ПОСЮСТОРОННИЙ МИР (ч.5)

(Декабрь 2004)

Сопоставление «потустороннего мира», описанного в посланиях «оттуда» в 1912 году, и современного мира, порожденного новейшими инфотехнологиями. Начало см. тут:  часть 1; часть 2; часть 3; часть 4.

mulad

КУДА ИДЕМ?

[1912 год]… Мне  нужно  сделать  добавление  к  тому,  что  я  говорил,  когда  старался  объяснить вам, что все, встречающееся здесь, существует и на земле. С тех пор я узнал, что это не совсем верно.

Здесь есть различные слои. Я это узнал только недавно. Я и до сих пор думаю, что в слое, ближайшем от земли, все, или почти все существует и на земле в плотной материи.

Но если удалиться подальше от земли (как далеко, я не могу определить земной меркой), можно достигнуть сферы образцов или — если можно так выразиться — первообразов вещей, которые возникнут на земле.

Я видел формы вещей, которые, насколько я знаю, не существовали на вашей планете, например, будущие изобретения. Я видел новые формы летательных аппаратов.

Я видел модели городов и башен со странными, похожими на крылья, проекциями, употребление которых мне совершенно непонятно. Прогресс механических изобретений, очевидно, еще только начался…

«Письма живого усопшего»

___

[Ныне, по эту сторону…]

Коль скоро вся наша история про  посюсторонний  мир  начиналась с писателей-фантастов,  пытавшихся  угадать очертания  недалекого  будущего  (нашего «сегодня»),  то  и  финал  вполне  логично выстроить в том же ключе.

А именно, поинтересоваться, что же теперь сулит нам в  обозримом  грядущем  фантастическая литература,  имевшая  достаточно  времени  для  осмысления  процессов  стремительного развития инфотехнологий.

Не факт, что это очевидно для всех, но происходящая  ныне  инфотехнологическая  революция  повергла  современную научную  фантастику  в  состояние  сильнейшего кризиса (точнее, кризиса доверия).

Вряд  ли  тому  нужны  доказательства — достаточно просто зайти в соответствующий  отдел  какого-нибудь  крупного книжного  магазина.  Наиболее  значительную долю составляет здесь фэнтези: сражения с драконами; засилье всевозможных  эльфов,  орков  и  гоблинов;  или, наконец, наши современники, попавшие куда-нибудь в средневековье либо в параллельную  реальность  с  вампирами  и прочей нечистью…

Другой значительный слой —  альтернативная  история,  вроде того, как бы выглядел наш мир, выиграй Гитлер вторую мировую войну. Ну а третий мощный  пласт  погружает  читателя  в  какие-нибудь  тягучие  волшебно-космические  оперы  о  межгалактических  цивилизациях,  отстоящих  эдак  на  10–15  тысяч лет от нашей эпохи.

Ну а где же настоящая (иногда ее называют «твердая») научная фантастика, с передовой наукой и техникой, с проблематикой  реальной  жизни?  Что  произошло со способностями фантастов заглядывать  в  наше  недалекое  грядущее?

Один из известных западных фантастов, Чарльз  Стросс,  комментирует  нынешний кризис жанра следующим образом: «Мы вглядываемся в полный туман… И мы в буквальном  смысле  понятия  не  имеем, куда  направляемся,  а  знаем  лишь,  что движемся  туда  очень  быстро». Читать «ПОСЮСТОРОННИЙ МИР (ч.5)» далее

ПОСЮСТОРОННИЙ МИР (ч.3)

(Декабрь 2004)

Сопоставление «потустороннего мира», описанного в посланиях «оттуда» в 1912 году, и современного мира, порожденного новейшими инфотехнологиями. Начало см. тут:  часть 1; часть 2.

heavenland

VR-ПСИХОТЕРАПИЯ

(1912 год)… Очень странно; а между тем я видел здесь людей, которые воображают себя в обстановке настоящего ортодоксального рая, они поют в белых одеяниях с венцами на голове и с арфами в руках. Не принадлежащие к ним называют эту область «небесной страной».

Я взял мальчика, которого, кстати сказать, зовут Ляйонель, вчерашний день с собой и отправился с ним в «небесную страну». [Увидев ее] он сказал: «Это, должно быть, то самое место, про которое мне рассказывала бабушка. Но где же бог?»

Этого я не мог сказать; но тут мы увидели, что все смотрят в одном направлении. Мы тоже стали смотреть вместе с другими и увидели большой свет, подобный солнцу, только свет был мягче и не так ослепителен, как у материального солнца.

Пока мы смотрели на этот свет, между ним и нами начала медленно образовываться фигура, какую мы на земле привыкли называть Христом. Он смотрел с нежностью на людей и протянул к ним свои руки. Затем его образ изменился, и в его правой руке оказался ягненок; а затем — он стоял как бы преображенный на горе…

Когда я впервые перешел сюда, я был так заинтересован всем виденным, что не расспрашивал, как следует относиться к видимому; но позднее я начал замечать разницу между предметами, которые на поверхностный взгляд кажутся из одной и той же субстанции.

Так, я начинаю видеть разницу между тем, что несомненно существовало на земле, как, например, форма мужчин, женщин и детей, и между другими вещами, которые, хотя и видимы и кажутся осязаемыми, но, тем не менее, должны быть, вероятнее всего, мыслеобразами. Эта мысль пришла ко мне, когда я смотрел на драмы, разыгрываемые в «небесной стране»…

[Поначалу,] Появляясь сюда с теми же верованиями, с какими они были на земле, и получив возможность лицезреть свои идеалы и реально переживать свои чаяния, люди различных верований становятся здесь еще нетерпимей, чем на земле. Каждый убежден, что именно он прав, а другой ошибается. Особенно часто это встречается у вновь пришедших сюда.

Через некоторое время они становятся гораздо терпимее, сосредотачиваясь внутри своей собственной жизни и наслаждаясь теми доказательствами и осуществлениями, которые каждая душа строит для себя.

«Письма живого усопшего»

___

(Ныне, по эту сторону…)

Компьютерные системы виртуальной реальности (VR) пока что не стали — подобно сотовым телефонам, плеерам или ПК — неотъемлемым атрибутом нашей повседневной жизни.

Тем не менее, область их применения неуклонно растет, и уже очевидно, что помимо игр и всевозможных систем обучения у VR большое будущее в психиатрии, психотерапии, а быть может и вообще в медицине в самом широком смысле.

Когда врачи имеют дело с людьми, страдающими психическими заболеваниями, нередко возникают ситуации, в которых врачу (особенно молодому и не очень опытному) трудно выявить причину галлюцинаций пациентов, от чего во многом зависит успех лечения.

Чтобы решить данную проблему, группа австралийских исследователей-разработчиков из Университета Квинсленда прибегла к возможностям компьютерной техники, с помощью которой создала специальный программно-аппаратный комплекс для конструирования психотических галлюцинаций в виртуальной реальности.

Симулятор галлюцинаций представляет собой виртуальную трехмерную среду наподобие игры Quake. Базовая программная библиотека образов составлена на основе интервью с пациентами, подробно описавшими свои наиболее частые галлюцинации.

CG-fantasy

Чтобы обеспечить максимально естественную обстановку в процессе лечения, виртуальная реальность воссоздает типичный кабинет врача-психиатра. В его интерьерах начинают формироваться аудиовизуальные галлюцинации — разверзшаяся бездна и частые случайные вспышки света, зеркальные отображения пациента, ангелы, превращающиеся в демонов и т. д., — так что через эти картины можно путешествовать либо с помощью мыши и клавиатуры, либо в автономном режиме, когда галлюцинации возникают сами при приближении к тем или иным объектам.

Уже подтверждено, что когда эту систему демонстрируют опрошенным пациентам, им удается с помощью VR воссоздать те же самые эмоции и ощущения, что и при настоящих галлюцинациях. А значит, появляется эффективный инструмент для проработки и овладения ситуацией. Читать «ПОСЮСТОРОННИЙ МИР (ч.3)» далее

Игры, в которые играет Пенроуз

(Февраль 2002)

Работа в форме забавы под названием: «А потом прихожу я и говорю вот что…»

Roger-Penrose

Года два тому назад, когда газета «Нью-Йорк Таймс» брала у знаменитого британского ученого Роджера Пенроуза интервью в его рабочем кабинете в Оксфорде, журналистка не могла не обратить внимание на игрушки, тут и там рассованные по комнате. «Зачем это вам здесь?» — последовал вопрос. В ответ на него Пенроуз рассмеялся и обронил: «Наука и забава — вещи неразделимые»…

Довольно сложно пройти мимо того факта, что смысл этого диалога практически точно был воспроизведен тогда же, в 2000 году, и опять же в оксфордских декорациях, но только совсем другими людьми — профессором Дэвидом Дойчем и бравшим у него интервью Леонидом Левковичем-Маслюком.

Дойч сообщил, что работает почти исключительно дома. И тут же уточнил,что «работаю» — это не очень удачное слово для его занятий. Он скорее просто «делает то, что хочется». Решает задачи, смотрит телевизор, программирует, снимает анимационные фильмы, играет в компьютерные игры. Все эти занятия для него, собственно говоря, являются одним и тем же…

Когда слышишь такие признания, невольно всплывает слово «Лила». В индуистской философии этим термином обозначают разворачивающийся процесс познания Абсолютом самого себя. «Лила» с санскрита переводится как «забава» или «игра».

Наверное, не случайность, что эту «божественную игру» постижения себя и природы столь естественным образом осваивают наиболее яркие мыслители человечества. Один из них, безусловно, и «рыцарь науки» сэр Роджер Пенроуз — математик и физик, автор книг и преподаватель. Ученый, отмечающий в этом (2002) году свой 70-летний юбилей и считающийся одним из наиболее видных среди ныне живущих последователей Альберта Эйнштейна.

В 1960-е годы Пенроузом в совместных со Стивеном Хокингом работах были заложены основы современной теории «черных дыр». На рубеже 60-70-х им начата огромная, продолжающаяся и поныне работа по созданию «теории твисторов», в конечном счете призванная свести в единую стройную систему гравитацию и квантовую механику.

Penrose_tiling2

В 1970-е ученый сделал удивительное открытие совсем в иной области, подарив миру «мозаику Пенроуза» (как стала она в итоге называться), позволяющую с помощью пары плиток весьма простой формы мостить бесконечную плоскость никогда не повторяющимся узором.

В 80-90-е годы Пенроуз всерьез взялся за проблемы человеческого сознания и искусственного интеллекта, написав две весьма необычные книги — «Новый разум императора» и «Тени разума», — без преувеличения всколыхнувшие не только научное сообщество, но и широкую публику.

Однако все это, в конечном счете, проявления одной и той же забавы ученого под общим названием «А тут прихожу я и говорю…» Читать «Игры, в которые играет Пенроуз» далее

Персональная виртуальная реальность

(Впервые опубликовано – январь 2012)

Прогресс в области технологий сканирования мозга открывает дорогу к освоению еще одной вселенной – мира сновидений человека.

dream

Сегодня уже практически никому, наверное, не нужно объяснять, что представляет собой генерируемая с помощью компьютеров виртуальная реальность или VR. А также то, насколько технологии VR могут быть полезны человеку во множестве самых разных приложений – от всевозможных систем обучения и тренажеров для выработки полезных навыков до сеансов психотерапии и просто сугубо развлекательных аттракционов.

Ничуть не меньшее число людей – или точнее, куда большее – наверняка осведомлено и о совершенно другом типе «виртуальной реальности», известном как сновидения человека.

Но при этом, что любопытно, несмотря на уже более чем 40-летнюю историю целенаправленных исследований мозга, сфокусированных на нейрофизиологии сна, среди специалистов-ученых по сию пору так и не появилось никакого консенсуса относительно того, почему же мы видим сновидения и какую функцию они несут в эволюции и выживании человечества как вида.

Практически у всех людей имеется опыт самых разнообразных сновидений – от совершенно чудесных до кошмарных и отвратительных. То есть общепризнанно, что мир снов может быть не только крайне волнующим, но и откровенно пугающим местом для проведения ночи.

Однако есть и другой научный факт. Достаточно добавить туда совсем, в общем-то, немного – просто элемент сознательного контроля – и сон может превратиться уже в нечто совершенно иное. В окружающую человека виртуальную среду, которая настолько реалистична в своих проявлениях, что может быть использована как тренировочное поле для выработки очень полезного когнитивного опыта, на который вполне можно опираться, просыпаясь обратно в «настоящую реальность».

Благодаря сильно продвинувшимся за последние годы технологиям компьютерной томографии и прочим методам сканирования мозга, ученые-нейрофизиологи и психологи получили эффективный инструментарий для проникновения в тайны сна и – особенно – осознанных сновидений.

За последние годы уже накоплен достаточно внушительный ряд исследований, демонстрирующих, что люди могут вполне осмысленно использовать свои сны не только для развлечений, но и для наработки полезного опыта в таких делах, как умелое принятие решений или оттачивание физических навыков.

Более того, правильно поставленные сны также могут оказывать ощутимую помощь и во множестве других аспектов жизни – от лечения хронического беспокойства до возвращения подвижности тела при восстановлении после инсульта. Читать «Персональная виртуальная реальность» далее