«Шелковый путь» в контексте

(Октябрь 2013)

Тотальное уничтожение Silk Road – крупнейшего в интернете подпольного рынка наркотических веществ – стало, несомненно, одним из главных на сегодня событий в цепи решительных мероприятий властей под единым названием «Война с наркотиками».

Технические детали этой операции весьма любопытны с точки зрения защиты информации. Но еще более интересным, однако, выглядит общий контекст происходящего.

crime-scene

Дабы обозначить характерные особенности той затяжной «Войны с наркотиками», что в международных масштабах ведется властями множества стран на протяжении вот уже которого десятилетия, достаточно привести краткую суть новостных сообщений с этого «фронта» всего за несколько дней осени 2013.

В конце сентября, 29-го числа, британский журнал Observer в рамках «дискуссии о наркотиках» опубликовал примечательное выступление Майка Бартона, начальника полиции или «Главного констебля» графства Дарем.

В своей статье этот далеко не рядовой английский полицейский – явно в пику высокой государственной политике – проводит прямые параллели между нынешней войной с наркотиками и запретом на алкоголь в США 1920-1930-х годов.

По той же самой схеме, которая в Америке эпохи «сухого закона» привела к небывалому расцвету подпольной торговли алкоголем и беспрецедентному росту организованной преступности, ныне, по свидетельству Бартона, в Англии отмечается очевидное процветание криминальных банд, имеющих гигантские доходы от торговли нелегальными наркотиками.

Иначе говоря, единственный разумный путь для перекрытия столь мощного канала финансирования преступников – это, по мнению шефа полиции, легализовать запрещенные вещества, поставив их распространение под контроль системы здравоохранения…

Всего через несколько дней после этой статьи, 2 октября, пришла новость совсем иного рода. В Сан-Франциско, США, сотрудниками ФБР был арестован молодой человек по имени Росс Ульбрихт, являющийся, по убеждению полиции, широко известным в интернете персонажем под псевдонимом «Ужасный Пират Робертс» – то есть владельцем и основателем Silk Road, крупнейшего подпольного сайта наркоторговли.

Одновременно с арестом Ульбрихта в интернете был ликвидирован собственно сайт Silk Road, а в разных странах (Швеции, Великобритании и опять же в США) было арестовано еще как минимум 8 человек, уже установленных полицией как активные продавцы наркотиков (главным образом безобидных, типа марихуаны) через «Шелковый путь».

Всех прочих пользователей Silk Road правоохранительные органы публично предупредили, что никому не удастся избежать карающей длани закона, спрятавшись за технологиями криптографии и сетевой анонимности…

Новость третья пришла еще через неделю, 9 октября 2013, и посвящена одному из самых тревожных рубежей «Войны с наркотиками» – Афганистану. Суть известия в том, что Юрий Федотов, нынешний глава международного органа UNODC, или Управления ООН по наркотикам и преступности, такими словами обрисовал весьма мрачную картину, сложившуюся в Афганистане накануне вывода боевых сил НАТО в следующем году:

«Мы серьезно рискуем здесь, потому что без международной поддержки, без более осмысленной помощи, эта страна может продолжить свое развитие в сторону полноценного нарко-государства»…

Каждая из трех перечисленных новостей вполне заслуживает дальнейшего, более подробного рассмотрения, однако начать имеет смысл с самой последней.

Как появляются нарко-государства

Самый, пожалуй, меткий и содержательный комментарий по поводу нынешней ситуации в Афганистане и соответствующей озабоченности руководства ООН дала Сибел Эдмондс (Sibel Edmonds). То есть весьма известная в определенных кругах дама, бывшая сотрудница ФБР США, последние годы плотно занимавшаяся анализом проблем вокруг наркоиндустрии в данном регионе и непосредственно связанной с ней чудовищной коррупции в органах государственной власти.

Чтобы стало яснее, почему к мнению этого эксперта имеет смысл прислушаться, несколько слов надо сказать о том, кто такая Сибел Эдмондс и чем она известна. Американка с богато замешанными этническими корнями, Эдмондс благодаря восточным родителям свободно владеет персидским (фарси), турецким и азербайджанским языками. Если добавить в этот букет еще и университетское образование в области юриспруденции и психологии, то станет понятно, почему Эдмондс пригласили на работу в ФБР. Причем произошло это аккурат накануне событий 11 сентября 2001 года.

Правда, работа Сибел Эдмондс в качестве переводчика-аналитика Бюро оказалась совсем недолгой. Получив прямой доступ к внутренней кухне ФБР и к материалам оперативной прослушки, молодая, умная и принципиальная женщина обнаружила не только массу служебных злоупотреблений в органах, но и кое-что похуже. В архивах Эдмондс нашла немало свидетельств тому, что в ФБР заранее знали о готовящихся терактах 9-11, однако никаких шагов по предотвращению трагедии предпринято не было.

Как только Сибел Эдмондс попыталась поднять эти вопросы у руководства, ее тут же – в начале 2002 года – уволили из органов, как бы «по профнепригодности». Когда же она попыталась добиться правды и справедливости по другим каналам – через показания в Конгрессе или через прессу – то ее быстренько подвели под суровую статью о разглашении государственных секретов (поначалу открыто выложенные на сайте Конгресса США материалы с показаниями Эдмондс получили гриф Top Secret и были тут же удалены). Соответственно, бывшую переводчицу ФБР поставили перед простым фактом – либо она помалкивает о том, что узнала на секретной государственной службе, либо сядет в тюрьму глубоко и надолго…

Короче говоря, Сибел Эдмондс выбрала наиболее конструктивный путь – под тюрьму не подставляться, но и не молчать, как перепуганная рыба. Помимо выступлений в прессе (без разглашения особо взрывоопасных тайн спецслужб), она с группой единомышленников создала сайт Boiling Frogs Post, где регулярно выкладываются обзорно-аналитические материалы с таким взглядом на политические события, который существенно отличается от публикаций традиционных СМИ.

И вот что, в частности, можно найти в комментариях Сибел Эдмондс от 9 октября 2013 – по поводу новости агентства Reuters «Представитель руководства ООН: Афганистан рискует стать нарко-государством».

Когда видишь подобный заголовок, пишет Эдмондс, первым делом появляется мысль, что это какая-то ошибка – наверное, статья 10-11-летней давности случайно попала из архивов на первые полосы сайта. Но нет, с датой все в порядке. Тогда пытаешься разобраться с рубрикой новости, уж больно похоже на «Шутку дня». Опять-таки нет. Все подается совершенно всерьез.

Но как можно воспринимать всерьез подобные заявления – «эта страна рискует продолжить развитие в сторону полноценного нарко-государства», – когда Афганистан уже давным-давно, по меньшей мере десятилетие именно таким государством и является. Причем в неявном виде это подтверждает и та же самая статья агентства Reuters, где чуть дальше содержатся следующие слова:

Афганистан – это главный в мире производитель опиума, из которого делается героин, и который помогает финансировать мятежников Талибана.

Полезно хотя бы примерно представлять, о торговле каких масштабов тут идет речь.

Очень консервативные и осторожные оценки глобального рынка, подсчитываемые для афганского героина, дают цифры в диапазоне от 60 до 65 миллиардов долларов. В частности, эксперты информационного агентства CNN в 2009 году оценили стоимость афганского героина суммой 65 миллиардов долларов в год. Более сдержанные эксперты ООН (UNODC) оценивают те же величины цифрами порядка 60 миллиардов долларов в год.

Ну вот а теперь, когда цена вопроса более-менее ясна, самое время вспомнить о нескольких достоверных и хорошо известных экспертам фактах, которые по некоторым причинам довольно редко упоминаются в средствах массовой информации – о реальной истории афганского героина.

В 1970-е годы Афганистан производил НОЛЬ героина. Говоря подоходчивее, производства героина тут не было вовсе. Но затем последовало вторжение в Афганистан СССР, и одновременно там активизировалась деятельность спецслужб США, прежде всего ЦРУ, которые начали активно поддерживать афганских боевиков в борьбе против советских коммунистов.

И что же при этом произошло? Узнать об этом можно из целого ряда исследовательских книг (найти которые довольно просто по ключевым словам CIA heroin Afghanistan), или к примеру, из статьи на сайте респектабельного журнала Economist:

«Хотя этот регион имел нулевое производство героина в середине 1970-х, тайная война ЦРУ послужила тем катализатором, который преобразовал афгано-пакистанские приграничные земли в крупнейшую в мире зону по производству героина. Когда же в начале 1980-х повстанцы муджахеддины захватили под свой контроль основные сельскохозяйственные области на внутренних территориях Афганистана, они начали собирать революционный маковый налог с крестьян, сочувствующих сопротивлению.

В период с 1981 по 1990 год производство опиума в Афганистане возросло почти в десять раз, с 250 тонн до 2000 тонн. Всего через два года с начала поддержки афганских моджахедов со стороны ЦРУ, в 1981 году генеральный прокурор США объявил, что Пакистан уже стал источником 60% героина на американском подпольном рынке.»

То есть первичная динамика процесса достаточна понятна. Сначала героина в Афганистане нет вообще, потом там появляется ЦРУ, активно помогая моджахедам бороться с коммунистами, а попутно на подконтрольных моджахедам территориях производство опиума и героина возрастает до 2000 тонн в год.

После того, как СССР бесславно вывел свои войска из Афганистана, ушли оттуда и американцы со своим ЦРУ. Соответственно, производство опиума и героина в Афганистане начало неуклонно снижаться, пока не исчезло практически полностью. Так было на протяжении всех 1990-х и вплоть до 2001-2002 годов, когда США и ЦРУ совместно с силами НАТО вторглись в страну под предлогом «Войны с терроризмом» и поставили под свой контроль значительную территорию Афганистана.

А дальше стало происходить известно что. К примеру, американский эксперт д-р Альфред Маккой (Alfred McCoy) на страницах веб-издания Mother Jones расказывает о последующей динамике с такими вот цифрами:

«С тех пор, как военные США вторглись в Афганистан в 2001, нарастающий прилив опиума разложил коррупцией правительство в Кабуле, одновременно усиливая сопротивление со стороны движения Талибан, боевики которого захватывали контроль над все более расширяющимися сельскохозяйственными регионами Афганистана.

Периоды боевых действий постоянно подпитывали рост производства опиума в Афганстане: со всего лишь 250 тонн в 1979 году до 8200 тонн в 2007. За пять лет, с 2005 по 2010, на урожай афганского опиума стало приходиться уже порядка 50% валового национального продукта страны, что обеспечивало главнейшую часть – свыше 90% – мирового производства героина»…

Переформулируя те же самые факты чуть иными словами, можно констатировать вот что. Вторжение США и оккупация страны в 2001-2002 годах опять превратили Афганистан в однозначно самого главного в мире производителя героина. Или иначе – в совершенно настоящее нарко-государство.

Ну и чтобы специфика этого процесса трансформации стала еще понятнее, можно подчеркнуть следующий момент: ЦРУ США приходит в страну – и нация становится одним из главных нарко-государств, США уходит из страны – и наркопроизводство идет на спад…

И если динамика происходящего в общих чертах понятна, полезно еще раз перечитать то, что заявляет большой ООНовский чиновник, Юрий Федотов, относительно рисков вывода боевых сил НАТО в следующем году.

Факты, заключает Эдмондс, отчетливо свидетельствуют о том, что именно оккупация США и криминальные операции ЦРУ – вот что привело Афганистан на первое место в мире среди всех нарко-государств. А ООН и СМИ заверяют публику, что это уход ЦРУ-США-НАТО из страны превратят Афганистан в нарко-государство…

Переходя от комментариев Сибел Эдмондс к общей картине, осталось лишь отметить, что Афганистан – это отнюдь не единственный и далеко не первый регион для крупномасштабных дел ЦРУ вокруг наркоторговли. Для всех интересующихся на данный счет имеется весьма обширная исследовательская литература. В качестве достаточно типичного примера подобных книг можно назвать работу Питера Д. Скотта «Наркотики, нефть и война: Соединенные Штаты в Афганистане, Колумбии и Индокитае» («Drugs, Oil, and War. The United States in Afghanistan, Colombia, and Indochina» by Peter Dale Scott. Rowman & Littlefield, 2003).

Также нелишним будет отметить и такой факт. Высокопоставленный российский дипломат Юрий Федотов, возглавляющий Управление ООН по наркотикам и преступности, вольно или невольно, но уже не первый раз оказывается своего рода ширмой или витриной для информационно-психологических операций англо-американских спецслужб.

Подробности об этом довольно странном для видного дипломата амплуа можно найти в материале «Правда жизни», где речь идет о выпущенном недавно под эгидой ООН любопытном документе «Использование интернета в террористических целях».

Вспомнить о Войне с террором тут еще придется, но сейчас, однако, самое время перейти к родственной теме – под названием «Использование интернета в целях наркоторговли».

Конец Шелкового Пути

Примерно с начала 2011 года сайт Silk Road стал одним из самых ярких примеров того, что может представлять собой подлинно свободный глобальный рынок – где продавцы и покупатели из любых концов планеты получили возможность общаться и оформлять сделки напрямую, без всяких посредников.

По сути дела, Silk Road был чем-то вроде eBay, но только без обычных ограничений относительно того, чем тут торговать можно, а чем нельзя. Точнее, набор официальных ограничений был, конечно (никакой детской порнографии, никакого сбыта краденного, ничего похожего на оружие массового уничтожения и т. д.), но все это, в сущности, представляется уже малосущественным.

Действительно же важным оказалось то, что Silk Road практически сразу стал подпольным рынком для нелегальных наркотиков, а благодаря своим специфическим особенностям довольно быстро разросся до самого крупного в интернете торгового сервиса подобного рода.

Среди главнейших технических особенностей Silk Road было то, что работала эта торговая площадка как скрытый сервис системы TOR, общеизвестной ныне технологии для обеспечения анонимности пользователей сети. Иначе говоря, из-за многократных перешифрований пакетов данных и адресов, технически было чрезвычайно сложно определить, где именно географически расположены серверы данного предприятия.

Кроме того, все взаимные расчеты на Silk Road проходили через систему цифровых наличных Bitcoin, которая также обеспечивает участникам определенную степень анонимности. (Технические подробности об устройстве BitCoin см. в материале «Деньги будущего»)

Наконец, еще одной очень характерной особенностью Silk Road стало то, что анонимный основатель и «мозг» системы, укрывшийся под псевдонимом DPR или Dread Pirate Roberts («Ужасный пират Робертс», персонаж фильма-сказки «Принцесса-невеста»), оказался на редкость говорливым деятелем, по многу и охотно выступавшим не только в дискуссиях онлайновых форумов, но и даже в интервью для популярных СМИ, типа журнала Forbes.

Иными словами, если тот же, скажем, изобретатель системы Bitcoin, известный под псевдонимом «Сатоши Накомото», сразу же ушел в тень и растворился в интернете, как только его система реально заработала, то основатель «Шелкового пути» явно жаждал пиара и славы.

Начитавшись либертарианцев австрийской экономической школы, глава Silk Road уверовал, похоже, что он с помощью особых механизмов экономики своего сайта несет людям подлинную свободу и новую жизнь. В весьма цветистых фразах DPR вещал, что Silk Road уже устранила те подпольные войны и разгул насилия, что всегда были неотъемлемо присущи традиционному рынку наркотиков, где очень разным людям поневоле приходилось общаться лицом к лицу.

Ибо новая технология анонимизации сделала практически невозможным для наиболее агрессивных и брутальных продавцов отслеживать и/или давить конкурентов. Не говоря уже о подчеркнуто стерильной процедуре приобретения наркотиков для покупателей, получавших товар непосредственно на дом по почте (в упаковках глянцевых журналов, например). Все процедуры этого опаснейшего криминального рынка на Silk Road проходили чисто, безопасно и под защитой надежной криптографии.

Точнее сказать, так это виделось в теории. На практике же дела подпольного предприятия пошли куда хуже – как для самого DPR, в первую очередь, так и для «Шелкового пути» в целом.

Когда в первых числах октября американские правоохранительные органы арестовали в Сан-Франциско молодого человека по имени Росс Уильям Ульбрихт (Ross William Ulbricht), то мир, прямо скажем, весьма удивился, когда узнал, кем был и как жил «Ужасный Пират Робертс».

Хотя общий объем торговли на Silk Road – по оценкам полиции – составлял уже порядка 1,2 миллиардов долларов в год, а непосредственно для DPR проценты со сделок накопились в немалую сумму размером, как предполагается, около 80 миллионов долларов, глава столь мощного предприятия вел на редкость тихую и невзрачную жизнь.

Под вымышленным именем «Джош», 29-летний Ульбрихт совместно с несколькими незнакомыми ему молодыми людьми снимал квартиру в недорогом районе города и целыми днями сидел в своей комнатке за компьютером. Иначе говоря, соседям, прожившим с ним бок о бок в одной квартире несколько месяцев, даже в голову не могло придти, что это владелец крупнейшего в интернете подпольного рынка наркотиков.

Хотя Росс Ульбрихт на предварительных слушаниях в суде уже неоднократно категорически отверг, что это именно он стоял за знаменитым онлайновым персонажем по имени Dread Pirate Roberts, собранные ФБР и другими спецслужбами данные на этот счет, надо признать, выглядят вполне убедительно. Да и все прочие обстоятельства дела – выявление и закрытие серверов Silk Road, арест нескольких поставщиков рынка – говорят за то, что Ульбрихту вряд ли удастся сколь-нибудь долго не признавать очевидного.

С другой стороны, по материалам открыто опубликованного обвинения, представленного следствием в суд, для внимательных читателей достаточно очевидно и то, что сотрудники ФБР очень сильно темнят относительно конкретных методов, с помощью которых удалось вычислить DPR и закрыть Silk Road.

Среди наиболее темных моментов отмечают не только то, каким образом в криптографически сильной системе TOR технически удалось отыскать точное географическое местоположение серверов Silk Road, но и то, каким именно образом удалось связать DPR с реальным человеком по имени Росс Ульбрихт, и то, наконец, сколь важную роль сыграли в этом деле подставы и провокации компетентных органов.

Свидетельства в тексте уголовного обвинения создают обманчивое впечатление, будто сорвать маску с Ульбрихта следователям было довольно легко. То есть настолько легко, что читающие сразу же начинают удивляться, каким образом знаменитому подпольному сайту наркоторговли удавалось вполне успешно существовать на протяжении двух с половиной лет.

Вот лишь один из конкретных примеров того, как в уголовном обвинении описан процесс вычисления подлинной личности Пирата Робертса. На стр 24 этого документа спецагент ФБР Кристофер Тарбелл свидетельствует об этом так:

Еще один агент, привлеченный в это расследование (Агент-1) … провел интенсивные поиски информации в Интернете, пытаясь определить, как и когда сайт Silk Road первоначально заявил о себе среди интернет-пользователей.

Агенту-1 удалось отыскать пост от 27 января 2011 года – на сайте «magic mushroom», где некий пользователь под ником «altoid» довольно неуклюже рекламировал новый сайт в самый первый раз.

Восемь месяцев спустя, этот очевидный рекламщик поместил пост снова, на этот раз в поисках разработчика системы Bitcoin и с запросом присылать резюме на адрес “rossulbricht@gmail.com”, благодаря чему удалось связать Росса Ульбрихта и владельца аккаунта «altoid».

Конечно же, и спору нет, что это был ужасающий промах со стороны Росса Ульбрихта – связать свой реальный почтовый ящик с ником «altoid», уже засвеченным в контексте Silk Road. Однако нельзя не признать, что перед нами здесь пример какой-то просто-таки нечеловечески эффективной криминалистической работы Агента-1. Найти через Google самое-самое первое появление термина типа «Silk Road» в контексте онлайнового рынка наркотиков – это воистину колоссальная по трудоемкости задача.

Как говорят по этому поводу сведущие люди, данному агенту или реально чертовски повезло, или он и впрямь бесподобен в деле разгребания тех авгиевых конюшен, что представляют собой комментарии в онлайновых форумах. Или же, наконец, этот специалист действительно обладает большим опытом – в использовании небезызвестной (благодаря Эдварду Сноудену) системы Xkeyscore, то есть огромной базы данных АНБ, которая в обработанном и проиндексированном виде хранит материалы онлайновой активности пользователей и делает их куда более легкими для поиска по различным параметрам.

Формулируя эту же гипотезу чуть иначе, есть достаточно веские основания предполагать, что представленные в официальном обвинении материалы – это своего рода искусственная конструкция из улик и аргументов, сооруженная методами обратного построения – дабы скрыть следы более изощренных (и по существу незаконных) тактик расследования…

В подтверждение этой гипотезы можно привести такие факты. В августе этого года стараниями правозащитной организации EFF были обнародованы свидетельства о тесном сотрудничестве между радиоэлектронной разведкой АНБ США и американской спецслужбой DEA, или Управлением по контролю за наркотиками.

О том, в частности, что в составе DEA имеется специальное подразделение, Special Operations Division, «которое получает из АНБ разведданные от перехватов, прослушивания телефонов, от информаторов или из телефонных записей автоответчиков, а дальше передает эти подсказки для разработки в правоохранительные органы».

Поскольку с формальной точки зрения эти данные получены «не совсем законно» (разведке АНБ не положено без разбору следить за согражданами), в правоохранительных органах проводят своего рода косметическую работу – чтобы данные в итоге выглядели так, словно они были добыты органами самостоятельно. Технически это именуется «параллельная конструкция» методов расследования.

В материале EFF о параллельных конструкциях – или об «отмывании разведданных», как называют этот прием критики – сотрудники правоохранительных органов рассказывают, как они притворяются, к примеру, будто «расследование началось с того, что напоминало обычную остановку машины дорожной инспекцией, тогда как на самом деле причиной задержания был сигнал от спецподразделения DEA Special Operations Division.

Более того, «федеральных агентов специально обучают тому, как именно «воссоздавать» в расследованиях такой след, который эффективно скрывает источники, откуда реально была получена информация». С правовой точки зрения, по мнению ряда экспертов, данная практика нарушает конституционное право обвиняемых на справедливый суд.

Если говорить о конкретном уголовном обвинении против Росса Ульбрихта, то ФБР сообщает, что в следствии против Silk Road оно работало совместно с агентством DEA, с налоговой службой IRS и с департаментом госбезопасности DHS.

Весьма примечательно, что в этом документе полностью отсутствуют упоминания об АНБ США в качестве еще одного регулярного партнера ФБР. Однако, принимая во внимание известные ныне технические возможности АНБ в области компрометации системы TOR – вокруг которой была выстроена вся бизнес-модель Silk Road – было бы очень странно, если бы ФБР не обратилось именно туда за помощью в поисках серверов, обеспечивающих работу Шелкового Пути.

О том, что ФБР явно и сильно темнит не только с подробностями отыскания серверов Silk Road, но и с реальной хронологией следствия, свидетельствует и довольно комичная история о том, как «Ужасного Пирата Робертса» дважды развели на весьма немалые деньги, а Росса Ульбрихта, соответственно подставили под две попытки убийства «врагов» с помощью наемных киллеров.

Судя по материалам обвинения, следствию стало известно о заказанных DPR убийствах после того, как в сделанных следователями «образах-слепках» серверов Silk Road обнаружилась тайная переписка пользователей сервиса, включая и личные письма DPR.

Эта переписка свидетельствовала, что «пират Робертс» дважды нанимал киллеров для того, чтобы физически устранить людей, мешавших гладкой работе его Шелкового Пути. Один из этих людей откровенно шантажировал ДПР, грозя опубликовать добытые им данные о пользователях сервиса, а другой был сотрудником Silk Road, уличенным в обмане и подрыве доверия к предприятию.

Как известно, ни одно из заказанных убийств не было осуществлено в реальности. Известно и то, что обе истории были по сути чистыми инсценировками, наиболее очевидной целью которых было развести DPR на деньги (которые он успешно «киллерам» заплатил – в общей сложности около четверти миллиона долларов – оба раза мошенники предоставили фотографии, подтверждавшие «выполненную работу»).

Куда меньше известно о том, что автором и исполнителем первой инсценировки был совершенно точно сотрудник ФБР. Иначе говоря, тут речь скорее шла о попытках поближе подобраться к DPR и спровоцировать его на чистый криминал.

О персонажах второго «убийства» публике не известно почти ничего, кроме того, что географически все дело происходило в Канаде. И по некоторому неслучайному, возможно, совпадению из той же Канады «Ужасный Пират Робертс» затем выписал себе пачку фальшивых удостоверений личности на разные имена и все с фотографией Росса Ульбрихта. Что и стало в итоге важнейшей уликой, на основании которой полиция по адресу на бандероли пришла к нему домой в Сан-Франциско.

В материалах обвинения обретение этой важнейшей улики представлено следствием как чрезвычайно удачная случайность, когда сотрудники DHS в ходе регулярного выборочного досмотра посылок, шедших в США из Канады, обнаружили пакет с кучей удостоверений на разные имена и при этом с одним лицом владельца.

Однако, принимая во внимание уже упомянутые тайные методы следствия, также имеет смысл вспомнить и такой факт. В июле 2013 известное IT-издание Wired опубликовало большую статью с рассказом о специфической операции спецслужб США под названием Open Market.

Ключевой персонаж этой истории – сотрудник американской спецслужбы Secret Service, спецагент Майк Эдамс (Mike Adams), на протяжении пяти лет работавший под прикрытием на подпольном интернет-рынке, где он был известным продавцом фальшивых удостоверений под ником Celtic.

На популярном в криминальных кругах сайте Carder.ru продавец документов Celtic имел высочайшую репутацию и полное доверие среди покупателей. В общей сложности спецагент Эдамс продал свыше 125 штук фальшивых удостоверений, а когда «Операцию Открытый Рынок» было решено вывести в финальную фазу, с его непосредственной подачи было арестовано и отдано под суд 55 человек.

Короче говоря, вполне возможно, что и Ужасный Пират Робертс купил свою пачку фальшивых документов у какого-нибудь такого же авторитетного продавца с хорошей репутацией. А чтобы «отмыть» уже известный полиции адрес для доставки бандероли, была устроена совершенно случайная и очень удачная находка на границе.

Не исключено и то, что в реальности все было совершенно иначе. Однако правду нам тут вряд ли кто расскажет. Да это и не так уж важно во всей произошедшей истории.

Потому что реально важными вещами тут является нечто совершенно иное.

По свидетельству всех, кто более-менее близко знаком с Россом Ульбрихтом, это весьма умный, грамотный, мягкий и приятный в общении молодой человек. Более того, обильное эпистолярное творчество DPR в онлайне дает массу признаков того, что этот юноша имел пусть и наивные, но весьма возвышенные цели, начиная свое рискованное предприятие. Типа «подарить людям настоящую и чистую свободу», без всяких рисков столкновения с опасным и отталкивающим миром криминала.

Оттого тем более печально и поучительно видеть, сколь стремительно в этой темной среде нормальный и умный прежде человек скатился и до заказных убийств, и до глупейшей роли «лоха» в достаточно стандартных операциях куда более опытных «мастеров».

В общем, свобода – это, конечно, прекрасно, однако очень навряд ли дорога к ней может вести через торговлю героином…

Но при этом, взглянув на ту же историю чуть с другой стороны, совершенно уверенно можно утверждать и нечто иное. Несмотря на тотальный разгром Silk Road усилиями правоохранительных органов, в общей перспективе этот успех ни на шаг не приближает власти к победе в так называемой «Войне с наркотиками». И тому имеются, естественно, очень серьезные причины.

Две войны

Американский журналист и юрист Гленн Гринволд (Glenn Greenwald), ныне наиболее знаменитый как один из главных «каналов» для сливов компромата от Эдварда Сноудена, в 2009 году подготовил весьма обстоятельное аналитическое исследование под названием «Декриминализация наркотиков в Португалии. Уроки для создания честной и успешной нарко-политики» (Drug Decriminalization in Portugal. Lessons for Creating Fair and Successful Drug Policies” by Glenn Greenwald)

Как можно понять уже по заголовку, исследование посвящено очевидным и впечатляющим успехам властей Португалии в делах декриминализации и контролируемого распространения наркотиков. Этот отчет был подготовлен Гринволдом по заказу Института CATO – с непосредственными исследованиями в Португалии в конце 2008 года.

В работе документально показано, как четкий курс на декриминализацию, взятый Португалией с 2001 года, позволил стране не только справляться и контролировать, но даже сокращать проблемы, связанные с использованием наркотиков, намного более эффективно, нежели это удается другим нациям (прочим государствам Евросоюза и США), которые продолжают криминализировать использование наркотиков.

Подводя итог своему исследованию, Гринволд написал, что совершено убежден – запрет на наркотики в целом, и особенно в форме «Войны с наркотиками», которая этот запрет обеспечивает, оказывается одной из тех политик, которые будущие поколения, живущие спустя десятилетия после нас, будут совершенно не в силах понять: как мы вообще могли с подобными вещами жить?

Обоснования для запрета наркотиков являются насколько иррациональными и эмпирически ложными, а Война во имя этого запрета оказывается настолько дорогостоящей и безрезультатной, что даже при желании весьма сложно представить политику более контр-продуктивную, нежели эта.

[Вполне к месту будет упомянуть, как Дэвид Натт (David Nutt), в недавнем прошлом главный нарколог Великобритании, за свою принципиальную позицию уволенный с высокого поста, в публичных выступлениях, статьях и книгах часто приводит такой пример запредельной абсурдности утвердившейся в обществе политики.

Как всем наверняка известно, алкоголь – это не только ужасный убийца алкашей и других людей, пьяниц окружающих, но и вообще страшное бедствие для общества. Но если кто-то вдруг синтезирует наркотик, который порождает такой же, как от алкоголя кайф, но при этом не порождает никаких вредных последствий, известных для выпивки, то этот наркотик практически наверняка будет запрещен. А те, кто занимается производством, продажей и употреблением подобного наркотика, будут объявлены преступниками…

Логика тут такова: Мы запрещаем наркотики, потому что они наносят вред, а знаем мы, что они вредные, потому что они запрещены. Ну а те наркотики, которые мы не запрещаем – табак и алкоголь – тоже, конечно, «вредные», но они не так вредны, как запрещенные вещества. Мы точно можем сказать, что они вредны по-другому, потому что это не запрещено… Подробнее о движении влиятельных людей Великобритании за разумное отношение к наркотикам см. материал «За что, собственно, боремся?».

Единственное, пожалуй, что может сравниться с Войной с наркотиками по своей иррациональности и бесперспективности, это Война с терроризмом. И конечно не случайность, что после тщательного изучения ситуации с наркополитикой и опыта Португалии, спустя год, осенью 2010, Гленн Гринволд опубликовал еще одну статью в тему, под названием «Война с наркотиками и Война с терроризмом: зеркальные отражения друг друга».

Практически во всех своих аспектах, пишет Гринволд, Война с наркотиками – это практически полный аналог Войны с террором: поддерживаемые с помощью одной и той же лживой пропаганды, затеянные по множеству тех же самых мотивов, осуществляемые по одним и тем же схемам, и при этом разрушительно влияющие на общество во множестве тех же самых отношений.

Аналогии между этими двумя войнами вполне очевидны.

Обе войны опираются на мультяшные изображения Страшных Злодеев (Нарко-Короли, Мексиканские картели, Главари Террористов), дабы держать население в состоянии нарастающего страха и таким образом ослеплять публику до состояния неспособности к рациональным оценкам и выводам.

При этом обе войны не только абсолютно не способны искоренить подобных негодяев, они обе для усиления этих самых злодеев делают куда больше, чем любая другая причина. Война с наркотиками – тем, что гарантирует картелям неизменные и заоблачно высокие доходы от нелегальной наркоторговли. А Война с террором – гарантируя все более обширную поддержку и рекрутов для анти-американских экстремистских движений.

Кроме того, обе эти войны – по отдельности и вместе взятые – бесконечно разъедают и уничтожают базовые свободы демократического общества, настойчиво убеждая перепуганную публику, что «Оставаться в Безопасности» они могут только в том случае, если будут давать все больше и больше власти государству.

Многие из тех гражданских свобод, что ныне уже практически уничтожены эрозией в ходе Войны с террором, стали заметно сокращаться и исчезать вместе с началом Войны с наркотиками, запущенной с подачи Ричарда Никсона на рубеже 1960-1970-х годов.

Наиболее же важное сходство между двумя этими войнами заключается в том, что они продолжаются – и будут продолжаться далее – по причинам, которые не имеют ничего общего с официально заявляемым их обоснованием.

Обе эти войны обеспечивают неограниченный приток огромных денежных масс в частные компании военно-промышленного комплекса и индустрии безопасности, которые сами же их всячески и подпитывают.

В условиях США, в частности, это еще и нарастающе приватизируемая индустрия американских тюрем. Полноценная индустрия, причем на сегодня уже неприлично прибыльная индустрия, которую непрерывно подпитывает постоянный и массовый приток людей, сажаемых в клетки камер из-за законов, запрещающих наркотики.

К этим мощным центрам прибыли следует добавить и те политические страхи, которые испытывают практически все политики, если их станут воспринимать как дезертиров, «покинувших» любое поле битвы до того, как война «выиграна».

В итоге же эти две по сути своей невыигрываемые войны – в принципе невыигрываемые по самой своей конструкции – выглядят как войны, которым суждено длиться вечно. Или по меньшей мере до тех пор, пока какой-нибудь крупнейший финансовый коллапс того или иного рода просто не позволит продолжаться им и дальше.

По сути же своей обе войны – это совершенный и полный обман. Обе войны – в своих бесконечных циклах – поддерживают и усиливают те самые напасти, которые, в свою очередь, обосновывают их непрерывное продолжение и эскалацию.

А тем временем индустрии, которые неустанно обеспечивают сражения в этих войнах, становятся все богаче и богаче. Политические же лидеры, которыми владеют эти индустрии, становятся все более и более могущественными.

Жестокие и безжалостные наркокартели продолжают монополизировать невообразимо прибыльные, лишенные конкуренции секторы индустрии. А террористы в то же время непрерывно получают от своих «преследователей» практически идеальные поводы не только для поддержки и сочувствия в массах, но и для склонения на свою сторону таких людей, которые в иных ситуациях не испытывали бы никакой симпатии к экстремистам.

Во всей этой карусели, таким образом, в выигрыше оказываются все – за исключением, естественно, обычных граждан. Которые неуклонно становятся все беднее и беднее, все больше и больше окруженными тюрьмами, все больше и больше безголосыми, все меньше и меньше свободными…

Так, в вольном пересказе, эта картина представляется Гленну Гринволду.

И если хоть чуть-чуть попристальнее всмотреться в реальную ситуацию с этими вещами, практически невозможно с ним не согласиться.

The END