Полицейский хайтек

(Апрель 2008)

О новых ИТ-средствах в арсенале правоохранительных органов.

police-laptop-inline

Вы бы и не узнали, что тут происходит

В американском штате Вашингтон, расположенном очень далеко от одноименной столицы и имеющем длинную границу с Канадой, недавно встречался с местным населением довольно высокий по здешним меркам государственный чин, отвечающий за госбезопасность.

Главной целью этих встреч было разъяснить, почему федеральное правительство с некоторых пор стало тотально проверять удостоверения личности у пассажиров на сугубо внутренних рейсах паромов.

К концу своей речи, так и не сумев убедить скептически настроенную аудиторию в том, что подобными действиями власти отлавливают террористов, а не насаждают тоталитарные порядки в свободной когда-то стране, чиновник вдруг поведал несколько неожиданную историю из нынешней жизни правоохранительных органов.

По ходу рассказа выяснилось, что агенты федерального правительства на постоянной основе незримо отслеживают трафик на всех крупнейших автомагистралях, в частности и на местном хайвее Interstate 5, в поисках так называемых «грязных ядерных бомб», т.е. взрывных устройств, начиненных опасными радиоактивными веществами.

Контроль ведется с помощью настолько чувствительных детекторов радиации, что случаются, бывает, весьма примечательные инциденты вот такого рода.

По шоссе Interstate 5 двигался автомобиль со скоростью порядка 100 км/час. На разделительной полосе автострады, примерно в 20 метрах от проносящейся машины, датчик поста отловил в ней источник радиации. Сработал сигнал тревоги – и началась традиционная автопогоня, длившаяся впрочем совсем недолго, ибо удирать от преследования никто и не пытался.

Когда машина была остановлена, озабоченная полиция первым делом опросила явно не понимавшего что происходит водителя, а затем провела осмотр автомобиля. Никаких радиоактивных бомб, ясное дело, там не нашли, хотя небольшой источник радиации все-таки обнаружился. Им оказалась кошка водителя, больная раком и за три дня до этого проходившая курс лечения радиологическим облучением…

Интересна ремарка рассказчика, которой он заключил свою историю:

«Вот это — тот тип технологий, которыми мы ныне располагаем. Вы их просто не видите. И если бы я не рассказал вам о них, вы никогда бы и не узнали, что тут происходит».

Эта фраза как нельзя лучше подходит в качестве вступления к рассказу о новых технических средствах в арсенале современной полиции. По естественным причинам о них не трубят на всех углах, однако несомненно, что подобные средства для работы компетентных органов весьма важны, а роль их со временем будет только увеличиваться.

nypd-smart-car

[ВРЕЗКА 1]

Дешево и сердито

Полиция американского города Оукридж, шт. Орегон, недавно освоила два очень недорогих, но в то же время весьма эффективных инструмента для борьбы с преступностью.

В конце февраля (2008) местное полицейское управление завело собственную страницу на популярнейшем веб-сайте «народного видео» YouTube, где разместило видеоролик с десятком главных преступников, находящихся в розыске. Посетители сайта могут рассмотреть фотографии разыскиваемых, узнать о совершенных ими делах и связаться с полицией, если знают их местоположение или располагают дополнительной информацией.

Столь незамысловатое, казалось бы, хайтек-новшество оказалось на удивление эффективным. В течение уже первых двух недель были найдены трое (или «почти четверо») из десяти наиболее разыскиваемых полицией персонажей. Причем двое из них сдались добровольно, увидев собственные портреты в столь популярном месте, как YouTube.

Арест третьего преступника пришлось отменить, поскольку благодаря сайту стало известно, что он уже довольно давно проходит обширный курс лечения в психиатрической больнице. Что же касается четвертого «бегуна», то по его поручению близкий родственник вступил в переговоры с полицией для обсуждения условий сдачи. Оказавшийся столь полезным видеоролик на YouTube регулярно обновляется по мере отлова разыскиваемых лиц.

Другая хайтек-инициатива полиции Оукриджа, введенная в середине марта, выглядит еще менее изощренной, но тоже быстро начала приносить плоды. В диспетчерском центре полиции (обслуживающем срочные вызовы) завели особый сотовый телефон, принимающий исключительно текстовые сообщения.

Все звонящие могут присылать свои свидетельские показания, подсказки об участниках преступлений или любую другую содержательную информацию о криминальных случаях, делая это при желании анонимно. Возник столь своеобразный сервис вовсе не случайно, ибо по наблюдениям полиции с ростом популярности SMS в народе многие люди гораздо охотнее сообщают важную информацию в текстовом виде, а не личными голосовыми звонками.

[КОНЕЦ ВРЕЗКИ 1]

Олимпийские рубежи

Британская полиция создает ныне первую общенациональную базу данных, в которой будут храниться миллионы фотоснимков лиц, шрамов, татуировок и прочих характерных признаков людей для того, чтобы автоматически устанавливать личности преступников по снимкам камер видеонаблюдения.

Пилотный проект под звучным названием FIND (от Facial Images National Database, «национальная база данных по лицам», или же просто НАЙТИ) запущен в ноябре 2006 года и для начала охватил полицию трех округов: Ланкашира, Западного Йоркшира и Мерсисайда. Основу базы составили 750 000 фотографий людей, подвергавшихся аресту за преступную деятельность самого разного рода.

Питер Нейруд (Peter Neyroud), глава NPIA, или «Национального агентства по модернизации полиции», недавно выступал перед членами парламентского спецкомитета по внутренним делам, обсуждавшего проблемы сползания Британии к «обществу слежки». В своем докладе Нейруд отметил, что база данных FIND — это лишь один элемент в куда более масштабной «технологической революции», происходящей ныне с полицией.

В ходе этих перемен, а именно к 2012 году, по словам Нейруда, все патрульные полицейские будут оснащены новыми компьютерами-смартфонами, радикально расширяющими их возможности. От взятия и сличения с базой отпечатков пальцев на месте задержания до скачивания нужных фотоснимков и прочей информации из центральной базы данных. Или, скажем, мобильного доступа к текущим либо архивным видеосъемкам камер наблюдения.

В настоящее время полиции приходится снимать отпечатки пальцев и делать фотографии подозреваемых лиц только после того, как они арестованы и доставлены в полицейский участок. Новые же компьютеры-смартфоны, повсеместное внедрение которых планируется завершить к Олимпийским играм в Лондоне в 2012 году, позволят быстро идентифицировать задержанных прямо на улице.

По словам Нейруда, в полиции рассматривают Олимпиаду 2012 в качестве очень удобного рубежа, стимулирующего сотрудников правоохранительных органов к быстрому и эффективному освоению новых хайтек-инструментов.

Пока что лишь три полицейских округа могут наполнять базу данных фотоснимками, а поиск сличением фотографий лиц с видеосъемкой осуществляется только для камер наблюдения в том округе, где дан запрос. К 2009 году, однако, предполагается развернуть базу данных до национальных масштабов, чтобы к ней могли подключиться все полицейские участки страны. А поиск проводить не только по фотографиям лиц, но и татуировок, шрамов и прочих заметных физических особенностей.

Конечная цель проекта — полностью автоматизированный розыск в общенациональном масштабе. Однако, тут же уточнил Нейруд, данная цель намечена для довольно далекого будущего, поскольку все нынешние тесты свидетельствуют о недостаточно высокой надежности программ распознавания лиц.

Усовершенствование системы ведется по нескольким направлениям. Например, каждая фотография в базе данных искусственно улучшается специальной технологией «лицевого картографирования» (facial mapping). В сочетании с программой распознавания лиц это существенно ускоряет процессы сканирования и позволяет камерам видеонаблюдения в реальном времени давать сигнал тревоги, когда в их поле зрения попадают разыскиваемые преступники.

[ВРЕЗКА 2]

Недешево, но тоже сердито

Полиция калифорнийского городка Эль-Кахон в пригороде Сан-Диего одна из первых в стране начала использовать продвинутую мобильную систему для автоматизированной идентификации номеров машин. Внешне это выглядит как вполне обычный патрульный автомобиль полиции с дополнительно установленным на крыше блоком из трех видеокамер, смотрящих в разные стороны.

Система стоимостью около 30 000 долларов самостоятельно делает снимки автономеров всех машин, попавших в поле ее зрения, и сверяет их со списком угнанных или находящихся в розыске транспортных средств. Как только удается отловить что-то существенное, о сути находки тут же извещается водитель патрульной машины.

Практически одновременно с появлением новой техники в Эль-Кахоне весной этого года, на другом конце страны, в одном из округов Майами, шт. Флорида, полиция начала осваивать другой хайтек-инструмент для борьбы с преступностью — беспилотные летательные аппараты, кратко именуемые дронами.

Небольшие БПЛА для нужд полиции изготовляет компания Honeywell International. Предварительные испытания техники сразу в нескольких регионах страны дали самые благожелательные отзывы, поэтому ожидается что и в полиции США дроны скоро получат столь же широкое распространение, как и в американской армии.

В отличие от армейских дронов, регулярно используемых не только для разведки, но и для уничтожения противника, полицейские БПЛА пока планируется использовать лишь в качестве дополнительных глаз в небе — при сопровождении тактических операций или мероприятий спецкоманд SWAT. Дрон полиции по виду напоминает авиамодель, весит около 7 кг и в сложенном виде помещается в рюкзак. Еще одно из важных достоинств аппарата — способность к вертикальному взлету и посадке. Стоимость одной такой машины, оснащенной продвинутыми средствами наблюдения и навигации, что интересно, составляет тоже порядка 30 000 долларов.

[КОНЕЦ ВРЕЗКИ 2]

Видеть все и сразу

Помимо больших планов вокруг разворачивания FIND, в Британии имеется не менее крупномасштабная программа по дальнейшему развитию и объединению систем CCTV, сетей камер видеонаблюдения, которые ныне становятся способны не только идентифицировать людей, но и выявлять подозрительное поведение. Эта функция представляется особо полезной в борьбе как с терроризмом, так и с уличной преступностью. Главная же проблема — очень высокая степень разрозненности CCTV-сетей, которые в большинстве своем принадлежат не государству, а всевозможным частным структурам.

Впервые о решительном намерении МВД и полиции объединить все CCTV-системы страны в единую общенациональную сеть стало известно в октябре прошлого (2007) года, вместе с публикацией официального документа на данный счет. Теперь же достижение этой цели трактуется еще и как важнейшее условие эффективной работы для новых мобильных устройств полиции.

Изобретение множества разнообразных аргументов в пользу единой системы видеонаблюдения объясняется по преимуществу вот чем. В британском обществе довольно много людей, в том числе и людей влиятельных, которые чувствуют себя крайне неуютно, когда на их глазах выстраивается та самая система тотальной слежки, что была обрисована для Англии в жуткой антиутопии Оруэлла «1984». Поэтому своего рода «опровержения» этих мрачных картин то и дело проскакивают в речах высокопоставленных чинов полиции и МВД.

Так, на уже упоминавшихся слушаниях в парламенте один из главных констеблей столицы, Ник Гэрвен (Nick Garvan), выразился примерно следующим образом:

«Совершенно неверны ощущения у той части публики, которая полагает, будто в тени общества имеется какого-то рода оруэлловская инфраструктура, а все эти камеры чертовски хорошо организованы в единую систему государственной слежки».

Но при этом тут же, словно не осознавая редкостную двусмысленность своей позиции, Гэрвен стал всячески убеждать парламентариев в острой необходимости именно такой по сути инфраструктуры, способной быстро получать и обрабатывать видеосъемку любой камеры по стране:

«Мы должны иметь доступ ко всем видеоматериалам местных администраций с минимумом бюрократии, поскольку всем известно, что такие материалы есть, и ничто не должно нам препятствовать в их использовании».

Согласно широко известным, но весьма приблизительным подсчетам, в Британии ныне насчитывается около 4,5 миллионов камер видеонаблюдения, что в пересчете на душу населения выше аналогичных показателей для любой другой страны мира. Английская полиция подвергает эти подсчеты большому сомнению, однако официально свидетельствует, что на государственные структуры в общем числе камер приходится лишь 16 процентов. Все остальные приходятся на бизнес-системы, а потому доступ к их съемкам сейчас получить органам не так-то просто — только по решению судебных инстанций.

Такая ситуация, с одной стороны, дает правительству возможность аргументированно отрицать построение оруэлловской модели государства. Министр внутренних дел Тони Макналти (Tony McNulty) все на тех же недавних слушаниях в парламентском спецкомитете авторитетно заявил, что превращение Британии в общество слежки — это не более чем миф. Вся слежка строго регулируется и бояться тут гражданам совершенно нечего.

Но, с другой стороны, о чем Макналти не сказал (как тут же выяснили ушлые журналисты), так это о секретных переговорах, которые в настоящее время министерство внутренних дел интенсивно ведет с другой государственной структурой, Информационным комиссариатом, где ведают проблемами защиты приватности и персональных данных граждан.

Цель этих тайных переговоров — каким образом можно было бы обеспечить силовым структурам полный и свободный доступ ко всем съемкам видеокамер наблюдения при расследованиях в отношении лиц, подозреваемых в терроризме. Ибо традиционную возню с обоснованиями для санкций суда силовые структуры считают крайне устаревшей практикой, чересчур обременительной и вообще мешающей в работе…

Формулируя то же самое чуть иначе, полиция и спецслужбы хотели бы иметь одновременно быстрый, полный и совершенно бесконтрольный доступ ко всем видеосъемкам камер в общенациональном масштабе. Ибо под «терроризм» сегодня могут подверстать все что угодно, от нелегальной иммиграции до контрафактных компакт-дисков. То есть как ни крути, опять типичный Оруэлл получается.

[ВРЕЗКА 3]

Симметричный ответ

Борьба полиции за порядок на автодорогах в последние годы породила весьма широкий спектр технических идей, призванных помочь в этом непростом деле. От микроволновых пушек, направленным пучком дистанционно выводящих из строя бортовую электронику автомобиля для его принудительной остановки, до прилипающих снарядов с GPS-маячком, выстреливаемых вслед уходящему от погони автосредству — для его незаметного отслеживания и аккуратного задержания в более подходящей безаварийной обстановке.

Однако самым распространенным техническим средством для обеспечения порядка, безусловно, продолжают оставаться радары полиции, фиксирующие превышение скорости и своими показаниями дающие бесспорные основания для штрафования водителей.

Бесспорными эти показания, конечно, считаются не потому, что выдают абсолютную истину, а по той причине, что, как показывает статистика, примерно 19 из 20 водителей предпочитают не связываться с полицией, даже если уверены в своей невиновности и ошибке прибора. Однако вместе с широким распространением GPS-устройств среди населения эта ситуация начала понемногу меняться.

Просто GPS-приемник в машине здесь мало чем поможет, однако существуют специальные сервисы слежения, за определенную плату ведущие через GPS постоянную регистрацию скорости транспортного средства. Подобные сервисы, к примеру, любят некоторые заботливые родители, доверяющие своим юным чадам машину лишь при условии аккуратной езды и технического контроля за скоростным режимом.

Именно в такой ситуации находился 17-летний калифорниец Шон Мэлоун, когда на основании показаний радара ему недавно вчинили штраф за скорость 99 км/ч на участке с ограничением скорости до 70 км/ч. Строгий (но справедливый) отчим, установивший в машину GPS, тут же скачал лог-файл системы слежения за соответствующий период, из которого следовало, что с точностью до 30 метров в зоне действия радара машина Шона шла в пределах дозволенной правилами скорости.

Приложив эту распечатку, отчим официально опротестовал предъявленный штраф. Автоинспекция пока что не привыкла к столь мощно подкрепленным возражениям граждан и первым делом пытается подвергнуть сомнению точность показаний GPS в сравнении с радаром полиции. Однако, как показывает практика, если подобное дело все же доходит до суда, побеждает тут аппаратура GPS.

[КОНЕЦ ВРЕЗКИ 3]

Знать, что происходит

Дебаты, недавно начатые и отнюдь еще не законченные в парламенте Великобритании, представляют очевидный интерес для всех. В каком-то смысле можно говорить, что технологический уровень британских спецслужб и полиции сегодня — это день завтрашний для соответствующих органов самых разных стран по всему миру.

Примерно так же можно говорить, что сегодняшняя острая дискуссия о формах доступа полиции к гигантской базе данных общественного транспорта Лондона непосредственно касается не только всех крупных городов Британии, переходящих на аналогичную технологию бесконтактных карт-проездных, но и огромного числа других мегаполисов на планете. Поскольку и карты, и считыватели, и базы данных для их централизованного сопровождения во всех странах теперь примерно одни и те же.

А в полиции или контрразведке всех государств прекрасно понимают, сколь удобным средством для облегчения постоянной слежки являются — наряду с сотовыми телефонами — персональные проездные билеты. Благо в базах данных транспортной системы точная информация обо всех поездках лица может годами сохраняться буквально с поминутной аккуратностью.

Поэтому вполне естественно, что среди вопросов к Информационному комиссариату Британии, ведающему защитой приватности, сразу встал и вопрос о ситуации с базой по Oyster-картам, используемым для универсальной оплаты проезда в общественном транспорте Лондона. В комиссариате подтвердили, что и об этой базе с МВД и MI5 ведутся секретные переговоры, раскрыть подробности которых никак невозможно по причинам национальной безопасности.

Сейчас полиция и спецслужбы вполне могут затребовать и, соответственно, без проблем получают записи по Oyster-картам – но только при расследованиях в отношении вполне конкретных людей. Однако к поискам по всей базе и проведению обширных датамайнинговых процедур обработки органы просто так подобраться не могут.

Пока не могут, точнее говоря. Потому что у полиции и контрразведки, как и в ситуации с объединением всех CCTV-камер в общую сеть, есть множество аргументов, доказывающих острую необходимость подобных инструментов при отлове террористов и прочих опасных преступников. Как правило, здесь ссылаются на богатый опыт США, где датамайнинговыми поисками в гигантских базах данных силовые структуры реально занимаются уже многие годы.

Для критиков же подобного подхода преимущества «американского стиля» представляются весьма спорными. Когда для террориста заранее выстраивается некий гипотетический «профиль» поведения, а затем туча данных в разных базах просеивается для выявления подозреваемых, подпадающих под этот профиль, итогом поисков могут и становятся вовсе не преступники, а совершенно невинные люди.

Доказать или, тем более, опровергнуть принадлежность подозреваемого человека к террористам по косвенным признакам бывает чрезвычайно сложно. Однако последствия от простого попадания в список подозреваемых могут быть весьма болезненными: отстранение от должности, связанной с секретами, для резидентов; потеря иммиграционного статуса для иностранцев; другие сложности с устройством на работу и так далее.

Иначе говоря, мощные технические средства способны не только решать проблемы, но и в достатке порождать новые. Впрочем, подобная ситуация характерна вовсе не только для полиции.

# # #

[МЕЖКОЛОННЫЕ ВРЕЗКИ]

В ряде штатов США обсуждают закон, обязывающий производителей модернизировать выпускаемое оружие таким образом, чтобы при каждом выстреле на гильзу ставился штамп с серийным номером ствола. Изготовители оружия, естественно, изо всех сил сопротивляются и заверяют, что подобные новшества добавят не меньше 200 долларов в цену каждого изделия.

* * *

Сообщения SMS ныне часто фигурируют в судах и уголовных расследованиях при доказательстве вины или, напротив, алиби подозреваемых. На факультете судебно-медицинской психологии в британском Университете Лестера есть специальный проект, цель которого — наработать эффективные методы для выявления характерных лингвистических структур в SMS-текстах для надежного установления автора послания.

The END