Человек «Ренессанса»

(Впервые опубликовано – февраль 2008)

История о большом ученом, ставшем миллиардером сугубо научными методами.

jimsimons1

Его зовут Джеймс Саймонс

Года полтора назад в некой большой обзорно-аналитической статье, посвященной программам-роботам или «автоброкерам», занятым торговлей на биржах вместо людей, промелькнул интересный факт.

По свидетельству одного из ведущих российских специалистов в области финансовых рынков, Василия Якимкина, нынешний спрос на таких роботов столь велик, что, к примеру, большинство аспирантов мехмата МГУ (специалистов по теории вероятностей) имеют контракты с американскими брокерскими домами на создание алгоритмов и программ автоброкеров.

Сам Якимкин, правда, и к этому ажиотажу, и к эффективности роботов-трейдеров вообще высказал весьма скептическое отношение, расценивая данную технологию как вспомогательную и применимую лишь для весьма ограниченного класса задач.

Материал, который будет изложен далее, вовсе не ставит перед собой цель «опровергать» точку зрения авторитетного эксперта.

Здесь просто будет рассказано о бесспорно выдающемся человеке по имени Джеймс Саймонс (James Harris Simons) и о его фирме Renaissance, которая торгует на фондовых, валютных и товарных биржах без опоры на трейдеров-людей – только на основе математических алгоритмов. Причем функционирует эта система исключительно успешно, принося ее создателям стабильный и весьма приличный доход на протяжении вот уже третьего десятилетия.

До недавнего времени о Саймонсе практически ничего не знали даже люди, профессионально занимающиеся финансами. Это, конечно, не случайность, ибо в бизнесе Саймонса секретность считается важнейшим ключом к успеху, а сам он всегда старается держаться в тени.

Впрочем, когда в 2005 году стало известно, что Саймонс затевает новый хеджевый фонд RIEF на 100 миллиардов долларов, его заметили даже люди, весьма далекие от финансовых рынков. (Хеджевые фонды – от hedge, «защита, ограда» – создаются для защиты активов от инфляции и прочих финансовых рисков. Обычно для скромной, но гарантированной прибыльности хеджевых фондов их не делают очень большими, а деньги вкладывают в стабильно растущие бумаги.)

Тогда-то и стало широко известно, что Джеймс Саймонс является бессменным руководителем и мозгом наиболее успешной в мире фирмы-менеджера хеджевых фондов, Renaissance Technologies Corporation. Которую он сам же и создал, в свое время оставив весьма успешную научную карьеру в области математики и заработав впечатляющее состояние, ныне измеряемое не одним и не двумя миллиардами долларов.

Еще одна, наиболее, пожалуй, привлекательная особенность этого человека заключается не в его гипер-успешном бизнесе и заработанных по научной системе миллиардах, а в том, что он с этими деньгами делает.

В отличие от множества других миллиардеров и мультимиллионеров, коллекционирующих произведения искусства, поместья и замки, самолеты и лимузины, Саймонс регулярно отдает кучу денег на фундаментальные и прикладные научные исследования в областях от физики до медицины. А также энергично участвует не только в финансовой, но и организационной поддержке инициатив по развитию математического образования в школах США.

[ВРЕЗКА]

Биржевые спекуляции

В английском языке, как известно, слово «спекуляция» имеет множество вполне достопочтенных значений типа «предположение, размышление, теория». Однако, как и в бытовом русском, слово «спекулянт» в определенных контекстах может восприниматься почти ругательно. Что, естественно, является отражением весьма разных взглядов на суть торговых спекуляций и их полезность для общества.

С одной стороны, скажут вам, биржевые спекулянты оказывают остальным услугу, поскольку берут на себя риски с вложением денег в начинания, финансовый успех которых неочевиден. Во-вторых, присутствие спекулянтов на рынке делает его более динамичным и ликвидным, а значит и более привлекательным для долгосрочных инвесторов, обычно занимающихся «настоящим» бизнесом. Наконец, уверены сторонники биржевых спекуляций, брокеры заметно повышают роль рынка в качестве механизма, определяющего реальную цену товара в каждый конкретный момент времени.

Что же касается оппонентов, считающих биржевых спекулянтов просто паразитами, делающими деньги из воздуха и наживающимися на несовершенстве экономических механизмов, придуманных человечеством, то их аргументы примерно таковы.

Торговля должна быть в явном виде полезна обществу, и неверно считать, будто цель экономики – это достижение наилучшей эффективности продаж и наибольших прибылей для участников (потому что те же экономические механизмы делают очень выгодной, скажем, торговлю наркотиками или рабами).

То, что очень полезно для спекулянтов, бывает совсем невыгодно обществу (например, для брокеров США был бы просто рай, существуй в каждом из 50 штатов страны своя собственная валюта, а не единая общенациональная). Наконец, уверены противники спекуляций, в корне неверно, будто рыночная прибыльность товара или услуги является и мерой их полезности. Цена авиаперелетов, для примера, у всех авиакомпаний на рынке примерно одинакова (как и полезность), однако одни компании при этом разоряются, а другие богатеют… Но происходит это отнюдь не из-за суеты спекулянтов вокруг покупки-продажи ценных бумаг.

Какая из препирающихся сторон тут права – зависит, конечно, от точки зрения. Но остается непреложным фактом, что спекуляции на бирже являются важным элементом рыночной экономики и могут быть чрезвычайно доходным занятием. Для тех, кто умеет.

[КОНЕЦ ВРЕЗКИ]

Прибыльный «Черный ящик»

Летом 2005 года одно из ведущих финансовых изданий мира, Wall Street Journal, опубликовало на своих страницах шутливое объявление-предупреждение примерно такого содержания: «Трейдерам Уолл-Стрита на заметку. Не беспокойтесь с поиском работы в Renaissance Technologies, хеджевом фонде, активы которого в ближайшие годы могут достичь 100 миллиардов долларов».

В этой фирме, пояснялось далее, все торги ведут исключительно компьютеры, а на работу приглашаются лишь ученые, занимающиеся разработкой трейдинговых стратегий для компьютерных программ.

«Мы нанимаем физиков, математиков, астрономов и ученых-специалистов по информатике. При этом, как правило, они совершенно ничего не знают о финансах», – особо подчеркнул Джеймс Саймонс в своем докладе на проходившей примерно в то же время ежегодной конференции IAFE, Международной ассоциации финансового инжиниринга. Что же касается профессиональных трейдеров и финансистов, то, по словам Саймонса, «с Уолл-Стрита мы не нанимаем вообще никого».

jimsimons2

Трейдинговые стратегии Renaissance Technologies очень часто описывают словами Black Box, т.е. «черный ящик». Обычно вкладчики не любят доверять деньги тем, кто делает с ними совершенно непонятно что. Однако, по мнению Саймонса, для инвесторов его фондов вполне достаточно знать, что это очень прибыльный черный ящик.

Вот лишь некоторые цифры из официальной статистики. С конца 1989 по 2006 год исходный хедж-фонд компании Renaissance, именуемый Medallion (сейчас около 5 миллиардов долларов), ежегодно возвращал вкладчикам в среднем по 38,5 %.

Для сравнения можно сказать, что примерно в те же самые годы, по статистике авторитетной аналитической компании Standard & Poor, работа по традиционным методикам в среднем приносила инвесторам ежегодный доход порядка 11%.

Следует особо подчеркнуть, что в цифрах дохода для вкладчиков Medallion речь идет о чистой выгоде, уже после того, как в пользу Renaissance вычтены 5% от начального вклада за услуги управления и 44-процентная доля от суммы прибыли. Такие проценты, надо отметить, примерно вдвое превышают стоимость аналогичных услуг, оказываемых на рынке другими фирмами.

Поскольку Саймонс одновременно является и основным вкладчиком Medallion, и главным менеджером компании, управляющей активами фонда, то столь высокие прибыли и заработки сделали его весьма богатым человеком.

По оценкам аналитиков журнала Forbes, к весне 2005 года состояние Саймонса составляло около 2,7 миллиардов долларов, а в последующие годы – с запуском еще двух гораздо более крупных фондов – стало расти просто стремительными темпами. Достаточно сказать, что за один лишь 2006 год он заработал порядка 1,7 миллиарда долларов.

Хедж-фонд Medallion относится к разряду так называемых «quant funds» (от quantitative – количественный), т.е. фондов, обеспечивающих свое благосостояние на основе сложных вычислительных моделей, а не опыта и рекомендаций специалистов-людей.

В большинстве своем квонт-фонды чрезвычайно скрытны во всем, что касается идей и моделей, лежащих в основе их программ и алгоритмов. Что, в сущности, вполне понятно, коль скоро это залог их успеха. Однако среди довольно немалого числа компаний данного направления «черный ящик» Саймонса считается самым черным из всех.

В самом первом приближении все, что известно о технологиях Renaissance сводится примерно к следующему.

Обширный портфель фонда Medallion насчитывает многие тысячи разных ценных бумаг, акций, облигаций и прочих финансовых инструментов, которые с очень высокой частотой постоянно участвуют в торгах. Для такого рода активности с некоторых пор имеется специальный термин «high frequency finance» или «высокочастотные вложения».

Ученые-аналитики компании постоянно ищут паттерны повторяемости и другие важные сигналы о скрытых тенденциях в гигантском объеме данных о колебаниях цен, накопленных за прошлые дни, месяцы и годы. Вычислительные модели, которые они придумывают, на основе этих сигналов сами выбирают, чем и когда надо торговать.

«Определенные паттерны в формировании цен являются неслучайными и обуславливают эффективность предсказаний», – говорит Саймонс. Кроме того, в его компании имеют дело лишь с высоколиквидными ценными бумагами, которыми торгуют на рынках по всему миру. Такой выбор сделан в первую очередь потому, что на подобного рода бумаги накоплены очень большие статистические данные, а алгоритмы Renaissance в преобладающей степени ориентированы на статистику.

Понятно, что все это очень скудная информация, однако в большем объеме никто из знающих людей предоставлять ее не желает. Или же не имеет возможности из-за обязательств хранить молчание, что оговорено в условиях приема на работу в Renaissance.

Секреты «фабрики»

В Сети наиболее содержательные крупицы информации о Renaissance (или, иначе, RenTec), что забавно, можно найти не на финансовых сайтах, а в блогах университетских физиков и математиков, которые или сами пересекались с корпорацией, или имеют там приятелей-знакомых.

Из этих неформальных источников можно почерпнуть следующее.

Что в действительности в RenTec даже более скрытны, чем пишет склонная к преувеличениям пресса. Причем больше всех озабочен строжайшей секретностью глава всего предприятия, сам Джим Саймонс. В условиях всепроникающего интернета убедиться в этом проще просто – достаточно через поисковые системы попытаться найти хоть какую-нибудь информацию о конкретных сотрудниках «Ренессанса» и о том, чем они занимаются.

Что там действительно работает много просто умных и блестяще умных экс-ученых – штат около 200 человек, треть из которых с научными степенями Ph.D. в технических областях. Сотрудники зарабатывают весьма и весьма достойные деньги на этой «фабрике» (шутливое название корпорации), но при этом чрезвычайно осторожны в настройке своих программ и во главу угла всегда ставят минимизацию рисков.

Что в «Ренессансе» не видят ничего плохого в умышленном введении в заблуждение журналистов, пытающихся разнюхать тайны столь успешной стратегии. В каком-то смысле запуск дезинформации тоже рассматривается как средство снижения рисков.

В целом же, свидетельствуют люди, лично проработавшие там некоторое количество лет, никаких особых чудес и магии на «фабрике» никогда не было и нет. А просто есть довольно большой коллектив знающих специалистов с научной подготовкой, реально увлеченных анализом данных и непрерывно занятых усовершенствованием своих методов, торгующих с очень небольшой маржой, и всегда озабоченных тем, чтобы их сигнал был подхвачен кем-то еще.

Базовая идея каждой разработки – сделать программу (уважительно именуемую «The Code»), которая по-новому сможет взглянуть на картину прошлых продаж тех или иных товаров, а затем на основе этой информации предскажет, что произойдет с ценой в ближайшем будущем.

Именно «Код» реально покупает и продает все товары (бумаги, валюты) на биржах, делая это несоизмеримо быстрее, чем способен человек. При этом ни «Код», ни создавшие его аналитики в каждый конкретный момент понятия не имеют, что именно там покупается-продается. Все, что программа знает – это статистика огромного числа прошлых торгов.

В Renaissance Technologies накоплена гигантская база данных о скачках цен на фондовых биржах. В поведении цен всегда имеется большая доля случайного шума, но там же непременно присутствуют и существенные сигналы. Задача аналитиков – выявить такого рода признаки, принципиально важные для успеха затеи.

Очень похожую по сути задачу решают в самых разных областях научных исследований, от экспериментальной физики до криптоанализа и лингвистических систем машинного перевода. По этой причине в рабочий инструментарий Renaissance привлекают к экспериментам и модификациям буквально все, до чего додумалась мировая наука в методах вероятностно-статистического анализа для выявления значимых сигналов среди шума.

[ВРЕЗКА]

Геометрия многомерных пространств

Первые заметные успехи в области математики были сделаны Саймонсом в середине 1960-х годов, во время работы в военном Институте оборонных исследований (Institute for Defense Analyses). Там ученый занимался не только секретными криптоаналитическими задачами по заказам Агентства национальной безопасности, но и вполне открытыми проблемами дифференциальной геометрии.

В 1968 году Саймонс опубликовал в «Анналах математики» статью о минимизации многомерных поверхностей в римановых многообразиях, которая в итоге, к середине 1970-х, привела к получению им престижной премии Освальда Веблена в области геометрии, учрежденной Американским математическим обществом.

Но наибольшую известность в научных кругах ученый получил благодаря теории Черна-Саймонса, которую он разработал к 1974 году совместно с американским математиком китайского происхождения Шин-Шен Черном (Shiing-Shen Chern, или Чжэнь Шэншэнь в отечественной транскрипции). Если излагать суть этой работы предельно упрощенно, то созданная ими теория предоставляет математические инструменты, именуемые инвариантами и предназначенные для измерения степени различий между искривленными многомерными пространствами.

Поначалу сугубо абстрактный, со временем математический аппарат Черна-Саймонса обрел неожиданно важное значение в теоретической физике, оказавшись крайне полезным в разработке теории струн. Это направление, можно напомнить, претендует на роль «теории всего» и пытается переформулировать законы вселенной в терминах вибрирующих одномерных струн, которые, как предполагается, лежат в основе всех элементарных частиц.

Саймонс, как изобретатель важного математического аппарата, впрочем, расценивает свою здесь роль довольно скромно и примерно такими словами: «Вышло так, что изобретенные нами вещи, инварианты Черна-Саймонса, имеют реальные приложения в физике – о которой я не знаю ничего».

[КОНЕЦ ВРЕЗКИ]

Факты биографии

В 2008 году Джеймс Харрис Саймонс отмечает свое 70-летие. В подобном возрасте большинство состоятельных деловых людей обычно предпочитает уходить на покой, но к Саймонсу это, похоже, совершенно не относится.

Помимо очень энергичного участия в делах Renaissance и уже трех управляемых компанией хедж-фондов, он также находит немало времени на то, чтобы занимается распределением накопленных средств по всевозможным благотворительным и филантропическим проектам.

Миллионы Саймонса регулярно вкладываются в финансирование математических и физических конференций на территории США и за границей, в совершенствование школьного образования, в материальное спонсирование конкретных научных исследований, в создание новых и поддержку уже работающих медицинских институтов.

Факты биографии Саймонса, конечно, не объяснят глубинные причины столь интенсивной жизни и разносторонних интересов этого человека, но отдельные моменты прояснить помогут.

После окончания Массачусетского технологического института и защиты диссертации в Беркли, с 1961 по 1964 Саймонс преподавал математику в МТИ и Гарварде. Затем несколько лет работал аналитиком в Институте оборонных исследований, который был вынужден оставить из-за серьезных расхождений во взглядах с военным руководством относительно войны во Вьетнаме.

В 1968 Саймонса пригласили возглавить кафедру математики в нью-йоркском университете Stony Brook, где при его непосредственном участии удалось создать одну из сильнейших школ геометрии не только в США, но и в мире.

Все эти годы, начиная с ранних 1960-х, Джим Саймонс вкладывал – причем довольно успешно – собственные деньги в бизнес-проекты своих друзей. И когда во второй половине 1970-х ученый вошел в серьезнейший творческий кризис в связи с затянувшимися неудачами при решении задачи из области многомерной дифференциальной геометрии, выход был найден несколько неожиданный.

В 1978 Саймонс полностью оставил математику и профессионально занялся трейдингом на бирже. (Интересно, что произошло это в 40-летнем возрасте, в точности тогда же, когда большую науку бросил «отец» теории информации Клод Шеннон – но только двумя десятилетиями раньше).

После нескольких лет трейдинга традиционными методами (с переменным успехом), Саймонс решил поставить дело на научную основу и торговать исключительно с помощью математических алгоритмов и программ. Для чего в 1982 году им была создана Renaissance Technologies…

Очевидная параллель в жизненных путях Саймонса и Шеннона не заканчивается на неожиданном уходе большого ученого из науки. В последующие годы Шеннон также вел весьма скрытный и далеко не бедный образ жизни, поскольку тоже с успехом играл на бирже по собственной научной методике (плюс имел постоянные доходы от немалого числа патентов).

В деле благотворительности, впрочем, Саймонс далеко обогнал своего знаменитого предшественника. Однако и к нему вполне применимы слова Шеннона, которыми тот объяснил многогранность своих интересов: «Просто мне интересно, как все это устроено».

The End

jimsimons3

[ВРЕЗКА]

MfA: Математика для Америки

По результатам проведенного в 2003 году международного исследования среди 15-летних школьников трех десятков индустриально-развитых стран, в области математической грамотности подростки США заняли 23-е место. Немного обогнав лишь такие страны, как Мексика, Греция и Турция.

В свое время преподававший математику в нескольких университетах, Джеймс Саймонс воспринял эту новость не просто как очень тревожный сигнал о падающей конкурентоспособности страны, но и как своего рода личный вызов. Зная проблему, что называется, изнутри, Саймонс уверен, что убогий уровень преподавания математики в школах – это, в первую очередь, результат неприлично низких учительских зарплат и нарастающего оттока квалифицированных учителей в частный сектор.

Чтобы переломить эту тенденцию и показать реальные пути к исправлению ситуации, Саймонс в 2004 году запустил образовательную программу Math for America (т.е. «Математика для Америки»), на которую единовременно дал 25 миллионов долларов из личных средств.

Для конкретного приложения этих денег выбрали город Нью-Йорк, где 400 новых учителей математики в течение 4-5 лет будут ежемесячно получать существенную стипендию-прибавку за защиту магистерской степени педагога и преподавание в школах (в суммарном объеме от 50 до 90 тысяч долларов на человека).

Эта заметная инициатива уже дала ощутимые результаты – как в притоке молодых учителей, так и в аналогичных законодательных инициативах американских конгрессменов. Фонд MfA тем временем запланировал распространить в 2008 г. плодотворную затею на Лос-Анджелес и Сан-Диего, благо Саймонс уже удвоил первоначальный вклад.

[КОНЕЦ ВРЕЗКИ]

[МЕЖКОЛОННЫЕ ВРЕЗКИ]

* * *

Типичное интервью Саймонса для прессы выглядит примерно так:

Что вы можете сказать о трейдинговой стратегии фонда Medallion? – Мало что.

Какими финансовыми инструментами вы торгуете? – Да всеми.

Много ли разных стратегий используется? – Много.

* * *

В начале 2006 года Джеймс Саймонс совершил поступок, крайне необычный даже для щедрых филантропов. После резких бюджетных сокращений в Брукхейвенской национальной лаборатории США оказался под угрозой закрытия ускоритель RHIC, т.е. релятивистский коллайдер тяжелых ионов. Для продолжения работы коллайдера в течение года группа директоров Renaissance Technologies выделила 13 миллионов долларов собственных денег.

* * *

Предмет особой гордости Саймонса – низкая текучесть кадров в его фирме. Абсолютно все сотрудники, начиная от уборщиков и вплоть до самого верха, регулярно получают свою долю от общей прибыли компании. Когда Саймонс находится в офисе, дверь в его кабинет всегда открыта, что означает приглашение к деловому разговору для сотрудников любого ранга.

[КОНЕЦ]