Сад камней профессора А.Донды

(Апрель 2001, kiwi byrd)

Вспомогательная ЛЕМма, разъясняющая утверждения цикла «Фракталы истории». [Текст из разряда «стёб для капустника» в честь 80-й годовщины со дня рождения Станислава Лема.]

Все романы группы «Солярис» писались очень похожим образом, который я сам не могу объяснить… Я и теперь еще могу показать те места, где во время писания я оказался по сути дела в роли читателя. Когда Кельвин прибывает на станцию Солярис, я решительно ничего не знал о каком-то там «живом Океане». Все это открылось мне позже, так же как читателю во время чтения, с той лишь разницей, что только я сам мог привести все в порядок.
(Станислав Лем, «Моя жизнь»)

Поскольку научно-популярный цикл «Фракталы истории» , знакомый постоянным читателям сайта, создается в точности по той же схеме, что и лемовские романы группы «Солярис», имеет смысл прояснить более глубокие связи между персонажами «Фракталов» и героями Лема.

Фундаментальным в данном контексте следует считать рассказ «Профессор А.Донда» из цикла воспоминаний Ийона Тихого.

В результате сложнейших жизненных перипетий турецкоподданный Аффидавид Донда возглавил кафедру никому неведомой науки сварнетики в Кулахарском университете молодой африканской республики Лямблия. Поскольку университет в Кулахари только-только получил от ЮНЕСКО новенький компьютер-мэйнфрейм IBM, склонный к авантюрам Донда решил, что грех им не воспользоваться, а потому постулировал, что сварнетика — это междисциплинарная наука на грани магии и кибернетики (от SVARNE или Stochastic Verification of Automatized Rules of Negative Enchantment, т.е. «стохастическая проверка автоматизированных правил наведения злых чар»).

Английский журнал Nature, в который профессор Донда послал статью о сварнетике, поместил выдержки из нее в рубрике «Курьезы» с оскорбительным комментарием, где Донду назвали кибершаманом и обыкновенным мошенником.

Несмотря на множество последующих работ профессора, журнал Nature создал ученому прочную репутацию шарлатана. Но, благодаря давлению на Форин Оффис со стороны посольства Лямблии, Донда все же был приглашен на всемирный конгресс кибернетики в Оксфорде.

Здесь профессор познакомил научную общественность с открытым им Законом Донды, в наиболее общем виде представимом так: достаточно очевидно, что маленький компьютер способен сделать с большой программой то же самое, что большой компьютер — с малой программой; но отсюда логически вытекает, что бесконечно большая программа (заклинание) может действовать самостоятельно, то есть без всякого компьютера (а значит — и реализовываться)… Участники конгресса обвинили профессора в том, что чистую воду точной науки он смешал с идеалистической мутью, и прилепили Донде оскорбительный в их глазах ярлык «пророка кибернетического Абсолюта».

Окончательно же дискредитировало Донду выступление доцента Богу Вамогу из Кулахари, который тоже оказался в Оксфорде, поскольку был зятем министра культуры, и представил работу под названием «Камень как движущий фактор европейской мысли». В этой работе речь шла о том, что составной частью в фамилиях людей, которые сделали переломные открытия, часто является слово «камень», что видно, к примеру, из фамилии величайшего физика (ЭйнШТЕЙН), великого философа (ВитгенШТЕЙН), великого кинорежиссера (ЭйзенШТЕЙН). В той же мере это касается писательницы Гертруды СТАЙН и философа Рудольфа ШТЕЙНера. В биологии Богу Вамогу привел пример основоположника гормонального омоложения ШТЕЙНаха и, наконец, не преминул добавить, что Вамогу по-лямблийски значит не более не менее как «камень всех камней».

Поскольку доцент всюду ссылался на профессора Донду и свою каменную генеалогию называл «сварнетически имманентной составляющей сказуемого ‘быть камнем’», журнал Nature в очередной заметке представил его и профессора в виде двух сумасшедших близнецов.

Но вот, несколько лет спустя после памятного оксфордского конгресса, лямблийский министр культуры, часто и с удовольствием путешествующий по миру в окружении домочадцев, по случаю оказался в столице княжества Московия, одного из осколков развалившейся Северной Византийской империи. Здесь на доцента Богу Вамогу вышли эмиссары местных «сумасшедших близнецов» из столичного университета — профессоров-математиков Носенко и Фоменского, создавших собственную междисциплинарную науку под названием «новая хронология».

Применяя компьютерные методы анализа, концептуально весьма сходные со сварнетикой А.Донды, эти ученые провели тщательный статистический анализ исторических летописей и неопровержимо доказали, что хроники всех мировых культур — это вольный пересказ великой истории русского народа, растасканной всеми остальными на фрагменты, которые затем были адаптированы в соответствии с национальными традициями. Трансформация имен и названий происходила обычно по простой схеме — через сохранение ключевых консонант-согласных и модификацию гласных.

Так, например, казачий атаман по кличке Батя, совершавший лихие мародерские набеги на соседей, стал татаро-монгольским ханом Батыем. А баран, священное животное праславян, стало верховным божеством Ра у древних египтян, которые «Ба Ра» или «душу Ра» так и рисовали в виде бараньей головы.

Понятно, что за всеми этими построениями вполне отчетливо маячило сварнетическое кибершаманство. Но особо по душе лямблийскому доценту пришлась «фрактально-историческая» теория Симурга, отставного полковника секретной спецслужбы Московии и наиболее радикального последователя Носенко-Фоменского, а одновременно — адепта каменной генеалогии Богу Вамогу и сварнетики Донды.

Читать «Сад камней профессора А.Донды» далее

Как пишется мощная фантастика: оккультная сторона занятия

(Сентябрь 2019, idb)

Всякий даровитый писатель-фантаст – это непременно визионер, отчасти уже живущий в каких-то из многочисленных вариантов нашего будущего. Или же прошлого. А порой и в альтернативах настоящего. На разных примерах интересно проследить, каким образом визионеры туда попадают…

Случилось так, что в содержании двух предыдущих публикаций – «О скрытой стороне жизни математика Воеводского»  и «О реальности как голографическом симуляторе» – имеется весьма любопытное пересечение в лице знаменитого писателя-фантаста по имени Филип Киндред Дик.

В интервью Владимира Воеводского о его многочисленных и разнообразных контактах с миром духов или «незримых разумов» имя Филипа Дика не упоминается ни разу. Хотя в ветках обсуждений-комментариев Дик появляется, конечно же. Потому что Воеводский достаточно подробно рассказывает о тех играх и манипуляциях, которыми заняты эти разумы, разнообразно воздействуя не только на мысли и поступки людей, но и на жизнь человечества в целом.

В частности, математик рассказывает о звучавших в этом контексте терминах «всемирная система» (контроля над людьми) и «игра, хозяйкой которой является страх».

Ну а писатель-фантаст Филип К. Дик, соответственно, это ярчайший пример того, как может выглядеть жизнь известного человека, хорошо осведомленного о скрытых сторонах нашей реальности, похожей на чью-то ещё игру-симуляцию. Точнее, человека, не только одержимого своими страхами и прорывами к правде о контроле, но и самого пытающегося участвовать в этой игре активно и осмысленно. Можно сказать, что он вообще не делал особых различий между существенно разными мирами, в которых пребывало его беспокойное сознание, то просто беседуя с голосами в голове, а то и целиком погружаясь в видения и галлюцинации.

И без того обладая неустойчивой психикой, Дик немало экспериментировал с химическими веществами, изменяющими сознание, и по всем общепринятым в социуме и медицине критериям не раз демонстрировал признаки человека, у которого очевидно и капитально съехала крыша. В повседневном обиходе таких персонажей нередко называют сумасшедшими наркоманами…

Существенный нюанс заключался в том, что Филип Дик был большим писателем и визионером со множеством дискомфортных, часто пугающих, но действительно глубоких идей. Которые не только оказали сильнейшее влияние на всю последующую фантастику, но и определенно уже находят множество воплощений в нынешней реальной жизни.

Читать «Как пишется мощная фантастика: оккультная сторона занятия» далее

«Наука может и должна это доказать…» (Наш мир как голографический симулятор: Часть 2)

(Сентябрь 2019, idb)

Если предыдущая Часть 1 обзора собрала в себе аргументы за то, чтобы человечество и думать не смело о проверке удивительной научной гипотезы, то теперь, в следующей части, пойдет речь о доводах и причинах, по которым заниматься тестированием и доказательствами здесь непременно надо.

«Вы – симуляция. И физика может это доказать.»

Вряд ли требуется объяснять, почему наиболее содержательные вещи о гипотезе «наш мир как симулятор реальности» могут нам поведать ученые двух специальностей – физики и компьютерщики. Одни профессионально занимаются всесторонним изучением свойств и устройства окружающего мира, начиная с фундаментальных основ. Ну а другие, соответственно, являются главными специалистами во всем, что касается компьютерного моделирования – как нашей реальности, так и любой другой.

Об ученых-компьютерщиках речь пойдет чуть далее, а среди знаменитых и авторитетных ученых-физиков, активно выступающих в поддержку гипотезы симуляции, одним из наиболее заметных является, несомненно, Джордж Смут. Астрофизик и космолог, лауреат Нобелевской премии по физике 2006 года и просто широчайшей эрудиции человек, питающий слабость к масс-медиа и саморекламе. Охотно выступающий не только с научно-популярными лекциями, но и участвующий «в роли самого себя» то в ТВ-сериале «Теория Большоого Взрыва», то в любимой у зрителей телевикторине «Умнее ли вы пятиклассника»…

Особо оттенить вот эту – популистскую, так сказать – сторону большого ученого необходимо по нескольким причинам. Во-первых, для науки это вовсе не всегда плохо (тот же Эйнштейн отличался подобной слабостью к эпатажным заявлениям и частому появлению в заголовках новостей, однако мало кто сделал столько же для подъема престижа науки в умах народных масс). А во-вторых, гипотезу о нашей реальности как симуляторе втайне разделяет, быть может, и гораздо больше ученых, но только далеко не все решаются говорить об этом открыто, заботясь о карьере и опасаясь насмешек со стороны коллег из мейнстрима «серьезной науки».

Астрофизик же Джордж Смут имеет в науке не только очень серьезный авторитет, подкрепленный множеством самых престижных наград, но и несколько весьма солидных постов-должностей в разных университетах Америки, Европы и Азии. Иначе говоря, ученый абсолютно не ощущает себя скованным условностями научного сообщества и высказывается публично обо всём, что считает правильным. В том числе, и о нашем мире как виртуальной реальности, созданной неведомо кем.

Пять лет тому назад, в 2014, Смут сделал, в частности, на данную тему целый доклад, предназначенный для широкой публики и озаглавленный следующим откровенно провокационным образом: «Вы симуляция, и физика может это доказать» (George Smoot, «You are a Simulation and Physics Can Prove It». Lectures at TEDxSalford Conference, 11 February 2014 ). Как видеозапись, так и полный текст этой лекции несложно найти в интернете, здесь же достаточно воспроизвести лишь суть доводов ученого.

Прежде всего, как и практически все остальные сторонники данной гипотезы, Смут настоятельно рекомендует начинать размышления на эту тему с таких позиций. Просто представьте себе простейшую компьютерную видеоигру типа пинг-понга и оцените темпы прогресса. Всего три десятка лет назад, в 1980-е годы эта игра выглядела на ТВ-экране для как два плоских подвижных прямоугольника, управляемых игроками и изображающих «ракетки», а между ними прыгал кружок «шарика». И сравните это с нынешними шлемами и манипуляторами виртуальной 3D-реальности – где игроки уже «почти реально» играют в настольный теннис, физически двигаясь вокруг виртуального стола, ощущая в руке виртуальную ракетку и даже тактильно чувствуя отдачу при ударе по виртуальному шарику…

Поскольку отрицать гигантский и быстрый прогресс человечества на данном направлении просто невозможно, далее Смут предлагает на этой основе поразмышлять вот о чем. Игрушки – это лишь тривиальный пример, серьезный же вопрос ставится о возможностях реалистичного моделирования мира в целом. И вот тут для дальнейшего развития цивилизации обнаруживаются три существенно разных возможности или выбора, причем один из этих путей с необходимостью должен быть истинным.

Три этих варианта можно представлять как своего рода двери – пронумерованные как номер 1, номер 2 и номер 3. Что же находится за этими дверями, если каждую из них приоткрыть и заглянуть?

Первая дверь такая. Человеческая цивилизация в обозримом будущем навряд ли сумеет достичь такого уровня технологической зрелости, который позволял бы порождать симулированные реальности. Или, формулируя то же самое чуть иначе, этот вариант невозможен просто по техническим причинам (здесь же сразу полезно припомнить, сколь впечатляющий прогресс уже совершен нами в этой области всего за 30 лет).

Вторая дверь, где технически это возможно, ведет вот куда. По всей-всей вселенной сравнимые с нами цивилизации, уже достигшие соответствующего уровня технологического развития, решают НЕ создавать компьютерные симуляции столь крупных масштабов, когда вероятность оказаться симулированным существом оказывается намного выше, чем вероятность быть существом реальным. Так что здесь, в данных условиях, именно таким же должен быть и наш выбор. Да, конечно, другие варианты выбора тоже возможны, но все они в высшей степени маловероятны, так что мы с уверенностью можем их все исключить.

И, наконец, вариант или дверь номер три. Во вселенной необозримое число продвинутых цивилизаций и очень-очень многие из них технически способны на крупномасштабное моделирование виртуальных реальностей. В этих условиях практически любое разумное существо – с таким же как у нас общим опытом – почти наверняка окажется живущим внутри симуляции. И это, среди всех прочих, будем и мы с вами. Просто из элементарных соображений теории вероятностей и статистики…

И вот теперь подумайте хорошенько, предлагает Смут, какой из этих трех вариантов наиболее вероятен?

Поскольку ответ для лектора вполне очевиден, далее естественно перейти к следующему вопросу. Насколько проработанными в деталях и насколько точными в механизмах движка будут такого рода симуляции реальности?

Из собственного большого опыта ученых в моделировании физики, наука уже хорошо знает, что ответы на данные вопросы упираются, прежде всего, в вычислительную мощь наших компьютеров. Для того, чтобы создать симулятор реальности действительно хорошего качества, необходимо иметь чрезвычайно мощную вычислительную систему и очень хорошее программное обеспечение, способное гладко и достоверно воспроизводить физику моделируемого мира.

Всё это ученым ясно и понимается очень хорошо. Но столь же ясно и то, сколь большой и впечатляющий прогресс имеется у компьютерной науки именно на данном направлении (достаточно просто взглянуть на уровень нынешних 3D-симуляторов и массово-распределенных ролевых игр с миллионами участников – не говоря о том, что мы еще увидим завтра)…

А что, интересно, может сказать нам наука относительно симуляций, устраиваемых другими цивилизациями? И здесь ученые знают ныне намного больше, нежели 30 лет тому назад. В частности, гигантский прогресс сделан нашей физикой в области наблюдений и исследований космоса. Мы обнаружили свыше 2 000 звезд, имеющих вокруг себя планетные системы. И теперь мы знаем, что лишь в одной нашей галактике существует по меньше мере порядка миллиарда или более того планет, пригодных для обитания. В целом же вселенная имеет примерно 100 миллиардов галактик, предоставляющих от 10^20 до 10^22 таких мест, которые пригодны для жизни – в зависимости от того, что вы считаете приемлемыми условиями для зарождения жизни, а затем и для появления развитой цивилизации.

И в таких вот условиях задумайтесь, предлагает Джордж Смут, каковы шансы того, что именно наша Земля – это наиболее продвинутая и развитая цивилизация, обладающая наибольшей вычислительной мощью во всей вселенной? Шансы на это, по скромному мнению лектора, примерно такие же, как и на то, что мы абсолютно исключительные и вообще впереди вселенной всей…

Но коль скоро вариант такой представляется Смуту в наивысшей степени маловероятным, то тогда и главный вопрос начинает звучать так. Так что же это могут быть за симуляции, которые запускаются сильно продвинутыми в своих возможностях существами? Причем вопрос этот следует формулировать даже еще интереснее: а станут ли симулируемые существа сами запускать, фактически, и свои собственные симуляции? И если уж мы симулированные персонажи, то не запущены ли и нами самими симуляции внутри наших симуляций, когда симуляции уходят все глубже и глубже?

Если анализировать, как устроены подобные вещи, то может оказаться, что даже те люди, которые играют с нашей симуляцией, не знают наверняка, а не являются ли и они сами чьей-то симуляцией еще. И это весьма интересный тут момент, потому что он порождает и этику, и массу других вещей. Ибо может существовать кто-то свыше, кто постоянно за вами наблюдает…

Читать ««Наука может и должна это доказать…» (Наш мир как голографический симулятор: Часть 2)» далее

«Лучше не знать – а то очень страшно…» (Наш мир как голографический симулятор: Часть 1)

(Сентябрь 2019, idb)

В мире науки и в массовой культуре всё более отчетливо закрепляется одна очень важная идея. Или проблема, выражаясь точнее. От того, как мы будем эту проблему решать, зависит не только обозримое будущее человечества, но и в буквальном смысле наша нынешняя жизнь…

А не обитаем ли мы внутри компьютерной симуляции?

Еще недавно для всех рационально мыслящих людей подобный вопрос звучал бы крайне странно. Однако ныне он с каждым годом занимает умы народа всё больше и больше. И заметить это совсем несложно. Достаточно лишь чуть внимательнее присмотреться к текущим публикациям в СМИ. Вот, скажем, навскидку – характерная подборка из августа 2019.

В мире индустрии развлечений, к примеру, отмечается 20-я годовщина с момента выхода «Матрицы», культового фильма и наиболее знаменитой в поп-культуре инкарнации гипотезы о мире как симуляторе (развернутый культурологический обзор ключевых идей и корней в основе фильма можно найти в тексте «Шаманы Матрицы» ). И конечно же, вряд ли случайность, что именно теперь, в августе 2019, было решено объявить о начале съемок нового сиквела, The Matrix 4 , с теми же прежними героями в исполнении Киану Ривза и Кэри-Энн Мосс.

А вот созвучная публикация из другой области, никак с кино не связанной. Одна из главных в США газет, «Нью-Йорк Таймс», в номере от 10 августа 2019 напечатала примечательную статью от философа науки, профессора Престона Грина. Автор этого текста начинает с рассуждений о бесспорной ценности компьютерных симуляций для научных исследований, а сразу вслед за этим выдвигает целый ряд серьезных аргументов в защиту такого тезиса: если мир наш и вправду чья-то компьютерная симуляция, то лучше нам об этом не думать. И даже не пытаться узнать реальное положение дел…

Еще через пару недель в онлайновых СМИ – как своего рода ответ на эту статью – появилась существенно иная большая публикация. Можно сказать, «возражения из стана оппонентов» – от лица тех ученых, кто активно разрабатывает идеи о мире как симуляции и о возможных научных экспериментах для проверки этой гипотезы. Автором данной публикации является Ризван Вирк, предприниматель и ученый-компьютерщик Массачусетского технологического института, у которого буквально только что вышла целая книга, посвященная данному вопросу: «Гипотеза Симуляции: Мы все внутри видеоигры».

О каждом из этих двух примечательных текстов и о содержащихся в них аргументах следует рассказать поподробнее. Но для погружения в тему сначала полезно обрисовать базовый общий фон.

Сегодняшние версии гипотезы симулятора, вне всяких сомнений, появились и выстроены на основе стремительного прогресса в области технологий видеоигр. В своей наиболее концентрированной форме эта идея стала знаменита и популярна среди широких масс благодаря фильму «Матрица» 1999 года, а среди интеллектуалов – благодаря оксфордскому профессору Нику Бострёму и его статье 2003 года «Находитесь ли вы внутри компьютерной симуляции?». За прошедшие с той поры годы к активной поддержке этой идеи присоединились многие известные люди, начиная с хайтек-визионера-миллиардера Илона Маска и нобелевского лауреата, ученого-физика Джорджа Смута.

Но здесь же и сразу следует особо подчеркнуть еще и вот что. Для народа, хотя бы в общих чертах знакомого с историей культуры человечества, вовсе не новость и совсем не секрет, что нынешняя гипотеза о «мире как компьютерной симуляции» – это на самом деле современный эквивалент чрезвычайно древней идеи. Такой концепции реальности, которая занимала умы мыслящих людей с тех пор, похоже, как они вообще начали пытаться постичь наше место в этом мире.

То есть собственно суть этой идеи была вполне внятно сформулирована еще тысячи лет тому назад. И у Платона с его метафорой жизни как Пещеры, где люди наблюдают на стене лишь тени того, что происходит на самом деле. И в основах религий индуизма и буддизма, где фактически в явном виде присутствует идея о том, что мы живем в иллюзорном мире Майи. И эта же концепция плотно вплетена в древнеегипетскую и иудео-христианские религии, наставляющие своих последователей, что хорошие и плохие дела человека в этом мире наблюдаются и записываются ангелами, а после смерти людей их будут судить на основе таких записей…

Сегодня же дела у нашей цивилизации обстоят вот каким интересным образом. Ныне мы не только способны создавать с помощью компьютеров и сетей свои собственные симуляции миров, но и наука наша уже способна всерьез говорить об экспериментальных проверках гипотезы «наш мир как симулятор более продвинутой цивилизации».

Так что теперь Большой Вопрос уже ставится следующим образом: следует ли нам, а если да, то насколько настойчиво и разносторонне, заниматься проверкой этой любопытнейшей гипотезы?

Ответы на данный вопрос, ясное дело, звучат существенно разные…

Читать ««Лучше не знать – а то очень страшно…» (Наш мир как голографический симулятор: Часть 1)» далее

Правда – всегда первая жертва войны

(Август 2019, idb)

В кинопрокат выходит новый фильм с реальной историей о Большом Поступке обычной молодой женщины. Если бы людей таких было побольше, то чудовищно врать народу и затевать никому не нужные войны стало бы для властей чрезвычайно непросто. А может, и просто невозможно.

В последних числах августа начинается широкий показ на экранах кинотеатров – сначала в США и далее по всему миру – нерядовой картины в довольно редком на сегодня жанре «шпионский триллер из реальной жизни». Кинорассказы о настоящей жизни шпионов появляются нечасто не потому, что это неинтересно публике. Просто слишком уж там много грязи и цинизма, жестокости и обмана. Причем всё это отнюдь не в стане врагов…

А потому честные кинофильмы вроде нынешнего, получившего суховатое название Official Secrets или «Государственные тайны» по-русски, могут пробуждать у кинозрителей какие угодно мысли и эмоции, но только не чувства глубокого восхищения и гордости – за доблестные спецслужбы, типа, и за их отважных бойцов невидимого фронта.

При этом в фильме определенно имеется, как и положено триллеру, настоящий положительный герой – точнее героиня – по роду занятий и по собственному смелому порыву оказавшаяся в весьма опасной и тревожной ситуации. Вот только с точки зрения официальных властей совершен здесь вовсе не геройский поступок, а серьезное государственное преступление. Разглашение большущей шпионской тайны и компрометация важных людей-руководителей…

В основе всей этой полностью реальной истории лежит известный эпизод из мировой политической жизни в начале 2003 года. Когда госадминистрация и вооруженные силы США уже полностью подготовились к быстрой и победоносной войне в Ираке для свержения диктатуры Саддама Хуссейна. А единственное, чего недоставало «для приличия», так это одобрения-санкции со стороны мирового сообщества в лице ООН. Дабы военная интервенция и смена очередного неудобного для США режима хотя бы формально выглядели как забота о мировой стабильности, защита демократических ценностей и наказание жестокого тирана.

На сегодняшний день, конечно же, все, кому это интересно, давно в курсе, что якобы «серьезные причины и факты», выдвигавшиеся тогда для обоснования вторжения в Ирак и свержения Хуссейна, на самом деле были ложью, блефом и дезинформацией. Но эта правда будет неоспоримо установлена значительно позже, а в ту пору – в феврале 2003 – главным аргументом за войну было одиозное выступление госсекретаря США Колина Пауэлла в Совете безопасности ООН, где он размахивал некой закупоренной пробиркой и демонстрировал сгенерированные на компьютере слайды – как максимально убедительные доказательства смертельных опасностей миру от тирании Саддама. Причем, что характерно, весь этот малоубедительный блеф в целом был принят и мировым сообществом, и ведущими СМИ без особых возражений.

Но вот тут-то и разразился серьезнейший скандал, когда в мировую прессу оказался слитым топ-секретный документ американской разведслужбы АНБ. По сути, меморандум с инструкциями по организации сбора разнообразного компромата на иностранных дипломатов ООН – для дальнейшего их шантажа и принуждения к голосованию в поддержку военного вторжения США в Ирак.

Дабы поглубже погрузить читателей в ту эпоху накануне войны, имеет смысл процитировать соответствующую новостную заметку, опубликованную в начале марта 2003:

Британский журнал The Observer раздобыл и опубликовал совершенно секретный документ американской разведки, вскрывающий те «грязные трюки» (термин из заголовка соответствующей статьи), на которые идут США ради получения одобрения от Совета безопасности ООН для уже запланированной ими войны в Ираке. Документ представляет собой инструктивное письмо, разосланное одним из высших чинов АНБ начальникам региональных подразделений, занимающихся радиоперехватом в разных точках планеты, и руководителям ряда иностранных дружественных спецслужб.

В письме раскрываются подробности весьма агрессивной операции по плотному отслеживанию коммуникаций (домашние и офисные телефоны, электронная почта) иностранных дипломатов, представляющих свои страны в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, с особым упором на непостоянных членов Совета безопасности — Анголу, Болгарию, Гвинею, Камерун, Чили и Пакистан.

В своем циркулярном меморандуме начальник «штаба региональных целей» АНБ Фрэнк Кóза (Frank Koza) извещает о запуске особого плана по усилению целенаправленного прослушивания «членов Совета безопасности для понимания того, как эти страны будут реагировать на дебаты вокруг Ирака, каковы планы их голосования по соответствующим резолюциям, возможные союзы/зависимости и т.д. — то есть полный спектр информации для достижения нужных США целей и избежания сюрпризов».

Публикация этого письма, датированного 31 января 2003 года, интересным образом совпала с нарастанием слухов об очень настойчивом давлении США на не определившиеся в своей позиции к войне страны, которым грозят неприятные экономические последствия в случае несогласия с точкой зрения Америки.

Для подтверждения подлинности раздобытого меморандума, журнал Observer показал его трем бывшим сотрудникам разведки, которые подтвердили аутентичность языка, формы и общего содержания документа. Более того, журналисты даже дозвонились в АНБ и установили реальное существование там начальника по имени Фрэнк Коза. Однако, когда их соединили по внутреннему коммутатору с административным аппаратом Козы, там, узнав цель звонка («взять интервью о прослушивании дипломатических миссий в ООН») сразу же ответили, что это «не тот номер» и повесили трубку.

Буквально через несколько дней после этой публикации стало известно, что среди сотрудников секретной спецслужбы Великобритании GCHQ, занимающейся радиоэлектронной разведкой, за разглашение государственной тайны арестована переводчица Кэтрин Тереза Ган…

История этой женщины и стала основой для нового фильма, в российском прокате получившего название «Опасные секреты».

Читать «Правда – всегда первая жертва войны» далее

Важная сторона жизни математика Воеводского (и почему её пытаются скрывать)

(Август 2019, idb)

Пока ученые старательно закрывают глаза на то, чего не понимают, они не смогут постичь не только природу, которая нас окружает, но и устройство самих себя. Если же кто-то из людей науки смотрит на всё непонятное открытыми глазами, то остальные воспринимают это как нечто постыдное и запретное. Такой вот занятный рефлекс.

Ровно семь лет тому назад, летом 2012, на блог-страницах ЖЖ или «Живого Журнала», который в ту пору еще не придушили заботливые руки властей, было опубликовано в высшей степени примечательное интервью. Дал это интервью знаменитый и общепризнанный научный авторитет, математик Владимир Воеводский. А примечательным там было то, что публично, да еще столь откровенно на затронутые Воеводским темы в большой науке говорить не принято. В делах религиозных такого рода запреты именуют табу.

Табу – вещь серьезная, как известно. Поэтому, наверное, абсолютно нигде в официальных средствах массовой информации (личные блоги коллег-ученых в счет не идут, естественно) о той весьма важной стороне в жизни ученого, про которую рассказал в этом интервью Воеводский, никакой информации не публиковалось. Хотя именно в тот период развернутых рассказов и о самом ученом, и о затеянной им революции в основах математики появлялось в прессе немало.

Два года тому назад, в сентябре 2017, математик Воеводский скоропостижно и абсолютно неожиданно для всех скончался совсем еще нестарым и полным творческих сил человеком. Большая наука с почетом проводила своего героя в последний путь, в память о Воеводском были устроены представительные научные конференции и в США, где он постоянно жил и работал, и в России, где он родился, жил в молодости и физически похоронен в итоге.

В общем же духовно-интеллектуальном итоге жизни и творчества Воеводского всё как-то само собой сложилось так, что очень важная часть из 10 последних лет его жизненного пути оказалась полностью выпилена. Как будто её и не было вовсе. Что, конечно же, в корне неправильно. Ибо для потомков и последователей из статей энциклопедий и СМИ вырисовывается не честная биография дел и исканий большого ученого, а обструганная-залакированная пост-правда и обман умышленных умолчаний. Причем умалчиваются тут вещи принципиальной важности.

В период 2006-2008 гг. ученый-математик поначалу спонтанно, а затем и вполне осознанно пережил мощнейший и продолжительный мистический опыт, в корне изменивший для Воеводского всё. И отношение к главному делу жизни, т.е. к науке, и отношение к людям с иными взглядами, которых он прежде совершенно не понимал, и собственные взгляды на устройство природы, включая устройство своего сознания и тела…

Нельзя сказать, что это было «великое просветление». Как ученый и аналитик, Воеводский отлично осознавал и с готовностью признавал, что понял далеко еще не всё. Но и лично пережитого-постигнутого было более чем достаточно, чтобы увидеть всю глубину кризиса науки и непонимания сути природы в современной научной картине мира…

Единственное, вероятно, интервью Воеводского, где он спокойно и открыто рассказывает обо всех этих интересных, в высшей степени необычных вещах, остается на сегодняшний день все еще доступным в своем исходном виде. И по-прежнему лежит на сайте Живого Журнала, хотя сам автор беседы, математик-жонглер-мистик-писатель Роман Михайлов давно уже эту площадку покинул – как и большинство прочих популярных ЖЖ-блоггеров, по известным всем причинам.

С другой стороны, тенденции с нарастающей веб-цензурой и общий опыт подобных интернет-публикаций свидетельствуют, что оригиналы такого рода текстов в любой момент могут исчезнуть (не оставив следов ни в хранилищах интернет-архива, ни в кэшах Гугла). По этой причине столь ценные для истории материалы имеет смысл как можно больше размножать в онлайне и распределять по хранилищам Сети.

Здесь, в частности, и делается примерно такая вещь – размещением большого и особо интересного фрагмента интервью именно о том, что официальная наука упорно продолжает игнорировать.

Читать «Важная сторона жизни математика Воеводского (и почему её пытаются скрывать)» далее

Вершины погибших альпинистов, или Риски и потери научного гностицизма

(Август 2019, idb)

Реальные события в жизни науки порой напоминают фантастический мистический триллер. Если знать контекст и обращать внимание на детали происходящего.

Три месяца тому назад, в мае 2019, была отмечена череда странных и загадочных событий вокруг одного из наиболее содержательных в интернете сайтов о новостях большой науки. Обстоятельства падения этого науч-поп-сайта предоставили и естественный повод для рассказа о Великой физико-математической Гипотезе. Доказательство которой сулит в итоге самые радикальные преобразования основ для всей науки человечества (подробности см. в тексте «Тонкое искусство внимания к деталям»).

Своего рода стержнем, вокруг которого был выстроен тот рассказ, послужило эссе нынешнего директора принстонского Института передовых исследований, физика-теоретика Роберта Дейкграафа. Цитируя текст дословно, эссе начиналось такими словами:

Если сравнивать науку с восхождением альпинистов, то в математике роль высочайших горных вершин играют великие гипотезы. То есть четко сформулированные утверждения, которые скорее всего верны, но для которых пока что не найдены строгие доказательства…

Метафора с покорением вершин альпинистами показалась автору настолько привлекательной, что ею же он и завершил свою статью:

Итак, в конечном счете поиск решений для великих гипотез имеет нечто общее с экспедициями скалолазов, взбирающихся на самые высокие из горных вершин. И только потом, когда все возвратятся домой целыми и невредимыми – в независимости от того, удалось им достигнуть цели или же нет – становится ясен полный масштаб предпринятого приключения. Вот тогда-то и наступает время для рассказов о героическом восхождении…

К великому сожалению, сравнение это – отнюдь не только лишь красивая художественная метафора Дейкграафа. И покорение великих физико-математических гипотез не только в переносном, но и в самом прямом смысле имеет довольно много общего с весьма опасными для жизни занятиями альпинистов и скалолазов.

Иначе говоря, как и при реальных восхождениях на сложные горные вершины, здесь не всем удается вернуться целыми и невредимыми. И трагическая безвременная гибель кого-то из участников здесь тоже, увы, далеко не редкость. Причем теряет наука в таких случаях, как правило, людей наиболее сильных и талантливых. Продвинувшихся дальше и выше остальных.

Иногда это может выглядеть как результат неожиданного сбоя-приступа в работе организма. Иногда – как итог тяжелого неизлечимого заболевания или глубокой депрессии. Иногда – как несчастный случай в быту или на отдыхе. А иногда и буквально – как гибель альпиниста при восхождении на очередной труднодоступный пик…

В первых числах августа этого года французское издание Le Messager опубликовало совсем коротенькое сообщение об очередной трагедии на альпийских склонах Шамони. Известнейшего в народе места, знаменитого как родина альпинизма. Поскольку текст печального сообщения на этот раз содержал всего несколько фраз, здесь можно дать его полный дословный перевод.

Еще одна драма на Монблане. Очередная беда случилась утром в субботу, 3 августа, где в Шамони два альпиниста-американца предприняли восхождение на вершину l’aiguille du Peigne (пик Гребень). Когда они двигались по скальному массиву, то первый, 47-летний мужчина, упал с высоты 100 метров из-за разрыва веревки. Врачу-спасателю, прибывшему на место происшествия, оставалось только констатировать, что организм альпиниста не выдержал такого падения. Другой американец-напарник, 49 лет, остался невредим.

Практически у всех читателей-скалолазов, читавших и комментировавших это сообщение, текст новости сразу же вызвал недоумение и вопросы. По той причине, прежде всего, что веревка альпинистов – это надежный технический инвентарь, с запасом рассчитанный на большие нагрузки. И под весом тела человека такая веревка оборваться никак не может. Если чем-то острым её перерезало, то да, разрыв возможен. Но тогда виной трагедии является отнюдь не веревка…

Иначе говоря, в истории явно недостает подробностей, важных с позиций обеспечения максимальной безопасности в столь серьезном и полном рисков занятии, как восхождение на горные вершины.

Но никаких более содержательных сведений о деталях произошедшего, к сожалению, увидеть опубликованными здесь не удалось. Наверняка важные подробности мог бы рассказать альпинист-напарник погибшего, однако его для расспросов почему-то никто не разыскал, похоже. И даже имя этого человека нигде в СМИ не упоминается.

Но зато очень хорошо известно имя погибшего. Стивен Габсер – блестящий ученый и профессор теоретической физики. А еще – по какому-то престранному стечению обстоятельств – не только хорошо знакомый коллега Роберта Дейкграафа из-за общих интересов в области теории струн, но и близкий его сосед по общему месту жительства в городе Принстоне, славящемся своими передовыми научными центрами…

Ну а самое главное – и особо здесь грустное – заключается в том, что Стивен Габсер был одним из представителей весьма особенной плеяды ученых. Тех исследователей, кто ближе всех сумел приблизиться к покорению наиболее трудных научных высот вокруг Великой гипотезы. И неожиданная гибель Габсера на отдыхе во Франции – это уже четвертая, как минимум, безвременная потеря в данной немногочисленной группе восхождения за последние два года.

Откуда понятно, наверное, что и в таком очевидно рискованном деле, как продвинутые теоретические исследования на опасных направлениях, желательно знать как можно больше технических подробностей и деталей об обстоятельствах тяжелых потерь и трагедий…

Читать «Вершины погибших альпинистов, или Риски и потери научного гностицизма» далее