ракетам, ни по оружию массового уничтожения. Этот представитель разведслужбы, уже не в первый раз выступающий перед журналистами, является экспертом по методам ведения информационной войны или, говоря попросту, специалистом по дезинформации.

Имеет смысл пояснить, что конкретно принято понимать под «ОиО», т.е «отрицанием и обманом» (по-английски «D&D», или «deception and denial»). В сущности, ничего особого хитрого за этими терминами не скрывается и, как заметил тот же Юречко, эти методы так же стары как и вся зафиксированная история человечества.

Вкратце, под «отрицанием» понимаются такие методы, которые используются страной для утаивания своих государственных и военных секретов, в частности, от устремлений зарубежных разведок. «Обман», в свою очередь, это манипуляция информацией и восприятием для того, чтобы вынудить обманываемые государства к определенным действиям или наоборот к бездействию, в зависимости от намерений манипулятора.

Понятно, что обман и отрицание взаимосвязаны. Отрицание — это базис для успешных операций по обману. Невозможно манипулировать истиной и ложью до тех пор, пока истина предварительно как следует не замаскирована.

Понятно и то, что спецслужбы США являются чрезвычайно искушенными в «ОиО», умудряясь в течение многих лет весьма успешно скрывать многомиллиардные разработки нового оружия или масштабные тайные операции в разных регионах планеты.

Но доклад Джона Юречко, ясное дело, был посвящен не этой стороне его работы, а методам «ОиО», успешно применяемым Ираком для обмана зарубежных разведслужб и инспекторов ООН.

Хотя, по оценкам этого искушенного эксперта, действия Ирака в области «ОиО» зачастую выглядят довольно топорно, тем не менее Юречко был вынужден признать, что они успешно помешали как инспекторам UNSCOM, так и западной разведке представить хоть сколько-нибудь серьезные свидетельства  или фотографии, способные убедить скептиков в нарушении Саддамом Хуссейном резолюций ООН и в продолжении им запрещенных программ по созданию оружия массового поражения.

По сути дела, с тех пор как предыдущая смена инспекторов ООН покинула Ирак в 1998 году, в этой стране так и не удалось выявить ничего по-настоящему компрометирующего. Тем не менее, специальный отчет ЦРУ, представленный политическому руководству США непосредственно накануне презентации Юречко, утверждает, что Багдад по-прежнему утаивает крупные программы по созданию оружия массового поражения.

В докладе Юречко эти выводы разведки обосновываются весьма специфическим образом — длинным перечислением прошлых грехов режима Саддама Хуссейна, которых действительно было в достатке. После чего делается элегантный переход к нынешним, как предполагается, методам обмана, процитируем дословно:

«Вот один из типичных и относительно нехитрых методов “ОиО”, а именно маскировка. На этом слайде — пример предполагаемого иракского объекта, где создается биологическое оружие. Посмотрите внимательно на это фото. Одна из интересных особенностей объекта — его местоположение. Он замаскирован посреди жилого района. Здания ничем не выдают себя по внешнему виду. В объекте вообще нет ничего примечательного…»

Здесь, казалось бы, Юречко расскажет о том, как доблестная разведка все же сумела выявить опаснейшую фабрику смертоносных вирусов в жилом квартале ни о чем не подозревающих людей.

Но вместо этого лектор многозначительно процитировал  знаменитый афоризм покойного Амерона Кэппса (Ameron Capps), эксперта по контролю за вооружениями, который однажды изрек: «Мы никогда не находили ничего из того, что наши противники успешно скрывали».

Из чего легко сделать вывод, что никакого биологического оружия разведка в действительности не выявила. Сам Юречко, правда, в открытую этого не признал, зато привел другую цитату, на этот раз из Тима Тревэна (Tim Trevan), бывшего инспектора ООН, который как-то изрек, что если в стране существуют недекларированные и невыявленные объекты оружия массового уничтожения, то их по определению невозможно инспектировать или отслеживать.

А значит, делает вывод докладчик, практика инспекций не может дать никаких гарантий того, что страна не занимается запрещенной деятельностью…

Но попутно приходится заметить, что и спутниковая разведка США никаких компрометирующих материалов на Ирак представить не может. Столь умелые действия иракцев в маскировке своих козней Юречко объясняет специфическими историческими причинами, а именно помощью советских военных специалистов в прошлые годы (в СССР действительно когда-то рассматривали Ирак, правящую там Партию арабского социалистического возрождения и лично ее генерального секретаря товарища Саддама Хуссейна в качестве надежного оплота на пути вражеских устремлений американского империализма в ближневосточном регионе).

Однако эксперт РУМО в своих предположениях, мягко говоря, не слишком искренен. Еще в феврале 1991 года, в разгар войны в Персидском заливе журналисты американской газеты Philadelphia Inquirer раскопали информацию о том, почему Ираку удается весьма успешно обманывать видовую разведку США и ее «всевидящие» спутники.

Как выяснилось из доверительных бесед в кулуарах, сотрудники американской разведки сами обучали этому Ирак в ходе восьмилетней ирано-иракской войны в 1980-е годы. В тот период разведслужбы США помогали Саддаму Хуссейну, поскольку более опасным для своих интересов в регионе считали режим иранских фундаменталистов (одновременно, правда, это ничуть не мешало американской разведке втайне продавать Ирану оружие ради нелегального финансирования своих операций в других горячих точках планеты, в частности в Никарагуа).

По свидетельству Грэма Фуллера (Graham Fuller), в то время курировавшего в ЦРУ национальные разведоперации на Ближнем Востоке, секретные «особые отношения» администрации Рейгана с Саддамом Хуссейном начались в 1983 году, примерно в то же время, когда Белый дом велел Госдепартаменту удалить Ирак из списка государств, поддерживающих терроризм.

Когда американцы делились с Ираком своими разведывательными данными, полученными из анализа снимков спутников-шпионов, попутно иракские спецслужбы получили возможность узнать, как формируются разведсводки, т.е. каким именно образом эксперты-аналитики распознают, что происходит на местности. Одновременно они узнали и о том, как эффективно маскировать собственные военные или транспортные операции.

Поскольку ранее тому же самому Ирак обучали военспецы из СССР, получилось, что многие годы у Саддама Хуссейна не было недостатка в лучших экспертах по видовой разведке. И когда в 1990-м году Хуссейн решил аннексировать Кувейт, после чего разразилась большая война в Персидском заливе, иракцы продемонстрировали Америке, что оказались очень толковыми учениками.

Генерал Колин Пауэлл, в тот период глава объединенного комитета начальников штабов американских вооруженных сил, а ныне госсекретарь США, признавал, что в ходе операции «Буря в пустыне» Ирак очень грамотно использовал разнообразные способы обмана оптической и инфракрасной аппаратуры спутников видовой разведки — от применения муляжей различных систем вооружений до раскрашивания взлетно-посадочных полос, якобы разрушенных бомбежками.

Если же говорить о космической разведке в целом, то на сегодняшний день уже бесспорным фактом становится слом монополии супердержав на информацию подобного рода. В отличие от всех войн предшествовавшего периода — даже относительно недавней войны в Косово — роль Пентагона в качестве высшего арбитра, решающего, что именно должны знать средства массовой информации, явно подходит к концу.

Теперь даже если американским военным удастся заблокировать компании в США, занимающиеся спутниковой съемкой, уже существует множество аналогичных коммерческих альтернатив в России, Франции, Китае, Индии, Японии и ряде других стран. В аналитическом исследовании корпорации Rand еще в конце 1990-х годов было сделано предсказание, что распространение спутников коммерческой фотосъемки неминуемо приведет к «эре глобальной прозрачности».

Очевидно, что ныне это предсказание сбывается. Сейчас компаниям новостей требуются лишь сутки-двое на получение спутниковых снимков высокого разрешения для региона, в котором происходят боевые действия или другие важные события. Основные новостные сети и крупнейшие газеты заранее забивают места в очереди на заказ фотоснимков в потенциально горячих точках планеты и на анализ полученных фотографий специалистами видовой разведки.

Естественно, для Пентагона это создает дополнительные проблемы. Но с 1994 года решением клинтоновской администрации в США официально отменена в стране государственная монополия на спутниковую фотосъемку, результатом чего стал взрывной рост количества независимых провайдеров и новых коммерческих спутников видовой разведки.

Правда, в формулировках директивы 1994 года правительство предусмотрительно зарезервировало за собой право на контроль за снимками коммерческих спутниковых компаний. Тем не менее, в ходе последних военных операций в Косово и Афганистане Пентагон предпочел действовать не жесткими запретительными методами, а «мягкими экономическими».

Иными словами, военные на корню скупили все время работы коммерческих спутников в те периоды, когда аппараты находились над зоной боевых действий. Поскольку новый бизнес — дело весьма дорогостоящее, а компании сильно нуждаются в масштабных заказах и наличных деньгах, подобный подход властей пришелся им очень даже по вкусу, получив название «элегантное решение проблемы».

Ну, а американским налогоплательщикам правительственная скупка времени работы коммерческих спутников за 6 месяцев афганской кампании обошлась в дополнительные 1,9 миллиарда долларов.

Если же говорить о накаляющейся обстановке в Персидском заливе, то спутниковые фотоснимки региона уже предоставляют весьма богатую пищу для размышлений политологам и аналитикам новостных служб.

Ярчайший тому пример — фотографии, сделанные в январе 2002 года коммерческим провайдером Space Imaging и предоставившие убедительные свидетельства военных приготовлений США в Персидском заливе задолго до того, как американская госадминистрация официально это признала.

На одной из фотографий территории Катара была обнаружена, в частности, совершенно новая, неизвестная прежде авиабаза ВВС США в Аль-Удейд (Al Udeid). Надо ли говорить, что более убедительного подтверждения приготовлениям страны к войне в регионе и придумать сложно.

Одним из самых важных следствий этой и подобных ей историй становится то, что столь любимую военными и политиками тактику под названием «ОиО» в новых условиях будет воплощать несравненно труднее.

Сравнительно недавно, во время войны в Персидском заливе начала 1990-х методы «ОиО» применялись Пентагоном чрезвычайно активно, теперь же, когда из космоса за событиями в регионе будет наблюдать множество независимых от США объективов, скрывать правду о происходящем станет крайне сложно.

Lacrosse4_patch