Большой мрак и «Маленький брат»

(Декабрь 2007)

little-bro

Многие люди, не имеющие никакого юридического образования, уже давно замечают, что жизнь в эпоху компьютерных и сетевых технологий как-то уж слишком сильно расходится с принятым в государстве законодательством об охране авторских прав (совокупно и кратко обычно именуемым «законом о копирайте»).

Законодатели и юристы, стоящие на страже правопорядка, это очевидное несоответствие в большинстве своем замечать словно не желают.

Однако есть, к счастью, и среди юристов умные люди, руководствующиеся не только интересами тех, кто продавливает или проплачивает глупые/опасные законы, но еще и здравым смыслом. Такие как, скажем, американский профессор-правовед Джон Техранян из Университета Юты, опубликовавший недавно обзорно-аналитическую работу под красноречивым названием «Нация нарушителей. О реформе копирайта и разрыве между законом и нормой» [John Tehranian. Infringement Nation].

В этой статье Техранян предлагает читателю проследить один вполне заурядный день из жизни обычного человека, «профессора Джона», и методично зафиксировать все те ситуации, когда он явно нарушает букву закона о копирайте. И, соответственно, подсчитать, во что это выливается при установленном в США наказании за каждое такое нарушение в размере (потенциально) до 150 тысяч долларов.

Итак, что же за «преступления» ежедневно совершает профессор? Прочтение адресованного ему письма электронной почты – еще не криминал, а вот включение в ответ полного текста полученного послания – это уже посягательство на копирайт.

Также как и татуировка на плече профессора, изображающая персонаж из популярного мультфильма. Если же Джон снимает рубашку в бассейне, то эта татуировка переходит в разряд «публичной демонстрации» авторского произведения, скопированного без разрешения владельца копирайта.

Исполнение с приятелями и подружками песенки Happy Birthday на праздновании дня рождения друга в ресторане – это не авторизованное правовладельцем публичное исполнение. А съемка происходящего на видеокамеру – неавторизованное, соответственно, воспроизведение.

Причем тяжесть преступления существенно усугубится, если в объектив камеры попала еще и картина, висящая подле стола на стене ресторана (и скопированная, ясное дело, без разрешения правовладельца).

В итоге же в течение всего одного дня насчитывается 83 нарушения закона, которые при максимально строгом наказании в совокупности тянут на 12,45 миллионов долларов. Или, в пересчете за год, на умопомрачительную сумму в 4,5 миллиарда долларов.

И это, надо отметить, за совершенно обычную повседневную жизнь без каких-либо «сомнительных» действий вроде пользования пиринговыми сетями файлообмена.

Техранян особо подчеркивает, что все описываемые им ситуации с нарушением действующего закона о копирайте не касаются так называемых «черных или серых зон» права. Это ситуации из жизни гигантского числа совершенно обычных людей, уверенных, что они не совершают абсолютно ничего противозаконного, аморального или даже в малейшей степени предосудительного.

Конечно, эта абсурднейшая ситуация не настала неожиданно и вдруг. В США, в частности, новый закон о копирайте, автоматически делающий автора любого произведения правовладельцем без всякой регистрации, был принят еще в 1976 году. Однако давно существующая в обществе и праве норма о «честном использовании» (грубо говоря, о копировании без получения финансовых выгод) долгое время позволяла не доводить закон до абсурда.

С принятием же в конце 1990-х новой версии закона в виде DMCA или «Законе о копирайте в цифровом тысячелетии» ситуация радикально изменилась, поскольку теперь «честное использование» неявно трактуется как опасная и вредная идея, подлежащая искоренению.

Более того, поскольку цифровые технологии очень удобны не только для массового копирования контента, но и для документального фиксирования нарушений закона, крупные правовладельцы энергично ринулись наказывать «преступников-расхитителей» силами полиции и судов. А те послушно, в полном соответствии с буквой закона, ныне могут наказать какую-нибудь мать-одиночку штрафом в 220 тысяч долларов за две дюжины MP3-файлов, выложенных в общий сетевой доступ для знакомых.

И поскольку Сеть границ не знает, ныне американский закон DMCA под давлением транснациональных лоббистов в той или иной форме интенсивно копируют законодатели других стран в Америках, Европе и Азии. Работа же Джона Техраняна (как и симпозиум по проблемам реформы копирайта, откуда она взята) призывает юристов и законодателей остановиться.

И задуматься, наконец, о том, куда заведут общество законы, все дальше и дальше отрывающиеся от естественных норм жизни.

Один из вариантов такого будущего дает Кори Доктороу, проживающий в Британии канадский писатель-фантаст и публицист, также знаменитый в компьютерном сообществе своей неустанной борьбой за цифровые гражданские права.

Недавно им закончен новый роман «Маленький брат» [Cory Doctorow, “Little Brother”. Tor Teen, 2008]. Это первая книга автора, написанная специально для юных читателей в возрасте 9-13 лет и рассказывающая о движении сопротивления подростков-хакеров в Сан-Франциско, вступивших в схватку с антитеррористическими силами полиции во имя того, чтобы восстановить важнейший демократический закон Америки – «Билль о правах».

Сюжет, как можно понять даже из этого сверхкраткого изложения, словно похожий на бредовый сон, однако по сути своей очень плотно вплетенный в абсурдные реалии нынешней жизни.

О новой книге Доктороу хорошо и емко сказал уже прочитавший ее коллега-писатель Скотт Уэстерфелд (Scott Westerfeld):

«Воодушевляющая история о восстании техно-гиков, столь же необходимая и опасная, как файлообмен, свобода слова и вода в бутылках на борту самолета»…