Еще раз про Дубаи

(Март 2010)

Историю о том, как полиция г. Дубаи с помощью инфотехнологий сделала беспрецедентно открытым для публики свое расследование вокруг убийства палестинского боевика, будут включать в учебники полицейских академий.

DUBAI-HAMAS

В середине марта (2010) во французском городе Лион, где находится штаб-квартира Интерпола, проходила ежегодная Конференция Глав Национальных Бюро этой международной правоохранительной организации.

Как правило, в качестве глав национальных бюро Интерпола выступают какие-нибудь высокие начальники местной полиции. И «звездой» нынешней конференции оказался генерал-майор Хамис аль-Мазейна (Khamis al Mazeina), заместитель начальника полиции г. Дубаи, ОАЭ, сделавший обстоятельный доклад об их нашумевшем по всему миру недавнем расследовании вокруг убийства Махмуда аль-Мабхуха.

Один из лидеров палестинской организации ХАМАС, руководивший в ней крылом боевиков al-Qassam Brigades, Махмуд аль-Мабхух был убит в своем номере отеля в г. Дубаи 19 января этого года (подробности истории см. здесь).

В беспрецедентно открытом расследовании этого преступления дубайская полиция сделала общедоступными для СМИ и публики значительные объемы записей от камер видеонаблюдения, опубликовала имена и фотографии всех установленных подозреваемых, сопроводив их подробными паспортными данными.

Хотя быстро выяснилось, что паспорта и личности подозреваемых были поддельными, по результатам этого расследования полиция Дубаи уверенно и однозначно обвинила в преступлении Mossad, разведывательную службу Израиля.

Лекция же генерала аль-Мазейны на конференции Интерпола в подробностях рассказала о тех действиях полиции, что были предприняты для быстрого установления личностей подозреваемых, включая детали их паспортных данных и номера кредитных карт, о характерных шаблонах в использовании преступниками мобильной связи, о выявленных на месте преступления образцах ДНК и о показаниях свидетелей.

Дубайское расследование очень интенсивно и на всех этапах опиралось на современные инфотехнологии, причем завершить его удалось весьма быстро. Всего за месяц полицией были надежно установлены участники большой команды из почти 30 человек, осуществивших весьма изощренную операцию по устранению аль-Мабхуха.

Доклад генерала об этом расследовании вызвал у участников форума большой интерес, а явно удовлетворенный своим выступлением аль-Мазейна чуть позже сообщил, что уже «несколько стран» запросили у Интерпола технические подробности о ходе следствия — «чтобы включить это дело в учебные курсы своих полицейских академий».

Помимо профессионалов из полицейских структур всю эту историю, конечно же, весьма интенсивно обсуждают и средства массовой информации.

Высказываются в прессе и интернете на данный счет все, кому не лень, причем в подавляющем большинстве преобладает такая точка зрения, что для Mossad эта история равносильна если и не провалу, то очень большой неудаче.

(Хотя за руку израильтян тут никто не поймал, практически никто не сомневается, что убийство действительно совершено людьми из Mossad.)

В связи с этим особенно интересно было бы услышать, что думают о произошедшем сами шпионы.

В силу специфики своей профессии такие люди обычно избегают публичных заявлений, однако пан-арабскому агентству новостей Аль-Джазира каким-то образом удалось получить комментарий от вполне авторитетного шпиона Роберта Гренье (Robert Grenier) — шефа резидентуры ЦРУ США в Исламабаде с 1999 по 2002 год, а затем директора контр-террористического центра ЦРУ.

И вот что он пишет, практически дословно.

В разнообразных комментариях, появлявшихся по поводу предполагаемого убийства израильтянами Махмуда аль-Мабхуха, на Mossad обрушивается изрядная масса критики.

Как могло получиться так, вопрошают обычно критикующие, что хваленая шпионская спецслужба Израиля оставила за собой настолько много следов? Разве целью подобных операций не является «устранение» противника без обнаружения?

Согласно подобным анализам, одним из главных следствий обнаружения становится мощный политический и дипломатический «шторм», так что данная операция Израиля — ибо мало кто в этом сомневается — начинает выглядеть словно гигантский провал.

Я бы предположил, однако, что все эти критики упускают суть происходящего.

И помимо всего прочего, они судят с позиций старой парадигмы, которая ныне уже просто не имеет значения.

Суть же происходящего в том, что сегодня, когда повсюду в изобилии расставлены камеры видеонаблюдения, когда имеются возможности для всеобъемлющего анализа характерных паттернов в использовании сотовых телефонов и платежных банковских карт, когда все данные о поездках людей компьютеризированы и в мгновенье ока могут становиться доступными для анализа, когда все больше используется биометрия и машинно-читаемые паспорта, а правительства имеют возможность обмениваться информацией, касающейся безопасности и поездок — в этих условиях для оперативников спецслужб, выполняющих тайные операции, становится практически невозможным не оставлять за собой гигантское количество электронных следов.

И следы эти — когда и если появляется причина для их тщательного анализа — непременно предоставят тучу свидетельств и улик.

Задача оперативников состоит уже не в том, чтобы оставаться постоянно невыявляемыми — потому что это просто нереалистично.

Вместо этого у них теперь две главные задачи. Во-первых, двигаться достаточно быстро, чтобы свидетельства об их делах могли быть собраны только после уже произошедшего — как часть криминального расследования.

А во-вторых, сделать так, чтобы все эти разнообразные свидетельства, неизбежно появляющиеся постфактум, сколь бы убедительными они ни выглядели для идентификации преступников, при этом оставались бы лишь строго косвенными уликами.

И вот сегодня, когда вовсю полыхает скандал вокруг убийства в Дубаи, хоть кто-нибудь знает настоящие личности хотя бы кого-то из этих израильских оперативников?

Фактически, нет ничего, что мешало бы официальным лицам Израиля делать именно то, что они и делают — отказываться как подтверждать, так и отрицать свою причастность к этой операции, попутно настаивая, чтобы их обвинители так и не предъявили по-настоящему неопровержимые доказательства.

Конечно, соглашается далее Р. Гренье, негативная дипломатическая и общественная реакция тоже важны для государства Израиль. Но ведь в целом это уже совершенно другой вопрос, не так ли?

Поскольку такого рода цена вполне предсказуема, решение о запуске подобной операции в глазах руководителей Израиля выглядит как что-то типа калькуляций — оправдают ли прибыли от операции ее цену или нет.

И перед тем, как нам, сторонним наблюдателям, делать какие-либо собственные выводы на данный счет, давайте, предлагает Гренье, кинем беспристрастный взгляд на содержимое той цены, которую приходится платить.

Да, целый ряд западных стран сегодня заметно раздражен на Израиль из-за того, что он использовал их паспорта и украл личности их граждан. Но, рассуждая реалистично, что они теперь предпримут? Насовсем разорвут отношения? Вряд ли.

Израильтяне и не ожидают, что их действия кому-то понравятся, да и, честно говоря, им это по барабану — особенно в тех ситуациях, когда на ставку поставлена их безопасность. Так что до тех пор, пока не затронуты их особые отношения с Америкой, они могут позволить себе оставаться абсолютно безразличными.

Простая и жестокая правда заключается в том, что в итоге никто — причем здесь подразумеваются все озабоченные правительства, включая и озабоченные арабские страны — никто в действительности не станет особо поднимать шум, по крайней мере сколь-нибудь долгое время, по поводу кончины этого Махмуда аль-Мабхуха.

Да, конечно, будет некоторая неприятная напряженность, однако очень скоро жизнь вернется в обычное русло.

Ну а вопросы о том, правильно это или нет, и должно ли так быть — это все несущественно. Потому что на основе всех прошлых событий абсолютно очевидно, что именно так все и будет происходить…

[Конец цитаты, как говорят в таких случаях.]

Еще раз, наверное, уместно напомнить, что вы познакомились с мнением профессионального шпиона. А это, как известно, категория на редкость циничных людей.