Сад сходящихся троп: Манин и Паули, Дирак и Шольце

( Март 2012 + Август 2020, idb.kniganews )

Сначала – весьма давний текст, ничуть не утративший своей актуальности и поныне. Скорее даже наоборот. Глубина и важность очерченной темы за прошедшее время проявлялись всё более отчётливо. Ну а далее – самое интересное. То, какими именно путями Большая Наука начинает постигать великую тайну нашего Со-Знания…

Манин и Паули (kn:2012)

Юрий Иванович Манин известен не только как выдающийся русский математик, но и как «просто мыслитель», интересно и содержательно пишущий на самые различные темы науки, культуры или истории.

Общее представление об этой второй, «нетехнической» стороне творчества Манина дает вышедший в 2008 году сборник «Математика как метафора» [1]. В данной книге собраны около двух десятков текстов ученого, написанных в течение примерно 30 последних лет и в разных ракурсах отражающих одну и ту же, в сущности, идею.

Идею о том, что математика не только способна давать поводы для глубоких нематематических размышлений, но и сама по себе является метафорой человеческого существования.

Если прибегать к известному набору ярлыков, которые принято навешивать на людей, способных четко формулировать свои мировоззренческие позиции, то Ю.И. Манин, несомненно, является платонистом. Причем сам он классифицирует себя даже еще более четко – как «эмоционального платоника» (а не рационального, поскольку, по убеждению ученого, никаких рациональных аргументов в пользу платонизма не существует [2]).

Трудно сказать про всех, но среди выдающихся математиков людей с подобными взглядами известно довольно много. Если охарактеризовать их точку зрения совсем кратко, воспользовавшись словами филдсовского медалиста Алена Конна, то свою профессиональную деятельность ученые-платонисты видят как исследование особого «математического мира». Такого мира, в независимом от людей существовании которого они ничуть не сомневаются и структуру которого они вскрывают. [3]

Более того, поскольку среди математиков по сию пору остается достаточное количество исследователей, активно интересующихся не только своей областью математических абстракций, но и новейшими достижениями ученых-физиков, идеи платонизма остаются тесно связанными с исследованиями природы реального мира. Причем на протяжении последних десятилетий эта неразрывная связь становилась все более и более очевидной.

Еще в 1987 году, почувствовав мощную тенденцию в квантовой теории струн, Юрий Манин сказал об этом примерно так: «Сегодня, вступая в последнюю четверть XX века, по крайней мере некоторые из нас снова испытывают древнее платонистское чувство, что математическим идеям каким-то образом суждено описывать физический мир, сколь бы отдаленными от реальности ни казались их истоки»…[4]

Данная цитата взята из весьма необычного, «метафизического» доклада Манина под названием «Размышления об арифметической физике». Сделан он был в первых числах сентября 1987 года в румынском курортном городке Пояна Брашов в Карпатах, где проходила международная Летняя школа по конформной инвариатности и струнной теории.

Выступая на этой конференции в качестве «профессионального теоретико-числовика и физика-любителя», Юрий Иванович эффектно продемонстрировал аудитории, что если ученые хотят быть последовательными в своих изысканиях, то им придется принять неправдоподобную, на первый взгляд, идею, согласно которой самые глубокие приложения в физике скоро получит теория чисел (или просто «арифметика», поскольку примерно с 1970-х годов среди специалистов по теории чисел особым шиком стало употребление этого – формально справедливого – термина для обозначения своего ныне в высшей степени нетривиального предмета.)

Не вдаваясь в физико-математические подробности этого выступления, здесь, тем не менее, полезно привести главный итог или «основную гипотезу» доклада Манина о природе нашего мира (цитируется дословно, выделения слов другим шрифтом наложены дополнительно для удобства сопоставлений):

На фундаментальном уровне наш мир не является ни вещественным, ни р-адическим: он адельный. По каким-то причинам, связанным с физической природой нашей разновидности живой материи (возможно, с тем, что мы состоим из массивных частиц), мы обычно проецируем адельную картину в вещественную сторону. С тем же успехом мы могли бы духовно проецировать ее в неархимедову сторону и вычислять наиболее важные вещи арифметически.

«Вещественная» и «арифметическая» картины мира находятся в отношении дополнительности, напоминающем отношение между сопряженными наблюдаемыми в квантовой механике.

На этой цитате пора перейти от выводов Манина к выводам одного из отцов квантовой механики, Вольфганга Паули. Подводя итог своим метафизическим размышлениям о природе мира, на рубеже 1940-50-х годов Паули писал про эти вещи так (см. подробности тут и тут):

«Когда люди говорят ‘реальность’, они обычно полагают, что речь идет о чем-то самоочевидном и хорошо всем известном; в то время как для меня это представляется наиболее важной и в высшей степени сложной задачей нашего времени – заложить новую идею реальности»[5] … «и самое оптимальное, если бы физика и душа представлялись как комплементарные аспекты одной и той же реальности»[6].

«По моему личному мнению, в будущей науке реальность не будет ни ментальной, ни физической, а каким-то образом обеими из них сразу, и в то же время ни той или другой по отдельности»…[7]

Читать «Сад сходящихся троп: Манин и Паули, Дирак и Шольце» далее

Арифметика, нейропатология и слепые зоны науки

( Август 2020, idb.kniganews )

Умные и образованные люди внимательно смотрят на внятные математические данные – и абсолютно не осознают, что они тут видят. Как такое может быть? Пока что этого не понимает никто. Но нечто содержательное на данный счёт удалось выяснить учёным-нейробиологам.

В начале 1939 года нобелевскому лауреату и просто великому физику-теоретику Полю Дираку довелось прочитать свою первую не сугубо научную, а скорее философскую лекцию – по случаю очередного его награждения ещё одной почётной премией. Выступление учёного, ориентированное на самую широкую аудиторию, было посвящено очень глубоким взаимосвязям между чистой математикой и устройством Природы. Что наиболее убедительно демонстрируют прекрасно работающие уравнения математической физики.

Дирак назвал свою лекцию «Отношение между математикой и физикой», а завершил своё выступление такими словами:

[Как свидетельствуют достижения современной науки,] имеется возможность того, что когда-нибудь удастся осуществить древнюю мечту философов – связать всю Природу со свойствами целых чисел. Но чтобы сделать это, физике необходимо пройти долгий путь, устанавливая в деталях, как это соответствие должно выглядеть…

Сегодня, 80 лет спустя после прогноза Дирака, на основании новейших данных физико-математической теории можно уверенно утверждать, что обозначенная учёным возможность для воплощения идей пифагорейцев по-прежнему имеется. Однако и ныне тем из исследователей, кто видит этот маршрут – «связать всю Природу со свойствами целых чисел» – расстояние до цели по-прежнему представляется совсем неблизким.

Особо же интересно здесь то, что именно сейчас нейронаука начинает постигать, отчего этот путь – ещё тысячи лет назад указанный древними мудрецами – оказывается для человека столь долгим и трудным.

В июле 2020 года известный журнал Science (или «Наука» по-русски) опубликовал статью под интригующим, хотя и неуклюжим заголовком: «Загадочный случай человека, способного читать буквы, но не числа, обнажает корни сознания» («The mysterious case of man who can read letters — but not numbers — exposes roots of consciousness,» by Sam Kean, July 29, 2020 ).

По прочтении как статьи, так и отчёта о большом исследовании учёных-нейрофизиологов, которому данная статья посвящена, сразу же можно сказать, что до «корней сознания» в мозге человека никто тут пока не добрался, конечно. Но вот о том, сколь сложны и загадочны взаимосвязи между тем, что человек отчётливо видит, и тем, как человек (не) распознаёт наблюдаемое – об этом наука точно узнала ныне много нового и неожиданного.

И коль скоро новые открытия нейронауки прямо и непосредственно связаны с особенностями того, как наш мозг обрабатывает числа, имеется тут и отчётливая связь с неосуществлёнными мечтами Дирака и древних философов.

Читать «Арифметика, нейропатология и слепые зоны науки» далее

Психология вчера и сегодня, или Что происходит, когда мы умираем

( Июль 2020, idb.kniganews )

Одновременно с тем, как физика и математика начинают вторгаться на территорию исследований сознания, психология обнаруживает, что и у неё имеется немало содержательных фактов для развития и углубления точных научных знаний об устройстве природы.

В США вот уже свыше полустолетия издается стабильно популярный среди читателей журнал Psychology Today, то есть “Психология сегодня”, выражаясь по-русски. За годы и десятилетия, прошедшие с 1960-х годов, актуальные темы обсуждений в психологических сферах заметно изменялись, естественно. Так же, как меняется и вся наша жизнь.

И если среди сегодняшних наиболее горячо обсуждаемых в обществе проблем особо заметны темы эпидемии, опасных болезней и смерти, то вряд ли удивительно, что те же самые темы обретают особую актуальность и в изданиях, посвященных вопросам психологии. Но отражаются здесь в свете характерного профессионального преломления, ясное дело.

Наиболее интересным аспектом данного процесса представляются новые достоверные факты, которые наука открывает сегодня о психике тех людей, которые совершают переход из этого мира в мир иной. Ибо факты такие особо ценны не только тем, что добываются с помощью всё более продвинутой аппаратуры. Но и тем ещё, что в качестве наблюдаемых пациентов, совершающих столь ответственный переход, всё чаще могут оказываться сами учёные и врачи.

Как итог, в ситуациях, когда от таких “доверяемых источников” удаётся получать научные отчёты о пережитом ими лично, постепенно набирается ценнейший исследовательский материал. Который при надлежащем анализе способен перевернуть все представления науки не только об устройстве нашего сознания, но и об устройстве всего физического мира в целом.

Для начала обзора недавних публикаций подобной тематики вполне подошла бы, в частности, совсем свежая июльская статья, опубликованная на сайте Psychology Today под названием “Что происходит, когда мы умираем?” (What Happens As We Are Dying?” by Bryan Robinson. Posted Jul 10, 2020).

Но прежде чем переходить к рассмотрению нынешних открытий психологов и нейрофизиологов мозга, однако, имеет смысл хотя бы в общих чертах обрисовать, сколь давняя и богатая история имеется у подобных исследований. А также непременно отметить и неоспоримый факт того, что все эти накопленные богатства с воистину поразительным упорством официальной наукой игнорируются…

Читать «Психология вчера и сегодня, или Что происходит, когда мы умираем» далее

Остроградский – Воеводский, или То, о чём не говорят

( Июль 2020, idb.kniganews )

Жанр сравнительных жизнеописаний всегда таит в себе неожиданные открытия и удивительно мощные параллелизмы. При важном условии, конечно, чтобы герои для сравнения были выбраны правильно…

В одной из недавних публикаций СМИ, посвящённых памяти выдающегося русско-американского математика Владимира Воеводского (1966–2017), для его независимого и трудно сочетавшегося с мейнстримом типа личности в качестве ближайших аналогов упоминали Галуа и Гротендика. То есть знаменитейших французских математиков, вплоть до конца жизни так и не вписавшихся в общепринятые нормы научного сообщества.

Гениальный Эварист Галуа (1811–1832), правда, погиб от ранения на дуэли в совсем ещё юном возрасте, абсолютно не понятый и отвергнутый академическим миром, а признание и славу получил лишь много десятилетий спустя после смерти. Александр же Гротендик (1928–2014), напротив, получил мировое признание уже в молодости, однако вскоре сам отверг академическую науку с её «неправильными» порядками и традициями, укрылся отшельником в глухой провинции, и там в добровольной самоизоляции дожил до 86 лет.

Что же касается Владимира Воеводского, то хотя и он, несомненно, тоже руководствовался всегда лишь собственными правилами, однако сильно отличался от Галуа и Гротендика своим куда более бесконфликтным характером. То есть он никого не обвинял, ни на кого не обижался, а просто жил и работал так, как ему нравилось. Поэтому академическая наука, с одной стороны нередко напрягалась от того, что Воеводский всё и всегда делает «не как все», но со стороны другой это не мешало ей признавать высочайший класс и новаторский уровень его математических достижений.

Побочным эффектом этого «мирного сосуществования» разных подходов к деланию науки стало то, что наиболее странные из занятий Воеводского, абсолютно неподобающие для авторитетного академического учёного, – его целенаправленные исследовательские контакты с потусторонним миром – официальным научным сообществом просто игнорировались. Этих исследований как бы и не было вовсе, практически никто из коллег ими не интересовался, а во всех официальных биографических текстах о Воеводском про эти его дела вообще не упоминают.

Самое же интересное, что именно этот примечательный аспект в биографии Воеводского напрямую сопрягает его жизнь с биографией другого выдающегося учёного, одного из знаменитых российских математиков XIX века, Михаила Васильевича Остроградского (1801-1861).

Если копнуть имеющиеся жизнеописания Остроградского чуть поглубже, то совсем несложно увидеть, что в весьма зрелые уже годы убеждённый материалист и учёный вдруг испытал преображение, активно занявшись общением с потусторонним «духовным миром» – в точности так же, как и Владимир Воеводский полтора столетия спустя.

Более того, если аккуратно сопоставить известные вехи-эпизоды в биографиях двух выдающихся учёных, а также психологические особенности их независимых личностей, то становится очевидно, что Михаил Остроградский – это и есть самый близкий аналог Воеводского в истории математической науки.

А скорее всего, перед нами просто разные инкарнации-воплощения одной и той же талантливой сущности, высоко продвинувшейся в своей эволюции…

Читать «Остроградский – Воеводский, или То, о чём не говорят» далее

Паули как психотравма

( Июль 2020, idb.kniganews )

Когда человека мучает сильная психологическая травма, это чревато серьёзными проблемами не только для физического здоровья или нормальной жизни, но и для жизни вообще. Поэтому все согласны, что такое состояние требует лечения. Но вот когда от последствий мощной психотравмы страдает коллективное сознание научного сообщества, то даже сам факт болезни обычно принято отрицать.

Есть в России одна совершенно замечательная газета под названием «Троицкий вариант – Наука» . Замечательна она не только тем, что постоянно публикует правдивые и содержательные материалы о состоянии дел в науке и обществе, но и тем, в особенности, что делают эту газету настоящие учёные. То есть не просто весьма компетентные в своём профессиональном деле специалисты, но и честные-отважные люди, открыто и аргументировано – с научных позиций – сражающиеся с враньём, воровством и прочими несправедливостями этого государства.

Но здесь, впрочем, речь пойдёт совсем о другом.

Речь пойдёт о том, что абсолютно всем людям, включая и самых умных, честных и порядочных учёных, свойственно иметь те или иные недуги. Болезни, страдания и расстройства как физического, так и психологического свойства. Но если коллективные физические болезни – вроде массовых вирусных эпидемий – ныне уже явно и отчётливо волнуют всех, то вот коллективные психические недуги пока что существуют словно невидимо. Сколь бы серьёзна такая болезнь ни была, общество её фактически не замечает, а потому и о необходимости лечения вопросов не ставится. Что вряд ли есть мудро.

Как же может выглядеть такое заболевание коллективного сознания, которое применительно к отдельным людям обычно именуют термином психотравма? Недавний выпуск газеты «Троицкий вариант» непосредственно связан именно с таким случаем массовой болезни – благодаря статье «Ярость Вольфганга Паули», рассказывающей об одном из малоизвестных эпизодов в истории науки (Выпуск ТрВ № 306 от 16.06.2020, с. 10–11 ).

Читать «Паули как психотравма» далее

Фундамент Хопфа (геометрия и материя разума 3)

( Июнь 2020, idb.kniganews )

Сознание и материя, пространство и время – всё это разные стороны одного и того же. Единой живой системы, вполне поддающейся обстоятельным физико-математическим исследованиям. И осмысленным описаниям с любым уровнем сложности. Или же простоты. (Начало см. здесь и тут.)

(5) Сфера Паскаля и фибрация Хопфа: от страха к постижению

5.1_Начало науки – как начало Большого Страха

Четыреста двадцать лет тому назад, 17 февраля 1600 года, по приговору трибунала инквизиции в Риме заживо сожгли на костре Джордано Бруно. Чудовищно жестоким способом был публично казнён человек, не совершивший никаких преступлений – кроме «преступления мысли».

Конкретный перечень тех обвинений, что был выставлен церковью против Джордано, принято считать не сохранившимся. Не исключено, что в какой-то момент истории соответствующие документы были уничтожены совершенно умышленно. А может, и сохранились на самом деле, но остаются глубоко засекреченными в архивах Ватикана. История давняя и покрытая мраком, как говорится.

Как бы там ни было, суть идей и содержание учения Джордано Бруно никогда тайной не являлись, поскольку он совершенно открыто говорил об этом в своих лекциях и книгах. Отчего вскоре после казни еретика все его тексты были занесены Ватиканом в официальный список запрещённых книг и находились там вплоть до последней версии этого документа, издания 1948 года.

Более того, в отличие от истории с Галилео Галилеем, также репрессированным инквизицией «за вредные идеи» примерно в тот же период, но давно уже реабилитированным, куда более жестокая расправа над Джордано Бруно и поныне считается в Ватикане «исторически оправданной». Иначе говоря, идеи этого мыслителя даже сегодня расцениваются церковью как вредные, подлежащие осуждению и запрету…

По этой причине вполне естественно задаться вопросом: Что же такого особо интересного и возмутительного содержалось в учении знаменитого еретика-мистика, отчего его идеи до сих пор – спустя четыреста с лишним лет – неким авторитетным и весьма влиятельным инстанциям по-прежнему хотелось бы искоренить?

Читать «Фундамент Хопфа (геометрия и материя разума 3)» далее

Путь Клиффорда (геометрия и материя разума 2)

( Апрель 2020, idb.kniganews )

Продолжение научно-мистического расследования о единых физических основах в устройстве Сознания и Времени, Пространства и Материи. Начало см. тут.

(3) Сто пятьдесят лет одиночества

Ровно сто пятьдесят лет тому назад, в феврале 1870 года, молодой и ярко одарённый английский математик Уильям Кингдон Клиффорд (1845 г.р.) сделал удивительнейший доклад для коллег по научному сообществу Кембриджского университета. Уже само название его доклада звучало довольно необычно: «О пространственной теории материи».

Если же говорить о содержании выступления Клиффорда, то по сути своей это было словно послание из далёкого будущего. Потому что озвученные докладчиком идеи об устройстве природы звучали в высшей степени необычно и фантастически не только для просвещённой публики того времени, но даже сегодня воспринимаются многими учёными как «светлые мечты о грядущей Теории Всего на основе геометризации физики».

Для остальной же части современного научного мира, впрочем, всё то же самое воспринимается сильно иначе. Не более чем смутные предчувствия последующих достижений Эйнштейна, а в остальном – оторванные от жизни фантазии.

Но как бы ни воспринимался сегодня тот удивительный доклад Клиффорда, в любом случае очевидно, что абсолютно никакого влияния на развитие физики и прочих наук в XX веке он не оказал. К великому сожалению не оказал, необходимо добавить.

Потому что неразрешимые гранд-проблемы, перед которыми оказалась нынешняя наука, если и не целиком, то в очень значительной степени связаны именно с тем, что был проигнорирован «путь Клиффорда». То есть вполне чётко намеченная научная программа или набор идей, осваивая которые Уильям Клиффорд намеревался в корне изменить взгляды науки на окружающий мир, на природу человека и на место нашего сознания в устройстве вселенной в целом.

Дабы логика и естественность этого прямого маршрута стали видны как можно отчётливее, имеет смысл на минуту вернуться к «журнальному Зачину» части первой. И ещё раз вкратце напомнить-сформулировать ключевые идеи наиболее продвинутых на сегодня исследований, пытающихся решать задачу встраивания Разума в Космос, подходя к этой проблеме сразу с нескольких разных сторон. С позиций физики и теории информации, психологии и философии.

Затем выделенные идеи передовой науки будут сопоставлены с пунктами давней «программы Клиффорда» и с теми результатами учёного, которые он сумел достичь всего лишь за неполные 10 лет, отпущенные ему судьбой на разработку своих планов. Причём сопоставление такое оказывается особенно впечатляющим, если принять также в учёт известные всем достижения научных исследований за последнюю четверть XIX века.

Но хотя достижения эти известны историкам науки вполне хорошо, рассматривать их в сопряжении с забытыми идеями и результатами Клиффорда пока что совершенно не принято. Не говоря уже о сопоставлениях тех же фактов с намного более поздними открытиями физиков и математиков на рубеже XX-XXI веков. А потому вот уже 150 лет остаются незамеченными и непонятыми чрезвычайно важные вещи…

Читать «Путь Клиффорда (геометрия и материя разума 2)» далее

Геометрия и материя Разума

( Март 2020, idb.kniganews )

В серьёзной научной среде слово «мистик» обычно употребляется почти как ругательство. Но причина этого просто в недопонимании сути термина. Ибо с давних пор существует мистический путь познания гностиков, полностью свободный (очищенный) от каких-либо религий и их догм. Просто еще один – пусть и экзотический – метод обретения знаний об устройстве природы и нас самих. И если понять – а главное, самим освоить – гностические принципы «исследований мира изнутри», то быстро станет ясно и очевидно, сколь мощный аналитический инструмент здесь наукой упущен.

(1) Три обложки

Что такое «дух времени» (Zeitgeist) – и как эту интересную идею объяснить понагляднее? Можно, к примеру, вот так. Обратив внимание публики на три свежие обложки известных и совсем разных научно-популярных журналов, которые одновременно и не сговариваясь посвятили свою Cover Story или «тему номера» по сути дела одному и тому же. Очень большим проблемам у ученых со встраиванием Сознания в научную картину устройства Вселенной.

Британский журнал BBC Science Focus рассказал о новейших подходах к решению этой «величайшей загадки науки» со стороны психологии. Американский журнал Scientific American MIND – о том же самом, но со стороны философии науки. Ну а третий журнал, британский еженедельник New Scientist, в статье от своего главного редактора предоставил обзор тех идей и подходов, которые разрабатываются на этом важном направлении в области физики.

Три большие статьи содержательно и с очевидно разных сторон рассказывают, насколько сложна решаемая здесь учеными проблема. И одновременно каждая из статей невольно показывает, почему на выбранных путях гранд-задача так и будет по-прежнему оставаться неразрешимой. По той причине, что уже сами основы для поисков решения выбираются учеными в корне неверно. Пока неверно, точнее.

Читать «Геометрия и материя Разума» далее

Тёмная зона антропологии, или Лошадиная сила 2

( Февраль 2020, idb )

Чем больше наука узнаёт о самых ранних страницах в истории Человека Разумного, тем больше обнаруживается там удивительно трудных загадок. Самое же, быть может, странное, что в центре многих из этих тайн оказывается Лошадь. (Очередной текст мини-сериала, начало см. здесь  и тут).

Несколько лет назад (или в 2015, если кому-то важна точность в любых делах) под эгидой журнала Scientific American вышла весьма примечательная книга, несущая на обложке совсем простое название «Лошадь». Точнее говоря, если уж быть аккуратными и здесь, вместе с подзаголовком полное название книги выглядит так: «Лошадь. Эпическая история нашего благородного спутника» (Wendy Williams, «The horse: the epic history of our noble companion». Scientific American / Farrar, Straus and Giroux, 2015).

О подлинных масштабах этого эпоса выразительно говорят уже самые первые строки книги – с эпиграфами и цитатами от знаменитых биологов и натуралистов. Вот лишь два из характерных высказываний от разных, но равно глубоко погрузившихся в предмет ученых:

«Изучая лошадь, мы можем узнать не только о собственно лошадях, но также и о животных вообще, а на самом деле – о себе самих и о жизни в целом.»

«Нет никаких сомнений в том, что пока существует человечество, будут существовать и лошади. И это хорошо, потому что нам все еще надо так много о них узнать»…

Самая же первая глава этой книги носит название «Наблюдая диких лошадей» и начинается вот с какой истории большой загадки.

В давние-давние времена, примерно тридцать пять тысяч лет тому назад, когда основная часть Европы была накрыта щитами ледников, а первобытные люди жили в пещерах, некий неведомый художник раздобыл кусок бивня мамонта. Как этот материал к нему попал, мы не знаем, но знаем точно, что мастер тот владел совершенно феноменальным искусством.

Располагая всего лишь остро отточенными каменными инструментами, он вырезал из кости мамонта воистину шедевральное произведение. Поразительную по своей красоте фигурку лошади, где изогнутая шея скакуна изящно сочетает в себе мощь мускулатуры и простую естественную грацию…

Читать «Тёмная зона антропологии, или Лошадиная сила 2» далее

Лошадиная сила

( Ноябрь 2019, idb )

С древнейших времен человеческой истории – фактически, изначально – у людей имелись определенные символы-архетипы для обозначения идей о Космосе и Энергии. Самое удивительное, что зачастую символ для того и другого был один и тот же…

Всякий раз, когда речь заходит о выдающейся роли Больших Данных для нынешнего прогресса на путях научного познания мира и человека, то в качестве типичных примеров звучит, как правило, одно и то же. Практически все, скажем, наслышаны сегодня о гигантских компьютерных базах, накапливающих для анализа данные от ускорителей частиц для физиков или от спутников-телескопов для астрономов и космологов. Или про столь же гигантские, стремительно растущие базы с данными секвенсирования ДНК разнообразных живых организмов и снимков картографирования коннектома человеческого мозга.

Все несомненные успехи и достижения подобного рода – это, конечно, замечательно и прекрасно. Но только, во-первых, важных направлений научных исследований, существенно продвинутых ныне с помощью накопления и анализа Больших Данных, на самом деле несоизмеримо больше, но про них почему-то пишут и говорят совсем мало. А во-вторых, об особенно интересных открытиях такого рода не говорят и не пишут практически вообще ничего.

Вот, для примера навскидку, скажем, такой вопрос. Доводилось ли вам видеть среди новостей исторической науки хоть какие-то результаты анализа (про выводы даже спрашивать нет смысла) для поразительных соответствий, надежно выявляемых при сравнении хронологических цепочек дат вроде периодов правления монархов в разных географических регионах и в разные периоды времени? Мало того, что весь ковер нашей истории буквально соткан из такого рода повсеместных повторений, так еще и между цепочками такими обнаруживается вполне отчетливая регулярная периодичность, как правило, кратная интервалу в 720 лет (подробности см. в тексте «Индекс совпадений»).

Ситуация же с этими Большими Данными сложилась в исторической науке вот каким престранным образом. Те исследователи, которые всерьез такие цифры накапливают и анализируют, упорно трактуют их как «ошибки древних историков». Ну а те, кто уверен, что никаких ошибок в хронологии нет, все подобные данные о цепочках и их периодичности не анализируют вообще. Фактически, просто их игнорируют… (Дабы странностей добавилось тут еще больше, имеет смысл отметить, что именно такой интервал периодичности, циклический оборот на 720 градусов для возвращения системы в исходное положение, характерен в физике для всех частиц, образующих атомы материи, то есть протонов-электронов, имеющих спин ½ и обобщенно именуемых фермионы.)

Уже из этого примера легко увидеть, что те факты, которые официальная наука объяснить совершенно не в силах, по сути дела ею игнорируются как несущественные или как бы вообще не существующие. В независимости от того, сколь надежно эти факты подтверждаются Большими Данными…

По этой же причине, вероятно, всячески замалчивается и принижается другое важное недавнеее открытие, с опорой на базу данных сделанное в области антропологии и самого раннего, доисторического периода в истории человечества. Суть открытия в том, что на всех континентах планеты, за исключением разве что Антарктиды, на стенах тех пещер, где обитали древние люди каменного века, наряду с картинками разнообразных животных обнаруживаются также несложные геометрические символы. Воистину поразительный факт заключается в том, что символы эти повсюду одни и те же (подробности см. в тексте «Единая “письменность” людей палеолита»).

Ну а теперь, соответственно, история новых интереснейших открытий, сделанных с опорой на Большие Данные, естественным образом подошла к совсем свежему сюжету – тоже из области антропологии, тайн человеческого разума и истории искусства. Причем сюжет этот также непосредственно связан как с наскальной живописью наших древних предков, так и с поразительным единообразием в работе процессов сознания и осмысленной деятельности людей эпохи палеолита.

Читать «Лошадиная сила» далее