Бизнес в помощь

(Сентябрь 2013)

Шум прессы вокруг гранд-слива компромата от Эдварда Сноудена все время норовят опустить до мелочей и пустяков. То есть «понизить уровень дискуссии», выражаясь профессиональными терминами. Именно поэтому здесь хотелось бы уровень повысить. И поговорить о вещах действительно серьезных.

fiber_optic_cable_backbone

К мелочам и пустякам относятся не только концентрация на личности Сноудена или на проколах людей, занимающихся анализом и публикацией полученных от диссидента тысяч файлов.

Столь же несущественной, строго говоря, является и другая тема, обсуждаемая бурно и абсолютно бесцельно – о том, что «шпионы шпионят». Поскольку шпионят де чересчур много, без всякого стыда, совести и уважения законов.

А чем еще, интересно, им следует заниматься, если работа у них такая? Причем именно за эту бесстыжую шпионскую работу государство совершенно официально и платит своим разведкам деньги налогоплательщиков…

Но вот очень важный и близко связанный с этим вопрос – о больших деньгах, крутящихся вокруг шпионажа и национальной безопасности, а также о том, кто и как эти деньги «пилит» – все время как-то в поле дискуссий не попадает. А если и попадает, то быстро забалтывается и переводится в общее русло типа «борьбы с терроризмом».

Но вопрос на самом деле очень интересный.

И проиллюстрировать это помогут следующие три цитаты.

В середине августа 2013, в самый разгар скандала вокруг разоблачений от Сноудена, развернутый комментарий к ситуации дал генерал Майкл Хейден (Michael Hayden), директор АНБ США с 1999 по 2005, а затем директор ЦРУ в последние годы президентской администрации Джорджа Буша-сына.

То есть человек, более чем компетентный в делах национальной разведки, комментируя только что данные обещания президента Обамы – провести реформу в «нехороших» методах шпионажа АНБ – выдал такую витиеватую конструкцию:

«Президент пытается ныне предпринять некоторые шаги, дабы американцам было более комфортно жить с тем, чем мы занимаемся. Но осуществить подобное будет сложно, поскольку, честно говоря, делать шаги к тому, чтобы американцам жилось более комфортно – это на самом деле делать американцев менее защищенными»…

Для справки, ныне отставной многозвездный генерал Майкл Хейден является одним из главных руководителей консалтинговой фирмы Chertoff Group, специализирующейся на проблемах национальной безопасности и заказах федерального правительства.

Еще одна, уже более конкретная цитата в тему – от другого многозвездного адмирала, Майка Макконнела (Mike McConnell), в недавнем прошлом директора национальной разведки, а еще ранее директора АНБ США. Аналогично Хейдену, Макконнел в своих публичных выступлениях тоже всегда нагнетает в обществе страхи, напрямую связывая утечки от Сноудена с возрастанием террористических угроз для нации.

Выступая в июле 2013 на конференции бизнес-подрядчиков федерального правительства, Макконнел подчеркнул, что разглашенные Сноуденом документы уже нанесли «необратимый ущерб» возможностям США в деле предотвращения терроризма:

«Все это ослабляет наши способности понимать ядерные инициативы Северной Кореи, понимать то, что происходит в Сирии, то, что возможно происходит с Талибаном в Афганистане»…

Опять-таки для справки, ныне Майк Макконнел является вице-президентом одной из крупнейших в мире консалтинговых фирм Booz Allen Hamiltion (BAH), имеющей многомиллиардные и суперсекретные контракты с правительством США в области обеспечения безопасности (подробности о шпионском бизнесе BAH можно найти в материале «Большая ЖрАТВА»).

Небезынтересно, наверное, отметить, что системный администратор Эдвард Сноуден непосредственно до своего ухода в диссиденты тоже был сотрудником BAH, и в этом качестве имел доступ к документам настолько высокого уровня секретности, какого не имеют даже высокие чины разведслужбы АНБ.

Еще более интересно, быть может, то, что на пост директора национальной разведки в администрации Буша-сына адмирал Майк Макконнел пришел из бизнеса – из кресла вице-президента Booz Allen Hamiltion. А послужив несколько лет родине на ответственной и важной государственной должности, затем вновь вернулся на давно пригретое место руководителя BAH.

Наконец – третья цитата в тему – дабы всем уже абсолютно отчетливо стало ясно, насколько важны страшные угрозы терроризма для финансового благополучия определенного типа бизнес-структур, полезно привести высказывание генерала военно-воздушных сил США Джона Джампера (John P. Jumper). По его личным экспертным оценкам, террористическая угроза – это:

«Это более великая опасность чем нацизм, это страшнее чем коммунизм. Та угроза, что нависла теперь над нами от террористических фанатиков – она самая опасная среди всех. Потому что для этих людей жизнь не значит ничего»…

Из общего контекста уже несложно, наверное, догадаться, что Джон Джампер – это далеко не обычный американский генерал, а весьма большой человек специфического окологосударственного бизнеса. В настоящее время Джампер является исполнительным директором корпорации SAIC – еще одной очень крупной хайтек-корпорации, имеющей с разведслужбами США и Пентагоном тысячи контрактов на многие миллиарды долларов (подробнее о специфической истории и бизнес-модели этой фирмы см. материал «Закрытое акционерное общество власти»).

Иначе говоря, все перечисленные люди энергично участвуют в очень популярной (и весьма прибыльной, ясное дело) игре под названием «вращающаяся дверь». Когда попавшие в высшую элиту персонажи то и дело пересаживаются с важных государственных постов в кресла руководителей частного бизнеса, а затем – при удобном случае – ненадолго возвращаются обратно. На госпостах они обеспечивают жирными контрактами «свои» бизнес-структуры, а с капитанских мостиков бизнеса сытно подкармливают «своих» людей в правительстве.

Надо ли говорить, что все подобные штуки, от которых за милю разит коррупцией, предпочтительнее всего обделывать в обстановке секретности. А что может быть делом более секретным, чем защита национальной безопасности?

В общем, в США как-то само собой все сложилось так, что «защита страны от постоянно нависающих страшных (и мифических, естественно) угроз» стала у них чем-то вроде нашей «нефтегазовой трубы». То есть источником самых изобильных в государственной казне денежных потоков, к которым жадно присосались, увы, такие организмы, насытить которые невозможно в принципе…

При этом все они заняты в высшей степени благородными делами – не только укреплением национальной безопасности и спасением мира от угроз терроризма, но попутно также борьбой с иностранной коррупцией и взяточничеством в международной торговле (немало пикантных подробностей на данный счет можно найти в материале «Служба гибкой морали»).

Иностранная помощь

Неисчерпаемая, но почему-то очень скупо освещаемая в прессе тема о занятных отношениях между спецслужбами США и миром бизнеса особо интересна в аспектах своего «международного сотрудничества», назовем это так.

Потому что одно дело, когда американские ИТ-компании типа Google или Microsoft помогают бороться с врагами отчизны родным спецслужбам своей страны, и совершенно другое дело, когда национальные фирмы других государств – скажем операторы связи в Европе или Азии – помогают американской разведке шпионить за собственными согражданами…

В последнюю декаду августа 2013 уважаемая газета Wall Street Journal вышла с большим материалом-расследованием, содержащим всякие новые подробности о разведывательных программах АНБ США. В отличие от основной массы последних разоблачений, так или иначе опирающихся на файлы Сноудена, журналисты (точнее журналистки) WSJ выстроили свой материал на основе личных свидетельств сотрудников АНБ. Все эти люди по ясным причинам делились информацией анонимно, однако рассказали немало действительно интересных вещей.

Например, именно в этой статье было раскрыто, что у АНБ ныне имеются возможности получать прямой доступ примерно к 75% всего интернет-трафика, идущего через оптоволоконные кабели на территории США. Эта гигантская цифра, ясное дело, была поспешно и очень решительно опровергнута официальными представителями АНБ. Однако факт опубликован, а думающие люди уже сами решат, кому тут больше верить – сотрудникам спецслужбы, пытающимся хоть как-то очистить совесть от соучастия в беспределе домашнего шпионажа, или же пиар-подразделению шпионской «корпорации».

Вполне естественно, что информация о 75% привлекла основную долю внимания американских читателей и прочих СМИ. Но при этом (или даже из-за этого) подавляющее большинство тех, кто обсуждал материал, очевидно проглядело в той же самой статье, но чуть дальше, другой очень важный абзац (упоминаемый в СМИ чрезвычайно скупо), где говорится о куда более примечательном методе, массово применяемом АНБ для сбора информации:

«Агентство национальной безопасности США начало заниматься перехватом интернета задолго до 2001 года, свидетельствуют бывшие сотрудники разведки. Проводимые секретным подразделением АНБ Special Services Office (Отдел Особых Сервисов), такого типа программы перехвата были поначалу разработаны для доступа к коммуникациям с зарубежных постов – через договоренности с иностранными интернет-провайдерами. Как рассказывает бывший сотрудник спецслужбы, АНБ и сегодня все еще имеет такого рода соглашения во множестве стран, в частности, на Ближнем Востоке и в Европе»…

Дабы стало более понятно, до сколь гигантских масштабов разрослось ныне тайное сотрудничество национальных и международных провайдеров связи с разведслужбами США и их ближайшими партнерами, имеет смысл скомпилировать информацию, опубликованную на сегодняшний день в разных источниках.

Наиболее надежная информация на данный счет появлялась в файлах Сноудена – относительно семи британских и американских (транснациональных) интернет-компаний, которые тесно сотрудничают с британским аналогом АНБ, спецслужбой GCHQ или Штаб-квартира правительственной связи. (В силу географического расположения Великобритания является чрезвычайно важным узлом для многих оптоволоконных сетей, объединяющих континенты.)

Интересно, что английская газета The Guardian, часто выступающая как главный «рупор» для разоблачений Сноудена, не решилась опубликовать названия этих фирм, сочтя информацию чересчур взрывоопасной. Однако два германских издания, куда более мелких по масштабу и фактически региональных, газета Süddeutsche Zeitung и телеканал NDR, опубликовали компромат «как есть».

То есть, получив от одного из представителей Сноудена доступ к топ-секретным документам GCHQ за 2009 год, эти издания рассказали и о конкретных провайдерах связи, обслуживающих англо-американскую разведку, и о присвоенных им шпионами кодовых наименованиях:

– Verizon Business (DACRON)
– British Telecom (REMEDY)
– Vodafone Cable (GERONTIC)
– Global Crossing (PINNAGE)
– Level 3 (LITTLE)
– Viatel (VITREOUS)
– Interoute (STREETCAR)

Из внутренних документов спецслужбы следует, что GCHQ имеет секретные соглашения с этими семью компаниями, которые именуются в одном из документов как «партнеры по перехвату» и в соответствии с договоренностями предоставляют разведке доступ к своим сетям подводных кабелей.

Причем делается это отнюдь не безвозмездно. Данные компании получают соответствующую оплату за свою техническую помощь и снабжение необходимой логистикой. Более того, некоторые из них даже разработали свое собственное оборудование спецдоступа – для более эффективного сбора интернет-данных.

В GCHQ эти работы проводятся под названием «Освоение интернета» (Mastering the Internet) и в качестве компонента входят в более широкую программу TEMPORA.

В разведслужбах всегда прекрасно понимали, что конкретные названия участвующих в этой затее компаний являются информацией, чрезвычайно чувствительной к разглашению. Во внутренних документах разведки об этом говорится как об ECI или «Exceptionally Controlled Information» (исключительно ограниченной информации) – дабы реальные названия фирм повсюду заменялись кодовыми словами. Ибо раскрытие названий способно привести не только к «политическому скандалу на высоком уровне», но также может оказаться крайне разрушительным в смысле доверия клиентов к этим компаниям.

Коль скоро теперь столь беспокоившие шпионов и их партнеров утечки реально начали происходить, замаравшимся компаниям связи – хочешь не хочешь – приходится как-то реагировать. Естественно, первым делом хочется все-все горячо отрицать.

Или сделать так, как фирмы Vodafone и Verizon, которые особо вообще не мудрили и прибегли в точности к той же схеме, по которой свое тесное партнерство со шпионами «опровергают» интернет-компании США, засветившиеся участием в программе PRISM (см. материал «Всего три слайда»). То есть было заявлено, что они подчиняются законам всех тех стран, в которых работают со своими кабелями. И что они не раскрывают никаких данных своих клиентов ни в какой юрисдикции, пока не получат от властей официальный законный запрос на такую информацию.

Главный трюк этого «юридически честного» ответа в том, что от фирмы-провайдера связи по условиям соглашения требуется, в первую очередь, установить правильное оборудование для «законного перехвата» – скрытным и безопасным образом. А что уж там дальше делается с этим оборудованием, ведомо только спецслужбам. Которые иногда прикрывают свой «пылесос» бумажками официальных запросов – дабы было что предъявить при проверках законности.

Нельзя, однако, сказать, что реальные масштабы перехвата от оптоволоконных кабелей являются особой тайной. Еще в 2003 году техник компании AT&T Марк Кляйн (Mark Klein) обнаружил «секретную комнату АНБ» в одном из калифорнийских узлов своей компании-оператора и рассказал о тех совершенно фантастических (для посторонних) возможностях интернет-шпионажа, что предоставляло работавшее там оборудование Narus (ныне подразделение Boeing).

Несколько позднее эту информацию компетентно подтвердил Билл Бинни (Bill Binney), высокопоставленный сотрудник АНБ, покинувший разведслужбу в знак протеста против массового и беззаконного наращивания шпионажа в отношении сограждан. По свидетельству Бинни, уже тогда одно устройство Narus, подключенное к оптоволоконной линии, могло каждую секунду брать от кабеля 1,2 миллиона писем электронной почты длиной по тысяче знаков. Или иначе, 100 миллиардов электронных писем в день. И техника эта за прошедшие годы в своем развитии отнюдь не стояла на месте…

Возвращаясь к нынешней компрометации семи оптоволоконных компаний, управляющих гигантской долей от всех широкополосных подводных магистралей на основе оптоволокнных кабелей, можно без преувеличения говорить, что все их хозяйство в совокупности образует тот самый скелет, что лежит в основе общепланетной интернет-архитектуры.

Пока что в точности неизвестно, как много узлов в сетях этих провайдеров оборудованы техникой Narus, Verint или им подобными средствами перехвата от оптоволоконных магистралей. Но из документов разведки, опубликованных газетой Guardian следует, что в 2012 году GCHQ брала информацию от более чем 200 оптоволоконных кабелей и была способна обрабатывать данные по крайней мере от 46 из них одновременно. Полное содержимое перехваченных коммуникаций обычно сохраняется для анализа и фильтрации в течение 3 дней, а более компактные метаданные хранятся до 30 суток…

Все известные прежде свидетельства и документы о специфике работы АНБ позволяют уверенно говорить, что аналогичные «соглашения о сотрудничестве» с национальными операторами связи имеются у разведок Канады, Австралии и Новой Зеландии. Ибо службы электронной разведки этих государств имеют очень тесные взаимоотношения по обмену информацией с АНБ и GCHQ в соответствии с договором о разведках UKUSA от 1946 года. Во всем, что касается разведки средств связи, эти страны считаются ближайшими союзниками США вообще и АНБ в частности.

Ступенькой ниже имеется группа других государств, общим числом около 30, именуемых в документах АНБ «партнерами третьей стороны». Пока что из файлов Сноудена достоверно известно, что одной из этих близких стран является Германия. На основе общей информации о близком сотрудничестве разведслужб, вполне можно предполагать, что к тому же ряду относятся страны Скандинавии (прежде всего Швеция), Израиль, Южная Корея, Нидерланды, Испания, Италия, Греция.

Интересная специфика работы у разведчиков такова, что спецслужбы этих государств «третьей стороны» могут весьма тесно сотрудничать с АНБ и ЦРУ, среди прочего и в важном деле окучивания национальных провайдеров связи, но при этом американцы энергично шпионят как за правительствами этих стран, так и за собственными «коллегами» из местных спецслужб.

Документально известно, в частности, что Израиль – несмотря на очень тесные контакты с США – считается одной из главных целей американской разведки, наряду с Ираном, Китаем и Россией. Да и Израиль, что тоже не секрет, располагает одной из самых активных разведсетей на территории США.

Наконец, есть еще одна группа стран в Европе и на Ближнем Востоке, где по свидетельству источников WSJ национальные провайдеры связи также «помогают» АНБ из-за особых отношений США с властями этих государств. Главным внешним признаком подобного рода «особых отношений» можно считать так называемую Оборонную телефонную линию – или Defense Telephone Link – напрямую соединяющую эти страны с властями США.

Известно, что в Европе к этой группе относятся следующие страны: Албания, Австрия, Болгария, Латвия, Литва, Македония, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Чехия, Эстония.

На Ближнем Востоке: Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, (плюс, конечно же, еще раз Израиль).

В большинство своем эти страны по тем или иным причинам оказались в сильной зависимости от американской военной помощи, а потому часто сами желают сотрудничать с разведслужбами США. Но конечно же, наличие прямой «горячей линии» совершенно не означает, что буквально во всех этих странах АНБ непременно имеет соглашения с местными интернет-провайдерами.

Однако данный перечень дает вполне четкое представление о том, где еще, наиболее вероятно, следует ожидать сотрудничающих с американской разведкой операторов связи. Потому что не только с политической, но даже с чисто технической точки зрения понятно, что заключать секретные бизнес-соглашения с зарубежной разведслужбой – это в высшей степени деликатное и чреватое большими проблемами дело. Иначе говоря, в подобных шпионских сделках провайдеры связи обязательно должны иметь прикрытие от своих госвластей. Или хотя бы от национальных спецслужб.

И конечно же, совсем не случайность, что именно в перечисленных выше странах Восточной Европы и Ближнего Востока в эпоху президента Буша-сына появились секретные тюрьмы ЦРУ, где прятали и пытали, бывало, похищаемых спецслужбами США людей. Которых поначалу считали террористами, а затем либо отпускали по-тихому, либо по сию пору держат без суда где-нибудь на базе Гуантанамо вот уже второй десяток лет.

То есть речь идет о чистой уголовщине и серьезнейших преступлениях, за которые еще никто не понес заслуженного наказания.

Вместо послесловия

Если после всего здесь рассказанного у кого-то вдруг осталось непонимание – типа, а как же необходимость борьбы с настоящими террористами? – то здесь может помочь самый тривиальный тест.

Начиная с сентября 2001 года (про раньше и говорить не о чем) попробуйте отыскать в истории хоть один настоящий судебный процесс над реальными главарями террористов Аль-Каиды. Чтобы было следствие, чтобы был суд, чтобы этим злодеям хоть раз дали возможность рассказать, как все было на самом деле. Ведь как было бы поучительно – арестовать и судить Осаму Бен Ладена…

Реальность такова, что судов подобных не бывает. Потому что если хоть раз довести настоящее правосудие до конца, то тогда откроется и реальная ситуация с терроризмом.

Но именно это есть очень большая (и чрезвычайно прибыльная) государственная тайна…

The END