Субкультура копирастов

(Впервые опубликовано – октябрь 2009)

Откуда пошел специфический термин и как его понимать

copyrast

В международной правовой практике понемногу закрепился, похоже, устойчивый англоязычный термин Copyright Stakeholders, т.е. «Стороны, заинтересованные в обеспечении и охране авторских прав».

В богатом русском языке для этого термина как-то сам собой и довольно быстро отыскался замечательный аналог ― «Копирасты». Слово подобралось, что ни говори, смачное, емкое и насыщенное богатыми аллюзиями.

При этом естественно навязываемая термином аналогия между охраной интеллектуальной собственности и гей-движением может оказаться намного глубже, чем кажется на первый взгляд.

Не подлежащие сомнению права авторов на свои произведения, поставленные под защиту государства, ― это одно из важных достижений современной цивилизации, которая с помощью копирайта пытается обеспечивать разумный баланс между личными интересами творцов и коллективными интересами общества.

Не менее важным достижением современной культуры стало спокойное и терпимое отношение общества к однополым сексуальным отношениям, еще недавно считавшимся либо болезнью, либо преступными половыми извращениями.

Но поскольку в любой достаточно репрезентативной социальной группе непременно заводятся экстремисты, всегда активные и гарантированно больше заметные, нежели основная нормальная масса, о геях чаще всего судят по их наиболее радикальным и аффектированным представителям.

Но отнюдь не по тем ― куда более многочисленным ― «тихим голубым», которые в жизни практически ничем не отличаются от всех прочих людей, традиционно ориентированных в своих сексуальных предпочтениях.

В мощном движении за защиту интеллектуальной собственности, к сожалению, тоже почти не видно и не слышно нормальных людей, придерживающихся рационально-умеренных взглядов. Зато чрезвычайно заметно и настойчиво проявляют себя экстремисты, чью гиперактивность иначе как извращениями и назвать-то сложно.

На протяжении многих лет копирастический угар был характерен все больше для развитых стран зарубежья, однако года два назад подключилась и Россия ― с тех пор, как вступила в действие 4-я часть Гражданского кодекса, принятая ради членства во Всемирной торговой организации. Столь желанное некогда членство так и не осуществилось, но зато теперь и у нас «все как у людей».

Типа недавнего кафкианского иска Российского авторского общества к организаторам концерта Deep Purple в Ростове-на-Дону ― поскольку они заплатили гонорар лишь самой группе, но не платят в РАО отчисления за публичное исполнение песен артистов, интересы которых российские чиновники намерены решительно отстаивать с конкретной финансовой выгодой для своей конторы.

Или ― совсем свежий пример ― как другая похожая структура, Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС) в лице своего регионального представителя под названием «Сибирский Медиа Центр» в начале октября попыталась через суд потребовать от всех ЗАГСов Новосибирска отчислять им деньги за исполнение свадебного марша Мендельсона. К чести правосудия, там попытка пока не удалась, но уже есть сигналы, что и РАО вынашивает аналогичные планы против ЗАГСов Нижнего Новгорода…

В странах с развитой копирастической инфраструктурой к подобным извращениям публику приучают уже давно, однако и там то и дело придумываются новые удивительные вещи. Так, британский ТВ-журналист и сотрудник Би-Би-Си Джереми Николс (Jeremy Nicholas), часто и охотно посещающий кинотеатры, недавно был остановлен охраной при входе в зал на очередную кинопремьеру.

Бдительный охранник усмотрел на плече у репортера сумку с ноутбуком и преградил ему путь, заявив, что по новым правилам сети кинотеатров Cineworld зрителям теперь запрещено находиться в зале с портативными компьютерами ― для исключения случаев нелегального копирования фильмов с экрана.

Несколько ошеломленный Николс попытался доказать, что вовсе не представляет угрозы для киноиндустрии, поскольку у его ноутбука даже нет видеокамеры. Однако на охранника этот аргумент не произвел ни малейшего впечатления ― у него есть четкий приказ: «Не пущать».

Обстановка стала накаляться, и подоспевший на помощь менеджер кинотеатра пояснил репортеру, что новые правила введены в сети Cineworld по настоянию FACT, т.е. национальной Федерации против нелегального копирования (Federation Against Copyright Theft). В итоге Николсу удалось-таки попасть в этот театр абсурда со своим Sony Vaio, но только после предъявления удостоверения сотрудника Би-Би-Си.

Среди огромного количества разнообразных копирастических мероприятий, проводимых ныне по всему миру, наибольшее беспокойство у нормальной части общества сейчас вызывает ACTA. Под этим кодовым словом, означающим Anti-Counterfeiting Trade Agreement или «Антипиратское торговое соглашение», скрываются глубоко засекреченные работы государственных копирастов США, Евросоюза и еще десятка ведущих стран по подготовке нового международного договора, призванного существенно изменить общепринятые в мире нормы обращения с интеллектуальной собственностью.

Несмотря на многочисленные усилия правозащитников, текст этого документа никак не удается добыть официально для ознакомления специалистов и широкой публики. Согласно же промежуточным версиям договора, нелегально просочившимся в интернет, данное соглашение предоставит владельцам патентов новые средства для вымогательства денег у небольших компаний, лишит людей доступа к недорогим непатентованным лекарствам, приведет к мониторингу интернет-коммуникаций всех граждан, сделает преступлением пиринговый файлообмен и вполне обычным делом ― обыск MP3-плееров на границе.

Когда в сентябре этого года активисты правозащитной организации KEI (Knowledge Ecology International) запросили в госадминистрации США список имен тех 42 человек от крупных корпораций, что были допущены к ознакомлению с проектом документа, то им ответили, что разглашение данных фамилий поставит под угрозу «национальную безопасность» страны.

Всем вроде бы понятно, что это полный бред. Но такие уж они люди ― копирасты…