ЦРУ, тайна 25-й страницы и вселенная как голограмма

( Апрель 2021, idb.kniganews )

Давние документы, извлекаемые из секретных архивов спецслужб, регулярно преподносят исследователям сюрпризы. Как правило, сюрпризы эти связаны с переосмыслением известных нам событий истории. Но порой бывает и так, что переосмысливать приходится научную картину мира…

Одна из базовых идей в основе «сайта-игры» KnigaNews – причём идея одновременно странная и бесспорная – это то, что у человечества нашей планеты имеется две существенно разные науки.

Одна – так называемая «наука открытая» или официальная – знает про окружающий мир уже практически всё (как она полагает), однако в принципе не способна давать ответы на простые детские вопросы типа «Кто мы? Зачем мы здесь? Куда мы идём?».

А есть ещё наука в корне другая, так называемая «секретная». Учёные которой хотя и в курсе, что про реальное устройство мира, в котором мы живём, нам всё ещё требуется узнать очень и очень много чего важного, однако даже того, что уже установлено достоверно, им вполне достаточно для понимания главного. Того, насколько глубоко и принципиально ошибается «наука открытая» в опоре на свои Стандартные Модели устройства материи и космоса.

А потому и всегда недостижимыми – словно горизонт – остаются для открытой «официальной» науки не только ответы на простые детские вопросы, но даже основы понимания того, как устроено наше сознание и как оно соотносится с устройством материи.

Говорить вслух, однако, об этой шизофренической ситуации в нашей разобщённой науке по давно заведённой традиции считается непозволительным. Кто именно и когда именно эту странную традицию завёл, здесь рассматриваться не будет – ибо на данный счёт уже предоставлено множество фактов и примеров в других текстах .

Но вот что рассматривать с подробностями всегда интересно снова и снова, так это очередное всплытие каких-нибудь давних и любопытных документов из секретных архивов. Ибо важным аспектом любой серьёзной деятельности (включающей и секретную науку) является у нас формально-бюрократическая сторона, оставляющая за собой огромный след в виде документов отчётности. А для бюрократии чаще всего без разницы, соответствуют ли рассекречиваемые по закону документы догмам открытой науки, или же напротив, возмутительно посягают на её табу и «священные устои».

Секретные документы особо взрывного характера, правда, могут перед их раскрытием бесследно из архивов исчезать или «теряться». Такое бывает – и бывает нередко, как известно (особенно в делах вокруг НЛО). Но коль скоро счёт документов в тайных хранилищах давно идёт на миллионы, то понятно, наверное, что очень многое всё равно в процессах массового рассекречивания просачивается в открытый доступ. И если какой-нибудь из занятных документов подобного «антинаучного» рода энтузиастам интернета удаётся отследить – вот тогда начинают происходить действительно интересные вещи..

Вокруг одного из таких событий, происходящего непосредственно сейчас, но запущенного документом сорокалетней давности, и заверчена вся эта история.

Собственно документ из секретных архивов получил в Сети название «Отчёт ЦРУ о проекте Gateway», а рассказывается в нём, ни много ни мало, о вселенской голограмме космического сверхразума в основах устройства мира вообще и о том, в частности, как этот факт природы можно использовать шпионам для практических нужд разведывательной работы…

Читать «ЦРУ, тайна 25-й страницы и вселенная как голограмма» далее

Мифический Симург, язык птиц и логика науки

( Март 2021, idb.kniganews )

Мурмурация птичьих стай – один из удивительных и особо загадочных феноменов живой природы. Принято считать, что феномен этот в целом наукой понят и объяснён. Но если вникнуть поглубже, то для важнейших тут загадок, однако, ответов у учёных нет даже близко…

На редкость удачный фотоснимок, запечатлевший поразительную картину мурмурации огромной стаи скворцов в форме гигантской птицы, был сделан буквально только что, в первых числах марта на одном из озер Ирландии.

Наиболее же подобающие слова комментария к этой фотографии – слова одновременно глубокие и возвышенные – отыскиваются, как ни странно, в весьма древнем, почти тысячелетней давности произведении. В шедевре персидской литературы «Мантик ат-Тайр», где поэтическим языком мистической притчи о тайнах духовных исканий людей рассказывается через такой аллегорический образ:

Когда же в финале трудных поисков Симурга, великого царя птиц, стая всё-таки добралась до горы Каф и того горного озера, где обитал Симург, искатели сумели, наконец-то, узреть своего повелителя. Увидев в зеркале воды своё собственное отражение, птицы постигли, что они сами – это и есть Симург. Все они вместе и каждая из них по отдельности…

Автором этой эпической поэмы, насчитывающей порядка 4500 строк, был знаменитый суфийский мудрец XII века по имени Фарид ад-Дин Мухаммад ибн Ибрахим Нишапури, в истории более известный под кратким прозвищем Аттар, что с персидского переводится как аптекарь или химик. Что же касается названия его поэмы, «Мантик ат-Тайр», то здесь варианты переводов для пары слов оказываются весьма разнообразны: от «Язык птиц» или «Логика птиц»  до «Собрание птиц» или даже «Парламент птиц».

Отчего конкретно для нашей истории лучше всего подходит сочетание «Язык птиц», станет ясно ближе к концу рассказа. Для начала же имеет смысл прояснить научную сторону феномена и важные подробности вокруг появления нынешней замечательной фотографии, сразу же попавшей на первую полосу The Irish Times, одной из главных ирландских газет.

Читать «Мифический Симург, язык птиц и логика науки» далее

Грибы, сцепленный мир и распределённый интеллект

( Март 2021, idb.kniganews )

Одно из самых вдохновляющих зрелищ – это то, как сквозь серый асфальт нынешней душной жизни здесь и там пробиваются ростки жизни другой. Как-то по-новому яркой, по-доброму умной, уверенной в своих силах и самоироничной. А оттого особенно убедительной.

(Очередной текст из цикла публикаций, посвящённых тайной жизни растений, лесов и грибов. Начало см. тут. ) 

Практически весь данный текст выстроен вокруг книги от молодого человека из поколения так называемых миллениалов. Из тех, иначе говоря, кто формирует ныне новые взгляды человечества, подобающие XXI-му и последующим столетиям.

Но чтобы суть и происхождение этих новых идей воспринимались более отчётливо и естественно, полезно отмотать ленту истории на полвека назад – в 1970-е годы. Туда, где многое из уже достигнутого нами стало вдруг неслучайно пропадать и утрачиваться, но попутно, однако, нечто очень важное удалось и обрести…

В 1970-е, как многие уже в курсе, наверное, почти синхронно остановились процессы снижения имущественного неравенства людей и развития фундаментальной физики. По сути одновременно с этим оказался резко заторможен и прогресс космонавтики.

И хотя в тот период заметить это было довольно сложно, сегодня уже в целом ясно, что все три неблагоприятные тенденции не только были порождены искусственно, но и преследовали одну и ту же цель. Затормозить, а ещё лучше обратить вспять отчётливо наметившиеся в 1960-х социальные перемены к новым, куда более свободным, достойным и комфортным для всех формам жизни.

Кто, почему и зачем пытается остановить или всячески затормозить эти естественные процессы нашей эволюции, здесь рассматриваться не будет (для интересующихся данной темой уже имеется несколько аналитических текстов  подобного  рода ). Что же будет тут выделено и обособлено для рассмотрения, так это важнейшие примеры «недосмотров», так сказать, допущенных теми влиятельными силами, что тормозят наш научный и социальный прогресс.

Ибо именно тогда же, в 1970-е годы на необъятных полях биологии начали происходить великие перемены, способные радикально и в принципе изменить не только саму эту науку, но также и физику, и наше понимание феномена сознания, и весь тот образ жизни человечества, что насаждается здесь на протяжении тысячелетий…

В частности, учёные-биологи 70-х уже в целостном и зрелом виде сформулировали 3 великих идеи, не раз звучавшие и ранее, однако не получавшие прежде ощутимой поддержки. И что особо интересно, все три идеи, или, если угодно, три этих великих открытия биологии, совершенно определённо указавших принципиально новые пути к пониманию эволюции жизни, оказались отчётливо взаимосвязаны друг с другом.

И открытие фундаментальной важности симбиоза организмов для появления новых форм жизни, и открытие царства архей между бактериями и эвкариотами, и открытие царства грибов между растениями и животными – все эти достижения, если приглядеться, с разных сторон привели биологию к одному и тому же. К фундаментальной важности принципа Сотрудничества разных видов для успешной эволюции всех.

Тема симбиогенеза и тема архей – в их непосредственной взаимосвязи с проблемами фундаментальной физики и загадками сознания – с подробностями рассматривались ранее (см. в конце раздел Дополнительное чтение).

Тему же грибов удобно разобрать здесь и сейчас, причём на очень конкретном примере. На примере свежей и по всему примечательной книги, написанной молодым учёным-биологом по имени Мерлин Шелдрейк и носящей название «Сцепленная жизнь. Как грибы создают наши миры, меняют наш разум и формируют наше будущее» (Merlin Sheldrake. Entangled Life: How Fungi Make Our Worlds, Change Our Minds & Shape Our Futures. Random House, 2020).

Читать «Грибы, сцепленный мир и распределённый интеллект» далее

Тайная жизнь и интеллект растений

Декабрь 2020, idb.kniganews )

Современная наука испытывает серьёзные трудности с определением того, что такое Жизнь. И что такое Сознание. Чем больше мы узнаём об устройстве природы, тем больше видим живой материи и организмов с разумным поведением. Как следствие, радикально изменяются взгляды биологии на её традиционные объекты изучения – вроде растений или грибов…

В течение последних лет стараниями целого ряда разных авторов – известных и не очень – сформировался внушительный букет из научных статей и научно-популярных книг, рассказывающих о существенно новых воззрениях науки на жизнь растений, лесов и грибного царства.

Принципиальная новизна этих воззрений станет понятнее, если вспомнить, что согласно очень давней традиции, идущей от времён античности и Аристотеля, место для растений в природе отводилось наукой где-то между камнями и животными, формулируя попроще. Или, если в терминах более современных, растения – это что-то вроде «полуживых органических машин».

Если же прислушаться к сторонникам новых идей, среди которых один из наиболее активных и громких голосов принадлежит итальянскому профессору Стефано Манкузо, то по их убеждениям реальная картина выглядит в корне иначе:

Мы никогда не сможем понять растения, если будем смотреть на них как на неполноценных животных. На самом деле растения – это просто другая форма жизни. И эта форма вовсе не проще и не менее развита, нежели животные.

С опорой на такую точку зрения, доказывают Манкузо и его многочисленные ныне единомышленники, науке удаётся успешно выявлять и всесторонне изучать, насколько богата и разнообразна скрытая жизнь растительных форм. При новых подходах в изобилии обнаруживаются не только долговременная память и способности растений к обучению, широчайший спектр их органов чувств и очень разумные подходы к решению проблем, но и их весьма сложная социальная жизнь. Включающая в себя постоянное общение не только друг с другом, но и с другими живыми организмами – от бактерий и грибов до насекомых, животных и человека…

Поскольку такие взгляды учёных сильно расходятся с традиционными догмами биологической науки, вряд ли удивительно, что у «новой ереси» в достатке имеется и весьма энергичных критиков, и просто открытых противников. Одной из наиболее резонансных атак подобного рода стало коллективное письмо, опубликованное летом 2019 года на страницах научного журнала Trends in Plant Science и сердито озаглавленное примерно такими словами: «У растений нет и им не требуется никакого сознания» .

Это коллективное «опровержение» было подписано примерно десятком респектабельных профессоров-биологов из США, Великобритании и Германии, убеждённых, что не было и нет «никаких свидетельств тому, что растениям для выживания и воспроизводства требуются – а значит эволюционно развились – сложные ментальные способности, такие как сознание, чувства и намеренные действия».

Конкретный же журнал Trends in Plant Science для публикации письма был неслучайно выбран по той причине, что именно здесь в 2006 году была напечатана статья, давшая начало новому еретическому направлению в ботанике под названием «нейробиология растений» (plant neurobiology). Отповедь же хранителей традиционной науки начиналась такими словами:

Провозглашая, будто растения имеют сознание, «растительные нейробиологи» постоянно замалчивают примечательную степень той структурной и функциональной сложности, которую мозг должен сначала развить, чтобы появилось сознание. … По нашему мнению, вероятность того, что растения обладают сознанием – в условиях их относительно простой организации при отсутствии нейронов и мозгов – практически равна нулю.

Уже из приведённых здесь цитат несложно заметить, наверное, что препирающиеся стороны говорят на принципиально разных языках. Одни настаивают на необходимости выработки существенно новых концепций и взглядов на природу растений, а другие уверены, что в рамках хорошо освоенных подходов у биологии «не было и нет» причин для появления каких-то новых взглядов…

Сразу же, впрочем, следует подчеркнуть, что перед нами здесь разворачивается достаточно типичный пример феномена дежавю. Ибо все, кто хотя бы в общих чертах представляют себе историю этого вопроса, наверняка должны быть в курсе, что очень похожая по сути дискуссия происходила в просвещённом обществе примерно полсотни лет тому назад, в середине 1970-х годов. А потому взгляды нынешних «растительных нейробиологов», соответственно, могут именоваться новыми лишь с очень и очень большой натяжкой.

Или, формулируя то же самое чуть иначе, если знать историю, станет понятнее, почему в прошлый раз с утверждением новых взглядов в биологии затея очевидно не удалась. И почему на этот раз всё должно получиться как надо…

Читать «Тайная жизнь и интеллект растений» далее

Сад сходящихся троп: Манин и Паули, Дирак и Шольце

( Март 2012 + Август 2020, idb.kniganews )

Сначала – весьма давний текст, ничуть не утративший своей актуальности и поныне. Скорее даже наоборот. Глубина и важность очерченной темы за прошедшее время проявлялись всё более отчётливо. Ну а далее – самое интересное. То, какими именно путями Большая Наука начинает постигать великую тайну нашего Со-Знания…

Манин и Паули (kn:2012)

Юрий Иванович Манин известен не только как выдающийся русский математик, но и как «просто мыслитель», интересно и содержательно пишущий на самые различные темы науки, культуры или истории.

Общее представление об этой второй, «нетехнической» стороне творчества Манина дает вышедший в 2008 году сборник «Математика как метафора» [1]. В данной книге собраны около двух десятков текстов ученого, написанных в течение примерно 30 последних лет и в разных ракурсах отражающих одну и ту же, в сущности, идею.

Идею о том, что математика не только способна давать поводы для глубоких нематематических размышлений, но и сама по себе является метафорой человеческого существования.

Если прибегать к известному набору ярлыков, которые принято навешивать на людей, способных четко формулировать свои мировоззренческие позиции, то Ю.И. Манин, несомненно, является платонистом. Причем сам он классифицирует себя даже еще более четко – как «эмоционального платоника» (а не рационального, поскольку, по убеждению ученого, никаких рациональных аргументов в пользу платонизма не существует [2]).

Трудно сказать про всех, но среди выдающихся математиков людей с подобными взглядами известно довольно много. Если охарактеризовать их точку зрения совсем кратко, воспользовавшись словами филдсовского медалиста Алена Конна, то свою профессиональную деятельность ученые-платонисты видят как исследование особого «математического мира». Такого мира, в независимом от людей существовании которого они ничуть не сомневаются и структуру которого они вскрывают. [3]

Более того, поскольку среди математиков по сию пору остается достаточное количество исследователей, активно интересующихся не только своей областью математических абстракций, но и новейшими достижениями ученых-физиков, идеи платонизма остаются тесно связанными с исследованиями природы реального мира. Причем на протяжении последних десятилетий эта неразрывная связь становилась все более и более очевидной.

Еще в 1987 году, почувствовав мощную тенденцию в квантовой теории струн, Юрий Манин сказал об этом примерно так: «Сегодня, вступая в последнюю четверть XX века, по крайней мере некоторые из нас снова испытывают древнее платонистское чувство, что математическим идеям каким-то образом суждено описывать физический мир, сколь бы отдаленными от реальности ни казались их истоки»…[4]

Данная цитата взята из весьма необычного, «метафизического» доклада Манина под названием «Размышления об арифметической физике». Сделан он был в первых числах сентября 1987 года в румынском курортном городке Пояна Брашов в Карпатах, где проходила международная Летняя школа по конформной инвариатности и струнной теории.

Выступая на этой конференции в качестве «профессионального теоретико-числовика и физика-любителя», Юрий Иванович эффектно продемонстрировал аудитории, что если ученые хотят быть последовательными в своих изысканиях, то им придется принять неправдоподобную, на первый взгляд, идею, согласно которой самые глубокие приложения в физике скоро получит теория чисел (или просто «арифметика», поскольку примерно с 1970-х годов среди специалистов по теории чисел особым шиком стало употребление этого – формально справедливого – термина для обозначения своего ныне в высшей степени нетривиального предмета.)

Не вдаваясь в физико-математические подробности этого выступления, здесь, тем не менее, полезно привести главный итог или «основную гипотезу» доклада Манина о природе нашего мира (цитируется дословно, выделения слов другим шрифтом наложены дополнительно для удобства сопоставлений):

На фундаментальном уровне наш мир не является ни вещественным, ни р-адическим: он адельный. По каким-то причинам, связанным с физической природой нашей разновидности живой материи (возможно, с тем, что мы состоим из массивных частиц), мы обычно проецируем адельную картину в вещественную сторону. С тем же успехом мы могли бы духовно проецировать ее в неархимедову сторону и вычислять наиболее важные вещи арифметически.

«Вещественная» и «арифметическая» картины мира находятся в отношении дополнительности, напоминающем отношение между сопряженными наблюдаемыми в квантовой механике.

На этой цитате пора перейти от выводов Манина к выводам одного из отцов квантовой механики, Вольфганга Паули. Подводя итог своим метафизическим размышлениям о природе мира, на рубеже 1940-50-х годов Паули писал про эти вещи так (см. подробности тут и тут):

«Когда люди говорят ‘реальность’, они обычно полагают, что речь идет о чем-то самоочевидном и хорошо всем известном; в то время как для меня это представляется наиболее важной и в высшей степени сложной задачей нашего времени – заложить новую идею реальности»[5] … «и самое оптимальное, если бы физика и душа представлялись как комплементарные аспекты одной и той же реальности»[6].

«По моему личному мнению, в будущей науке реальность не будет ни ментальной, ни физической, а каким-то образом обеими из них сразу, и в то же время ни той или другой по отдельности»…[7]

Читать «Сад сходящихся троп: Манин и Паули, Дирак и Шольце» далее

Арифметика, нейропатология и слепые зоны науки

( Август 2020, idb.kniganews )

Умные и образованные люди внимательно смотрят на внятные математические данные – и абсолютно не осознают, что они тут видят. Как такое может быть? Пока что этого не понимает никто. Но нечто содержательное на данный счёт удалось выяснить учёным-нейробиологам.

В начале 1939 года нобелевскому лауреату и просто великому физику-теоретику Полю Дираку довелось прочитать свою первую не сугубо научную, а скорее философскую лекцию – по случаю очередного его награждения ещё одной почётной премией. Выступление учёного, ориентированное на самую широкую аудиторию, было посвящено очень глубоким взаимосвязям между чистой математикой и устройством Природы. Что наиболее убедительно демонстрируют прекрасно работающие уравнения математической физики.

Дирак назвал свою лекцию «Отношение между математикой и физикой», а завершил своё выступление такими словами:

[Как свидетельствуют достижения современной науки,] имеется возможность того, что когда-нибудь удастся осуществить древнюю мечту философов – связать всю Природу со свойствами целых чисел. Но чтобы сделать это, физике необходимо пройти долгий путь, устанавливая в деталях, как это соответствие должно выглядеть…

Сегодня, 80 лет спустя после прогноза Дирака, на основании новейших данных физико-математической теории можно уверенно утверждать, что обозначенная учёным возможность для воплощения идей пифагорейцев по-прежнему имеется. Однако и ныне тем из исследователей, кто видит этот маршрут – «связать всю Природу со свойствами целых чисел» – расстояние до цели по-прежнему представляется совсем неблизким.

Особо же интересно здесь то, что именно сейчас нейронаука начинает постигать, отчего этот путь – ещё тысячи лет назад указанный древними мудрецами – оказывается для человека столь долгим и трудным.

В июле 2020 года известный журнал Science (или «Наука» по-русски) опубликовал статью под интригующим, хотя и неуклюжим заголовком: «Загадочный случай человека, способного читать буквы, но не числа, обнажает корни сознания» («The mysterious case of man who can read letters — but not numbers — exposes roots of consciousness,» by Sam Kean, July 29, 2020 ).

По прочтении как статьи, так и отчёта о большом исследовании учёных-нейрофизиологов, которому данная статья посвящена, сразу же можно сказать, что до «корней сознания» в мозге человека никто тут пока не добрался, конечно. Но вот о том, сколь сложны и загадочны взаимосвязи между тем, что человек отчётливо видит, и тем, как человек (не) распознаёт наблюдаемое – об этом наука точно узнала ныне много нового и неожиданного.

И коль скоро новые открытия нейронауки прямо и непосредственно связаны с особенностями того, как наш мозг обрабатывает числа, имеется тут и отчётливая связь с неосуществлёнными мечтами Дирака и древних философов.

Читать «Арифметика, нейропатология и слепые зоны науки» далее

Психология вчера и сегодня, или Что происходит, когда мы умираем

( Июль 2020, idb.kniganews )

Одновременно с тем, как физика и математика начинают вторгаться на территорию исследований сознания, психология обнаруживает, что и у неё имеется немало содержательных фактов для развития и углубления точных научных знаний об устройстве природы.

В США вот уже свыше полустолетия издается стабильно популярный среди читателей журнал Psychology Today, то есть “Психология сегодня”, выражаясь по-русски. За годы и десятилетия, прошедшие с 1960-х годов, актуальные темы обсуждений в психологических сферах заметно изменялись, естественно. Так же, как меняется и вся наша жизнь.

И если среди сегодняшних наиболее горячо обсуждаемых в обществе проблем особо заметны темы эпидемии, опасных болезней и смерти, то вряд ли удивительно, что те же самые темы обретают особую актуальность и в изданиях, посвященных вопросам психологии. Но отражаются здесь в свете характерного профессионального преломления, ясное дело.

Наиболее интересным аспектом данного процесса представляются новые достоверные факты, которые наука открывает сегодня о психике тех людей, которые совершают переход из этого мира в мир иной. Ибо факты такие особо ценны не только тем, что добываются с помощью всё более продвинутой аппаратуры. Но и тем ещё, что в качестве наблюдаемых пациентов, совершающих столь ответственный переход, всё чаще могут оказываться сами учёные и врачи.

Как итог, в ситуациях, когда от таких “доверяемых источников” удаётся получать научные отчёты о пережитом ими лично, постепенно набирается ценнейший исследовательский материал. Который при надлежащем анализе способен перевернуть все представления науки не только об устройстве нашего сознания, но и об устройстве всего физического мира в целом.

Для начала обзора недавних публикаций подобной тематики вполне подошла бы, в частности, совсем свежая июльская статья, опубликованная на сайте Psychology Today под названием “Что происходит, когда мы умираем?” (What Happens As We Are Dying?” by Bryan Robinson. Posted Jul 10, 2020).

Но прежде чем переходить к рассмотрению нынешних открытий психологов и нейрофизиологов мозга, однако, имеет смысл хотя бы в общих чертах обрисовать, сколь давняя и богатая история имеется у подобных исследований. А также непременно отметить и неоспоримый факт того, что все эти накопленные богатства с воистину поразительным упорством официальной наукой игнорируются…

Читать «Психология вчера и сегодня, или Что происходит, когда мы умираем» далее

Остроградский – Воеводский, или То, о чём не говорят

( Июль 2020, idb.kniganews )

Жанр сравнительных жизнеописаний всегда таит в себе неожиданные открытия и удивительно мощные параллелизмы. При важном условии, конечно, чтобы герои для сравнения были выбраны правильно…

В одной из недавних публикаций СМИ, посвящённых памяти выдающегося русско-американского математика Владимира Воеводского (1966–2017), для его независимого и трудно сочетавшегося с мейнстримом типа личности в качестве ближайших аналогов упоминали Галуа и Гротендика. То есть знаменитейших французских математиков, вплоть до конца жизни так и не вписавшихся в общепринятые нормы научного сообщества.

Гениальный Эварист Галуа (1811–1832), правда, погиб от ранения на дуэли в совсем ещё юном возрасте, абсолютно не понятый и отвергнутый академическим миром, а признание и славу получил лишь много десятилетий спустя после смерти. Александр же Гротендик (1928–2014), напротив, получил мировое признание уже в молодости, однако вскоре сам отверг академическую науку с её «неправильными» порядками и традициями, укрылся отшельником в глухой провинции, и там в добровольной самоизоляции дожил до 86 лет.

Что же касается Владимира Воеводского, то хотя и он, несомненно, тоже руководствовался всегда лишь собственными правилами, однако сильно отличался от Галуа и Гротендика своим куда более бесконфликтным характером. То есть он никого не обвинял, ни на кого не обижался, а просто жил и работал так, как ему нравилось. Поэтому академическая наука, с одной стороны нередко напрягалась от того, что Воеводский всё и всегда делает «не как все», но со стороны другой это не мешало ей признавать высочайший класс и новаторский уровень его математических достижений.

Побочным эффектом этого «мирного сосуществования» разных подходов к деланию науки стало то, что наиболее странные из занятий Воеводского, абсолютно неподобающие для авторитетного академического учёного, – его целенаправленные исследовательские контакты с потусторонним миром – официальным научным сообществом просто игнорировались. Этих исследований как бы и не было вовсе, практически никто из коллег ими не интересовался, а во всех официальных биографических текстах о Воеводском про эти его дела вообще не упоминают.

Самое же интересное, что именно этот примечательный аспект в биографии Воеводского напрямую сопрягает его жизнь с биографией другого выдающегося учёного, одного из знаменитых российских математиков XIX века, Михаила Васильевича Остроградского (1801-1861).

Если копнуть имеющиеся жизнеописания Остроградского чуть поглубже, то совсем несложно увидеть, что в весьма зрелые уже годы убеждённый материалист и учёный вдруг испытал преображение, активно занявшись общением с потусторонним «духовным миром» – в точности так же, как и Владимир Воеводский полтора столетия спустя.

Более того, если аккуратно сопоставить известные вехи-эпизоды в биографиях двух выдающихся учёных, а также психологические особенности их независимых личностей, то становится очевидно, что Михаил Остроградский – это и есть самый близкий аналог Воеводского в истории математической науки.

А скорее всего, перед нами просто разные инкарнации-воплощения одной и той же талантливой сущности, высоко продвинувшейся в своей эволюции…

Читать «Остроградский – Воеводский, или То, о чём не говорят» далее

Паули как психотравма

( Июль 2020, idb.kniganews )

Когда человека мучает сильная психологическая травма, это чревато серьёзными проблемами не только для физического здоровья или нормальной жизни, но и для жизни вообще. Поэтому все согласны, что такое состояние требует лечения. Но вот когда от последствий мощной психотравмы страдает коллективное сознание научного сообщества, то даже сам факт болезни обычно принято отрицать.

Есть в России одна совершенно замечательная газета под названием «Троицкий вариант – Наука» . Замечательна она не только тем, что постоянно публикует правдивые и содержательные материалы о состоянии дел в науке и обществе, но и тем, в особенности, что делают эту газету настоящие учёные. То есть не просто весьма компетентные в своём профессиональном деле специалисты, но и честные-отважные люди, открыто и аргументировано – с научных позиций – сражающиеся с враньём, воровством и прочими несправедливостями этого государства.

Но здесь, впрочем, речь пойдёт совсем о другом.

Речь пойдёт о том, что абсолютно всем людям, включая и самых умных, честных и порядочных учёных, свойственно иметь те или иные недуги. Болезни, страдания и расстройства как физического, так и психологического свойства. Но если коллективные физические болезни – вроде массовых вирусных эпидемий – ныне уже явно и отчётливо волнуют всех, то вот коллективные психические недуги пока что существуют словно невидимо. Сколь бы серьёзна такая болезнь ни была, общество её фактически не замечает, а потому и о необходимости лечения вопросов не ставится. Что вряд ли есть мудро.

Как же может выглядеть такое заболевание коллективного сознания, которое применительно к отдельным людям обычно именуют термином психотравма? Недавний выпуск газеты «Троицкий вариант» непосредственно связан именно с таким случаем массовой болезни – благодаря статье «Ярость Вольфганга Паули», рассказывающей об одном из малоизвестных эпизодов в истории науки (Выпуск ТрВ № 306 от 16.06.2020, с. 10–11 ).

Читать «Паули как психотравма» далее

Фундамент Хопфа (геометрия и материя разума 3)

( Июнь 2020, idb.kniganews )

Сознание и материя, пространство и время – всё это разные стороны одного и того же. Единой живой системы, вполне поддающейся обстоятельным физико-математическим исследованиям. И осмысленным описаниям с любым уровнем сложности. Или же простоты. (Начало см. здесь и тут.)

(5) Сфера Паскаля и фибрация Хопфа: от страха к постижению

5.1_Начало науки – как начало Большого Страха

Четыреста двадцать лет тому назад, 17 февраля 1600 года, по приговору трибунала инквизиции в Риме заживо сожгли на костре Джордано Бруно. Чудовищно жестоким способом был публично казнён человек, не совершивший никаких преступлений – кроме «преступления мысли».

Конкретный перечень тех обвинений, что был выставлен церковью против Джордано, принято считать не сохранившимся. Не исключено, что в какой-то момент истории соответствующие документы были уничтожены совершенно умышленно. А может, и сохранились на самом деле, но остаются глубоко засекреченными в архивах Ватикана. История давняя и покрытая мраком, как говорится.

Как бы там ни было, суть идей и содержание учения Джордано Бруно никогда тайной не являлись, поскольку он совершенно открыто говорил об этом в своих лекциях и книгах. Отчего вскоре после казни еретика все его тексты были занесены Ватиканом в официальный список запрещённых книг и находились там вплоть до последней версии этого документа, издания 1948 года.

Более того, в отличие от истории с Галилео Галилеем, также репрессированным инквизицией «за вредные идеи» примерно в тот же период, но давно уже реабилитированным, куда более жестокая расправа над Джордано Бруно и поныне считается в Ватикане «исторически оправданной». Иначе говоря, идеи этого мыслителя даже сегодня расцениваются церковью как вредные, подлежащие осуждению и запрету…

По этой причине вполне естественно задаться вопросом: Что же такого особо интересного и возмутительного содержалось в учении знаменитого еретика-мистика, отчего его идеи до сих пор – спустя четыреста с лишним лет – неким авторитетным и весьма влиятельным инстанциям по-прежнему хотелось бы искоренить?

Читать «Фундамент Хопфа (геометрия и материя разума 3)» далее