Возня мышиных королей

(Март 2003)

Крошечная давняя заметка – как повод напомнить о малоизвестных и весьма специфических аспектах корпорации Disney, помещающих ее, без преувеличения, в основы государственности США.

С-mickey-m

После четырехлетнего разбирательства Верховный суд США семью голосами против двух подтвердил конституционность так называемого «Закона о Микки Маусе», принятого Конгрессом в 1998 году. Этот закон продлил еще на 20 лет авторские права компаний на произведения с истекающим сроком защиты копирайта — песни, книги, изображения мультипликационных персонажей и так далее.

К великому, надо сказать, разочарованию интернет-общественности, где все уже было готово для свободного и вполне законного выкладывания в Сеть сотен тысяч произведений, переходивших, как представлялось, во всеобщее достояние.

Одной из самых мощных сил, лоббировавших принятие «антинародного» закона, была компания Disney, у которой истекали сроки владения правами на Микки Мауса, впервые появившегося в мультфильмах Уолта Диснея в 1928 году. Не за горами была и утрата контроля за другими знаменитыми персонажами — Дональдом Даком, Гуффи, Белоснежкой и т.д. — ежегодно продолжающими приносить компании многомиллионные доходы.

Другим мощнейшим рычагом, обеспечившим очередное перекраивание законодательства в пользу самых богатых, стала кинокомпания Warner Bros (точнее, гигант AOL Time Warner), где ни в какую не желают расставаться с правами на старые, но и поныне популярнейшие картины вроде «Касабланки», «Унесенных ветром» или «Волшебника страны Оз».

Отцы-основатели самой свободной (когда-то) в мире страны прописали в Конституции США, что ради всеобщего блага «Конгресс должен обладать властью для содействия прогрессу науки и полезных искусств, гарантируя на ограниченное время авторам и изобретателям исключительные права на их произведения и изобретения». В соответствии с этим конституционным положением в 1790 году было сочтено разумным гарантировать правообладателям 14 лет защиты их интеллектуальной собственности плюс еще 14 лет в случае особо выдающихся заслуг.

К 1976 году эти «ограниченные» сроки уже подразумевали всю жизнь частного лица-правообладателя и еще 50 лет после смерти оного на подкорм его наследникам (срок для корпораций — 75 лет). Закон же от 1998 года фактически закрепил бессрочное правообладание, поскольку создал прецедент «продления срока по запросу».

Один из двух инакомыслящих членов Верховного суда США, Стивен Брейер (Stephen Breyer), все же посчитавший действия Конгресса антиконституционными, записал в особом мнении:

«Легко понять, насколько этот закон выгоден частным финансовым интересам корпораций или наследников. Но я не вижу никакого конституционного обоснования тому, что этот закон хоть чем-то может быть полезен обществу».

Конечно, проигравшие дело правозащитники — затеявший разбирательство Эрик Элдред и выступивший на его стороне гарвардский профессор-юрист Лоуренс Лессиг — в высшей степени разочарованы решением судебных властей, однако их инициатива уже успела породить в стране широкое общественное движение, твердо намеренное все-таки изменить закон в пользу народа и ликвидировать «вечный копирайт»…

* * *

P.S. из 2015: Несмотря на все усилия правозащитников, «закон о Микки Маусе» вполне успешно продолжает жить поныне, не подает никаких признаков ослабления в США и определенно распространяется на прочие страны мира.

И дабы стало понятнее, по каким причинам у корпорации Disney уже очень давно все схвачено со всеми ветвями американской государственной власти, имеет смысл напомнить о весьма особых отношениях Уолта Диснея и его наследников с такими организациями, как ФБР, ЦРУ и АНБ США.