Большие маневры: Microsoft – Пентагон

(Фрагмент книги «Гигабайты власти», 2004, скомпилированный из публикаций периода 2000-2003)

О том, как крупнейшего в мире разработчика ПО интегрировали в военно-промышленный комплекс США.

uss-gb

Год 1998-й был одним из наиболее драматичных в многолетних отношениях весьма специфической пары – софтверной корпорации-гиганта Microsoft и министерства обороны США. Этот союз с самого начала выглядел довольно странно и противоестественно, принимая во внимание абсолютно разную природу партнеров.

Главное предназначение Пентагона, сама его суть, – это обеспечение безопасности американского государства военными средствами. А Microsoft – это, как ни крути, самый большой и известный на данной планете изготовитель программного обеспечения, главная цель (и залог успеха) которого – сделать свои продукты максимально дружественными и легкими в употреблении. Уделяя, конечно, вопросам компьютерной безопасности определенное внимание, но заведомо не ставя их в ущерб бизнесу.

И хотя американская софтверная индустрия в достатке имеет намного более защищенные программы других разработчиков, возлюбил-таки Пентагон горячей и постыдной любовью именно Microsoft, на весь свет знаменитую бессчетным количеством дыр в защите своего ПО. Особо эта противоестественная связь не скрывается, да и как ее спрячешь, однако наиболее срамные эпизоды партнеры все же стараются хоть как-то прикрыть.

Нет человека – нет проблемы

Итак, год 1998-й. Некто Эд Карри, глава небольшой техасской фирмы Lone Star Evaluation Labs, специализирующейся на компьютерной безопасности, развернул весьма активную кампанию против корпорации Microsoft, по заказу которой прежде работал. Несмотря на несопоставимое, просто-таки комичное различие в соотношении противостоящих сил, обвинения Карри были услышаны и подхвачены прессой, благо повод выглядел достаточно серьезным.

Суть обвинений сводилась к тому, что Министерство обороны и другие правительственные ведомства США нарушают свои же собственные правила, широко применяя крайне небезопасную операционную систему Windows NT. В Пентагоне на этот счет предпочли отмалчиваться, а в Microsoft попытались все свести к личным обидам Карри на бывшего работодателя.

Проблема же, вокруг которой разгорелся конфликт, – это сертификация NT на соответствие уровню C2. Ныне эта классификация уже устарела, а прежде уровень C2 был одним из базовых уровней безопасности компьютерных систем, присваиваемых при соответствии ряду надлежащих критериев, определенных в «Оранжевой книге» Агентства национальной безопасности США. Серьезные правительственные ведомства, такие как Пентагон, могли устанавливать у себя компьютерное обеспечение лишь при наличии у него сертификата не ниже C2.

Поскольку Эд Карри был серьезным экспертом по компьютерной безопасности, в прошлом военным человеком и специалистом, аттестованным АНБ, в 1994 г. Microsoft выбрала именно его для помощи компании в получении сертификата C2 на Windows NT 3.5. В ходе этих работ Карри разработал специальные диагностические средства и по просьбе Microsoft создал тестовую программу RAMP для оценки уровня соответствия критериям C2.

Ну а затем и разгорелся конфликт, деликатные подробности которого так и остались тайной. Ясно лишь то, что тестовые средства эксперта упорно находили в NT массу трудноустранимых слабостей. Как результат, в 1995 году Microsoft разорвала контракт с Карри по причинам, «которые адвокаты компании рекомендовали не разглашать».

В 1997 году Microsoft подрядила корпорацию SAIC или Science Applications International Corp для продолжения работ по сертификации NT на C2. С ее помощью на одну из версий системы, уже к тому времени устаревшую 3.5, сертификат был-таки получен, а массовые закупки последующих, более современных версий NT (3.51, 4.0 и т.д.) стали обосновывать «скорым получением» соответствующего сертификата.

Ну а честный Эд Карри после потери контракта оказался фактически разорен, поскольку все средства вкладывал в разработку RAMP и ставшее никому ненужным тестирование. Тогда-то Карри и развернул кампанию, чтобы предупредить госадминистрацию и общественность в целом о «приобретении правительством миллионов копий несертифицированных версий Windows NT, которые не удовлетворяют критериям уровня C2 Министерства обороны и других агентств».

К осени 1998 года Карри даже сумел добраться до высшего руководства Пентагона, написав лично министру обороны Уильяму Коэну. В этом письме говорилось, что его контракт на сертификацию C2 был разорван Microsoft по той причине, что Карри отказался покрывать факты нарушения компанией базовых рекомендаций «Оранжевой книги»: «Microsoft умышленно скрывает информацию о дырах в защите, опасаясь, что признание таких недочетов сократит количество копий, заказываемых правительством… Я поднимал эти вопросы на внутренних обсуждениях в Microsoft, а в результате стал объектом угроз и попыток подкупа».

Пентагон откликнулся на это послание, и в октябре Эда Карри принял для беседы помощник министра обороны Дик Шэфер в компании с несколькими чинами из АНБ США. Никаких официальных решений после этой встречи не последовало, сам же Карри сообщил прессе лишь о своих впечатлениях от беседы: «Они знают, что я прав. И знают, что нарушают собственные правила безопасности. Но по сути дела, сказали они, все это неважно, и они будут продолжать использовать версию 4.0… Было сказано, что у них связаны руки, и в основном здесь решают деньги, а не соображения безопасности»…

Ясно, что все эти объяснения совершенно не удовлетворили Карри, и он решает продолжить свою обличительную кампанию в прессе – однако в марте 1999 года скоропостижно умирает от сердечного приступа… И вот тут спустя несколько месяцев начинает происходить нечто необычное.

Понятно, что более бить в набат стало некому, и текущие публикации прекратились, но одновременно в Интернете понемногу стали пропадать опубликованные прежде статьи об Эде Карри, само его имя в поисковых системах новостных сайтов, а также ссылки на соответствующие материалы в архивах.

Наиболее ярко это было видно на примере веб-сайта журнала «Правительственные компьютерные новости» (Government Computer News, http://www.gcn.com), подразделения компании Washington Post. Осенью 1998 года там было опубликовано несколько заметок обо всей этой истории, однако к сентябрю 1999 архив GCN (gcn.com/archives/) за предыдущий год представлял собой весьма странное зрелище: подборка всех выпусков с января по август, а затем – почему-то сразу за декабрь. Без каких-либо объяснений для отсутствия номеров за осенние месяцы, когда был апофеоз скандальной истории с несговорчивым экспертом…

Подобный способ решения проблемы выглядел, конечно, чересчур вызывающе, поэтому впоследствии все ссылки на архивные номера GCN были вновь аккуратно восстановлены. Однако слова «Ed Curry» так и остались табуированным в поисковой системе сайта, так что поиски по имени вплоть до осени 2003 г. не приносили никаких результатов.

Более того, аналогичный нулевой результат приносят и поиски любых публикаций репортера GCN Грегори Слабодкина, освещавшего не только этот, но и другие срамные эпизоды из богатой истории отношений Microsoft и Пентагона.

Летом все того же 1998 года, например, Слабодкин раскопал и опубликовал довольно неприличную историю о неприятностях ракетного крейсера ВМС США «Йорктаун». Это экспериментальный, так называемый «умный корабль» (smart ship), важнейшие системы жизнеобеспечения которого управляются компьютерами без участия человека. И что немаловажно – под руководством операционной системы Windows NT 4.0.

Так вот, однажды вся эта махина, находясь в открытом море, на три без малого часа встала в полный ступор по причине наглухо зависшего программного обеспечения. Причем произошло это из-за совершенно пустяковой оплошности одного из операторов, занимавшегося калибровкой клапанов топливной системы и записавшего в какую-то из ячеек расчетной таблицы нулевое значение. Ну а далее пошла операция деления на этот самый нуль.

С подобной ерундой справляется даже самый дешевый калькулятор, однако здесь в терминале оператора система дала ошибку переполнения памяти. Причем ошибка быстро перекинулась на другие компьютеры локальной сети корабля, началась цепная реакция, и по известному принципу домино рухнула вся бортовая система. Которую удалось восстановить и перезагрузить лишь через 2 часа 45 минут, в течение которых здоровенный боевой корабль оставался по сути дела беспомощным и неуправляемым.

Когда это ЧП, которое почти год командованию флота удавалось скрывать, все же попало на страницы прессы, поднялся большой шум. Все недоумевали, почему военным кораблем управляет не заведомо более надежная ОС Unix, а Windows. Внятных ответов, правда, никто не дождался.

А не в меру ретивый репортер Слабодкин вскоре перестал работать в «Правительственных компьютерных новостях». Как говорил один известный политик, нет человека – нет проблемы. Поэтому и многочисленные прежде публикации Слабодкина поисковая система сайта GCN ныне находить отказывается.

Попутно, в точности по Оруэллу, скорректировано и прошлое «умного корабля» USS Yorktown – статьи про конфуз с упавшей операционной системой теперь также не отыскиваются.

Такая трудная любовь

Если официальные представители Пентагона предпочитают очень уклончиво отвечать на прямые вопросы о причинах столь горячей любви военных к ненадежной продукции Microsoft, то это вовсе не значит, что обрисованная проблема мало кого здесь беспокоит. Многих специалистов очень беспокоит, но – люди это дисциплинированные и шума в прессе предпочитают не поднимать.

Лишь иногда, когда в Интернет или прессу просочится какой-нибудь документ-отчет о внутренних совещаниях, становится отчетливо ясна вся необычность ситуации, в которой оказались вооруженные силы. Не только в США, естественно, но и в других странах, поскольку операционные системы и программное обеспечение Microsoft безраздельно господствуют на компьютерах по всему миру (для настольных систем доля Windows по состоянию на 2003 год, напомним, составляет более 90%).

Небезынтересно заглянуть на один из закрытых семинаров так называемого «Форума по сетевой безопасности» (Network Security Framework Forum, NSFF) – рабочей группы, созданной АНБ для обсуждения проблем и потребностей Министерства обороны США в области защиты информации.

Эта группа из представителей армии, спецслужб, промышленности и исследовательских институтов собирается примерно раз в шесть недель. Обычно мероприятие проходит за закрытыми дверями, но по какому-то недосмотру (а может и умышленно) в интернет-издании IEEE Cipher был однажды опубликован обзор одного из таких семинаров, проходившего в памятном 1998 году и посвященного созданию системы многоуровневой компьютерной безопасности MLS (Multi Level Security). Система MLS, как предполагается, должна надежно защитить критично важные элементы информационной инфраструктуры США.

В контексте данного повествования нас, естественно, будут интересовать в этом документе лишь нюансы взаимоотношений Microsoft и силовых ведомств США. Прежде всего, в выступлениях участников семинара NSFF отчетливо слышны громкая критика и осуждение недальновидной политики Пентагона в области закупок программного обеспечения.

Так, представитель Sun Microsystems отметил, что министерство обороны – в своей любви к Windows – совсем не закупает операционные системы Trusted Solaris, являющиеся одним из немногих коммерческих MLS-продуктов. Ситуация необычна вдвойне, поскольку американскую систему Trusted Solaris приобретают другие государства, озабоченные безопасностью своих компьютерных систем, включая Великобританию, Канаду, Южную Африку, Японию, Сингапур, Польшу и Чехию. Попутно выступавший язвительно заметил, что Австралия тоже начала было закупать Trusted Solaris, однако затем решила, что сойдет и NT.

Другой участник встречи (от независимой исследовательской компании) при обсуждении принципиальных сложностей в обеспечении защиты Windows NT заметил, что новейшая по тем временам операционная система NT 5.0 имеет 26 миллионов строк кода, из которых в среднем 20% заменяются ежегодно. В подобных условиях ожидать появления сколь-нибудь безопасного и надежно протестированного продукта, строго говоря, просто нереально.

Самый же пикантный момент семинара был в следующем. Хотя на встрече присутствовало около трех сотен участников, т.е. большинство представителей индустрии, не было ни одного представителя собственно от корпорации Microsoft. Причем отсутствие это было вовсе не случайным.

Несколько ранее на одной из встреч на высшем уровне правительственные чиновники интересовались у руководства Microsoft относительно их планов участия в «многоуровневой системе безопасности», а в ответ услышали, что у Microsoft нет интереса к MLS. Ибо корпорация «не видит для себя дел в MLS, так что от нее не следует ожидать ничего в этой области».

Причины же полнейшего равнодушия – тривиально экономические: министерство обороны США составляет менее 1% в гигантском бизнесе Microsoft, так что даже если бы MLS была единственной компьютерной системой Пентагона, этого все равно было бы недостаточно, чтобы Microsoft затрачивала на нее свои усилия…

Надо отметить, что за прошедшие с той поры годы высокомерное, как ни крути, отношение Microsoft к интересам военных претерпело существенные перемены. И политическая обстановка в мире сильно изменилась, и Windows-программы на рынке начало ощутимо теснить конкурирующее открытое ПО. Да и сам Пентагон, как мы сейчас увидим, далеко не бездействовал.

Винтукей – для больших кораблей

Последующий ход событий лучше всего осветить на одном характерном примере, особо поразительном, если не забывать историю с «умным кораблем» Yorktown. Поскольку и этот сюжет тесно связывает Microsoft с американскими военно-морскими силами.

Итак, в 1999 году к руководству корпорации присоединятся ушедший в отставку боевой адмирал Роберт «Вилли» Уильямсон, поначалу в качестве директора по бизнес-стратегии, а несколько позже – директора правительственных программ Microsoft.

Большой военный путь Уильямсона включает свыше 200 боевых операций в Юго-Восточной Азии (Вьетнам); на рубеже 1980-1990-х годов – командование авианосцем Nimitz, во времена президента Буша-папы поддерживавшим с моря операцию «Буря в пустыне»; затем, во время боевых действий НАТО на Балканах – командование средиземноморской авианосной группой «Джон Ф. Кеннеди». Под конец же военной карьеры именно адмирал Уильямсон был старшим военным советником министра ВМС, ведая исследованиями, разработками и технологическими закупками флота.

Приход Уильямсона в Microsoft несколько необычным образом отразился на характере личных финансовых вложений главы и основателя корпорации Билла Гейтса – самого богатого на этой планете человека, если верить статистике.

Прежде его личная инвестиционная фирма Cascade Investment вкладывала деньги в транспорт, медицину, биотехнологии и прочие вполне мирные области. Однако в феврале 2000 г. стало известно, что Cascade закупила большой пакет акций судоверфи Newport News Shipbuilding, специализирующейся на строительстве атомных авианосцев. В результате чего Билл Гейтс стал одним из двух крупнейших персональных инвесторов Newport News Shipbuilding, владеющим 2,6 миллионами (8%) акций этой компании на сумму свыше 70 миллионов долларов.

А через несколько месяцев, летом 2000 года пришла совсем удивительная весть: в новейшем авианосце ВМС США следующего поколения для управления коммуникационным оборудованием и вооружениями, системами запуска самолетов и прочей бортовой электроникой будет использоваться операционная система Microsoft Windows 2000 (или «Винтукей» на жаргоне компьютерщиков – от неформального названия ОС Win2K).

Атомный авианосец CVN 77 создается судоверфью Newport News Shipbuilding, спустившей на воду 10 из последних 12 авианосцев военно-морских сил США. Для разработки интегрированной системы вооружений нового корабля была избрана фирма Lockheed Martin, а та, в свою очередь, пригласила в проект корпорацию Microsoft.

К февралю 2001 года судоверфь окончательно получила 3,8-миллиардный контракт на строительство нового супер-корабля CVN-77, который стал десятым и последним в ряду ядерных авианосцев класса «Нимиц» и должен вступить в строй в 2008 году. Ну, а Microsoft тем временем подписала контракт на оснащение своим программным обеспечением, создаваемым для CVN-77, и всех остальных кораблей этого класса – семи уже существующих и еще двух строящихся.

И, наконец, в конце 2002 года произошло еще одно примечательное событие, тоже, вероятно, неслучайное. Авианосцу CVN-77 было официально присвоено название «George H.W. Bush» в честь 41-го президента США и папы президента Джорджа Буша-сына.

Дело государственной важности

Закупки продукции Microsoft продолжаются Пентагоном во все возрастающих количествах. Летом 2003 года пришла новость о рекордном, «крупнейшем в истории единовременном контракте, в рамках которого главный в мире изготовитель программного обеспечения поставит Армии США программ на 471 миллион долларов для 494 000 персональных компьютеров».

Нехитрые арифметически подсчеты показывают, что оснащение каждой машины программами обходится почти в тысячу (953,4) долларов. Если учесть, что новое ПО устанавливается, как правило, на новые машины, которые закупаются с уже предустановленной продавцом (и, соответственно, также оплаченной) ОС Windows, то по сути дела оплата происходит дважды…

В августе всеамериканская Ассоциация компьютерной и коммуникационной индустрии (CCIA) выступила со специальным обращением, призывающим новый Департамент безопасности отечества (DHS) не применять программное обеспечение Microsoft.

Мы полагаем, говорится в этом обращении к главе DHS Тому Риджу, что действительно безопасные программы должны изначально создаваться в такой системе приоритетов, где безопасность поставлена на самое высокое месте. В Microsoft же намного больше заинтересованы в экономическом маркетинге и конкурентоспособности, нежели в безопасности. Последние примеры с тяжелейшими последствиями от воздействия компьютерной инфекции, такой как черви Slammer или Blaster, свидетельствуют, что это следствие особенностей плохо защищенного программного обеспечения Microsoft. Исключительно из-за опоры на это ПО, в частности, за последнее время серьезно пострадали сеть-интранет морской пехоты США, железнодорожная система CSX, автомобильный департамент Мэриленда, авиакомпания Air Canada и одна из ядерных электростанций…

Как показывают последующие события, ни подобные призывы, ни еженедельно появляющиеся сигналы о все новых дырах в микрософтовском ПО, ничто вообще не в силах поколебать преданную и многих озадачивающую любовь американских властей к продуктам Microsoft. В массовых количествах их покупает армия, покупает флот, авиация и все остальные. Вот и Департамент безопасности отечества США уже выбрал Windows-программы для своих настольных систем и серверов, подписав с Microsoft контракт на 90 миллионов долларов.

Конца у этой занятной истории явно не наблюдается, а для достойного завершения обзора отлично подойдут слова Стюарта Оукена, одного из ответственных деятелей корпорации Microsoft, ведающего вопросами безопасности.

Комментируя новые решительные инициативы корпорации по укреплению защиты своего ПО от хакеров и вирусов-червей, в октябре 2003 года Оукен поведал, что благодаря новым мерам защиты операционных систем Windows теперь программы скорее будут обрушиваться, нежели позволять хакерам проникновение в систему. Иными словами, раз не получается защитить, постараемся обеспечить надежный ступор.

Особо заманчиво эта перспектива выглядит, вероятно, для экипажей атомных авианосцев США и прочих военных пользователей ОС Windows.

___