Жизнь после смерти

(Июнь 2013)

Так уж устроены люди, что разговоры о смерти их близких или, тем более, о смерти их собственной, обычно вызывают желание побыстрее сменить столь некомфортную тему обсуждения. Однако вряд ли это мудро.

afterlife

В апреле 2013 корпорация Google запустила новый онлайновый сервис, который злые языки блогосферы тут же прозвали Google Death или «Гуглосмерть». На самом деле сервис этот носит вполне нейтральное название «Управление неактивным аккаунтом», но по существу действительно имеет самое непосредственное отношение к тому, что все мы, увы, существа смертные.

То есть раньше или позже непременно подойдет к концу не только наш срок пребывания в этом мире, но и активная жизнь в виртуальном мире интернета. Помимо же активной жизни человека в Сети, однако, возможны и другие варианты онлайнового существования. И вот именно для того, чтобы люди заранее могли запланировать и распорядиться тем, что будет со всеми атрибутами их цифровой жизни после смерти физической, собственно, и создан сервис Google Inactive Account Manager.

Иначе говоря, суть нового сервиса – позволить владельцам аккаунтов самим управлять тем, как будет складываться дальнейшая судьба их онлайнового присутствия и всевозможных цифровых накоплений. То есть, что станет после смерти людей со всеми письмами их электронной почты, с фотографиями, музыкой и видеороликами, с хранимыми в их аккаунтах публикациями и комментариями в блогах, ну и со всеми прочим подобным хозяйством.

Технически это реализовано так, что Google дает возможность пользователям определять, когда включать режим «посмертного управления» – если они не заходят в аккаунт на протяжении трех, шести, девяти или 12 месяцев подряд. Для ситуации, когда такой режим включается, пользователи указывают, что делать дальше с их данными в аккаунте – просто тотально все уничтожить или же отослать (полностью либо выборочно по сервисам) файлы тем людям, которых владелец выбрал в качестве своих «цифровых наследников».

Следует особо подчеркнуть, что описанная система Google будет работать только в том случае, если она заранее установлена самим пользователем аккаунта. Во всех других случаях, если, скажем, члены семьи умершего человека захотят получить доступ к электронной почте, видео, фотографиям и так далее, им потребуется пройти официальную процедуру с получением соответствующего решения суда – ибо так требуют нынешние законы о защите данных.

Дабы во всем этом серьезном деле не происходило нелепых и случайных недоразумений, когда начинает подходить критический срок неактивности, то система Google для начала отсылает сообщение с предупреждением – на номер мобильного телефона, зарегистрированный в аккаунте. А также, для верности, еще и письмо на адрес электронной почты, указанный владельцем в качестве резервного. Если после таких сигналов пользователь зайдет «отметиться», то аккаунт считается активным и далее ничего предприниматься не будет…

Даже по столь краткому описанию нового онлайнового сервиса понятно, наверное, что дело это правильное и полезное. Но также существенно здесь еще и то, что у всей данной затеи имеются и другие, может не столь очевидные, но от этого не менее важные стороны.

Наиболее внятно и содержательно, наверное, разнообразные аспекты проблемы «посмертной жизни в интернете» проанализированы в недавней статье американского профессора-юриста Джейсона Матзоне «Facebook’s Afterlife». Как можно понять уже из названия, главным объектом исследования ученого-правоведа стала та практика обхождения с данными умерших пользователей, что принята ныне в социальных сетях вообще и в самой крупной из них, Facebook, в частности.

Один из важнейших выводов, сделанных автором в итоге этой аналитической работы, выглядит примерно так: «Это в действительности просто поразительно, что для человека нет никакого способа сказать, “Когда я умру, с моим аккаунтом должно происходить то-то и то-то”»…

Статья Матзоне, вызвавшая немалый резонанс в интернет-сообществе, была опубликована в январе 2012. И вряд ли это случайное совпадение, что по прошествии всего трех с небольшим месяцев корпорация Google ввела для всех своих пользователей в точности именно такой сервис, отсутствию которого поражался известный юрист.

Здесь самое время, пожалуй, отметить, что Джейсон Матзоне является специалистом по защите авторского права и интеллектуальной собственности. Иначе говоря, проблема «посмертной цифровой жизни» рассматривается им конкретно под этим углом зрения. А коль скоро тема посягательств на «священный копирайт» ныне вообще считается одной из самых больных и животрепещущих, имеет смысл поподробнее рассказать, как видит проблему этот ученый.

В настоящее время, напоминает профессор, уже свыше 1 миллиарда людей пользуются сайтами социальных сетей. Когда-нибудь все эти люди умрут. И поскольку современный человек все большую и большую часть своей жизни проводит в онлайновых сообществах, то все, что при этом остается в Сети после смерти пользователя – это проблема нарастающей важности.

Прежде всего, по той причине, что у людей имеются приватного свойства материалы, которые они размещают на сайтах соцсетей, причем владельцы материалов вполне определенно хотели бы оградить свои вещи от последующего попадания неизвестно в чьи руки.

Другая причина – такие сайты являются хранилищами фотографий, текстов и другой интеллектуальной собственности. Кроме того, на сайте социальной сети могут содержаться документы, весьма важные для членов семьи, друзей и близких умершего человека.

Наконец, когда все мы пишем свои посты в Facebook или любую другую соцсеть (вместо написания дневников и писем, как прежде), то работа историков будущего будет непосредственно зависеть от подобных цифровых архивов – для достоверного воссоздания прошлого.

И при всем этом, пора подчеркнуть, до сих пор практически не существует никаких законов, которые четко определяли бы то, каким образом следует обходиться с аккаунтом умершего человека. А коль скоро законов нет, социальные сети сами для себя решают, что им делать со всей этой массой информации…
Если говорить конкретно о Facebook, в частности, то у них с момента запуска проекта в 2004 году наблюдалась неоднократная смена подходов к проблемам подобного рода. В итоге же, в настоящее время, все свелось к превращению страницы умерших в своего рода «мемориал» (на языке оригинала эта процедура именуется Memorialization).

В рамках этого подхода, подтвержденные друзья усопшего имеют возможность и далее размещать на странице-«стене» свои комментарии. Так что страница превращается в виртуальный мемориал – место, посвященное памяти о покинувшем этот мир.

Большая проблема в том, что «Мемориализация» одновременно блокирует доступ ко всем прочим материалам. В частности, ко всем тем постам, которые размещали владелец или владелица аккаунта при жизни, и которые прежде были доступны для их друзей. Понятно, что многим эта дополнительная утрата не по душе.

С другой стороны, процедуру мемориализации сильно критикуют и за то, что она предоставляет форум для таких комментариев, которые могут быть довольно неприятными для умершего или его близких, однако слова прочно зависают в киберпространстве и надолго остаются приставшими к имени ушедшего.

И что особенно важно, подчеркивает Матзоне, принятая в Facebook процедура Memorialization вовсе не означает, что весь цифровой контент, накопленный умершим владельцем, при этом уничтожается. В действительности все это хозяйство просто становится недоступным для внешних обращений, полностью переходя в распоряжение Facebook – как бы для внутреннего пользования.

Зачем Facebook накапливает для себя весь этот контент? Как комментирует этот факт Матзоне в одном из интервью, насколько он понимает, в корпорации считают, что в будущем подобные вещи станут иметь определенную продажную стоимость, поэтому их лучше сохранять.

Однако что бы там ни полагали на данный счет в Facebook, уверен профессор-юрист, это вовсе не дело корпорации – держать у себя весь этот контент, принадлежавший умершим: «Все это несколько похоже на то, чтобы позволять банку самому решать, что делать с вашими деньгами после того, как вас не станет»…
Короче говоря, статья Джейсона Матзоне с разных сторон демонстрирует, что нынешняя позиция социальных сетей относительно аккаунтов умерших навряд ли отражает коллективные интересы общества.

А чтобы привести эти подходы и интересы в соответствие, явно назрела пора для принятия соответствующих законов. Такие законы могли бы налагать на социальные сети определенные обязанности – дабы они предоставляли пользователям конкретные механизмы управления в том, что касается судьбы их аккаунта после смерти.

Как показывает история с появлением сервиса Google Inactive Account Manager, движение в правильном направлении уже началось.

В заключение же темы, как говорится, живите долго и счастливо. Но при этом имеет смысл всегда держать в уме, что останется от вас в интернете, когда наступит время ухода.

Потому что именно в памяти людской мы можем жить вечно.

The END

О существенно иных аспектах интересной проблемы «ИТ и жизнь после смерти» см. материалы цикла «Посюсторонний мир»:

  1. АНТИНАУЧНО, НО ФАКТ
  2. ИГРЫ НАВСЕГДА
  3. VR-ПСИХОТЕРАПИЯ
  4. ЛЕГКОСТЬ В ТЕЛЕ НЕОБЫЧАЙНАЯ
  5. КУДА ИДЕМ?