Бразильский орех и калибровочная сепарация, или Как это всплывает?

( Июнь 2020, idb.kniganews )

На фоне того, как фундаментальная физика всерьёз озаботилась ныне десятками миллиардов больших денег, нужных для сооружения нового дорогущего коллайдера, очень давние и по сию пору не решённые проблемы «малой физики» могут показаться несущественными пустяками. Но именно в таких «пустяках» на самом деле и скрывается в корне новая фундаментальная наука. Вовсе не требующая для своего развития неподъёмных многомиллиардных затрат.

На страницах одного из старейших и по-прежнему качественных отечественных журналов, «Успехи физических наук», в июньском номере опубликована примечательная статья о «механизмах и кинетике гравитационной сепарации гранулированных материалов» [1] .

За этим, прямо скажем, скучновато и прозаически звучащим названием в действительности таится мир удивительной физики и по сию пору неразгаданных загадок природы. В науке очень давно, ещё в XIX веке, было подмечено, что гранулированные материалы вроде песка могут даже при одной и той же температуре вести себя очень по-разному. В зависимости от условий демонстрируя свойства и твёрдых тел, и текучих жидкостей, и легко разлетающихся газов.

Более того, вибрирующие гранулированные материалы совершенно отчётливо и разнообразно нарушают общепринятые в науке представления о том, как должно выглядеть «естественное» поведение физических систем в природе. Но хотя из опытов все эти «противоестественные» вещи известны давно и достоверно, удовлетворительных теоретических объяснений для них так и не найдено по сию пору.

Нынешняя обзорно-аналитическая статья в УФН посвящена вовсе не этому странному и настораживающему факту, однако и прибегать к умолчаниям на данный счёт авторы не считают возможным или полезным. Цитируя текст дословно:

На протяжении уже многих десятилетий особенно пристальное внимание уделяется изучению эффектов перемешивания и разделения [сепарации] неоднородных частиц при вибрационном воздействии на гранулированные среды.

Однако, в настоящее время общая теория сепарации отсутствует и, более того, не прекращаются дискуссии в отношении физической сущности отдельных эффектов разделения частиц.

Достаточно сказать, например, что до настоящего времени идут давно возникшие споры в отношении механизма всплытия крупной частицы – в независимости от её плотности в слое мелких частиц под действием вертикальных виброколебаний. Соответствующее физическое явление получило название «эффект бразильского ореха» (Brazil Nut Effect).

Именно вот об этом любопытнейшем феномене и хотелось бы рассказать здесь поподробнее. Приводимый далее текст был подготовлен около десяти лет назад в рамках проекта Книга новостей.

Бразильский орех и гравитация

(kniganews.org, ноябрь 2011)

[При всех своих прочих великих успехах, современная физика остаётся на удивление недоразвитой в области анализа вибрирующих гранулированных сред.]

… Сколь бы странным это ни казалось, но по сию пору, в XXI веке у исследователей, работающих в данной области, так и нет общего математического аппарата уравнений, способных описывать и предсказывать поведение гранулированных материалов при разных условиях среды. Более того, в физике зернистых материалов имеются чрезвычайно простые, доступные даже детям опыты, так и не находящие удовлетворительного теоретического объяснения. Ярчайший тому пример – так называемый «эффект бразильского ореха».

#

Этот эффект знаком очень многим и получил своё название благодаря популярным в народе упаковкам ореховых смесей. Если в такой смеси, обычно состоящей из миндаля, фундука и так далее, есть также зерна бразильского ореха, отличающегося заметно большим размером, то при вскрытии упаковки эти самые крупные зерна всегда оказываются наверху. Ту же самую картину можно увидеть и в любой другой смеси разнокалиберных гранул, вроде мюслей для завтрака, где самые крупные ингредиенты непременно находятся в верхней части, а мелкие – ближе ко дну.

С этим же эффектом многие годы вынуждены сражаться в пищевой и фармацевтической индустрии, а также всюду, где промышленное производство требует создания гранулированных смесей однородной концентрации, а физика вибраций упорно разделяет эти смеси на слои-фракции по калибру ингредиентов. В книжках, конечно, имеются и теоретические объяснения этому феномену. Однако, если изучить проблему «естественной калибровки» чуть тщательнее, то быстро выяснится, что объяснений существует сразу несколько, причём они противоречат и друг другу, и опыту. А это, ясное дело, первый признак того, что в действительности понимания нет.

Читать «Бразильский орех и калибровочная сепарация, или Как это всплывает?» далее

Васцилляция Хайда, научные табу и просто совпадения

( Июнь 2020, idb.kniganews )

Убийство Джордано Бруно и разбившиеся инопланетяне под Розуэллом, феномены погоды и загадки ядерной физики, отмена Индекса запрещённых книг и «Цикл индекса» в Википедии. Какая связь может быть между столь разными вещами? Связь тут обнаруживается отчётливая – если обращать внимание на детали и «просто случайные совпадения»…

В 1948 году Ватикан прекратил издавать свой Индекс запрещённых книг, куда, в частности, входили все произведения Джордано Бруно. Несколько ранее, летом 1947, под городом Розуэлл, США, случилось падение летательного аппарата чрезвычайно необычного – инопланетного – вида. Местные военные, собравшие и спрятавшие обломки, сначала этот факт официально подтвердили, однако вскоре поспешно и нелепо сами себя опровергли.

Какая взаимосвязь может быть между двумя этими столь разными событиями? Кроме примерно одного и того же года в исторической хронологии, естественно. Взаимосвязь, если приглядеться, обнаруживается довольно интересная.

Спустя ровно полстолетия, в 1998 году, римский Папа Иоанн Павел II пригласил в Ватикан выдающегося российского математика Владимира Игоревича Арнольда. Впоследствии об этом визите Арнольд рассказывал так:

Наши беседы с Иоанном Павлом II были длительными и откровенными. Я прожил тогда в Ватикане несколько недель во время конференции Ватиканской академии наук, куда меня пригласили войти. Я, однако, отказался, сославшись на сожжение Ватиканом Джордано Бруно. Папа в ответ на мой отказ рассказал много интересного, в совершенно неформальных беседах.

Прежде всего он предложил вести эти беседы не по-французски, а «просто по-русски». Затем он объяснил, что Джордано Бруно, в отличие от Галилея, был осуждён за действительный проступок: он заявил, будто «наукой доказана множественность обитаемых миров». Бруно считал, что некоторые из них достигли более высокого уровня развития своей цивилизации, чем мы, и уже посылают нам сигналы, «к которым нужно только прислушаться».

«Откройте мне хоть одну внеземную цивилизацию — и я сразу реабилитирую Джордано Бруно!» — сказал мне папа.

На призыв папы «Откройте хотя бы одну…» имеет смысл обратить внимание.

В 1947 году инопланетяне вполне ясно предоставили людям Земли материальные свидетельства своего несомненного существования. Однако все эти вещи были поспешно и свирепо засекречены, что подтверждается тучей абсолютно достоверных документов и свидетельств (подробности см. в тексте «НЛО: история болезни»).

Ватикан, соответственно, уже в 1948 году аккуратно и без лишнего шума отказался от запрета на произведения Бруно, выжидая, так сказать, что будут делать теперь светские власти. А власти эти, как известно, далее в области раскрытия не сделали абсолютно ничего. Вместе с накоплением фактов ситуация с их засекречиванием стала только хуже. Соответствующим образом повёл себя и Ватикан. Раскройте известные факты об инопланетянах – и мы тут же реабилитируем Джордано…

#

Определённо имеет также смысл обратить внимание на время и место бесед, происходивших между Иоанном Павлом II и Владимиром Арнольдом. Год 1998, Папская академия наук. Что это за любопытное академическое заведение, и что ещё примечательного происходило тогда в данной области пересечения сфер науки и религии?

Читать «Васцилляция Хайда, научные табу и просто совпадения» далее

Фундамент Хопфа (геометрия и материя разума 3)

( Июнь 2020, idb.kniganews )

Сознание и материя, пространство и время – всё это разные стороны одного и того же. Единой живой системы, вполне поддающейся обстоятельным физико-математическим исследованиям. И осмысленным описаниям с любым уровнем сложности. Или же простоты. (Начало см. здесь и тут.)

(5) Сфера Паскаля и фибрация Хопфа: от страха к постижению

5.1_Начало науки – как начало Большого Страха

Четыреста двадцать лет тому назад, 17 февраля 1600 года, по приговору трибунала инквизиции в Риме заживо сожгли на костре Джордано Бруно. Чудовищно жестоким способом был публично казнён человек, не совершивший никаких преступлений – кроме «преступления мысли».

Конкретный перечень тех обвинений, что был выставлен церковью против Джордано, принято считать не сохранившимся. Не исключено, что в какой-то момент истории соответствующие документы были уничтожены совершенно умышленно. А может, и сохранились на самом деле, но остаются глубоко засекреченными в архивах Ватикана. История давняя и покрытая мраком, как говорится.

Как бы там ни было, суть идей и содержание учения Джордано Бруно никогда тайной не являлись, поскольку он совершенно открыто говорил об этом в своих лекциях и книгах. Отчего вскоре после казни еретика все его тексты были занесены Ватиканом в официальный список запрещённых книг и находились там вплоть до последней версии этого документа, издания 1948 года.

Более того, в отличие от истории с Галилео Галилеем, также репрессированным инквизицией «за вредные идеи» примерно в тот же период, но давно уже реабилитированным, куда более жестокая расправа над Джордано Бруно и поныне считается в Ватикане «исторически оправданной». Иначе говоря, идеи этого мыслителя даже сегодня расцениваются церковью как вредные, подлежащие осуждению и запрету…

По этой причине вполне естественно задаться вопросом: Что же такого особо интересного и возмутительного содержалось в учении знаменитого еретика-мистика, отчего его идеи до сих пор – спустя четыреста с лишним лет – неким авторитетным и весьма влиятельным инстанциям по-прежнему хотелось бы искоренить?

Читать «Фундамент Хопфа (геометрия и материя разума 3)» далее

Инфо-космо-логия

( Июнь 2004, kiwi byrd )

Взгляд на информацию как на первооснову нашего мира порождает и новый взгляд на интересные вопросы. Сколько информации требуется для того, чтобы описать всю вселенную целиком? И можно ли уместить это описание в память компьютера?

«Энтропия… Я тоже знал, что это такое. Но забыл. Хотя в наше время такого понятия не было.» – Военно-математический фольклор

«Информация: степень непредсказуемости сообщения; грубо говоря, информация — это то, что вы не ожидаете услышать. Информация в этом смысле может быть «истинной» или «ложной», но всегда непредсказуемой. По степени сопротивления новой информации судят о степени фундаментализма в культуре, субкультуре или отдельном человеке…» – Роберт А. Уилсон, «Новая инквизиция»

Всё — это информация

Физикам свойственно чувство юмора. Вот, к примеру, как выглядит оценка крайне некомфортной ситуации в физической науке, когда две основополагающие теории XX века — квантовая теория, описывающая микромир элементарных частиц, и общая теория относительности (ОТО), описывающая макромир звёзд и планет в терминах гравитационного искривления пространства-времени, — на протяжении всего столетия так и остались несогласованными, взаимно исключающими взглядами на природу:

Как говорится в одной старой шутке, всякий приличный физик по понедельникам, средам и пятницам является сторонником квантовой теории, по вторникам, четвергам и субботам — сторонником ОТО. А по воскресеньям он просто кающийся грешник, истово молящий у всевышнего ниспослать хоть кому-то (лучше всего, конечно, именно ему) так нужный ключ к «теории всего», то есть красивый и непротиворечивый способ объединения нестыкующихся картин мира.

Многим интуитивно понятно, что чересчур затянувшийся кризис — это признак какого-то очень важного упущения, чего-то принципиально недопонятого нами в природе вселенной.

Все больше теоретиков считают, что ключевой идеей, ведущей к «великому объединению» гравитации и квантовой теории, может стать переформулирование взглядов на природу не в терминах материи и энергии, а в терминах информации.

Читать «Инфо-космо-логия» далее

Странный космический юмор

( Май 2020, idb )

Среди эстетов и прочих искусствоведов-надомников имеет хождение особый термин «сортирный юмор» – для обозначения примитивных и грубоватых шуточек на уровне анально-генитальной тематики. Но в этих низменно-сортирных слоях смешного, что любопытно, порою обнаруживаются и шутки совсем иного, интеллектуально возвышенного рода. Типа тонкого космического юмора…

Людей, сидящих по нужде в уединении, могут посещать, как известно, самые разные мысли. У кого-то они прилетают совсем издалека, у кого-то порхают поблизости. А бывает и так, что мысли и не летают вовсе, а цепляются к попавшимся на глаза предметам. Таким, скажем, как рулон туалетной бумаги, или даже к тому, что от него в итоге осталось.

Когда бумага в рулоне заканчивается, то от него остаётся мягкий картонный цилиндр, обычно именуемый техническим термином «втулка». Подавляющее большинство народа такие втулки просто выбрасывает в мусор или спускает в унитаз. Некоторые люди – обеспокоенные массовым загаживанием природы и/или просто мыслящие креативно – придумывают этим штукам разнообразные формы полезного применения в быту (попутно, бывает, публикуя в интернете статьи про 25 способов новой жизни для картонных трубок из сортира).

Ну а кто-то ещё, наконец, отыскивает для каркасов туалетных рулонов совсем уж неожиданные, воистину нетривиальные и интеллектуально изощрённые формы перевоплощения. Здесь, в частности, будет небольшой рассказ про забавы программиста-физика Рики Ройссера (Ricky Reusser), которого задачи в области нанотехнологий и пространственной топологии молекул сделали ещё и профессионалом-разработчиком компьютерных программ для визуального 3D-моделирования.

Столь специфический комплекс профессиональных знаний и навыков, несомненно, сыграл решающую роль в том, что Ройссеру удалось сотворить из втулок от рулонов туалетной бумаги. Не то чтобы великое открытие, но весьма наглядный и оригинальный (плюс очень дешёвый) способ моделирования углеродных нанотрубок, молекул-фуллеренов и прочих сложных пространственных структур типа кристаллов на их основе.

Но прежде чем рассказывать об изобретении Рика Ройссера, полезно вспомнить совсем другую историю. Вокруг куда более грандиозного изобретения, также связанного, что примечательно, не только с топологией квазикристаллов, но и с рулонами туалетной бумаги…

Читать «Странный космический юмор» далее

Фил Андерсон: Человек-эпоха и его наука

( Апрель 2020, idb.kniganews )

В последних числах марта 2020 этот мир покинул учёный-теоретик Филип Уоррен Андерсон. Для всех, кто понимал суть его достижений, давно было ясно, что Фил Андерсон – это великий физик. Подлинный масштаб его идей, однако, науке ещё только предстоит оценить и признать в будущем.

Время прихода, время ухода

В декабре 1923 года, с разницей в три дня, по разные стороны Атлантического океана родились два мальчика, которым во второй половине XX века удастся существенно изменить современной облик науки физики.

Первым, 12 декабря 1923, в г. Индианаполис, США, родился Филип Уоррен Андерсон. А ещё через пару дней, 15 декабря, в г. Кроуторн, Англия, появился на свет Фримен Джон Дайсон. И хотя их очень долгий и плодотворный путь в науке будет проходить по весьма разным траекториям, в итоге всё сложится так, что закончат они его в одном и том же месте – Принстон, штат Нью-Джерси, США. И что примечательно, уход произошёл фактически в одно и то же время: спустя 96 лет, в феврале-марте 2020, с разницей в один месяц.

Если обращать внимание на конкретные области научной работы этих учёных – а они практически не пересекались – то вполне можно сказать, что в остальном между Андерсоном и Дайсоном на самом деле было мало чего общего. Разве что ещё знаменитый дух инакомыслия, всегда заметно выделявший их на общем фоне научного мейнстрима.

Основной областью работы Фримена Дайсона была, образно говоря, физика «на экстремальных масштабах» очень малого и очень большого. То есть наука о природе субатомных частиц и об устройстве космоса, выражаясь иначе. Что же касается Филипа Андерсона, то он всю жизнь занимался – причём занимался в высшей степени плодотворно – физикой существенно иного рода.

Вопреки общераспространённым клише в восприятии публикой науки физики – будто бы это в основном о явлениях космологических масштабов да об огромных ускорителях-коллайдерах с их теориями субатомных частиц – в действительности, как обычно, всё тут обстоит совсем не так. Потому что и крупнейшая по числу участников, и наиболее активная по масштабам исследований область физической науки – это, на самом деле, физика конденсированной материи, прежде именовавшаяся физикой твёрдого тела.

Иначе говоря, это та самая область, которая в течение второй половины двадцатого века принесла человечеству транзисторы и микросхемы, лазеры и современные технологии связи. Все те вещи, короче, которые изменили наш мир до неузнаваемости. И среди великого множества блестящих учёных-физиков, которые работали и продолжают работать в этой области, наиболее выдающимся и влиятельным чаще всего называют Филипа Уоррена Андерсона.

Читать «Фил Андерсон: Человек-эпоха и его наука» далее

Путь Клиффорда (геометрия и материя разума 2)

( Апрель 2020, idb.kniganews )

Продолжение научно-мистического расследования о единых физических основах в устройстве Сознания и Времени, Пространства и Материи. Начало см. тут.

(3) Сто пятьдесят лет одиночества

Ровно сто пятьдесят лет тому назад, в феврале 1870 года, молодой и ярко одарённый английский математик Уильям Кингдон Клиффорд (1845 г.р.) сделал удивительнейший доклад для коллег по научному сообществу Кембриджского университета. Уже само название его доклада звучало довольно необычно: «О пространственной теории материи».

Если же говорить о содержании выступления Клиффорда, то по сути своей это было словно послание из далёкого будущего. Потому что озвученные докладчиком идеи об устройстве природы звучали в высшей степени необычно и фантастически не только для просвещённой публики того времени, но даже сегодня воспринимаются многими учёными как «светлые мечты о грядущей Теории Всего на основе геометризации физики».

Для остальной же части современного научного мира, впрочем, всё то же самое воспринимается сильно иначе. Не более чем смутные предчувствия последующих достижений Эйнштейна, а в остальном – оторванные от жизни фантазии.

Но как бы ни воспринимался сегодня тот удивительный доклад Клиффорда, в любом случае очевидно, что абсолютно никакого влияния на развитие физики и прочих наук в XX веке он не оказал. К великому сожалению не оказал, необходимо добавить.

Потому что неразрешимые гранд-проблемы, перед которыми оказалась нынешняя наука, если и не целиком, то в очень значительной степени связаны именно с тем, что был проигнорирован «путь Клиффорда». То есть вполне чётко намеченная научная программа или набор идей, осваивая которые Уильям Клиффорд намеревался в корне изменить взгляды науки на окружающий мир, на природу человека и на место нашего сознания в устройстве вселенной в целом.

Дабы логика и естественность этого прямого маршрута стали видны как можно отчётливее, имеет смысл на минуту вернуться к «журнальному Зачину» части первой. И ещё раз вкратце напомнить-сформулировать ключевые идеи наиболее продвинутых на сегодня исследований, пытающихся решать задачу встраивания Разума в Космос, подходя к этой проблеме сразу с нескольких разных сторон. С позиций физики и теории информации, психологии и философии.

Затем выделенные идеи передовой науки будут сопоставлены с пунктами давней «программы Клиффорда» и с теми результатами учёного, которые он сумел достичь всего лишь за неполные 10 лет, отпущенные ему судьбой на разработку своих планов. Причём сопоставление такое оказывается особенно впечатляющим, если принять также в учёт известные всем достижения научных исследований за последнюю четверть XIX века.

Но хотя достижения эти известны историкам науки вполне хорошо, рассматривать их в сопряжении с забытыми идеями и результатами Клиффорда пока что совершенно не принято. Не говоря уже о сопоставлениях тех же фактов с намного более поздними открытиями физиков и математиков на рубеже XX-XXI веков. А потому вот уже 150 лет остаются незамеченными и непонятыми чрезвычайно важные вещи…

Читать «Путь Клиффорда (геометрия и материя разума 2)» далее

Вечная жизнь и другая наука Свободного Человека

( Март 2020, idb )

Памяти Фримена Дайсона (1923-2020) – выдающегося ученого, писателя-гуманиста и диссидента-еретика, который всегда внимательно наблюдал и анализировал, но никогда и ни с кем не боролся.

В пятницу, 28 февраля 2020, для Фримена Дайсона пришло время покинуть этот слой реальности. Двумя месяцами ранее, в декабре 2019, ему исполнилось 96 лет. Несмотря на столь внушительный возраст, ученый вплоть до последних дней оставался в ясном разуме и относительно здоровом теле, позволявшем ему по-прежнему ходить на работу в IAS, принстонский Институт передовых исследований, с которым у Дайсона связаны почти 70 лет жизни и творчества.

Формально проводив ветерана-профессора в отставку еще четверть века тому назад, институт сохранил за Дайсоном рабочий кабинет и привычное место за столом в кафетерии, так что внешне в его жизни тогда практически ничего не изменилось. Кроме зарплаты, конечно…

Там же, в знаменитом кафетерии IAS, для него прозвенел и «первый звонок на выход», когда Дайсону вдруг резко стало нехорошо, так что коллегам пришлось вызывать скорую помощь. Ехать с врачами в больницу, впрочем, он наотрез отказался. Чуть позже, вняв доводам обеспокоенной жены, ученый все же согласился на то, чтобы она сама отвезла его в госпиталь на машине. Медицина, однако, тут уже мало чем могла помочь. И через пару дней Дайсон отошел в мир иной – на больничной койке, а не в более комфортной домашней обстановке…

В память о великом человеке, прожившем на удивление долгую и плодотворную жизнь, появилось несколько очень хороших прощальных текстов. Здесь особо упомянуть хотелось бы два источника: официальный, но непривычно человечный для такого жанра пресс-релиз от коллег из принстонского IAS; плюс несколько содержательных статей в газете The New York Times. Однако пересказывать или подробно переводить, тем более, эти тексты здесь никакого смысла нет. Потому что удобные онлайн-переводчики от Гугла и Яндекса ныне известны уже всем, наверное.

Здесь же будет сделано вот что.

Среди многочисленных материалов-расследований, подготовленных в рамках проектов kniganews.org и kiwi byrd ArXiv , имеется довольно внушительное количество – свыше дюжины – больших текстов, непосредственно вдохновленных статьями, лекциями и книгами Фримена Дайсона. Нельзя сказать, что все эти материалы преданно развивают дайсоновы идеи (некоторые так и вообще расходятся с ними принципиально). Но определенно и несомненно там всюду присутствует «Дух Дайсона».

Иначе говоря, практически все работы этого ученого обязательно демонстрируют, что для любых проблем науки и жизни не только могут, но и должны быть существенно разные взгляды. Ибо именно так – через противопоставление, сравнение и выбор разных альтернатив – наука движется к истине наиболее эффективно. А когда альтернатив нет – то нет и движения, по сути дела… Остается один лишь «научный консенсус».

Большой сюрприз, подготовленный нам Природой и ожидающий за ближайшим поворотом истории, заключается в том, что нынешний «научный консенсус» – относительно устройства окружающего мира и человека – является ошибочным. Причем ошибочным в принципе, на фундаментальном уровне. Подборка же из дюжины аналитических текстов, представленных далее, демонстрирует это наглядно, развернуто и с самых разных сторон.

Не заметить то, что все эти тексты вдохновлены работами Фримена Дайсона, просто невозможно (в каждом из материалов имеются ссылки на соответствующие источники). А для еще большей наглядности в качестве подобающих анонсов к некоторым из текстов будут приведены цитаты из нынешних прощальных статей в память об ушедшем великом ученом.

Что же касается широчайшего диапазона затрагиваемых здесь тем, то на этот счет хорошо сказано в пресс-релизе коллег из принстонского Института передовых исследований, где звучат такие прощальные слова от нынешнего директора IAS Роберта Дейкграафа:

Охватить жизнь и творчество Дайсона в нескольких словах просто невозможно. Архитектор современной физики частиц и математик широчайшего кругозора. Активный сторонник космических путешествий, астробиологии и разоружения. Визионер-футурист, вечный аспирант и бунтовщик против множества умозрительных идей, включая свои собственные. Вдумчивый писатель-эссеист и неизменно мудрый зритель всего этого спектакля человечества. Его секрет был в том, чтобы просто говорить «Да» всему происходящему в жизни, вплоть до самого конца…

После такой цитаты осталось предупредить лишь об одном. Ни один из материалов «Дайсон-подборки», представленной далее, отнюдь не подразумевает «говорить ДА всему происходящему в жизни». Но и бороться с происходящим, что интересно, тоже не предлагается. Ибо есть и существенно иной путь для нашего воздействия на реальность…

Читать «Вечная жизнь и другая наука Свободного Человека» далее

Геометрия и материя Разума

( Март 2020, idb.kniganews )

В серьёзной научной среде слово «мистик» обычно употребляется почти как ругательство. Но причина этого просто в недопонимании сути термина. Ибо с давних пор существует мистический путь познания гностиков, полностью свободный (очищенный) от каких-либо религий и их догм. Просто еще один – пусть и экзотический – метод обретения знаний об устройстве природы и нас самих. И если понять – а главное, самим освоить – гностические принципы «исследований мира изнутри», то быстро станет ясно и очевидно, сколь мощный аналитический инструмент здесь наукой упущен.

(1) Три обложки

Что такое «дух времени» (Zeitgeist) – и как эту интересную идею объяснить понагляднее? Можно, к примеру, вот так. Обратив внимание публики на три свежие обложки известных и совсем разных научно-популярных журналов, которые одновременно и не сговариваясь посвятили свою Cover Story или «тему номера» по сути дела одному и тому же. Очень большим проблемам у ученых со встраиванием Сознания в научную картину устройства Вселенной.

Британский журнал BBC Science Focus рассказал о новейших подходах к решению этой «величайшей загадки науки» со стороны психологии. Американский журнал Scientific American MIND – о том же самом, но со стороны философии науки. Ну а третий журнал, британский еженедельник New Scientist, в статье от своего главного редактора предоставил обзор тех идей и подходов, которые разрабатываются на этом важном направлении в области физики.

Три большие статьи содержательно и с очевидно разных сторон рассказывают, насколько сложна решаемая здесь учеными проблема. И одновременно каждая из статей невольно показывает, почему на выбранных путях гранд-задача так и будет по-прежнему оставаться неразрешимой. По той причине, что уже сами основы для поисков решения выбираются учеными в корне неверно. Пока неверно, точнее.

Читать «Геометрия и материя Разума» далее

Сказки и мифы аэродинамики, или Как это летает?

В свежем выпуске журнала Scientific American (за февраль 2020) опубликована большая и занятная статья «Никто не может объяснить, почему самолеты остаются в воздухе» . Имеет смысл выложить здесь другой текст на ту же тему, подготовленный около десяти лет назад в рамках проекта «Книга новостей» . Подготовленный, можно подчеркнуть, на основе не только тех же фактов науки, но и тех же самых анекдотов из жизни.

КАК ЭТО ЛЕТАЕТ?

( Ноябрь 2011, idb.kniganews )

Биографы Альберта Эйнштейна нередко упоминают, что величайший из физиков XX века всегда живо интересовался проблемами гидро- и аэродинамики. Однако нелишне заметить, что это обширное поле исследований на всю жизнь так и осталось для ученого областью чисто дилетантского, по сути, любопытства. Ибо ни открытий, ни вообще сколь-нибудь заметных работ по гидродинамике в научном наследии Эйнштейна не имеется.

Был, правда, в его жизни небольшой эпизод, примерно в 1916 году, непосредственно связанный с задачами аэродинамики и воздухоплавания, но сегодня он вспоминается разве что как забавный анекдот. В ту неспокойную пору Эйнштейн работал в Берлине, на планете бушевали пожары мировой войны, а германская авиационная компания Luftverkehrgesellschaft (или кратко LVG) призвала всех сведущих ученых и инженеров принять участие в техническом усовершенствовании воздушного флота страны. Уклонившийся от службы в армии из пацифистских соображений и по причине плоскостопия, Эйнштейн, тем не менее, откликнулся на патриотический призыв LVG и тоже решил поучаствовать в конструировании более совершенных аэропланов.

Проштудировав доступную литературу, ученый с удивлением обнаружил, что физики, уже вплотную подступившиеся к наиболее фундаментальным загадкам микромира и устройства вселенной, при этом очень смутно представляют себе теоретические основы воздухоплавания. «Откуда берется подъемная сила крыла наших самолетов и птиц, парящих в воздухе? В этих вопросах царит полная неясность. Должен признаться, что и в специальной литературе я не мог найти на них даже простейшего ответа», – такими словами Эйнштейн начал свою небольшую статью «Элементарная теория полета и волн на воде», опубликованную в августе 1916 года. Эта работа, по мнению автора, не только давала внятное и общедоступное объяснение физическим основам полета, но и стала теоретическим обоснованием для новой конструкции крыла, придуманного Эйнштейном.

Хотя имя ученого в те времена уже было достаточно известно в кругах академической науки, до всемирной славы дело еще не дошло. Тем не менее, в LVG отнеслись к предложению Эйнштейна очень внимательно, и в 1917 году предложенный им новый профиль самолетного крыла (позже получивший название «кошачья спина» из-за горба в верхней части поверхности) уже проходил летные испытания на аэродроме. При первом же полете стало ясно, что аэродинамические качества у эйнштейновской конструкции абсолютно никудышные. Много лет спустя известный германский летчик Пауль Георг Эрхардт (1889-1961), лично испытывавший этот самолет, в письме Эйнштейну с юмором описывал свои ощущения от управления неуклюжей «беременной уткой» и то непередаваемое чувство облегчения, когда аппарат удалось-таки посадить на землю без аварии.

Читать «Сказки и мифы аэродинамики, или Как это летает?» далее