Просто праздник какой-то

(Впервые опубликовано – декабрь 2004)

Источники, заслуживающие доверия, сообщают, что в институте психиатрии им. Сербского начата регистрация участников Конгресса дешифровщиков забытых письменностей. Прибывшим предоставляются медицинские услуги по выявлению первых признаков лунатизма, проводятся реабилитационные мероприятия, связанные с синдромом терроризма, предоставляется бесплатное питание и спецпомещения для подготовки выступлений на Конгрессе. Уже прибыли: 3 Эванса, 4 Вентриса, 5 Роулинсонов, 4 Шампольона и ряд других не менее известных специалистов-дешифровщиков. (Сетевой фольклор)

FESTIVUS [лат.] —праздничный, веселый

PhaistosDisk

Знаменитый Фестский диск с острова Крит вполне заслуженно и по праву может называться праздником для всех дешифровщиков забытых письменностей. Потому что шансы на тотальный успех здесь есть буквально у каждого.

Существенная разница лишь в том, кто и как этот тотальный успех понимает.

Специалисты-ученые, скажем, обычно знают, что из элементарных законов комбинаторики и математической лингвистики неизбежно следует вывод о невозможности однозначной корректной дешифровки коротких одиночных надписей, выполненных слоговым письмом. А потому профессиональные историки и лингвисты в первую очередь стараются отыскать максимально достоверные косвенные свидетельства в поддержку своего варианта расшифровки. Но пока, увы, подобных свидетельств, убедительных для всех или хотя бы для весомого научного большинства, найти так и не удалось.

Что же касается настырных любителей-дилетантов, то они, может, и слышали, что короткие надписи вроде Фестского диска допускают любую дешифровку на практически любом наперед заданном языке, но — как бы не верят. Иными словами, любители древних тайн относятся к своему хобби столь страстно, а найденный вариант прочтения лично им кажется столь убедительным, что никакие увещевания и доводы науки тут не срабатывают.

Поэтому одних только книг с абсолютно разными, никак не стыкующимися вариантами расшифровки надписей на диске изданы многие десятки. А уж веб-сайтов, посвященных новому и окончательному раскрытию этой загадки, в Сети можно найти если не тысячи, то сотни наверняка.

Наконец, для многих ученых и просто исследователей-энтузиастов Фестский диск стал своего рода интеллектуальной забавой. Суть развлечения сводится к тому, что спиральные цепочки пиктограмм на поверхности древней реликвии переводят — грамматически вполне корректно — на самые невообразимые языки: от современного русского или китайского до эсперанто. При желании там можно найти базовые теоремы евклидовой геометрии или древний астрономический календарь. А можно и небольшую программку для компьютера — если очень захотеть.

Но имеются, конечно, и абсолютно серьезные попытки дешифровки, обоснованные вполне достоверными фактами из древней истории средиземноморского региона. Чтобы суть этих результатов внятно здесь представить, необходимо хотя бы вкратце описать, что представляет собой Фестский диск.

Внешне это относительно небольшая по размеру лепешка из обожженной глины диаметром около 16 см и толщиной 2 см. Нашли диск летом 1908 г. при раскопках руин древнего дворца в городе Фест на южном побережье острова Крит. По найденным рядом артефактам ранней минойской цивилизации диск датировали примерно 1700 годом до нашей эры. Что-либо похожее на Фестский диск и его надписи за прошедшее время археологам на Крите отыскать не удалось, поэтому датировка диска считается достаточно условной, а происхождение его, скорее всего, нездешнее.

Место, откуда могли привезти диск на Крит (а значит, и вероятный язык надписи), ученые пытаются определить по деталям знаков-пиктограмм. Например, один из знаков трактуется как шлем с гребнем, а похожего типа снаряжение отмечено позднее у филистимлян. Другой знак изображает строение, похожее на саркофаги, какими их строили ликийцы (хетто-лувийский народ) в Малой Азии. Но «наводки» эти весьма условны и сколь-нибудь достоверный ключ к расшифровке дать не могут.

Загадочных, спирально нанесенных надписей на диске две — по одной на каждой стороне, общей длиной 241 символ (122 на стороне A, поделенных чертой раздела на 31 группу, и 119 на стороне B, разделенных на 30 групп). Разных по виду знаков 45, и поскольку в начертании одних и тех же (зачастую довольно замысловатых) символов практически нет никаких различий, считается, что нанесены они не рукой, а выдавлены на глине специальными штампами. Таким образом, Фестский диск представляет собой не только образец древнейшей письменности, но и может рассматриваться как наиболее ранний из печатных текстов.

Символы надписи представляют собой различные изображения человеческих фигур, оружия, рыб, зверей, птиц, насекомых, растений. Количество разных символов дает веские основания полагать, что это силлабическое (слоговое) письмо, в котором каждому знаку соответствует определенная последовательность согласных и гласных (обычно слог).

Чтобы делать предположения о возможном звучании символов, надо знать язык надписи. Однако в спорах о Фестском диске исследователи не могут придти не то что к единому мнению о языке, но даже о том, в каком направлении надписи следует читать — от края к центру или наоборот, из центра спирали наружу.

Одна из наиболее свежих и интересных версий расшифровки принадлежит американским братьям-близнецам Кевину и Киту Мэсси (Kevin, Keith Massey), с детства «заболевшим» историей древних культур и общающимся между собой больше чем на десятке мертвых и живых иностранных языков. По мнению братьев Мэсси, ключ к разгадке Фестского диска дает другая древняя система письменности, применявшаяся в Библе (или на греческий манер Библосе), древнем городе Финикии (ныне это Джубейль, часть территории современного Ливана).

Культура Библоса как оживленного торгового центра Средиземноморья была достаточно развитой для своего времени и процветала на протяжении многих веков. У археологов имеется немало свидетельств того, что в древние времена Крит и Библос контактировали друг с другом. В начале 2-го тысячелетия до н.э. (примерное время происхождения Фестского диска) уже существовала так называемая протобиблосская письменность на основе семитского языка.

Знаки этого линейного слогового письма, описанного и каталогизированного в 40-е годы XX века, имеют заметное сходство с символами Фестского диска. Примерно в тот же период Эдуардом Дормом (Eduard Dhorme), одним из участников успешного дешифрования мертвого хеттского языка, была предложена наиболее вероятная огласовка консонант (согласных) в кратких протобиблосских письменах.

Когда полвека спустя, в 1990-е годы братья Мэсси стали пытаться подставлять эти огласовки в надписи Фестсткого диска, то нашли на удивление много примечательных соответствий. Самое, пожалуй, интересное, что при подстановке звуков семитской письменности в критскую глиняную табличку с нее «зазвучала» эллинская речь. Это было бы похоже на фокус, если не знать историю образования древнегреческой письменности. Как известно, в основе ее лежит алфавитное письмо финикийских купцов-мореплавателей, а форма начертания и названия букв — «альфа», «бета», «гамма» и т. д. — произошли от alpu (бык), bayt (дом) и других слов семитского языка финикийцев.

Не менее примечательно, что такой подход сам собой разрешил загадку «вирамов» или «слэшей» при некоторых знаках Фестского диска. Вирамом в индийской системе письма деванагари называют специальный служебный значок — косой штрих — для указания на то, что помеченный слог следует читать не по общему, а по особому правилу (заканчивать не гласным, а согласным звуком).

Из 241 символа Фестского диска 16 значков имеют такого рода «слэш-вирам». Братья Мэсси показали (или считают, что показали), как огласовка всех слов с вирамом всякий раз дает по-древнегречески числительное. И вообще, по их мнению, судя по тем словам, значения которых можно считать установленными, надпись на диске больше всего  напоминает скрупулезную опись какого-то (возможно, храмового) имущества — аналогично тому, как оказались хозяйственными списками большинство из текстов дешифрованного Майклом Вентрисом «линейного письма B», критской письменности более позднего периода.

В доводах и выкладках братьев Мэсси, бесспорно, имеются вполне ясная логика и основательный фундамент из фактов, однако интерпретация фактов — всегда дело весьма субъективное. И в науке известно сколько угодно случаев, когда на основе одних и тех же фактов выстраиваются в корне противоречащие друг другу гипотезы.

Поэтому вариант расшифровки братьев Мэсси может стать «наиболее вероятным» прочтением лишь в том случае, если его поддержат другие, желательно авторитетные ученые. А те, как правило, имеют в загашнике собственные идеи или предпочтения относительно вариантов прочтения. И поскольку других надписей, похожих на Фестский диск, на горизонте так и не видно, то совершенно непонятно, с какой стати большим и важным ученым отказываться от собственных версий в пользу чьей-то еще, пусть и достаточно красивой альтернативы.

Было бы замечательно, если б к тому же примерно результату, что и у братьев Мэсси, дешифровщикам удалось подойти совершенно с другого конца. Вот, например, московский историк Аркадий Анатольевич Молчанов в свое время чрезвычайно достоверно, на основе анализа древних печатей, «вычислил» в надписях Фестского диска названия древних городов Крита: Кносс, Фест, Аптара, Кидония и другие. Впоследствии все эти названия были подтверждены, а значит можно полагать, что Молчанову удалось дать огласовку более 90% знаков диска.

Далее, правда, при расшифровке им были сделаны ошибочные допущения (это ныне считается доказанным), но на факт правильной огласовки это ведь никак не влияет. Однако важной работой Молчанова «Загадочные письмена первых европейцев» ныне мало кто из дешифровщиков интересуется. Да и вообще, по крохам собирать в единую картину наиболее достоверные факты разных исследователей — это как-то сейчас не модно. Куда эффектнее и почетней прочитать все в одиночку и разом.

Ярчайший пример подобного подхода к дешифрованию памятников древней письменности демонстрирует другой наш соотечественник-самородок, когда-то геолог, а ныне старший научный сотрудник «Отдела всемирной истории Русского Физического Общества» Геннадий Станиславович Гриневич. Этим воистину уникальным человеком выпущено уже три (по меньшей мере) тома с изложением революционных результатов дешифрования праславянской письменности. Если характеризовать эти труды совсем кратко, то главное их содержание можно передать девизом «Гей, славяне, это мы идем по свету!»

Читатели книг Гриневича узнают, что славянской письменностью, оказывается, выполнены чуть ли не все древнейшие надписи на этой планете — так называемые Тэртерийские надписи (V тысячелетие до н. э.), надписи протоиндийских культур (XXVIII — XXV вв. до н. э.); все критские надписи (XX-XIII вв. до н. э.), включая «линейное письмо А», «линейное письмо B» и Фестский диск;  надписи этрусков (VIII-II вв. до н. э.), средневековые рунические письмена Западной и Северной Европы, ну и так далее. Все это «наше», короче говоря. А Геннадий Станиславович, соответственно, все это дело без проблем дешифрует и читает.

Что касается конкретно Фестского диска, то дословно — по Гриневичу — там записано следующее:

» ХОТЯ ГОРЕСТИ ЧЬИ БЫВШИЕ ЖЕ В ПРОШЛОМ НЕ СОЧТЕШЬ В МИРЕ БОЖЬЕМ, ОДНАКО ГОРЕСТИ НЫНЕШНИЕ СВЕРХ(ГОРЕСТЕЙ) ЧЬИХ В МИРЕ БОЖЬЕМ. В МЕСТЕ НОВОМ ЕЩЕ ВЫ (ИХ) ОЩУТИТЕ В МИРЕ БОЖЬЕМ. ВМЕСТЕ, В МИРЕ БОЖЬЕМ. ЧТО ВАМ ПОСЛАЛ ЕЩЕ ГОСПОДЬ? МЕСТО В МИРЕ БОЖЬЕМ. СПОРЫ БЫВШИЕ В ПРОШЛОМ ЖЕ НЕ СЧИТАЙТЕ В МИРЕ БОЖЬЕМ. МЕСТО В МИРЕ БОЖЬЕМ, ЧТО ВАМ ПОСЛАЛ ГОСПОДЬ, ОБСТУПИТЕ ЦЕПЬЮ В МИРЕ БОЖЬЕМ. БУДЕТЕ ЕГО ЗАЩИЩАТЬ ДНЕМ И НОЧЬЮ В МИРЕ БОЖЬЕМ. НИ МЕСТО — (ВОЛЮ) В МИРЕ БОЖЬЕМ. ЗА МОЩЬ В БУДУЩЕМ РАДЕТЬ В МИРЕ БОЖЬЕМ. ЖИВУТ, ЕСТЬ ЧАДА ЕЕ, ВЕДАЯ ЧЬИ (ОНИ) В МИРЕ БОЖЬЕМ. »

Оставим без комментариев гипертрофированную набожность древних праславян со стороны А и дадим более содержательный текст стороны B (теперь уже в переводе Гриневича «на современный язык»): «Будем опять жить. Будет служение богу. Будет все в прошлом — забудем кто есть мы. Где вы пребудете, чада будут, нивы будут, прекрасная жизнь — забудем кто есть мы. Чада есть — узы есть — забудем кто есть. Что считать, господи! РЫСИЮНИЯ чарует очи. Никуда от нее не денешься, не излечишься. Ни единожды будет, услышим мы: вы чьи будете, рысичи, что для вас почести, в кудрях шлемы; разговоры о вас. Не есть еще, будем Ее мы, в этом мире божьем.»

Ученые-специалисты, конечно, как могли, пытались убедить самородка, что все его идеи про «рысичей из Рысиюнии», основавших цивилизацию Крита, — это, мягко, говоря чистые домыслы и фантазии. Что «в своих расшифровках Г. Гриневич допускает ошибки, обнаруживает неосведомленность в истории славян и сравнительно-исторической грамматике славянских языков» (цитата из заключения АН СССР).

Но Геннадий Станиславович абсолютно уверен в собственной правоте, а кроме того, идеи панславянского национального превосходства — это в определенных кругах сейчас очень модно. И вот уже специалисты Белградского университета (профессор Мароевич Р. Н.) и Института языковедения АН Украины (академик Русаковский В. М.) называют  результаты дешифровки праславянской письменности, полученные Гриневичем, не иначе как «открытие нашего века».

Раз лагери ученых поделились в оценках, то и труды Гриневича в комичные исторические казусы уже так легко не спишешь — ведь у самих авторов надписей не спросишь. Но тут, к счастью, помог случай.

В своем дешифровальном угаре Г.С.  стал читать «по-славянски» все, что попадалось на глаза. Однажды взгляд его упал на книгу «Руническая магия» с подобающей надписью рунами на красивой обложке. Наметанным уже за многие годы исследований глазом Гриневич тут же определил, что все знаки рунической надписи «в графическом отношении абсолютно идентичны знакам слоговой праславянской письменности».

А повествует же эта надпись, по мнению «эксперта», о некоем человеке, чья семенная жидкость является «предметом любовной страсти», а потомки которого «были в далеком прошлом белковым веществом»… Расшифровку эту сопроводил и поясняющий комментарий Гриневича: «Сегодня даже дети знают, что такое белок, давший начало жизни на Земле. Но эта истина открылась нам относительно недавно. Наши же предки знали об этом задолго до открытий новейшего времени. Вот это, поистине сокровенные знания, без всякой магии и колдовства»…

Тут уже не выдержал автор «Рунической магии», научный сотрудник МГУ Антон Платов, раздолбавший все эти дикие фантазии Гриневича в специально посвященной ему статье («Русская рунология в цветочек»). Платов сам придумывал вид обложки и рассказал, что в действительности означают помещенные там руны: шесть первых — старое название книги RUNICA, а все остальные знаки — «личное клеймо» автора, начертанное классическими Старшими Рунами древних скандинавов и означающее всего-навсего «Я, такой-то, [сие] начертал».

Эта поучительная история вполне наглядно демонстрирует, какова реальная ценность подавляющего большинства дилетантских расшифровок древних надписей. Что же касается собственно Фестского диска, то и цель его изготовления, и смысл надписи, и ее язык, и даже исходное географическое место происхождения артефакта продолжают оставаться, по большому счету,  для нас неизвестными. Благодаря чему диск и поныне приходится считать одной из самых знаменитых загадок археологии.