Страницы жизни Дж. Эдгара Гувера (ч.3)

Продолжение. Начало см. тут: часть 1, часть 2.

[1942 – 1952]

j-edgar-hoover

1942: ЗВЕРИНЫЕ КЛЕТКИ И ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ СТУЛ

Летом 1942 года на долю Эдгара Гувера выпала редкостная удача. Получилось родить одну из тех наиболее героических и насквозь фальшивых историй, что заложены в основу мифа о всеведении и несокрушимости гуверовского ФБР.

Начиналось же все достаточно серьезно и тревожно, когда у берегов острова Лонг-Айленд немецкая субмарина высадила диверсионную группу из четырех человек, снабженных деньгами, оружием, взрывчаткой и планами террористических актов на заводах, производивших важную военную продукцию.

Патрульный службы Береговой охраны, наткнувшийся на четырех подозрительных мужчин с плотом, не стал поднимать тревогу, поскольку те представились заплутавшими рыбаками, да еще дали ему денег, чтоб не было неприятностей. Отпустив «рыбаков», патрульный все же решил подстраховаться и доложил-таки о своих подозрениях начальству.

Когда о происшествии на следующий день узнало ФБР, Береговая охрана уже нашла у места высадки довольно небрежно устроенный тайник со взрывчаткой и другим снаряжением. Однако сами диверсанты бесследно исчезли.

Гувера происшествие чрезвычайно возбудило и встревожило, поскольку дело пахло угрозой диверсионных актов, а быть может и подготовкой военного вторжения. Он приказал сохранить инцидент в полнейшей тайне от прессы и объявил самую крупномасштабную облаву за всю историю ФБР.

Чем бы закончилась эта большая охота, сказать трудно, поскольку четверо диверсантов уже рассредоточились и поселились в разных отелях огромного Нью-Йорка.

Однако дальнейшие действия группы пошли совсем не по плану, поскольку ее руководитель, тридцатидевятилетний Георг Даш, до войны много лет проживший в США, был абсолютно не расположен к выполнению диверсионных задач. Об этом он рассказал своему ближайшему партнеру-приятелю по группе Эрнсту Бергеру, который тоже был не прочь тихо рассосаться в большой стране, поделив 84 тысячи долларов, полученные от германского военного командования.

Но Даш выбрал иной путь, позвонив в местное нью-йоркское отделение ФБР и сообщив, что только что прибыл из Германии и хотел бы передать господину Гуверу чрезвычайно ценную информацию. Когда Вашингтон уведомили о звонке, Георг Даш сам отправился в столицу и сдался вместе со всей кассой.

Помимо большой суммы денег ФБР получило в лице Даша ценный источник информации о составе и местах проживания остальных членов группы (Даш предупредил, что действовал с ведома Бергера), о составе и месте высадки другой диверсионной группы у берегов Флориды, о главных целях диверсионных актов и вообще о подготовке диверсантов в Германии.

На основе полученных данных ФБР быстро арестовало всех семерых коллег Даша, а ему самому было настоятельно рекомендовано признать себя на суде виновным и помалкивать о добровольной сдаче американским властям. В обмен же за молчание было обещано, что уже через несколько месяцев добрый президент Рузвельт его амнистирует и выпустит на свободу.

Даш все сделал так, как ему велели, за что едва не поплатился головой.

На самом деле президент Рузвельт вовсе не был добрым, а уж после Перл-Харбора так вообще начал лютовать, особенно в отношении японцев и немцев.

Во всех предоставленных ему докладах от разведывательно-аналитических служб был сделан вывод, что живущие на Западном побережье США японские американцы не представляют никакой угрозы государству. Тем не менее, Рузвельт настоял на интернировании в концлагеря 114 тысяч мужчин, женщин и детей японского происхождения – этого хотела жаждущая мести публика.

Когда же пришло известие о поимке доблестным ФБР восьми немецких шпионов-диверсантов, то поначалу Рузвельт хотел посадить их в звериные клетки и, провезя в таком виде по всей стране, затем казнить.

Тогдашний министр юстиции Фрэнсис Биддл решительно выступил против этого плана, поскольку никаких актов шпионажа или диверсий в действительности не было. Однако Рузвельт продолжал настаивать на смертной казни. В ответ Биддл предупредил, что в подобных обстоятельствах ни один гражданский суд не сможет вынести столь суровый приговор. Раз обычный суд не годился, президент отправил шпионов под военный трибунал.

Для Гувера во всей этой истории было чрезвычайно важно, чтобы в глазах американского общества вся заслуга в поимке шпионов принадлежала ФБР, а Германия ничего не узнала о предательстве Даша. Поэтому наиболее существенные подробности данной дела были тщательно сокрыты даже от военного суда.

Лично сопровождая ход разбирательства, Эдгар Гувер регулярно присутствовал на заседаниях трибунала, тщательно следя, чтобы не просочилось никакой лишней информации. Как вспоминал впоследствии член военного трибунала Ллойд Катлер, в 1970-е годы советник президента Картера, они получили к разбирательству дело, «целиком подготовленное в ФБР, причем Гувер держал судей подальше от своих агентов».

В итоге все 8 диверсантов были приговорены к смертной казни, причем Гувер потребовал, чтобы казнили их как можно быстрее, лично организовав исполнение приговора. Вскоре шестерых посадили на электрический стул.

Георга Даша и Эрнста Бергера все же оставили в живых, заменив смертную казнь на длительные сроки тюремного заключения. Вместо обещанной амнистии Даша продержали в тюрьме пять лет, но и после этого не выпустили на свободу, а принудительно депортировали из США.

А Эдгар Гувер и три десятка лет спустя все еще любил вспоминать об этом деле, как об одном из «самых важных своих достижений». Эта фабрикация настолько глубоко впечаталась в историю ФБР, что уже после смерти Гувера, в 1979 году в холле министерства юстиции установили мемориальную бронзовую доску в честь столь выдающегося события. На долгую, как говорится, память.

Действительно, есть что вспомнить.

*

1952: ВЫБОРЫ И ВЫГОДЫ

Президентские выборы 1952 года как никакие другие оказались заполнены всевозможными скандалами, грязными слухами и обвинениями на сексуальной почве.

Кандидата от демократической партии Эдлая Стивенсона повсюду преследовали кривотолки о его, якобы, аресте полицией за гомосексуализм. Одновременно о соратнике Стивенсона по президентской кампании, кандидате демократов в вице-президенты Джоне Спаркмене, упорно распространялись слухи, что он закоренелый бабник, не пропускающий мимо себя ни одной юбки.

Ныне общеизвестно, что основную часть этих слухов тайно распускал шеф ФБР Эдгар Гувер, всерьез вознамерившийся помешать демократической партии опять занять Белый дом. С предыдущим президентом-демократом Гарри Трумэном хороших отношений у Гувера явно не сложилось – Трумэн был весьма жесткий политик (достаточно вспомнить принятое им решение об атомной бомбардировке Хиросимы и Нагасаки) и решительно препятствовал росту влияния и полномочий ФБР.

Существенных перемен в партийной линии демократов с приходом нового президента не ожидалось, поэтому кандидат от республиканцев – прославленный боевой генерал Дуайт Эйзенхауэр – по целому ряду причин устраивал Гувера куда больше.

Вокруг бравого военачальника, правда, тоже разгорелся предвыборный «сексуальный» скандал, поскольку сторонники демократов где-то раздобыли копию письма генерала Маршалла к Эйзенхауэру, с предостережениями от развода с женой и запланированной женитьбы на фронтовой подруге Кей Саммерсби, водительнице автомашины главнокомандующего в годы Второй мировой войны.

К этой интриге, правда, Гувер не имел никакого отношения, поскольку информация утекла из Пентагона.

Внешне же, как и вообще на протяжении почти всей своей карьеры, Эдгар Гувер упорно старался поддерживать имидж человека, находящегося вне политики и острой межпартийной борьбы. Лишь так, не выказывая явных предпочтений какой-либо из соперничающих сторон, можно было стабильно удерживаться в кресле директора ФБР при смене администраций.

Гувер весьма рано, еще в 1920 году на собственном опыте убедился, сколь опасно в открытую делать ставку на какого-либо конкретного политика. Летом того года министр юстиции Митчел Палмер решил выдвинуться кандидатом в президенты на съезде демократической партии в Сан-Франциско, а молодой Гувер в ту пору лишь в Палмере видел залог своего успешного продвижения по службе.

Поэтому он приложил все силы для выполнения предвыборных поручений министра, часто превышая служебные полномочия. За что вскоре серьезно поплатился, поскольку на съезде удача Палмеру не сопутствовала, последующие выборы демократы проиграли, а «партийными» разъездами Гувера и ряда других сотрудников Бюро за счет налогоплательщиков всерьез заинтересовалась комиссия сенатского расследования.

Дело, правда, удалось замять, хотя угроза увольнения тогда наметилась вполне всерьез. С той поры Эдгар Гувер зарекся от вступления в политические партии и не принимал участия в выборах.

В доверительных беседах с близкими друзьями, впрочем, шеф ФБР вполне определенно признавался в своих политических предпочтениях. Историкам известны личные письма Гувера, из которых очевидно, что начиная с 1921 года он считал себя последовательным сторонником правого крыла республиканской партии.

Но делались такие признания очень осмотрительно и лишь в ближнем кругу. Потому что столь милая его сердцу администрация однофамильца-республиканца Герберта Гувера за 1929-32 гг. довела экономику США до окончательного краха, и к власти опять решительно устремились демократы. Причем один из влиятельных политиков этой партии, Митчел Палмер, теперь был уверен, что его бывший протеже Эдгар Гувер оказался низким и недостойным человеком, которого давно пора вышвырнуть вон из министерства юстиции. Если, конечно, удастся прийти к власти.

Угрозы эти стали совсем реальны, когда демократы и «новый курс» их лидера Франклина Рузвельта победили на выборах, а министром юстиции решили назначить сенатора Томаса Уолша, имевшего к Гуверу длинный список годами копившихся претензий за беззаконные «красные рейды» и прочие злоупотребления.

Уолш, по его словам, намеревался провести в министерстве юстиции радикальную реорганизацию с заменой «практически всех кадров». Вполне возможно, что именно по такой траектории и пошел бы новый курс нового министра, но по дороге в столицу, уже непосредственно в вашингтонском поезде Томас Уолш скоропостижно скончался – от инфаркта.

Будущее Гувера оставалось все еще мрачным и неопределенным. Новым министром юстиции стал Гомер Каммингс, на которого очень серьезно давили некоторые сенаторы и конгрессмены-демократы, настаивая на увольнении Гувера. Сам Каммингс тоже был не прочь поставить на важный пост своего человека, и новым директором Бюро расследований уже прочили Уоллеса Фостера, бывшего чиновника министерства юстиции. Но тут – какое совпадение – и Фостер тоже скоропостижно скончался.

В итоге Каммингс все же решил, что лучше оставить опытного Гувера. Президент Рузвельт с этим решением согласился, и в июле 1933 года Эдгар Гувер был вновь утвержден на посту директора. А Гомер Каммингс впоследствии очень сожалел о своем решении, назвав его «одной из самых больших своих ошибок, которые когда-либо доводилось сделать»…

За годы правления Рузвельта шеф ФБР чрезвычайно усилил свое могущество, но все же его явно пока не хватало, чтобы реально влиять на выбор нацией президентов. Это убедительно продемонстрировала предвыборная кампания 1948 года, когда Гувер изо всех сил давил на доступные тайные рычаги, пытаясь добиться смещения неудобного Гарри Трумэна, однако ничего путного из этого все равно не вышло.

Зато тогда же, в конце 1940-х годов директора ФБР начали усиленно обхаживать техасские нефтяные магнаты Клинт Мерчисон и Сид Ричардсон, признавшие в Гувере влиятельного деятеля национального масштаба и очень полезную фигуру в своих политических играх. Поэтому Гувера стали регулярно приглашать на красивый отдых в Техас, на богатую охоту, а также в роскошные курортные отели Калифорнии и Флориды, принадлежавшие миллионерам.

Гуверу очень понравилась новая компания, не скупившаяся на щедрые подарки, а Клинта Мерчисона он стал называть «одним из своих ближайших друзей». В устах шефа ФБР подобные слова звучали весьма двусмысленно, поскольку в окружении этого «друга» в достатке имелось людей, очень авторитетных в мире организованной преступности.

Мерчисону и Ричардсону, мультимиллионерам и богатейшим людям планеты, как и Гуверу очень не нравился курс президента Трумэна, правда, по собственным резонам.
Нефтяным королям Трумэн был ненавистен тем, что публично заявлял о необходимости лишить их налоговых льгот, а также наложил вето на те законопроекты, что сулили принести им еще большую прибыль.

Техасцам, по большому счету, было абсолютно без разницы, какую партию поддерживать, главное – поставить в президенты «своего» человека. Выбор их пал на пятизвездного генерала Эйзенхауэра, в ту пору главнокомандующего вооруженными силами НАТО.

Сид Ричардсон лично слетал в Париж, в штаб-квартиру главкома, где передал ему программный пятистраничный документ, обосновывающий массу причин, по которым именно Эйзенхауэр должен стать новым лидером нации. Вдобавок была обещана щедрая финансовая помощь на предвыборную кампанию. Как только от генерала было получено принципиальное согласие, мощно завертелась предвыборная машина, подключившая к финансированию и других богатейших людей.

Попутно другие «нефтяные» приятели Мерчисона, Ричардсона и Гувера начали тайно спонсировать принадлежавшие Эйзенхауэру и его близким родственникам хозяйства, от которых не слишком обильным, но вполне ощутимым ручейком потекли финансовые прибыли. Так что когда Эйзенхауэр и его команда пришли к президентской власти, вскоре было сделано множество ощутимых шагов в пользу магнатов из «группы поддержки», в первую очередь нефтяного бизнеса.

Например, только за первые 4 года правления администрация Эйзенхауэра выдала шестьдесят лицензий на добычу нефти из правительственных запасов. Для сравнения можно сказать, что за предыдущие 55 лет было выдано лишь 16 таких лицензий. Кроме того, большое количество ключевых постов в федеральных органах власти было отдано нефтепромышленникам и «дружественным» им индустриальным группам.

Чудесные времена настали не только для Мерчисона и Ричардсона, но и для их верного союзника. Люди из близкого окружения Гувера сообщали, что шеф ФБР называл восемь лет правления Дуайта Эйзенхауэра «самыми лучшими и счастливыми» за всю свою карьеру. Вспоминая эти годы, Гувер говорил так: «Я был в близких отношениях с генералом Эйзенхауэром. Он был великим человеком и великим президентом».

Генерал действительно сумел оставить о себе память как о великом человеке. Именно им был запущен в оборот столь расхожий впоследствии термин «военно-промышленный комплекс». Именно Эйзенхауэр предупредил страну и мир об угрозах этого чудовищного монстра в своей прощальной речи, когда в январе 1961 года передавал высокий пост новому президенту Джону Кеннеди. Вот наиболее важный фрагмент этой речи:

[За годы Второй мировой, Корейской и Холодной войны] Мы были вынуждены создать постоянную индустрию вооружений гигантских масштабов. Вдобавок к этому три с половиной миллиона мужчин и женщин непосредственно вовлечены в деятельность вооруженных сил. Сумма ежегодных расходов на военную безопасность превышает чистый доход всех корпораций США вместе взятых.

Эта связка гигантских вооруженных сил и огромной индустрии вооружений представляет собой нечто новое в опыте Америки. Суммарное воздействие этого – экономическое, политическое, даже духовное – ощущается в каждом городе, в каждом доме Штатов, в каждом ведомстве федерального правительства. Мы признаем, что так было нужно. Однако, мы не должны упускать из виду и серьезнейшие последствия этого […] для самих основ нашего общества.

В правительстве мы должны препятствовать обретению того недопустимого влияния, которого вольно или невольно добивается военно-промышленный комплекс. Потому что потенциал для погибельного роста этой неприемлемой силы существует и будет сохраняться в дальнейшем.

Мы никогда не должны позволить, чтобы давление этого союза стало угрожать нашим свободам или демократическим процессам. Нам ничего не следует брать на веру. Только бдительное и хорошо осведомленное гражданское общество может обеспечить […], чтобы безопасность и свобода могли процветать совместно.

Как известно, никто из последующих американских президентов не внял предупреждению Эйзенхауэра..

(Продолжение следует)