О фибрах души

( Март 2022, idb.kniganews )

При подготовке очередного эпизода из цикла «Виттен и Одна Чёрная Птица»  проявились его тесные взаимосвязи с сериалом «Бэкон и книга Картье» .  В качестве же текста-моста, закрепляющего эту связь, удобно привлечь следующий материал из Sci-Myst, то есть «научно-мистического детектива» проекта kniganews.

Sci-Myst #2 (январь 2015)

В новый раздел проекта с самого начала подбираются новости не в случайном разбросе, а очевидно связанные друг с другом единой направленностью. Поэтично красивого названия у этой темы пока нет, зато суть ясна вполне: «Физика души материи».

Если первый текст раздела был посвящен квантово-информационным аспектам в работе «одномерной пассивной памяти» на основе гирлянды кубитов, то теперь будет рассказ о том, каким образом такая гирлянда, вероятнее всего, устроена в природе.

(Следует уточнить, что речь идет о той части природы, которую мы по естественным физическим причинам наблюдать не можем. Но для всестороннего изучения предмета наукой подобные обстоятельства уже давно не являются препятствием.)

Акустический левитатор

В январе 2015 года один из наиболее известных в мире журналов, посвященных прикладным задачам физики, Applied Physics Letters, вышел примерно с той же картинкой на обложке, что дана здесь в заголовке. Но только в перевернутом «вверх тормашками» виде, так сказать.

Что так, что эдак, суть картинки в общем-то не меняется. Ибо изображает она новое интересное устройство акустической левитации – позволяющее манипулировать подвешенными предметами хоть на земле, хоть в космосе, то есть при отсутствии силы тяжести и таких понятий, как «верх» и «низ».

Почему для лучшего постижения тайн души обложку журнала лучше все же перевернуть, станет яснее при общем взгляде на картину. А пока куда полезнее познакомиться с содержательной частью данной работы физиков из Бразилии и Уругвая. Занимавшихся, строго говоря, в своих исследованиях совсем другой задачей, для них абсолютно никак не связанной с тонкостями душевной организации материи. (M.A.B. Andrade, N. Perez, J. Adamowski. «Particle manipulation by a non-resonant acoustic levitator». APPLIED PHYSICS LETTERS 106, 014101. 5 Jan 2015, http://dx.doi.org/10.1063/1.4905130)

Название статьи латиноамериканских ученых можно перевести как «Манипуляции частицами с помощью не-резонансного акустического левитатора», а самые важные и примечательные результаты этой работы сводятся к следующим моментам.

Хотя акустической левитацией – подвешиванием и оперированием предметами в пространстве за счет силы звука – начали успешно заниматься, как минимум, еще с 1940-х годов, особо впечатляющий прогресс на данном направлении наблюдается в последние годы.

На сегодняшний день имеется целое множество разнообразных систем подобного рода, однако в конструктивной основе своей все они так или иначе имеют два принципиально важных элемента: излучатель и отражатель. Излучатель или «трансдюсер» испускает звуковые волны, а отражатель или «рефлектор» эти волны, соответственно, отражает (но в некоторых схемах может и сам быть активным). Волны, естественно, накладываются друг на друга, из-за чего в пространстве образуется интерференционная картина их взаимодействия.

Для задачи левитации главная суть этой физики – в порождении стоячих волн, имеющих точки минимума (узлы) акустического давления и точки максимума (пучности). В условиях, когда разность давления звука между точками пучности и точками минимума становится достаточно сильной, появляется возможность стабильно подвешивать в подобных «ловушках» не очень тяжелые предметы.

Помимо захвата и фиксации таких «частиц» в одной точке, со временем научились также акустически и перемещать их на небольшие расстояния в пространстве. Но по большому счету, однако, это были все же лишь локальные победы. Почти во всех устройствах левитации, применяемых сегодня, для того, чтобы эффект подвешивания надежно работал, расстояние между излучателем звука и рефлектором должно быть тщательно откалибровано для достижения резонанса.

Формулируя чуть иначе, расстояние разделения должно быть кратно половине длины волны того звука, что создает акустическое силовое поле. Если эту критично важную дистанцию между трансдюсером и рефлектором нарушить, то структура стоячей волны разрушается и «волшебный» эффект левитации, соответственно, пропадает.

Отсюда понятно, наверное, что левитаторы резонансного типа, мягко говоря, не очень удобны для решения практических задач. И одно из главных достижений нынешней работы в том, что ученым удалось создать простое не-резонансное устройство, которое не требует для своей работы никакой особой настройки. Просто включили излучатель – и вот вам левитация. (Достигается этот трюк за счет особой, вогнутой, формы рефлектора).

Еще одна важная особенность технологии – это широкий простор для манипуляций подвешенными частицами, поскольку особая конструкция отражателя вполне допускает его смещения и наклоны (в определенных допустимых пределах, естественно). Манипуляции рефлектором означают смену положения энергетических узлов-«ловушек», а значит – и перемещения попавших в них частиц.

Следующий важнейший момент (особо важный для темы «фибры души») – это то, что вогнутый рефлектор порождает в пространстве целую гибкую гирлянду таких стабильных ловушек. Или иначе, обеспечивает механизм как для устойчивой, так и подвижной фиксации в пространстве одномерной последовательности частиц.

И наконец, дабы подчеркнуть не только прикладную, но и теоретическую значимость работы, осталось отметить еще два таких момента в историческом контексте.

С чисто практической стороны данная схема не-резонансного левитатора развивает идеи американского инженера Чарльза Рея (Charles A. Rey) из компании Intersonics Inc, запатентовавшего свое изобретение еще в начале 1980-х годов. Что же касается теоретической стороны, то вся нынешняя конструкция была заранее просчитана и предсказана исследователями в компьютерной модели, выстроенной на основе «теории акустических потенциалов Горькова» (созданной в начале 1960-х).

Когда эффектный эксперимент полностью подтверждает теоретические расчеты, для ученых это уже праздник и победа, ясное дело. Но если принять во внимание, что Лев Петрович Горьков известен отнюдь не как специалист по акустике, а как мирового уровня теоретик в области квантовой физики, сверхпроводимости и наноструктуры материалов, то очевидно имеются основания насторожиться и копнуть тему чуть поглубже…

Контекст-фактура

Прежде, чем куда-то углубляться, однако, имеет смысл хотя бы совсем вкратце осветить факты и тот весьма специфический контекст, на фоне которого в науке XX века возникла тема акустической левитации. А также близко примыкающие к ней темы шифров в текстах Бэкона и Шекспира, криптографии в секретных спецслужбах, шифрования информации в спиралях ДНК и самоорганизации кристаллов-спиралей в пылевой плазме.

(Мало кому известные, но вполне достоверные и проверяемые) Факты истории таковы, что самое первое в истории современной физики устройство акустической левитации – еще в начале XX века и до мировой войны – решил соорудить американский фабрикант-миллионер Джордж Фабиан. Вкладывая свои капиталы в развитие науки, Фабиан построил недалеко от Чикаго весьма своеобразный научно-исследовательский институт, получивший от основателя имя «Ривербэнкские лаборатории».

Одним из стартовых проектов лабораторий стало систематическое дешифрование древних книг XVII века, так или иначе относившихся к кругу мистиков-розенкрейцеров. Причиной же тому было вот что.

На Фабиана произвели сильное впечатление криптографические изыскания некой мадам Элизабет Гэллап, которая освоила вскрытие известного «двухлитерного шифра» Фрэнсиса Бэкона и научилась выявлять такого рода замаскированные (или стеганографические, как выражаются ныне) криптограммы в текстах старинных книг. Ну а при спонсорской поддержке Фабиана перехавшая в Ривербэнк мадам занялась регулярным исследованием подобной литературы и извлечением из нее весьма любопытной (а зачастую и вызывающе невероятной) информации.

Подробности на данный счет можно найти в материале «Если дело дойдет до суда…», здесь же особо интересен вполне конкретный технический эпизод истории. Один из дешифрованных текстов Фрэнсиса Бэкона содержал в себе достаточно подробное описание машины для акустической левитации. Несложная, в принципе, конструкция крайне заинтересовала Фабиана, он решил ее воссоздать – и вскоре в Ривербэнке родилась собственная акустическая лаборатория (успешно работающая, кстати, на том же месте и по сию пору).

Самым же знаменитым «продуктом» лабораторий Фабиана было, однако, суждено оказаться не столько странным научным открытиям и технологиям, сколько одному вполне конкретному человеку – биологу-генетику Уильяму Фридману. Приглашенный в Ривербэнк для развития сельскохозяйственного направления, Фридман быстро, мощно и неожиданно для самого себя проявился там как гениальный криптограф – лихо вскрывавший такие шифры, которые для остальных тут казались чрезвычайно сложными.

Из-за разразившейся вскоре первой мировой войны бесспорный криптографический дар Фридмана сделал его ведущим криптоаналитиком американской армии, а впоследствии – и одним из основателей Агентства национальной безопасности США. Подробности этой истории можно найти в материалах «Наука a la Riverbank» и «Крипто-акустика» , ну а главным следствием такого поворота событий стало то, что шпионская служба уже навсегда и бесповоротно увела генетика Фридмана от задач биологии. А потому в период после второй мировой войны он абсолютно никак не участвовал в дешифровании кода спирали ДНК. Хотя по всему должен был бы – но занимался вместо этого куда менее благородными делами…

Естественно, нет абсолютно никаких оснований предъявлять претензии лично Уильяму Фридману за то, что он выбрал для себя такой жизненный путь – оставив открытую науку и предпочтя ей темные тайны спецслужб. Но есть, однако, основания считать, что и по этой причине, среди прочих, та ключевая роль в природе, которую совместно играют акустика и гирлянды спиралей, несущих в себе закодированную информацию, постигается наукой поразительно медленно и тяжело.

О том, до какой степени раздельно и по сию пору без взаимных увязываний фактов идут здесь научные исследования, можно прочесть в текстах «Левитация и звук», «Процесс пошел» и «Эволюция спиралей». Ну а здесь пора переходить к наиболее странной теме – имеющей прямое отношение к розенкрейцерам (гностикам эпохи на рубеже Средневековья и Просвещения), но по естественным причинам пока что ни в каких приближениях не исследуемой в истории науки.

Гностический детектив

Для первичного погружения в данную тему – под рабочим названием «Методы архонтов» – можно порекомендовать текст «Главная тайна Со-знания» (в частности, разделы в начале и конце, посвященные Уильяму Кингдону Клиффорду и «новому гностицизму»).

Ну а здесь, когда у читателей уже не возникает вопросов типа «что такое материя разума или mind-stuff» и «кто такие архонты», следует дать некоторые пояснения относительно нестандартных способов расследования на таких «местах преступления», где при первом взгляде нет ни собственно криминала, ни его следов…

Ну разве можно, скажем, хоть кого-то обвинять в том, что великий ученый XIX века, математик Клиффорд прожил всего 33 года и умер в самом расцвете творческих сил? И разве это преступление, что за полтора без малого столетия, прошедших после смерти Клиффорда, в мире так и не вышло ни одной биографической книги о достижениях этого чрезвычайно разностороннего гения и его удивительных идеях, опережавших свое время на многие десятилетия?

В каком-то смысле речь идет о высочайшем искусстве злоупотреблений властью – когда преступления безнаказанно совершаются, но ни у кого даже мысли не возникает, что творится тут нечто очень нехорошее и несправедливое. Причем происходит это массово, постоянно и у всех на глазах – но никто этого не замечает. А потому и нет никаких серьезных попыток восстановить справедливость…

После таких комментариев самого общего характера естественно рассмотреть какой-нибудь частный пример из современности. Иначе говоря, пора вернуться к вполне конкретному феномену не-резонансной акустической левитации. И присмотреться повнимательнее к основам новой технологии. Выделив там два начала, практическое и теоретическое, и два непосредственно связанных с ними ключевых имени – Чарльз Рей и Лев Горьков.

Так вот, если смотреть на происходящее действительно внимательно, то в интернете обнаруживаются (точнее, «НЕ обнаруживаются», что существенно) вот какие вещи.

Про очень мало кому известного американского инженера-изобретателя Ч. Рея в Сети нет практически никакой информации, кроме нескольких патентов на его изобретения вокруг акустической левитации, а также посвященных этому же статей в специализированных научных журналах. Абсолютно ничего странного, тут, конечно же, нет.

Несколько необычно выглядит, разве, лишь то, что фирма Intersonics Inc., где много лет работал Рей, несмотря на долгую историю в несколько десятилетий и функционирование вплоть до недавнего времени, абсолютно никак не представлена в интернете.

Иначе говоря, у Intersonics Inc то ли вообще нет и никогда не было своего веб-сайта, то ли его адрес засекречен и никак не фигурирует в базах поисковых машинах. Второй вариант вполне возможен, учитывая известные (по финансовым документам) связи этой небольшой компании с правительством США и аэрокосмической индустрией.

По причине отсутствия содержательной информации о фирме, каких-либо непосредственных взаимосвязей между Intersonics и Акустической лабораторией Riverbank в явном виде не наблюдается. Но есть вот какой интересный факт. Базовый офис Intersonics находится в городке Нортбрук, лежащем на северо-западной окраине мегаполиса Чикаго. И практически там же, к западу от Чикаго и в двух-трех десятках минут езды от Нортбрука, в городке Женева расположена Ривербэнкская акустическая лаборатория.

Конечно же, столь интересное географическое совпадение можно назвать и чистой случайностью. Но случайности тут бывают обычно лишь для тех, кто не хочет видеть…

В ситуации с большим советским-затем-американским ученым Львом Петровичем Горьковым картина, казалось бы, выглядит совершенно иначе. Получивший известность еще в молодости, в 1950-е годы, как один из пионеров в теоретических исследованиях сверхпроводимости, академик Горьков за свою долгую творческую жизнь во множестве областей физики достиг выдающихся научных успехов, которые были отмечены целым рядом высоких наград.

Но вот в конкретной связи с акустической левитацией можно заметить следующую интересную штуку (точнее, ее отсутствие).

Во всех юбилейных поздравлениях, от имени отечественной науки чествующих большого ученого в связи с 60-летием, 70-летием и 80-летием, в перечислениях его достижений нигде ни словом не упомянута критично важная в данном контексте работа об «акустических потенциалах Горькова».

При этом можно напомнить, что в 1961 году, когда соответствующая статья молодого в ту пору теоретика «О силах, действующих на малую частицу в акустическом поле в идеальной жидкости» (DJVU) была опубликована в «Докладах Академии наук СССР», ее представил ученому сообществу лично академик Л.Д. Ландау.

Хотя нет никаких сомнений, что в тот период данная задача рассматривалась в непосредственной связи с гидродинамическими моделями для квантовой физики микромира, а «теория Горькова» была воспринята как важное достижение, сегодня ее предпочитают не вспоминать. А если и вспоминают, то в куда более узкой области прикладной акустики – и без каких-либо отсылов к природе микромира.

Другой характерный пример – это впечатляющий список наград Горькова и коллег, вместе с которыми он их получал. Среди прочих призовых позиций есть там такие, в частности.

В 1966 году Горьков получает высшую для ученых СССР Ленинскую премию – совместно с А. А. Абрикосовым и В. Л. Гинзбургом – за разработку теории сверхпроводящих сплавов и свойств сверхпроводников в сильных магнитных полях.

В 1991 году Горьков удостоен Премии им. Дж.Бардина – опять совместно с А. А. Абрикосовым и В. Л. Гинзбургом — за цикл работ по теории сверхпроводимости.

Ну а в 2003 году примерно те же светила, А. А. Абрикосов и В. Л. Гинзбург, получают главную для физиков награду, Нобелевскую премию — «за основополагающие работы по теории сверхпроводнииков и сверхтекучих жидкостей», но только без Горькова, совместно с американским физиком Энтони Леггетом.

В истории присуждения Нобелевских премий наберется сколько угодно подобных историй, когда явно заслуживающих того ученых престижная награда по тем или иным причинам обходила стороной. Это вполне обычное дело (хотя для кого-то и довольно обидное) – ведь премия всего одна, а достойных претендентов всегда много больше.

Однако, конкретно в исследуемом здесь контексте можно заметить, что Лев Горьков (сам того не ведая) продолжил, похоже, весьма примечательную традицию, согласно которой главная награда физиков упорно обходит стороной тех ученых, кто так или иначе в своих изысканиях затрагивает природу тахионов. То есть крайне необычных частиц, нарушающих привычные законы физики, но – согласно основам квантовой теории – имеющих полное право на существование (а значит, и зачем-то нужных природе).

Специфический перечень «обделенных» в этой связи знаменитостей начинается с Арнольда Зоммерфельда – кто первым предсказал тахион (когда и слова-то такого в науке еще не было), кого коллеги по разным поводам выдвигали на «нобелевку» свыше 80 раз (абсолютный рекорд), однако премии который почему-то так никогда и не получил…

Дополнительные подробности на данный счет можно найти в тексте «Без паники – тахионы», однако именно здесь куда более важен примыкающий к нему текст «Тахионный кристалл».

Во-первых, потому что этот объект с интересным названием является одним из наиболее заметных «предметов умолчания» в современной теоретической физике. Во-вторых, потому что именно тахионный кристалл дает внятные объяснения тому, зачем вообще природе понадобились тахионы.

В-третьих, в основе ламинированной или слоеной структуры этого кристалла, обеспечивающего голографическую природу реальности, обнаружен скелет из одномерных нитей, отчетливо похожих на спирали «временнЫх кристаллов» Фрэнка Вильчека (успевшего получить свою Нобелевскую премию, к счастью, ДО этого замечательного открытия).

В-четвертых, именно в этой структуре красиво сходятся давние идеи Уильяма Клиффорда о mind-stuff (материи разума) и концепция «перцептрониума» (осознающей материи) в новейшей теории сознания от Макса Тегмарка.

Ну и в пятых, наконец, одномерные гирлянды частиц, подвешенных в акустическом поле не-резонансного левитатора, дают предельно наглядную механическую аналогию того, каким образом скелет тахионного кристалла может быть устроен в природе.

И ясное дело, совсем не случайность, что теоретический расчет этой конструкции сделан на основе акусто-гидродинамической модели потенциалов Льва Горькова, ведущего в мире специалиста по сверхпроводимости в осциллирующих магнитных полях, нано-органическим проводникам и квази-одномерным металлам.

Post Scriptum на всякий случай. Для тех, кто сумел дочитать этот текст до конца, но в итоге так и не ухватил «при чем здесь архонты», можно настоятельно порекомендовать все же ознакомиться с материалом «Главная тайна Со-знания».

# # #

Дополнительное чтение в тему:

Дом летающих кубитов (1-мерная пассивная квантовая память),
Если дело дойдет до суда (Фрэнсис Бэкон и тексты Шекспира),
Наука a la Riverbank (акустика, криптография, генетика, Фридман),
Крипто-акустика (шпионы, Уильям Фридман),
Левитация и звук (акустика и космос),
Эволюция спиралей (1-мерные кристаллы в пылевой плазме),
Процесс пошел (1-мерные кристаллы во времени Ф.Вильчека),
Без паники – тахионы (странные частицы в теории струн),
Тахионный кристалл (структура в основе голографии природы),
Главная тайна Со-знания (Уильям Клиффорд и новый гностицизм),

%d такие блоггеры, как: