Климат и догмы, диссиденты и ереси (окончание)

(Июль 2019, idb)

Если первая часть материала была, главным образом, про «Климат и догмы», то часть вторая-финальная – это про «Диссидентов и Ереси» в науке как еще одной форме религии.

6. «Резидент-еретик»

Главный герой этого раздела – один из самых знаменитых ученых-инакомыслящих последней трети XX века (и начала века XXI), британский физик-теоретик и нобелевский лауреат по имени Брайен Джозефсон. Который и сам себя не без иронии именует «резидент-еретиком» большой науки.

На прошедшей совсем недавно встрече нобелевских лауреатов в Линдау (69th Lindau Nobel laureate conference, 2019) Брайен Джозефсон выступил со вполне типичным для него докладом на такую тему: «Будет ли физика 21 века нуждаться в биологии?». И дабы сразу стали понятны глубина и размах еретических идей ученого, достаточно предоставить краткое резюме этой лекции.

В современной биологии принципиально важную роль играет концепция «сложной координации», то есть понятие о нетривиальных системах, работающих совместно для порождения определенного результата. В нынешней общепринятой физике, с другой стороны, концепция координации присутствует только в самых простых формах.

Погружение физиков в поиски своих «теорий всего» увело их к чрезмерно упрощенной картине мира природы. К такой картине, которая может очень хорошо работать в ситуациях, используемых для тестирования физических теорий. Но эта картина совершенно не способна прояснять и помогать разбираться с такими проблемами, как наблюдение, смысл наблюдаемого и процессы мышления.

В биологии уже имеется раздел биосемиотика – исследования, уделяющие должное внимание смыслу того, что наблюдают ученые в природе. Синтез подходов физиков и биосемиотиков способен привести к такому прогрессу в нашем понимании мира природы, который по значимости был бы сравним с прогрессом физики благодаря появлению квантовой теории…

В кратком списке «рекомендуемого чтения», сопровождающем видеозапись лекции на сайте Lindau-Nobel.org , дана ссылка и на свежую статью докладчика, носящую название «Физика разума и мысли» (The Physics of Mind and Thought, by Brian Josephson). В работе этой развернуто обсуждается примерно то же самое – определенно назревшая необходимость синтезировать знания физики и биологии – но только в несколько ином аспекте, со стороны нейронауки и психологии. Причем синтезировать, соответственно, предлагается с опорой на успехи этих наук в области изучения разума и смысла наблюдаемых там процессов. Ибо у физики тут никаких успехов пока не наблюдается ни в каком приближении…

Наиболее же примечательным аспектом этой свежей статьи Брайена Джозефсона является, однако, то, что хорошо известный всем онлайновый архив научных препринтов arXiv.org вот уже который месяц, с середины апреля 2019 и вплоть до сегодняшнего дня, упорно пытается отказать автору в публикации данной работы на своём сайте…

Этот поразительный момент необходимо подчеркнуть еще раз – дабы дошло до всех, сразу и как следует. Всемирно известный физик-теоретик и нобелевский лауреат не может опубликовать свою научную статью на общедоступном сайте физико-математических препринтов – поскольку модераторы сайта считают, что тематика его работы «не подходит» для arXiv.org. Здесь же непременно следует подчеркнуть и тот факт, что именно эта работа автора уже опубликована в авторитетном и реферируемом научном журнале…

Абсолютно всем должно быть понятно, что происходящее здесь – это полнейшая дичь. Однако именно вот так обстоят дела реально в сегодняшней большой науке. Причем устроено это всё таким образом довольно давно. Ибо конкретно данный конфликт – отнюдь не досадное недоразумение, а вполне устойчивая закономерность. Конкретно Джозефсону приходится буквально с боем добиваться публикаций на сайте arXiv.org чуть ли не каждой из своих работ.

И та, и другая сторона противостояния отлично понимают мощь данного инфоресурса для свободного распространения знаний в научном сообществе. И именно поэтому Брайен Джозефсон без устали сражается с модераторами arXiv.org вот уже, считай, четверть века. Добиваясь снятия искусственных внутренних барьеров и препятствий в таком проекте, который, казалось бы, именно для того и был создан – оперативно и беспрепятственно доносить информацию до тех, кто в ней нуждается и кто её ищет…

Также к месту, очевидно, будет подчеркнуть и то, что Джозефсон не только сражается с администраторами arXiv в приватной переписке, но и использует все доступные возможности, чтобы вынести эту проблему на широкое публичное обсуждение в научном сообществе.

В частности, в феврале 2005 года солиднейший журнал Nature опубликовал его письмо в редакцию под таким заголовком: «Жизненно важный инфоресурс должен быть открытым для всех физиков» (Nature volume 433 page 800). Поскольку текст письма невелик, имеет смысл дать здесь его перевод почти целиком:

Новостная заметка вашего журнала «Отвергнутые физики запустили сайт anti-arXiv» (Nature 432, 428–429; 2004) передает слова Пола Гинспарга, основателя сервера препринтов arXiv.org, в ответ на критику их политики публикаций. Гинспарг утверждает, что правила, диктующие то, кто может и кто не может публиковаться, ясно указаны на их сайте. И что этот архив создан для «общения среди профессиональных исследователей, а не как механизм для посторонних связываться с учеными этого сообщества».

Те случаи, что задокументированы как мною самим, так и другими людьми на вебсайте ArchiveFreedom, свидетельствуют, что в этой истории сказано далеко не всё.

Исключение определенных людей и определенных идей выглядит для меня как вполне преднамеренное. Если некое правило хоть как-то может быть привлечено для обоснования исключения, то сколь бы смутной тут ни была взаимосвязь, это правило привлекается. В противном же случае [когда правила притянуть не удается] выкладываемые статьи просто удаляются «как неподходящие».

Например, когда автор, протестующий против удаления его статьи, ссылается на мнение весьма выдающегося физика, сильно поддерживающего данную публикацию, то для модератора это не значит ничего, поскольку данный физик «не настолько близко знаком с обсуждаемым вопросом». Когда же автор присылает следующее письмо с поддержкой от другого рекомендующего, уже известного публикациями о том же самом предмете, то модератором это письмо просто игнорируется.

Вебсайт ArXiv стал жизненно важным ресурсом общения для всего физического сообщества. Подход модераторов к любой публикации, бросающей вызов общепринятому мнению, скорее всего приведет науку к утратам важных новаторских идей. В том, как осуществляется администрирование работы этого сайта, требуются радикальные перемены.

Судя по нынешним проблемам с выкладыванием новых работ от того же Джозефсона, несложно понять, что практически ничего в политике фильтрации публикаций и в цензуре на arXiv.org за прошедшие полтора десятка лет так и не изменилось…

На этом месте пора, наверное, чуть подробнее разъяснить – для тех кто не в курсе – отчего же Брайена Джозефсона и его научные идеи-исследования так не любит мейнстрим физического сообщества. И конкретнее, передовой отряд охранителей мейнстрима в лице модераторов сайта ArXiv.

Вполне внятно и содержательно о сути научной работы этого «резидент-еретика» рассказывают веб-страницы ученого и его исследовательского Проекта на сайте Кембриджского университета :

Добро пожаловать на домашнюю страницу профессора Брайена Джозефсона, директора «Проекта по объединению материи и разума» в составе группы «Теория конденсированной материи» Кавендишской лаборатории Университета Кембридж. Данный проект сосредоточен, главным образом, на попытках понять – глядя с позиций физика-теоретика – понять то, что в общих чертах может быть охарактеризовано как разумные процессы в природе. То есть такие процессы, которые обычно связывают с функцией мозга или с какими-то иными природными процессами [функционально работу мозга воспроизводящими].

Дабы сразу стало понятнее, отчего междисциплинарные исследования Джозефсона и его соратников по проекту (семь человек, включая руководителя) воспринимаются мейнстрим-сообществом ученых как возмутительная ересь и лже-наука, достаточно упомянуть лишь несколько фактов.

Джозефсон уверен, что научная картина мира должна в равной степени включать в себя материю и сознание, поскольку мы повсюду вокруг видим признаки разумного устройства Природы. Иначе говоря, признаки как Смысла, так и Замысла. Но даже эти базовые идеи в своей самой нейтральной формулировке являются для традиционной науки анафемой. Поскольку тесно соприкасаются с темами креационистов и их «божественного замысла», а значит, сразу переходят из области спокойных и вдумчивых научных дискуссий в крайне эмоциональную область религиозных войн… (Подробности об этом – причем в непосредственной связи с научными позициями Джозефсона и Фримена Дайсона – можно найти в материале «Самый странный человек», раздел «Догмы и красота».)

Хуже того, поскольку Брайен Джозефсон вполне обоснованно видит, что наиболее отчетливые признаки единства сознания и материи наука может наблюдать в так называемых феноменах парапсихологии (телепатия, медиумы, телекинез и тому подобные вещи), ученый подходит к изучению данных феноменов предельно серьезно и тщательно. Для традиционной же науки, как всем известно, вся область парапсихологии – это поле деятельности шарлатанов и прочих обманщиков. А до исследований подобной чепухи опускаются лишь те несчастные ученые, кто погряз в самообмане. Либо отпетые жулики и лжецы из рядов науки.

Но и это далеко не все. Поскольку аналитические навыки опытного ученого-теоретика позволяют Джозефсону самостоятельно анализировать и другие «пограничные темы» современной науки, отвергаемые и осмеиваемые мейнстрим-большинством, он публично выступает за поддержку исследований и этих «запрещенных» направлений. В частности, таких вещей, как «холодный синтез» и «память воды» (в тесной связи с гомеопатией).

Естественно, не может не возникнуть такой вопрос: Но почему же несомненно умнейший и некогда уважаемый всеми ученый-лауреат так упорно и неустанно движется против течения? Если отвечать в двух словах, то для Джозефсона задача «Понять, как это устроено» представляется несравнимо более важной, чем все остальное. Ну а если нужен ответ чуть более развернутый, то он есть на сайте ученого:

Выражение «понять с точки зрения физика-теоретика» здесь означает то, что сейчас имеется весьма существенное расхождение между общими принципами физической науки и тем, насколько они способны помогать в перестройке взглядов на исследуемую проблему. Кроме того, один из моих руководящих принципов – это девиз ученого «Не слушай, что говорят другие» (nullius in verba).

Прямое следствие этого принципа таково: если ученые в целом отвергают какую-то идею, то это вовсе не обязательно должно восприниматься как доказательство абсурдности данной идеи. Вместо этого следует очень внимательно изучить те основания, на которых было сформировано такое мнение, и далее самостоятельно оценить, насколько хорошо эти доводы выдерживают тщательную проверку…

7. «Как получить Нобелевскую премию»

Те принципы, о которых постоянно говорит и на которые всегда опирается в своей работе Брайен Джозефсон, упорно идя перпендикулярно и против общепринятого научного мейнстрима, а еще важнее, итоги его многолетней работы по объединению Сознания и Материи – всё это, на первый взгляд, никак не похоже на пример для подражания. Ведь понятно, наверное, что всем тем, кто хотел бы иметь устойчивый авторитет и всеобщее уважение в научном сообществе, а не постоянные насмешки за спиной и проблемы с публикациями даже на сайте препринтов, невозможно достичь желаемого в роли диссидента и еретика.

Так, повторимся, это выглядит на первый взгляд.

При более пристальном взгляде на проблему, однако, становится ясно в корне иное. Ясно то, что молодым людям, только вступающим в науку и еще не обремененным ни традиционными взглядами коллег, ни прочими цеховыми условностями, для достижения реальных успехов определенно не следует бояться ересей.

Самое же забавное, что именно к этому – в буквальном смысле слова «ересь» – на исходе XX столетия призвал всех ученых Карл Нордлинг, председатель Нобелевского комитета, выбирающего лауреатов в области физики. В своей речи «Как получить Нобелевскую премию» многоопытный в этих делах Нордлинг процитировал пять главных направляющих принципов, ведущих ученых к успеху:

  • Не позволяйте себе застревать в западне приобретенного ранее опыта.
  • Не позволяйте себе попадать в зависимость от мнений любых авторитетов вашей области – вроде великого профессора, к примеру.
  • Не цепляйтесь за то, что вам не требуется.
  • Не избегайте конфронтаций.
  • Не забывайте дух своего детского любопытства.

Особо примечательным в этом наборе правил является то, что придумал их вовсе не администратор науки Карл Нордлинг, а стопроцентный ученый-исследователь, звезда экспериментальной физики и нобелевский лауреат Лео Эсаки. На протяжении многих десятков лет, с 1970-х по 2000-е, Эсаки с удовольствием принимал участие во встречах нобелевских лауреатов с молодыми учеными в Линдау. И на одной из этих встреч, в 1994 году, физик и сформулировал те самые «Пять правил», которые затем, несколько месяцев спустя, включил в свою речь и председатель Нордлинг.

На сегодняшний день Лео Эсаки, родившийся в 1925 году, является старейшим из живых нобелевских лауреатов Японии. Свою первую новаторскую работу — по физике туннельных переходов в полупроводниках — он сделал еще в 1950-е, а полтора десятилетия спустя, в 1973, получил за неё Нобелевскую премию. В промежутке же между этими вехами, в конце 1960-х годов, Эсаки предсказал весьма революционный феномен образования сверхрешеток в полупроводниковых кристаллах. Далее на основе этой идеи Эсаки с коллегами разработал свой уникальный метод «молекулярно-лучевой эпитаксии» – весьма точного и аккуратного наращивания тонких кристаллических пленок в условиях высокого вакуума.

Первая статья Эсаки по полупроводниковым сверхрешеткам была опубликована в 1970 году – в далеко не самом престижном «отраслевом» журнале «IBM Journal of Research and Development» (поскольку именно там, в IBM, тогда и работал исследователь). Много лет спустя, комментируя ту революционную работу, Эсаки рассказывал о проблемах с её публикацией следующее:

Исходная версия этой статьи, направленная в [куда более престижный и широко читаемый] журнал Physical Review, была редакцией отвергнута, поскольку лишенный воображения рецензент пришел к выводу, что работа носит «слишком спекулятивный характер» и при этом не содержит «никакой новой физики». Но при этом наше предложение было быстро понято и принято в работу Отделом научных исследований Армии США…

Итогом же большой истории стало то, что в 1990-е годы Лео Эсаки был награжден сразу несколькими почетными в международной науке наградами – «за личный вклад в изобретение и реализацию концепции создаваемых человеком кристаллических сверхрешеток, что привело к созданию новых материалов с полезными приложениями»…

Примерно об этих же вещах – никогда не бояться выдвигать и разрабатывать существенно новые идеи, – но только с несколько другой точки зрения  говорил в своей нобелевской лекции и один из героев первой части рассказа, научный диссидент и физик-экспериментатор Ивар Гиавер:

Сам я считаю, что дорога к научному открытию редко является прямой. И что для этого необязательно быть большим специалистом. Более того, я убежден, что новичок в данной области зачастую имеет больше шансов, именно потому, что он невежда и не знает всех тех сложных причин, по которым данный эксперимент не следует ставить…

8. Неслучайные совпадения

Чем замечательны встречи нобелевских лауреатов в Линдау, так это тем, что они предоставляют трибуну и внимательную аудиторию многим из тех больших ученых-инакомыслящих, кого дружно отвергают и научный мейнстрим, и средства массовой информации. Те три нобелевских лауреата, о которых было рассказано здесь, существенно различаются в научных масштабах и политическом размахе своей еретической деятельности. Однако именно эти три человека – Эсаки, Гиавер и Джозефсон – собраны в один рассказ далеко не случайно, конечно же.

Люди, хорошо знакомые с историей физической науки, отлично знают, что все три этих ученых получили Нобелевскую премию одновременно – в один и тот же 1973 год. За три независимо сделанных достижения на примерно одном и том же направлении: за «туннельный эффект», грубо говоря. То есть за углубление наших знаний об удивительном и чудесном феномене природы, теоретически открытом буквально на заре квантовой физики, однако в практических задачах долгое время употреблявшемся для объяснения квантовых чудес все больше неправильно.

Три ученых, получивших нобелевскую премию в 1973 году, сделали это правильно. Эсаки продемонстрировал управляемую и просчитываемую физику туннельных переходов экспериментально на полупроводниках. Гиавер сделал примерно то же самое в условиях низкотемпературной сверхпроводимости, а Джозефсон дал неожиданное предсказание и объяснение реальных туннельных эффектов на теоретическом уровне.

Самое же интересное, что тема туннельного феномена – прохождение материи через барьеры, которые в традиционных понятиях классической физики являются непроходимыми – еще далеко-далеко не исчерпана. В буквальном смысле даже ныне ученые делают все новые и новые открытия, показывающие важность туннельных эффектов в природе – причем не только для физики, но и для биологии. Вплоть до признаков туннельных эффектов в тайнах возникновения собственно биологической жизни.

Но эта обширнейшая и полная сюрпризов область исследований, конечно же, должна быть темой для совсем другого обзора-расследования.

А здесь – для финала – осталось отметить и подчеркнуть регулярное, далеко не случайное обращение к сюжетам истории из 1970-х годов.

В самом начале части первой было документально показано, как сугубо научная тема перемен климата в 70-е годы быстро и тесно переплелась с политикой. И в итоге стала «религией угроз глобального потепления, вызванного человеком». На борьбу с которым ныне вдохновляют массы и средства массовой информации, и консенсус научного мейнстрима, и все «подлинно прогрессивные политики» планеты.

Примечательная особенность истории заключается в том, что именно тогда же, в 1970-е годы, с подачи администрации Ричарда Никсона родилась идея «всеобщей решительной борьбы с наркотиками». Которые изначально и с научной точки зрения абсолютно безосновательно отделены от известнейшего наркотика под названием алкоголь. Единственным же реальным итогом «сухого закона» и тотальной борьбы властей США с алкогольными напитками, если кто вдруг забыл, стало формирование мощной организованной преступности, сказочно разбогатевшей на нелегальной торговле алкоголем.

Кроме того, если кто вдруг не в курсе, именно тогда же, во второй половине 1970-х, госадминистрацией США были заложены и мощные основы-предпосылки для будущей «глобальной войны с терроризмом» (на этот счет также имеются очень серьезные и абсолютно достоверные документы). О тесных взаимосвязях между тотальной борьбой с наркотиками и глобальной войной с терроризмом см. подробности в материале «Шелковый путь в контексте» .

Ну а самое важное, наконец, что именно тогда – в 1970-е годы – стабильно отмечавшийся на протяжении десятилетий процесс уменьшения социально-имущественного неравенства вдруг остановился. И начал постепенно, но затем всё более отчетливо сменяться процессом нарастания расслоения. И продолжается этот рост неравенства вплоть до сегодняшнего дня. Когда средний класс все больше размывается, бедные становятся все беднее, а богатые все богаче (подробности см. в тексте «OSINT как метафора» ).

Сегодня многие уже приходят к пониманию, что именно это – стабильно нарастающее социальное неравенство – является самой большой проблемой человечества и самым серьезным тормозом ко всеобщему процветанию.

Но почему-то всё еще мало кто понимает, что остальные три фактора-изобретения, растущие из 1970-х – «борьба с глобальным потеплением», «тотальная борьба с наркотиками», «глобальна борьба с терроризмом» – придуманы исключительно для того, чтобы постоянно запугивать и ограничивать свободы людей, отвлекая внимание публики от отсутствия шагов к решению действительно серьезных проблем.

Проблемы нарастающего социально-имущественного неравенства вполне решаются, если ими реально заниматься. Именно для этого, собственно, и требуется людям государство с его функциями перераспределения благ. А вот борьбу с переменами климата, с искоренением наркотиков и терроризма можно только имитировать. Потому что невозможно реально решать такие «проблемы», которые либо выдумываются искусственно, либо являются вовсе не причинами бед, а прямым и естественным следствием глобально растущей нищеты…

[The END]

# # #

Дополнительное чтение:

Про первую объективно сильную по участникам, однако трагично-неудачную по итогам попытку Паули и Юнга объединить материю и разум, физику и психологию: kniganews: Сны Вольфганга П. (онлайн  и PDF )

Про то, как выглядит удачная физико-математическая конструкция, не только объединяющая материю и разум, науку и религию, но и доказуемо верная в любом приближении: Там За Облаками [краткий путеводитель] (онлайн  и PDF )

Про поиски смысла и цели в жизни Природы – в работах Брайена Джозефсона и других «отщепенцев науки»: Самый странный человек , раздел «Догмы и красота»

Про циркулярную логику мудрейших ученых-теоретиков мейнстрима, отказывающихся исследовать физику разума и мышления: Sci-Myst: Краткая история нашей глупости: раздел «Вряд ли это станет частью физики»… 

Про систематическую цензуру на сайте препринтов arXiv.org: «Наш человек в Женеве» 

Подробности о чудовищном социальном неравенстве в XXI столетии, почему это очень важно, и когда это всё началось в 20-м веке: «OSINT как метафора» 

# #

Основные источники:

Brian D. Josephson (2019): «Will Twenty-First Century Physics Need Biology?», lecture, 69th Lindau Nobel laureate conference, 2019

Brian Josephson, «The Physics of Mind and Thought,» Activitas Nervosa Superior (2019) 61:86–90

Brian D. Josephson, «Vital resource should be open to all physicists».
Nature, volume 433, page 800 (2005)

Brian Josephson’s home page (Mind-Matter Unification Project of the Theory of Condensed Matter Group at the Cavendish Laboratory, Cambridge)

Esaki, L.; Tsu, R. (1970). «Superlattice and Negative Differential Conductivity in Semiconductors». IBM Journal of Research and Development. 14: 61.

Carl Nordling (1995). «How to get the Nobel Prize in Physics, Physica Scripta. Vol. T59, 21-25, 1995»

Ивар Гиавер, «Туннелирование электронов и сверхпроводимость» (Нобелевская лекция, 1973) УФН 116 585–595 (1975)