ПОСЮСТОРОННИЙ МИР (ч.4)

(Декабрь 2004)

Сопоставление «потустороннего мира», описанного в посланиях «оттуда» в 1912 году, и современного мира, порожденного новейшими инфотехнологиями. Начало см. тут:  часть 1; часть 2; часть 3.

mobile-plane

ЛЕГКОСТЬ В ТЕЛЕ НЕОБЫЧАЙНАЯ

[1912 год]… Одно из самых странных явлений этого воздушного мира — могучее притяжение по влечению  (я  подразумеваю  притяжение  мест  и  событий).  Стоит  лишь  пожелать  достаточно сильно чего-нибудь, и вы уже на пути к этому нечто.

Нужно вам знать, что [здесь] когда мы усиленно думаем о каком-нибудь месте, мы немедленно переносимся туда. Наше здешнее тело так легко, что оно способно следовать за мыслью почти без всякого усилия.

Переменил ли я сам свое место, или же это место пришло ко мне — этого я не могу сказать, пространство так мало значит здесь. Мы желаем такого-то места, и мы немедленно там. Почему это так, я еще не могу объяснить вам.

Обыкновенно я не хожу как прежде, но и не летаю в точном смысле этого слова, так как у меня никогда не было крыльев; и все же проношусь в пространстве с невероятной быстротой.

До сих пор я еще не обосновался нигде и передвигаюсь с места на место, куда меня влечет; я мечтал об этом всегда, когда был в теле, но никогда не мог осуществить этой мечты.

«Письма живого усопшего»

___

[Ныне, по эту сторону…]

Мобильная  сотовая  связь  вошла  в  нашу  жизнь  неотъемлемо и на редкость органично — как вполне естественное и очень удобное продолжение обычной  проводной  телефонии.

Поэтому  неудивительно,  что  большинством  людей мобильники  воспринимаются  исключительно как современное средство коммуникаций.

Но если вникнуть чуть глубже в суть технологии, станет ясно, что постоянно  доступная  персональная  мобильная связь — это еще и принципиально новое транспортное средство, не требующее перемещений  физического  тела  из одной  точки  в  другую.

Другими словами, мы имеем дело с технологией, переводящей столь конкретные  вещи,  как  «расстояние»  и  «пространство»  в категорию  понятий,  можно сказать, условных.

Проницательные  аналитики  социума  и  рынка  этот процесс наблюдают давно и с растущим  интересом.  Например,  весной нынешнего года в респектабельном британском  журнале  The  Economist  прошла заметка  с  характерным  названием  «Почему телефоны заменяют автомобили (и почему это хорошо)».

Толчком к появлению той статьи стало наблюдение, что в рекламе сотовых телефонов при нахваливании товара все чаще и чаще прибегают к терминам и речевым оборотам, обычно свойственным автомобильной  индустрии.

Параллели здесь,  естественно,  не  заканчиваются, так что имеет смысл пошире рассмотреть «потребительские»  аспекты  замеченного феномена.

Хорошо это или плохо (скорее, все-таки, не здорово), но созданное нами общество таково, что люди в нем определяют  себя  с  помощью  вещей.  И  сегодня достаточно  очевидно,  что  именно  мобильные телефоны стали той доминирующей  технологией,  с  помощью  которой предпочитает  себя  определять  молодежь, особенно городская.

Крайняя точка зрения такая: что за телефон ты носишь, и как именно ты его под себя настроил — все это своего рода декларация,  говорящая  о  владельце  очень многое.

По сути дела, для предшествующего поколения эту задачу решал выбор машины. Но в нынешних перенаселенных городах  уже  сложно  заявить  о  себе,  подъехав  и  припарковавшись,  скажем,  возле бара на какой-то особенной тачке.

Вместо этого  сегодня  аналогичное  заявление  о себе делается с помощью мобильника — с его  тщательно  выбранным  звуковым  сигналом,  заставкой  экрана,  сменной  накладкой,  чехлом,  шнурком  и  прочими смешными  мелочами-глупостями  (если рассуждать о предмете абстрактно).

Мобильные  телефоны,  как  и  автомобили, — предмет моды. И в том, и в другом  случае  люди  покупают  себе  новую вещь  гораздо  чаще,  чем  это  в  действительности необходимо. И то, и другое — социальные технологии, сводящие людей вместе. А для молодых людей — это и еще
и важный символ их независимости.

Как прежде машины, так сегодня сотовые телефоны  несут  в  себе  мощную  идею  свободы и мобильности — но уже куда более доступной.

Дизайн машин и телефонов первоначально определялся тем, чего уже давно в природе нет.  Автомобили поначалу были  безлошадными  повозками,  и  естественно, ранние модели действительно походили  на  повозки.  Лишь  впоследствии конструкторы-дизайнеры  обнаружили, что  машины  можно  делать  какой  угодно формы.

Аналогичным образом и мобильные телефоны поначалу были очень похожи  на  кнопочные  аппараты  традиционной  кабельной  телефонии,  только  без проводов. Теперь же начинают появляться  мобильники  самых  разнообразных размеров и необычных форм — в часах, клипсах, зажигалках.

Не  столь  заметные  внешне,  но  внутренне  очень  существенные  изменения происходят  в  структуре  индустрии  мобильной  телефонии —  так  что  она  все больше  начинает  походить  на  автомобильную промышленность.

Изготовители телефонов, как и машин, обычно создают техническую начинку новых  моделей  сами,  однако  разработку стильного  дизайна  и  собственно  производство  аппаратов  перепоручают  другим фирмам.

В обеих индустриях фирмы узкой специализации  массово  поставляют комплектующие,  так  что  внешне  совершенно  разные  товары  внутри  зачастую имеют очень много общих деталей. Опора на общую «платформу» позволяет существенно сократить стоимость производства.

В  обеих  индустриях  забота  о  раскрутке бренда и особенностях внешнего дизайна становятся более важными, нежели лежащая в основе технология (понемногу вообще становящаяся общей и взаимозаменяемой).

На этом фоне уже не выглядит как нечто  крайне  странное,  когда  компания Nokia,  бесспорный  мировой  лидер  в производстве мобильных телефонов, приглашает  на  пост  главного  дизайнера Франка  Нуово,  ранее  прославившегося работой над внешним видом автомобилей BMW.

Ведь в телефонной промышленности, как ранее в автомобильной, признанные  западные  компании  сегодня  все больше поджимаются настырными и энергичным  конкурентами  в  лице  менее  знаменитых азиатских фирм.

И можно лишь радоваться, когда мобильные телефоны переносят на себя все большее  число  социальных  функций  автомобиля. Например, бесспорно замечательно  и  благородно  звучит  идея,  что  в конечном счете практически все жители земли  должны  иметь  персональную  мобильную связь.

А вот сходная идея о тотальном  и  повсеместном  распространении  автомобилей  у  нормальных  людей способна вызвать разве что протест и отвращение.  Ведь  машины —  чудовищно неэффективное  транспортное  средство.

Перемещать в пространстве тонну металла лишь для того, чтобы доставить домой пару пакетов с продуктами из магазина? Плюс серьезнейшее отравление окружающей среды выхлопами и грязью.

Попискивающий или бренчащий мобильник — намного  более  дружелюбное  к  среде средство самовыражения, нежели какой-нибудь  в  хлам  раздолбанный  или  пусть даже роскошный драндулет.

goin-mobile

(Окончание следует)