Вопрос баланса

(Июнь 2000)

Фрагмент большой подборки материалов на тему «Геополитика и инфотехнологии».

QoB-eagle

Сегодня уже практически для всякого политика очевидны преимущества информационных технологий, предоставляющих возможности не только эффективно отыскивать нужные данные, но и манипулировать ими для достижения собственных выгод.

И вряд ли кого удивляет, что государственные спецслужбы, как наиболее очевидное орудие при реализации геополитической стратегии, нередко являются наиболее активной силой, использующей обширный инструментарий ИТ для проведения операций в интересах своей державы.

Но, как при освоении любой новой области, здесь неизбежны перекосы, особенно на начальных этапах развития. С помощью конкретных примеров из новейшей истории деятельности американских разведслужб вполне наглядно можно продемонстрировать не только то, насколько интенсивно ИТ, и в частности Интернет, используются в работе разведки, но и то, как своеобразная «обратная связь» от сферы ИТ постепенно приводит к более сбалансированным действиям политического руководства.

От макроэкономического анализа к перехвату контрактов

Для разведывательного сообщества США многие аспекты экономики всегда находятся в центре повышенного интереса. Один из бывших директоров ЦРУ Джеймс Вулси (James Woolsey) свидетельствует:

«Занимаясь экономической разведкой, мы отслеживаем такие вещи, как запасы зерна, топливные резервы государств и переток валюты, т.е. данные, необходимые для макроэкономических решений правительства США. Мы отслеживаем развитие технологий в мире, особенно тех, которые называют технологиями двойного назначения и которые можно использовать в военных целях»…

Это было всегда, этим занимаются разведки всех стран, но ныне, то ли из-за необходимости оправдывать свой немалый бюджет, то ли вследствие возрастания приоритетов экономических разведданных, этой области уделяется явно повышенное внимание.

Фактически, экономическая разведка является сегодня одной из немногих сфер деятельности ЦРУ, где отмечается явный рост. С окончанием холодной войны огромная инфраструктура разведывательного сообщества, состоящая из спутников-шпионов, станций радиоперехвата и армии людей-агентов, в значительной степени переориентирована на сбор экономической информации.

Все это, конечно, ни для кого не секрет, но вот в феврале нынешнего (2000) года специальной комиссией Европарламента был подготовлен доклад о деятельности глобальной системы электронного радиоперехвата «Эшелон», развернутой содружеством разведслужб англоязычных стран: США, Великобритании, Австралии, Канады и Новой Зеландии.

Доклад всколыхнул правительства и парламенты многих стран Европы, поскольку в нем на конкретных примерах показано, что «Эшелон» не только нарушает право миллионов европейских граждан на приватность, но и, судя по всему, используется для промышленного шпионажа в пользу американских корпораций.

Волны от этого доклада пошли настолько сильные, что вопрос о масштабах промышленного шпионажа американских разведывательных служб особо обсуждался в американском конгрессе.

Но и директор ЦРУ Джордж Тенет (George Tenet), и директор АНБ генерал-лейтенант Майкл Хейден (Michael Hayden) в своих выступлениях в апреле этого года перед членами подкомитета конгресса по разведке в очередной раз заверили, что не занимаются подобными вещами, а вся их «дополнительная» разведдеятельность, помимо основной задачи по военно-политической разведке, направлена против террористов, наркоторговцев и незаконных каналов отмывания денег.

Как выразился Тенет,

«что касается обвинений в промышленном шпионаже, то просто неверна сама идея, будто мы занимаемся сбором разведывательной информации для продвижения американского бизнеса. Мы не нацеливаемся на иностранные компании, чтобы обеспечивать интересы американского бизнеса».

Однако, хотя Тенет и отрицал, что иностранные компании могут быть непосредственными целями ЦРУ, он все же признал, что в случаях, когда разведка США обнаруживает иностранные державы, пытающиеся «помешать американскому бизнесу играть честно», то эта информация передается в другие правительственные ведомства, отвечающие за соблюдение американских законов.

При этом Тенет предпочел не вдаваться в подробности о том, что же делают эти «другие правительственные ведомства» с полученной информацией и какие выгоды в конечном счете получают от этого американские компании.

Тенет и Хейден, что называется, по долгу службы обязаны помалкивать о нюансах своей разведывательной работы, однако многие бывшие чиновники госаппарата США оказываются более разговорчивыми, и они значительно понятнее объясняют, что же скрывается за столь обтекаемыми и туманными формулировками главных шпионов страны.

Так, на сегодняшний день вполне официально подтверждено, что, среди прочих дел, за годы администрации президента Клинтона американская разведка помогла «Боингу» обойти консорциум «Аэробус» и продать партию авиалайнеров 747 Саудовской Аравии; компании Raytheon – обойти французскую CSF-Thomson и продать Бразилии дорогую и сложную систему наблюдения, а компании Hughes Network Systems – продать Индонезии систему связи. Но начинались такого рода операции еще при предыдущей госадминистрации.

Рэндолл Форт (Randall Fort), один из бывших членов руководства Бюро госдепартамента по разведке и исследованиям, в своих статьях и интервью рассказывает, что задачи экономического характера стали ставиться перед разведывательным сообществом США в период администрации Джорджа Буша (старшего).

По свидетельству Форта, первый такой случай (явно продемонстрировавший Белому дому, насколько ценна подобная информация) произошел при обстоятельствах, когда США, «используя обычные методы разведки в системах связи», обнаружили, что «японцы занимаются подкупом в Сирии», пытаясь продать там свои электростанции.

На данный случай обратили внимание, поскольку этот же контракт стоимостью около полумиллиарда долларов пыталась выиграть и американская компания. В результате «был предпринят тихий подход к сирийскому правительству» и сообщено, что если Сирия заинтересована в улучшении отношений с США, то ей не по пути со взяточничеством. В итоге контракт выиграла американская компания.

В документах, сопровождавших передачу власти, администрация Буша советовала команде Клинтона уделить этому направлению повышенное внимание, и благодаря усилиям новой администрации здесь продвинулись значительно дальше. Сбор экономических разведданных стал политикой.

В ЦРУ стали издавать новый ежедневный разведывательный сборник под названием «Daily Economic Intelligence Briefing». Получивший высший уровень секретности, он печатается всего в 100 экземплярах и рассылается высшему руководству в Белом доме и руководителям департаментов в правительстве. Из четырех ежедневных сборников, готовящихся в ЦРУ, более ограниченный круг допущенных лиц имеет лишь брошюра «President’s Daily Briefing» с тиражом в 32 экземпляра. В «Экономическом разведывательном ежедневнике» на регулярной основе появляется информация об иностранном взяточничестве.

А в министерстве торговли эти разведанные объединяются вместе с другими торговыми данными в специальном отделе под названием «Центр защиты», учрежденном в свое время министром Рональдом Брауном (Ronald Brown). Позаимствовав терминологию у ЦРУ, Браун говорил, что этот Центр «выравнивает игровое поле и содействует открытому соревнованию на международной арене торгов».

ВРЕЗКА: Информация для решений и действий

В разведку попадает масса всякого рода «побочной информации» в ходе глобального слежения за каналами связи. Для радиоперехвата используются разведывательные спутники, отводы от телефонных магистралей, множество секретных баз по всей планете, берущих
информацию от спутников связи, и прочие подобные средства, чтобы в автоматическом режиме накапливать и обрабатывать телефонные переговоры, факсимильные сообщения, электронную почту и другие всевозможные виды телекоммуникаций.

Фактически, из этого источника добываются около 85 процентов всех разведданных США. Но после истории с Сирией, если в потоке разведывательной информации обнаруживалось нечто в том же духе, то в разведке «стали предпринимать упреждающие меры», собирая по этой теме уже все, что можно собрать. На базе накопленных данных стали предпринимать и соответствующие политические шаги.

Представитель США отправлялся к «номинально чистому» человеку в иностранном правительстве и говорил тому, что «кое-кого схватили за руку непосредственно в банке с вареньем, поэтому не мешало бы обратить внимание и на компанию из США, участвующую в конкурсе». В некоторых случаях это приводило к передаче части контракта американской компании, в других – американцам советовали бороться с собственными взяточниками. Но иногда компании из США доставался и весь контракт целиком.

Как свидетельствует инсайдер, «Уровень успеха тут зависит от взаимоотношений США и данной конкретной страны… Это скорее часть общей политической динамики, нежели нечто такое, что ею управляет».

КОНЕЦ ВРЕЗКИ

Ни у кого, пожалуй, данное направление работы не вызывало столь бурного энтузиазма, как у директора ЦРУ Джеймса Вулси, который следующим образом описывал работу разведки в своей речи в Центре стратегических и международных исследований в июле 1994 года:

«То, что мы делаем в коммерческой области, – это очень специфическая вещь. Американские корпорации обязаны действовать в соответствии с законом, именуемым Foreign Corrupt Practices Act (запрещающим всем гражданам, компаниям и представительствам США предлагать взятки любым государственным чиновникам иностранных государств). Это очень жесткий закон. Он заставляет американские корпорации играть честно в 99 процентах всех состязаний за получение зарубежных контрактов.

Мы – единственная страна, где есть закон, хотя бы отдаленно напоминающий Foreign Corrupt Practices Act. Множество государств в других частях света, включая и некоторых из наших лучших друзей, очень глубоко вовлечены во взяточничество для получения тех контрактов, которые им не удалось бы выиграть обычным путем».

Далее Вулси примерно в тех же деталях описал уже известную схему с подходом американского посла, снабженного разведданными, к главе иностранного государства и то, что за этим обычно следует…

«Так что довольно часто – не всегда – контракт пересматривается, и американская компания получает или весь контракт, или его часть. Мы подсчитали, причем очень консервативно, что сбором соответствующей разведывательной информации мы приносим на этих контрактах американскому бизнесу по несколько миллиардов долларов в год.

И мы намерены продолжать этим заниматься. Это относительно новая вещь. Но нам это, честно говоря, очень, очень хорошо удается. И мы оказываем весьма позитивное воздействие на контракты для американского бизнеса.

Порой я улыбаюсь, читая в газете, что какая-нибудь из этих корпораций, которым мы устроили очень, очень крупные контракты действиями подобного рода, выводит на публику одного из своих директоров и тот говорит «нам не требуется никакой помощи от американского разведывательного сообщества». Что ж, чудесно, это именно то, как работает разведка»…

Но, естественно, далеко не все согласны с позицией скромного бойца невидимого фронта Джеймса Вулси. Вот как говорит об обнародованных ныне данных британский журналист Данкэн Кэмпбелл (Duncan Campbell), автор упоминавшегося доклада об «Эшелоне» для комиссии Европарламента:

«Эта информация взъярит пол-Европы. Данные, что компании США получили заказов на миллиарды долларов, просто поразительны и многих приведут в бешенство, но не потому, что кто-то из европейских политиков станет отрицать, будто некоторые из компаний не переступают черту, а по той причине, что у США нет никакого права быть здесь одновременно и судьей, и судом присяжных, и исполнителем приговора».

Вся эта история, как известно, сейчас в самом разгаре. Европарламент и парламенты ряда европейских стран заняты поиском возможных путей воздействия на своего могущественного союзника, а некоторыми из наблюдателей даже строятся гипотезы о возможностях развязывания «разведывательной войны» между дружественными державами. Такая война могла бы серьезно подорвать сотрудничество разведок в более важных областях, обеспечивающих международную стабильность…

Но как бы там ни было, известно, что на сегодняшний день в ЦРУ и других подразделениях разведывательного сообщества США пока что продолжают с энтузиазмом относиться к своей программе «выравнивания игрового поля», поскольку в любом случае это оправдывает крупные бюджетные расходы на разведку.

Кроме того, перехват документальной электронной переписки иностранных корпораций и правительств дает разведывательные данные самой высокой надежности, как правило, превосходящие по уровню достоверности информацию от внедренных агентов. По свидетельству экспертов разведки, при давлении на зарубежных политиков и глав государств материалы перехвата ценятся больше всего.

Поэтому вряд ли кого-то может удивлять и тот факт, что Агентство национальной безопасности и прочие разведслужбы США постоянно уделяют повышенное внимание Интернету, как одной из наиболее информативных и многообещающих телекоммуникационных сред.

# # #

(Продолжение следует)