В поисках утраченной гравицапы

(Сентябрь 2002)

Антигравитация – наука, лженаука или большой государственный секрет?

naziufo

Давнишний фантастический рассказ Рэймонда Джоунза «Уровень шума» («Noise Level» by Raymond F. Jones, 1952) описывает забавную историю про то, как американские политики и военные – страстно желавшие заполучить «антигравитации», но постоянно наталкивавшиеся на непрошибаемую впертость своих ученых-ортодоксов – для стимуляции исследовательских работ решили пойти на обман.

Ради этого были тщательно сфабрикованы история и целый документальный якобы фильм о секретной демонстрации генералам портативного антигравитационного устройства-ранца, разработанного неким гениальным, никому неизвестным молодым изобретателем. К несчастью, самоуверенный гений пренебрег мерами безопасности и в ходе поразительных показов взлета-посадки-полетов ранец его вдруг (непосредственно в ходе киносъемок) взорвался, уничтожив и себя, и своего создателя.

Никаких расчетов и чертежей к изобретению, естественно, отыскать не удалось, тем не менее, столь убедительной наглядной демонстрации, проведенной в антураже строжайшей государственной тайны, оказалось достаточно, чтобы сломить веру физиков в принципиальную невозможность подобного устройства и заставить их, наконец, непредвзято подумать и поэкспериментировать…

В результате уже через несколько недель ученые и инженеры создали собственную антигравитационную установку, пусть и не портативную, но вполне работоспособную.

По иронии судьбы, три главных компонента фантастического рассказа — (а) сильнейшее интуитивное чувство о существовании возможностей для манипулирования гравитацией, присущее тем, кто не обременен научной догмой; (б) неискоренимая склонность властей к засекречиванию всего важного; и (в) истовое неверие ученых-ортодоксов в то, чего «не может быть, потому что не может быть никогда» — это, по сути дела, квинтэссенция той ситуации, что реально сопровождает историю вокруг антигравитации в течение последнего полувека.

Тайное оружие

Сам термин «антигравитация» среди «настоящих» ученых уже давно стал чем-то вроде компрометирующего клейма, которым метят лже-науку. Клейма, от которого словно от чумы бегут все серьезные исследователи, так или иначе занимающиеся гравитацией. И которым не брезгуют разве что всякого рода еретики-отщепенцы, журналисты да писатели-разоблачители, в изобилии публикующие в печати или Интернете свои открытия и расследования.

Одна из последних книг такого ряда, «Охота за нуль-точкой» Ника Кука («The Hunt for Zero Point: Inside the Classified World of Anti-Gravity Technology» by Nick Cook, 2002) одновременно выпущена минувшим августом в английском издательстве Arrow и американском Broadway Books.

Среди огромного множества подобных публикаций эту книгу сильно выделяет ее автор, англичанин Ник Кук — многолетний редактор и консультант известного справочно-обозревательного еженедельника Jane’s Defence Weekly, посвященного военной технике и имеющего в военно-промышленных кругах заслуженную репутацию одного из наиболее солидных и авторитетных изданий.

Понятно, что благодаря своему положению Ник Кук имеет богатейшие связи и контакты среди правительственных чиновников и военных многих стран. По этой причине его книга с расследованием 50-летнего периода секретных работ США вокруг антигравитационных технологий, поначалу создававшихся нацистской Германией, просто не могла не привлечь внимание публики.

Прекрасно известно, что в конце второй мировой войны американцы интернировали в США многих немецких ученых, занимавшихся наиболее передовыми научными проектами, в том числе и Вернера фон Брауна, в тот период создателя баллистической ракеты «Фау-2», а впоследствии — «отца» грандиозно успешной миссии по высадке человека на Луне.

Не новость и то, что военные США в глубокой тайне постоянно разрабатывают всевозможные технологии, само существование которых официально отрицается, а примерно 11 миллиардов долларов ежегодно выделяются на них через «черные» каналы финансирования. Именно так, к примеру, многие годы создавались по технологии «стелс» истребитель F-117 и бомбардировщик B2.

nazufo

Значительно меньше известно о полумифических секретных программах Третьего рейха, проводившихся Luftwaffe и SS в рамках антигравитационных проектов под условными наименованиями «Bell» и «Repulsine», но именно они и заинтересовали в свое время Ника Кука.

Все началось с того, что однажды на его редакторский стол попала ксерокопия необычной статьи из старого, 1956 года американского журнала. Статья была браво озаглавлена «Грядут G-машины!» и сопровождалась картинкой с летчиком, спускающимся по ступеням парящего в воздухе бескрылого самолета.

Кук решил было поначалу, что это обычный розыгрыш, однако его наметанный глаз быстро выделил в статье имена известных в ту эпоху деятелей аэрокосмической индустрии, заявлявших, что антигравитация может стать следующим большим прорывом в технологии. Более того, кое с кем из этих людей Кук был шапочно знаком.

Заинтригованный сюжетом, Кук позвонил в Lockheed Martin, чтобы разыскать и проинтервьюировать одного из таких знакомцев — находившегося уже давно на пенсии ведущего инженера корпорации Джорджа Тримбла (George S. Trimble).

Девушка, сидевшая на телефоне связей с общественностью, поначалу охотно вызвалась помочь и назначила время для интервью, но затем перезвонила и озадаченно сообщила, что сам Тримбл резко отменил встречу. Более того, по ее впечатлению, старого человека явно сильно напугала тема предстоящего разговора, а потому журналисту настоятельно порекомендовали впредь с подобными просьбами не обращаться…

Столь крутой поворот событий в поначалу рядовом для журналиста мероприятии и подтолкнул Ника Кука к сбору информации о секретных анти-G-разработках в США и Германии.

Вряд ли имеет смысл пересказывать в относительно небольшой статье содержание тех материалов, что были собраны писателем в архивах, прессе, Интернете и среди немногочисленных очевидцев, согласных поделиться известной им информацией.

Достаточно лишь сказать, что после проделанной работы у самого Кука не осталось ни малейших сомнений — секретные работы над антигравитационными технологиями велись и ведутся в Америке весь послевоенный период.

Другое дело, что не совсем ясны результаты этих работ, поскольку все аэрокосмические компании США, в 1950-е годы открыто декларировавшие большой интерес к антигравитации (Martin, Bell Aircraft, Convair), затем вдруг разом примолкли и перестали высказываться на данную тему (нечто похожее произошло еще через десяток лет с технологией «stealth», которая затем вновь всплыла спустя лет 15 в уже готовых самолетах).

В этих условиях Куку пришлось оперировать лишь слухами, собственными домыслами, да фактами более открытых исследований 1990-х годов.

Подразделения безумных проектов

Факты последнего десятилетия таковы, что после окончания Холодной войны на Западе заметно смягчили отношение к часто неоправданной секретности, результаты чего не замедлили сказаться в более откровенных речах и инициативах деятелей военно-промышленного комплекса.

Так, к примеру, в апреле 1992 года видный английский ученый Брайен Янг (Brian Young), профессор университета Salford и директор стратегических проектов компании British Aerospace Defence, сделал в лондонском Institute of Mechanical Engineers довольно необычную для серьезного деятеля науки лекцию о том, почему поиски антигравитации имеют важное значение для аэрокосмической индустрии.

По стечению обстоятельств в том же 1992 году российский ученый Евгений Подклетнов, работавший в то время в Технологическом институте Тампере, Финляндия, случайно открыл необычный эффект экранирования гравитации (получивший впоследствие его имя).

Подклетнов экспериментировал со сверхпроводящим диском, вращающимся в магнитном поле при низкой температуре, и когда один из сотрудников, куривший в лаборатории, в очередной раз выпустил дым, было замечено, что над вращющимся диском дым почему-то принял форму вертикального столба. Исследуя природу феномена, Подклетнов установил, что тестовые грузики, располагаемые над прибором, теряют в весе примерно 2%, причем в пределах «столба» эта же картина сохраняется и в том случае, если подняться с весами несколькими этажами выше.

anti-g

Эффект экранирования гравитации был тщательно изучен и проверен физиками в Тампере, соответствующая статья была принята к публикации в солидный английский журнал, однако еще до публикации работа вызвала крайне негативную реакцию в научном сообществе из-за «сомнительной сенсационности».

Кроме того, воспроизвести феномен в других лабораториях мира долгое время не удавалось из-за высокой критичности прибора к важнейшей детали — сверхрпроводящему керамическому диску (точнее, кольцу) весьма большого 12-дюймового диаметра и специфического химического состава (иттрий-барий-медный оксид).

Тем не менее, открытие Подклетнова вызвало большой интерес в американском аэрокосмическом агентстве НАСА, с которым в ту пору уже сотрудничала исследовательница китайского происхождения Нинь Ли (Ning Li) из Алабамского университета. Независимо от русского ученого Нинь Ли также продемонстрировала результаты, которые обещали создание «гравитационно-подобного» поля, способного отталкивать или притягивать материю с помощью быстро вращающихся сверхпроводников.

Со второй половины 1990-х годов в НАСА уже вполне официально и открыто действует своеобразное исследовательское подразделение «сумасшедших проектов» Breakthrough Propulsion Physics (BPP, www.grc.nasa.gov/WWW/bpp/), которое среди прочих антигравитационных исследований занимается сейчас и точным воспроизведением работы Подклетнова.

Кроме того, в 2000 году о финансировании аналогичного проекта по управлению гравитацией заявили и в Британии — здесь этим занялось подразделение научно-исследовательских спецпроектов Greenglow корпорации British Aerospace Systems (news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/692968.stm).

Тем временем Евгений Подклетнов в сотрудничестве с итальянским коллегой Джованни Моданезе (Giovanni Modanese) опубликовал в 2001 году еще более любопытную статью об успешной экспериментальной демонстрации эффекта гравитационного отталкивания (xxx.lanl.gov/abs/physics/0108005).

В этой работе описан «генератор гравитационных импульсов» — устройство, которое на основе источника сильного электрического разряда и сверхпроводящего «излучателя» генерирует «кратковременный гравитационный импульс, который распространяется с огромной скоростью (практически мгновенно) вдоль линии разряда, проходя сквозь различные объекты без сколь-нибудь заметной потери энергии».

Результатом же воздействия импульса становится сила отталкивания, воздействующая на объект пропорционально его массе. В сочетании с лазерным наводящим устройством, по свидетельству Подклетнова, его лабораторная установка приводит к отклонению «универсальных индикаторов воздействия» – маятников в вакуумных колбах – находящихся на расстоянии в сотни метров.

В конце июля этого года еженедельник Jane’s Defence Weekly обнародовал данные об «антигравитационном» проекте GRASP, запущенном крупнейшей авиакосмической компанией США Boeing (название проекта — аббревиатура от Gravity Research for Advanced Space Propulsion).

Согласно официальному документу Boeing (добытому Jane’s явно не без участия Ника Кука), цель GRASP — создание реально применимого оборудования на основе «генератора гравитационных импульсов» Подклетнова-Моданезе. В документе воспроизводятся оценки Подклетнова, согласно которым его генератор при двухмегавольтном разряде демонстрирует величину «максимального ускорения мишени» порядка одной тысячи G.

Работы над генератором гравитационных импульсов будут проводиться на Phantom Works, секретном предприятии Boeing в Сиэтле. Примечательно также, что в ходе недавнего авиашоу в Фэрнборо, Великобритания, глава Phantom Works Джордж Мюлнер (George Muellner) подтвердил интерес его компании к работе Подклетнова и к другим антигравитационным исследованиям.

Времена меняются

Вплоть до 2001 года Европейское космическое агентство ESA никогда прежде не замечалось в интересе к «одиозным» идеям по управлению гравитацией. Но, видимо, заразительный пример американских коллег из NASA с их проектом Breakthrough Propulsion Physics в Кливленде, а также целый ряд свежих публикаций в научных журналах, сообщающих о необычных экспериментальных наблюдениях, заставил и эту организацию взглянуть на данную область серьезно.

Сейчас, к примеру, интерес ESA к антигравитационным исследованиям вполне официально признает научный консультант агентства Кловис де Матос (Clovis de Matos).

Более того, летом 2001 года для конкретной задачи по изучению, анализу и оценке перспективности наиболее известных на сегодня антигравитационных схем в ESA была сформирована специальная группа физиков-теоретиков в составе португальца Орфео Бертолами и австрийца Мартина Таймара (Orfeu Bertolami, Martin Tajmar). В течение года эти исследователи изучили более десятка схем по управлению гравитацией и сделали в своем недавно опубликованном отчете вывод, что все они пока не заслуживают серьезных финансовых затрат. (Отчет можно найти в Интернете: www.arxiv.org/abs/gr-qc/0207123 )

Но хотя в настоящее время, по мнению Бертолами и Таймара, антигравитация по-прежнему недостижима, ныне уже просматриваются по крайней мере три реальных эксперимента, обещающих ее достижимость в будущем. Один из них предполагает запуск космического корабля (так называемого Sputnik 5) для исследования странных гравитационных эффектов, зафиксированных благодаря зондам дальнего космоса Pioneer 10 и Pioneer 11.

Другая серия экспериментов — на борту международной космической станции ISS — могла бы проверить, действительно ли антиматерия движется под действием силы тяжести иначе, нежели материя обычная. Наконец, европейские ученые также предлагают ESA более тщательно изучить сверхпроводники и сверхтекучие жидкости на предмет того, действительно ли вращение этих материалов способно порождать «гравитационно-магнитные» поля подобно тому, как вращение магнита порождает электромагнитное поле.

Впрочем, Бертолами и Таймар тут же считают нужным подчеркнуть, что даже если мы научимся управлять гравитацией, это не особо поможет нам запускать космические корабли. Если корабль удастся вдруг сделать легче, то любое горючее, испускаемое дюзами, также будет более легким, а потому не сможет придать кораблю более значительное ускорение.

Другой аргумент ученых состоит в том, что для запуска корабля на низкоорбитальную траекторию вокруг Земли, к примеру, его надо разогнать до скорости 8,9 км/сек, но даже при полном экранировании спутника от гравитации его скорость все равно придется нарастить до 7,5 км/сек — просто, чтобы аппарат оставался на земной орбите.

С другой стороны, отмечают Орфео и Таймар, контроль за гравитацией оказался бы чрезвычайно полезным здесь, на Земле. Уже хорошо известно, что что керамика и органические кристаллы, изготовленные в условиях микрогравитации, демонстрируют чрезвычайно интересные свойства.

Сплавы, полученные в невесомости, могут быть намного прочнее обычных, поскольку лишены дефектов и неоднородностей, вызываемых воздействием силы тяжести на расплавленные металлы. Микрогравитация означает также работу с объектами, висящими непосредственно в пространстве, что позволяет избегать контейнеров, загрязняющих тонкие фармацевтических реакции. Наконец, определенные сверхпроводники могут быть выращены исключительно в условиях отсутствия силы тяжести.

Выполнение столь широкого спектра технологических задач в космосе сопряжено с совершенно гигантскими затратами, а вот освоение антигравитации позволило бы делать все эти вещи непосредственно на Земле. Ну, а уж о том, что означает антигравитация для транспорта, все прекрасно осведомлены из научной фантастики.

Расшатывание шумовых фильтров

Есть одна красивая, хотя и странноватая теория, согласно которой все возможное знание уже заведомо существует во вселенной и, соответственно, в человеческом мозге — просто в виде разнообразных последовательностей импульсов.

Одна из таких последовательностей, к примеру, гласит: «Любое тело во вселенной притягивает другое тело во вселенной», другая — «Секрет бессмертия состоит в том, что…», третья — «Гравитация сама по себе является результатом воздействия… и она может быть нейтрализована посредством…»…

Однако, рядом с генератором такого «шума», вырабатывающим в мозге всю возможную информацию, находится еще один механизм, который фильтрует этот беспорядочный шум, отсеивая все «ненужное» и выделяя лишь те сообщения, которые имеют для нас смысловое значение.

По мере взросления, получения образования, в наших фильтрах шума образуются ограничительные уровни и в дальнейшем факты окружающего мира отвергаются, если они не подходят установившимся уровням. Просто потому, что так легче жить и ориентироваться в мире. Вот только творческое воображение при этом чудовищно сужается — наш фильтр работает слишком уж хорошо!

Автором этой экстравагантной, на первый взгляд, теории является ученый-психолог из упомянутого в самом начале расссказа «Уровень шума» Рэймонда Джоунза. Именно этот исследователь разработал методику расшатывания шумовых фильтров в мозге и подбил генералов на грандиозную провокацию с целью пробуждения в ученых скрытых творческих способностей и отыскания ответов на любые мыслимые вопросы, коль скоро эти ответы уже существуют…

Фантастика, конечно, понятное дело. Но ведь и все высокие технологии дня нынешнего лет 150 назад выглядели бы чистейшей фантастикой.

Уместно также напомнить, что на сходной, в сущности, концепции построен и (реализованный уже в простейших схемах) квантовый компьютер, где все возможные варианты ответа на задачу фактически существуют заранее. И от программиста требуется лишь одно — «просто» найти алогритм быстрого выхода на нужный ответ.