История города Глупова

(Ноябрь 2012)

Опыты нашего государства по быстрому и внесудебному прикрытию популярных сайтов типа Луркоморье, Либрусек или Рутрекер – дело как бы совсем новое. И может оттого бездарно бестолковое. Но если обратиться к творчеству классика русской сатиры, Михал Евграфыча Салтыкова-Щедрина (МЕСЩ, 1826 – 1889), то приходится констатировать, что в этой державе – исключая периоды кровавой резни – по-другому, похоже, просто не бывает.

banner

«Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления» (МЕСЩ)

Когда стало известно, что с 1 ноября (2012) в рамках новой редакции закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» в России начинает работать чудище под устрашающим названием «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты, содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено», то никто, наверное, не удивился.

Власть обещала, власть сделала.

Но вот как только эта «машина защиты детей» заработала и пошли первые известия  о подпавших под блокирование сайтах, то тут сразу же настало время изумляться.

Ибо самую главную опасность для здоровья и развития подрастающего поколения, по мнению российских властей, представляют, оказывается, популярнейшие в народе инфоресурсы, наполняемые силами самих пользователей сети – типа грубовато-сатирической «энциклопедии современной жизни» Луркоморье, главного русскязычного торрент-трекера RuTracker и огромной сетевой библиотеки Либрусек.

Иначе говоря, IP-адреса данных сайтов одними из первых попали в государственный «черный список», а миллионы посетителей этих веб-площадок, соответственно, получили ощутимые проблемы с доступом к любимым, удобным или просто очень полезным инфоресурсам.

Ну и конечно же, в лучших традициях бюрократической системы, поначалу ни владельцы, ни тем более пользователи «запрещенных» сайтов даже понятия не имели, что именно стало причиной репрессий. Читать «История города Глупова» далее

Тайны инков

guamanpoma

КНИГА — ЛУЧШИЙ ПОДАРОК

(Февраль 2004)

Абсолютно неизвестный в научных кругах итальянский инженер Николино Де Паскуале (Nicolino De Pasquale) разрешил, возможно, одну из давних загадок цивилизации инков – каким образом они производили сложные вычисления.

Когда испанские конкистадоры во главе с Франсиско Писарро обманом захватили в плен, а затем и задушили последнего императора инков Атахуальпу в 1533 году, инкская империя была государством, по размерам не знавшим себе равных на этой планете.

Еще более выдающейся особенностью этой цивилизации было то, что инки – чуть ли не единственная из великих культур эпохи бронзы, не создавшая письменности. По крайней мере, так было принято считать вплоть до недавнего времени, поскольку историки не располагали никакими письменными документами этой культуры.

Лишь сравнительно недавно исследователи обнаружили, что «кипу» – причудливое узелковое письмо, употреблявшееся инками для удержания в памяти больших сообщений и бухгалтерии – на самом деле содержит, возможно, внутри себя развитую скрытую письменность на основе семибитного двоичного кода.

Но вплоть до последнего времени никому так и не удавалось объяснить смысл поделенных на прямоугольники инкских табличек, известных как «юпана».

yupana

Разнообразные по размеру и форме, эти юпана нередко интерпретируются как «стилизованные модели крепости». Некоторые исследователи делали попытки рассматривать их как  счетную доску вроде абака, однако каким образом здесь выполнялись арифметические операции, оставалось совершенно неясным.

И вот совсем недавно в Италии инженер Де Паскуале, по жизни крайне далекий от тайн доколумбовых цивилизаций Америки, получил в качестве рожденственского подарка книгу о математических загадках. В качестве же одной из головоломок там предлагался непонятный рисунок из испанского манускрипта XVI века о нравах, обычаях и культуре инков – массив прямоугольных ячеек в пять рядов и четыре колонки.

В самой правой ячейке нижнего ряда изображен один кружок, в соседней ячейке 2 кружка, в третьей 3, а в последней ячейке ряда – 5 кружков. Понимающий кое-что в математике инженер быстро сообразил, что число кружков в ячейках – это первые элементы последовательности Фибоначчи – 1, 2, 3, 5, … – где каждое последующее число представляет собой сумму двух предыдущих.

Меньше часа понадобилось Паскуале на то, чтобы установить – матрица-головоломка действительно представляет собой своего рода счетную доску-абак, но вычисления здесь ведутся по основанию 40, а не так, как в привычной нам десятиричной системе. Читать «Тайны инков» далее

Помесь банкомата и детектора лжи

(Июнь 2011)

В Сбербанке России создан уникальный аппарат, не имеющий аналогов в мире. Вот только россиянам об этом сообщать почему-то пока стесняются.

newATM

Среди перлов народного юмора в СССР эпохи застоя (она же стадия развитого социализма) ходила такая мрачноватая шутка: «Что будет, если скрестить ужа и ежа? – Полтора метра колючей проволоки»…

Трудно сказать по какой причине, но почему-то именно эта шутка юмора вдруг вспоминается как реакция на свежую новость о знаменательном достижении отечественной банковской индустрии: «Что будет, если скрестить кассовый аппарат и полицейский детектор лжи? – Новый банкомат российского Сбербанка»…

Задуманный и созданный в этом учреждении прототип банкомата для ближайшего будущего россиян действительно впечатляет своими способностями. Подошедшего к нему клиента этот агрегат способен обработать, что называется, по полной программе.

Сам делает трехмерную фотографию лица человека, и если опознает зарегистрированного клиента, то синтезированным голосом приветствует гостя по имени-отчеству (ну а если нет, то просто биометрически качественно зафиксирует физиономию подошедшего). И если потребуется (для выдачи, к примеру, кредита, платежной карточки или зачем-то еще), сам отсканирует предъявленный паспорт и снимет отпечатки пальцев владельца.

А кроме того, что самое интересное, такой банкомат еще и сам проводит с клиентами собеседование-дознание на предмет их искренности и платежеспособности.

То есть аппарат задает человеку ряд стандартных вопросов, типа «имеете ли вы постоянную работу?», «выплачиваете ли вы другие непогашенные кредиты?» и тому подобное. А попутно встроенная в банкомат программа речевого анализа не только фиксирует ответы, но и оценивает их на предмет правдивости. Иначе говоря, работает как детектор лжи, выявляющий в речи говорящего признаки неправды по характерным проявлениям нервозности и напряжения в голосе.

Можно сказать, что перед нами тут и не банкомат даже, а какой-то прямо, извините за выражение, компендиум самых передовых достижений в области биометрических технологий.

Но при этом сильно настораживает вот какое обстоятельство. По совершенно неясным причинам российские граждане смогли узнать об этом революционном прорыве отечественной науки и техники исключительно из зарубежных средств массовой информации. Вроде очень известных, но сугубо американских газет типа «Нью-Йорк Таймс» (русский перевод тут) или «Крисчен Сайенс Монитор».

И хотя последнее из упомянутых изданий в своей статье московского корреспондента ссылается на некий «пресс-релиз Сбербанка» (за пятницу, 10 июня 2011), тотальное прочесывание всех июньских и майских пресс-релизов на официальном сайте этого банка показывает, что никаких объявлений о новой выдающейся разработке – о «банкомате будущего» – здесь не сделано.

Дальше – еще страньше. Согласно дружным свидетельствам американской прессы, разработчиком самого необычного компонента – речевого детектора лжи – для банкоматов Сбербанка является питерская компания Центр речевых технологий (ЦРТ). На официальном сайте ЦРТ, speechpro.ru, этот факт определенно подтверждают – в разделе «Пресса о нас» имеется соответствующая ссылка с гордым подзаголовком «ЦРТ на первой полосе The New York Times». Но это, собственно, и все…

То есть обширный сайт ЦРТ, весьма подробно рассказывающий о действительно примечательных и передовых разработках компании в области обработки-распознавания-анализа-синтеза речи, не содержит ни единой страницы, ни какого-либо упоминания вообще о технологии речевого детектора лжи.

Согласитесь, что это довольно необычно. Читать «Помесь банкомата и детектора лжи» далее

Книги и сдвиги

(Май 2008)

Ляпнуть глупость, как известно, порою может абсолютно любой человек. Будь он хоть великий ученый, хоть выдающийся политик или, к примеру, гений компьютерного рынка. Вроде, скажем, того же Стива Джобса, сумевшего превратить товары увядшего было бренда Apple в предмет ажиотажного спроса и почти истерического поклонения.

books

Когда Джобса не так давно спросили, что он думает о новом гаджете Kindle для чтения электронных книг, тот ответил примерно следующее: «Хорош этот продукт или плох – совершенно неважно. Существенно то, что люди уже больше не читают. Сорок процентов американцев за весь прошлый год прочли всего одну книгу или того меньше»…

Иначе говоря, «великий визионер» корпорации Apple просто не видит у книгоиздания практически никаких перспектив на будущее и по сути дела уже отвел печатному слову свое место на свалке истории. Откуда этот мудрец взял свои цифры – 40% – не совсем ясно, да и не так важно, наверное.

Ибо главное, как известно, это идея, а уж нужные цифры под нее подверстать великая наука статистика всегда поможет. Например, для опровержения джобсовых измышлений, можно привести существенно иные статистические подсчеты. По данным социоисследования Ipsos Public Affairs, в тех же США около четверти американцев действительно не прочли в 2007 году ни одной книги, но при этом другие 27% за это же время прочли 15 книг и более.

А по оценкам еще одной исследовательской группы, Book Industry Study Group, непосредственно работающей с издательствами, количество покупаемых в год книг сейчас измеряется по стране цифрами порядка 408 миллионов штук. В денежном выражении это соответствует продажам на 15 миллиардов долларов. Для сравнения, кассовые сборы студий Голливуда по итогам кинопроката за 2007 год составили чуть меньше 10 миллиардов долларов.

Ну а если обратиться к опыту онлайнового магазина-гиганта Amazon, начинавшего в 1994 году с продажи книг, то там по сию пору продолжают делать на них очень и очень приличные деньги. Конкретные цифры продаж по каждому из видов товара в Amazon раскрывать не принято, однако компания свидетельствует, что за все прошедшее время количество реализуемых книг с каждым годом стабильно возрастало. В подобных условиях, ясное дело, у этой компании нет абсолютно никаких оснований прислушиваться к тому, что где-то там вещает духовно-стратегический лидер Apple.

Но вот что действительно вызывает ныне обостренный интерес и у Amazon, и у других продавцов книг, и у тех, кто их пишет, и – особенно – у всей книгоиздательской индустрии, так это сетевое распространение книг в цифровом виде. Именно к этой проблеме имеет самое непосредственное отношение выпущенный Amazon гаджет Kindle. И именно с этой проблемой имеет смысл разбираться тщательно и всесторонне. Читать «Книги и сдвиги» далее

Игры, в которые играет Пенроуз

(Февраль 2002)

Работа в форме забавы под названием: «А потом прихожу я и говорю вот что…»

Roger-Penrose

Года два тому назад, когда газета «Нью-Йорк Таймс» брала у знаменитого британского ученого Роджера Пенроуза интервью в его рабочем кабинете в Оксфорде, журналистка не могла не обратить внимание на игрушки, тут и там рассованные по комнате. «Зачем это вам здесь?» — последовал вопрос. В ответ на него Пенроуз рассмеялся и обронил: «Наука и забава — вещи неразделимые»…

Довольно сложно пройти мимо того факта, что смысл этого диалога практически точно был воспроизведен тогда же, в 2000 году, и опять же в оксфордских декорациях, но только совсем другими людьми — профессором Дэвидом Дойчем и бравшим у него интервью Леонидом Левковичем-Маслюком.

Дойч сообщил, что работает почти исключительно дома. И тут же уточнил,что «работаю» — это не очень удачное слово для его занятий. Он скорее просто «делает то, что хочется». Решает задачи, смотрит телевизор, программирует, снимает анимационные фильмы, играет в компьютерные игры. Все эти занятия для него, собственно говоря, являются одним и тем же…

Когда слышишь такие признания, невольно всплывает слово «Лила». В индуистской философии этим термином обозначают разворачивающийся процесс познания Абсолютом самого себя. «Лила» с санскрита переводится как «забава» или «игра».

Наверное, не случайность, что эту «божественную игру» постижения себя и природы столь естественным образом осваивают наиболее яркие мыслители человечества. Один из них, безусловно, и «рыцарь науки» сэр Роджер Пенроуз — математик и физик, автор книг и преподаватель. Ученый, отмечающий в этом (2002) году свой 70-летний юбилей и считающийся одним из наиболее видных среди ныне живущих последователей Альберта Эйнштейна.

В 1960-е годы Пенроузом в совместных со Стивеном Хокингом работах были заложены основы современной теории «черных дыр». На рубеже 60-70-х им начата огромная, продолжающаяся и поныне работа по созданию «теории твисторов», в конечном счете призванная свести в единую стройную систему гравитацию и квантовую механику.

Penrose_tiling2

В 1970-е ученый сделал удивительное открытие совсем в иной области, подарив миру «мозаику Пенроуза» (как стала она в итоге называться), позволяющую с помощью пары плиток весьма простой формы мостить бесконечную плоскость никогда не повторяющимся узором.

В 80-90-е годы Пенроуз всерьез взялся за проблемы человеческого сознания и искусственного интеллекта, написав две весьма необычные книги — «Новый разум императора» и «Тени разума», — без преувеличения всколыхнувшие не только научное сообщество, но и широкую публику.

Однако все это, в конечном счете, проявления одной и той же забавы ученого под общим названием «А тут прихожу я и говорю…» Читать «Игры, в которые играет Пенроуз» далее

Улики под сомнением

(Впервые опубликовано – июль 2007)

Криминалистика – наука без научных критериев достоверности?

fingerprints

Постоянный рост доли преступлений, так или иначе совершаемых с применением компьютеров, – это, ясное дело, вполне закономерное следствие процессов всеобщей компьютеризации.

С одной стороны, остается лишь радоваться, что никому, похоже, не приходит в голову навязчивая идея винить именно компьютерные технологии в никак не снижающемся уровне преступности. С другой же стороны не может не озадачивать определенная, скажем так, неадекватность, с которой подобного рода технологии зачастую воспринимаются в судах.

Особенно в тех моментах, что связаны с извлекаемыми экспертами из компьютеров доказательствами вины – в виде разного рода лог-файлов и содержимого технических полей в файлах прочих данных и программ.

Как показывает жизнь, имеется вполне отчетливая тенденция к излишне завышенным оценкам достоверности подобного рода улик.

Типичный тому пример дает одно из недавних решений американского суда, по убеждению которого компьютерные записи «уникально надежны в том смысле, что они были сгенерированы компьютером, а не являются результатом записей человека»…

Для любого компьютерного специалиста – да и просто продвинутого пользователя – вполне очевидно, что сформулировать подобную идею мог лишь тот мыслитель, кто очень смутно представляет себе принципы работы компьютера и степень возможного контроля человека за содержимым файлов.

Конечно, в среде компьютерных экспертов, участвующих в криминальных расследованиях, имеется достаточно много честных и знающих людей, которые в своих выступлениях и статьях пытаются донести до суда, полиции и общества в целом более адекватное представление о реальной картине.

О том, что содержимое любого лог-файла при желании можно менять, что имеются и доступны специальные, несложные в управлении утилиты для быстрой перезаписи содержимого в технических полях файлов, невидимых обычному пользователю.

О том, наконец, что грамотный злоумышленник может сделать с содержимым компьютера что угодно – хочешь, вычистить практически все обычно доступные улики, а хочешь, залить в память машины тучу фальшивых доказательств вины вполне натурального вида.

Но главная проблема в том, что компьютерные улики – это лишь наиболее очевидный пример излишнего доверия правосудия к не особенно надежным доказательствам. И если копнуть чуть поглубже, то нечто весьма похожее откроется и в других, куда более освоенных областях криминалистической науки. Читать «Улики под сомнением» далее

Шаманы Матрицы

(Впервые опубликовано ― июнь 2003)

О медицинских, технических, антропологических и прочих параллелях между кинофильмом «Матрица» и природой реальности, в которой живет человек.

matrix

Люди ― путешественники… Земля ― это их матрица… лишь остановка на пути, но по каким-то причинам путешественники прервали свой путь… Люди были пойманы в нечто типа вихря, кругового потока, который создавал ощущение движения, хотя они оставались, по сути, неподвижными… Колдуны были единственными противниками той силы, которая поработила людей… посредством своей науки колдуны вырывались из ловушки и продолжали свой путь осознания.
(Карлос Кастанеда, «Активная сторона бесконечности»)

Вряд ли кто станет оспаривать, что феноменальный успех «Матрицы» у публики невозможно объяснить внешней оболочкой картины ― ведь навороченных фильмов-экшн с крутыми драками-погонями-перестрелками выходит на экраны предостаточно каждый год.

Чтобы по-настоящему «зацепить» людей требуется нечто иное, какой-то внутренний посыл, приковывающий к сюжету повышенное внимание, вызывающий желание посмотреть фильм второй-третий раз, осмыслить увиденное и обсудить его еще с кем-то…

То, что будет изложено далее, ― не расшифровка скрытого послания «Матрицы», конечно, но рассмотрение весьма многозначительных параллелей из человеческой истории, способных прояснить природу феномена.

Начать имеет смысл издалека.

Антропология

Монументальный труд «Золотая ветвь» известного кембриджского этнографа и религиоведа Джеймса Джорджа Фрэзера имеет весьма необычное построение. Можно сказать, что все 12 томов огромного исследования, анализирующего и сопоставляющего поразительную схожесть верований древних народов и первобытных племен, ― это попытка ученого разобраться в сути одного весьма мутного религиозного ритуала, описанного в античных источниках.

Точнее не ритуала даже, а порядка замещения в древней Италии должности главного жреца при храме Дианы Арицийской в святилище Неми. Жрец, именовавшийся «царь леса», день и ночь с обнаженным мечом охранял священное дерево как свою собственную жизнь. Любой же претендент, желавший занять пост жреца, должен был сломать особую «золотую ветвь» на священном дереве и убить предшественника в поединке.

Уже в этом сюжете несложно углядеть на уровне символов тривиальную аналогию с «Матрицей»: священное дерево, олицетворяющее сокровенные тайны жизни (Матрица), и его хранитель (агент Смит), сам в этих тайнах особо не разбирающийся, но готовый без промедления уничтожить всякого, «кто посягнет» (Морфеус и его повстанцы).

Мы же, вслед за Фрэзером, копнем сопоставление Матрицы и древа жизни несколько глубже, поскольку антрополог обнаруживает поклонение древних людей деревьям, обычно мощным вроде дуба, практически во всех концах Земли. Более того, предметом особого почитания была «золотая ветвь» ― стебель омелы, довольно невзрачного растения, особого лишь тем, что оно паразитирует на деревьях, не имея в земле собственных корней.

Никто не может внятно объяснить этот факт, но омела очень хорошо известна как важный магический атрибут у друидов Галлии и северных народов Скандинавии, у народности айны в Японии и в племенах валов в Западной Африке. Фактически повсюду на планете народы, практиковавшие или практикующие поныне «первобытную» магию, а не «цивилизованную» религию, считают омелу панацеей от всех бед ― защитой дома от ударов молнии и средством от женского бесплодия, лекарством от эпилепсии и универсальным противоядием.

С этими наивными суевериями невежественных людей, как известно, ведется активная борьба сразу с двух фронтов. Наука, естественно, отрицает столь экстраординарные целебные свойства омелы, а христианская религия вполне официально расценивает всяческое шаманское знахарство как ведьмовство и сношения с дьяволом, а потому категорически осуждает. Читать «Шаманы Матрицы» далее

Псевдоархеология

(Впервые опубликовано – май 2010)

Под «псевдонаукой» обычно принято понимать нечто такое, что претендует на звание науки, но таковой не является. Однако, как показывает жизнь, провести границу между этими понятиями оказывается крайне непросто.

piramids

В одном из недавних выпусков газеты The New York Times опубликована статья об интересном и весьма плодотворном приложении современных технологий лазерного сканирования в археологии. Команда американских археологов и антропологов, заручившись поддержкой космического агентства НАСА, просканировала с помощью лидара ( light detection and ranging ― лазерный инфракрасный локатор) большой участок джунглей в Белизе.

В тропических зарослях этой центральноамериканской страны уже довольно давно найдены руины большого города Караколь древней цивилизации майя, однако оценить реальный размер и топографию находки по сию пору было очень непросто из-за сложной для работы ученых местности.

Применение самолета, оборудованного лидаром, позволило радикально продвинуть тяжело идущие исследования. Самолет летал на довольно небольшой, менее километра, высоте, благодаря чему 3D-рельеф местности был отснят с прекрасным разрешением порядка 15 сантиметров. Проблема джунглей проявила себя и здесь, поскольку значительная часть лучей сканера отражалась от крон деревьев и прочей буйной растительности, однако немалая часть достигала и земной поверхности.

Даже этой части хватило компьютеру на то, чтобы выстроить картину скрытых под растениями пирамид, зданий, сельскохозяйственных террас, древних улиц и дорог. На основании новых данных сканирования организаторам проекта, супружеской паре профессоров Арлена и Дайаны Чейзов (Arlen F. Chase, Diane Z. Chase), удалось ― как они считают ― подтвердить теорию о том, что в свои лучшие годы город Караколь занимал площадь свыше 180 квадратных километров и насчитывал более 115 тысяч человек населения.

Как это принято в любой серьезной науке, у супругов Чейзов всегда хватало и поныне хватает оппонентов, доказывающих, что коллеги сильно ошибаются в своих выводах. Соответственно, выдвигаются иные, куда меньшие оценки для масштабов древнего объекта в джунглях. Однако сам факт существования города майя никем здесь, по крайней мере, не отрицается.

Но бывают и в корне иные случаи ― когда под большое сомнение ставится уже сам предмет археологических изысканий. А спор таким образом перемещается в область так называемой псевдоархеологии. Именно в этой «пограничной зоне» и хотелось бы немного покопаться.

В качестве отправной точки удобно взять общенародную энциклопедию «Википедия». Не потому, конечно, что википедические статьи являются неким гарантированно надежным источником истины, а по той причине, что они достаточно адекватно отражают «устоявшееся в обществе мнение» практически по любому вопросу нашей многогранной жизни. В независимости от того, насколько верным или ошибочным это общественное мнение является.

Так вот, по свидетельству Википедии, псевдоархеология ― это псевдонаучная археология и ненаучная интерпретация объектов и мест, которые могут представлять, а могут и не представлять собой подлинные археологические данные. Под категорию псевдоархеологии подпадают такие археологические теории, раскопки и публикации, которые не соответствуют стандартно принятой в археологической науке методологии.

Как правило, псевдоархеология бывает мотивирована национализмом или желанием доказать особую религиозную, псевдоисторическую или антропологическую теорию. Поэтому во многих случаях авторами таких теорий заранее выдвигаются априорные заключения, а полевые изыскания предпринимаются исключительно для подтверждения подобных теорий в подробностях.

В качестве одного из типичных современных примеров националистической псевдоархеологии в Википедии приводится так называемый «Проект Боснийские пирамиды» (неким замысловатым образом связанный с цивилизацией майя).

visoko_piramida

В рамках этого проекта утверждается, что несколько гор в окрестностях городка Високо, расположенного неподалеку от боснийской столицы Сараево, в действительности являются комплексом чрезвычайно старых рукотворных пирамид, в своих размерах и древности значительно превосходящих все аналогичные сооружения в Египте, Мексике и прочих частях света.

При поверхностном ознакомлении с этой занятной историей практически все характерные аспекты псевдоархеологии оказываются налицо и давно-наглядно продемонстрированы археологическими светилами публике.

Однако (об этом, правда, Википедия помалкивает) странный боснийский проект после всех авторитетных разоблачений не только не угас, но и поныне продолжает бурно развиваться. Попутно привлекая на свою сторону все больше и больше голосов поддержки из лагеря серьезной (не говоря уже о не очень серьезной) мировой науки ― специалистов по пирамидам и древней архитектуре, по геологии и геодезии, по строительным материалам и так далее.

А потому явно имеет смысл копнуть несколько поглубже фактов Википедии, непредвзято оценить аргументы обеих сторон и ― спасибо интернету ― собственными глазами посмотреть, что же там реально удается энтузиастам отыскивать в балканских горах. Читать «Псевдоархеология» далее

Специфический двигатель прогресса

(Впервые опубликовано – май 2002)

Взгляд на секс в нестандартном ракурсе

sdrive

Расхожая шутка гласит, что чуть ли не все технологические достижения современной цивилизации — автомобили и самолеты, водопровод и телефоны, компьютерные сети и телевидение — появились на свет благодаря лени человеческой. Чего, мол, только ни напридумывали лентяи, лишь бы не отрывать лишний раз задницу от кресла.

Шутки шутками, но вот другая человеческая особенность, традиционно осуждаемая общественной моралью ничуть не менее (скорее более) чем лень, действительно играет роль мощнейшего мотора, стремительно продвигающего достижения высоких технологий в повседневную жизнь. Речь, конечно же, идет о либидо, о неиссякающем сексуальном влечении, из-за которого мужчины и женщины никогда не теряют интереса к разглядыванию обнаженных тел друг друга.

Порнографические ремесленники, а с середины XX века и целая порноиндустрия, сытно прикармливающиеся на особенностях нашей физиологии, всегда буквально на лету подхватывали любые технологические новации во всем, что касалось изображений.

Эротические фотоснимки и порнофильмы, как хорошо известно, появились практически одновременно с изобретением фотографии и кинематографа. Но гораздо меньше известно о том, что примерно на рубеже 1970-1980-х годов порноиндустрия все чаще стала брать на себя роль движущей силы в прогрессе инфотехнологий.

Для знающих специалистов, непосредственно работающих в этой области, сие обстоятельство, конечно, никогда не было секретом, однако предавать факты широкой огласке по понятным причинам считалось неуместным. Читать «Специфический двигатель прогресса» далее

Интеллект без собственности

(Впервые опубликовано – октябрь 2007)

Если полезные идеи ограждают от людей, значит, кому-то это надо. Но только не обществу.

magic

В экономике, точно так же, как в физике или химии, самой престижной наградой давно уже принято считать Нобелевскую премию. Злопыхатели, правда, непременно норовят подчеркнуть, что в завещании Альфреда Нобеля не было никаких упоминаний про экономику, и денег на поощрение этой области им не выделялось.

Премия для экономических наук действительно была учреждена лишь в 1969 году – Банком Швеции в честь 100-летия Нобеля. Но что это, собственно, меняет, коль скоро и лауреатов ее выбирает тот же самый Нобелевский комитет, и размер у награды такой же, как у остальных?

Церемония вручения всех премий лауреатам проходит в Стокгольме 10 декабря каждого года, и на этот раз главную награду в области экономики получают, как уже известно, три американских профессора: Леонид Гурвич, Эрик Мэскин и Роджер Майерсон. Как сказано в решении шведского Нобелевского комитета, ученые награждены «за основополагающий вклад в теорию построения экономических механизмов» (или ‘Mechanism design theory’ на языке оригинала).

Эта теория, созданная 90-летним патриархом Гурвичем и существенно развитая впоследствии более молодыми Мэскином и Майерсоном, дала науке новый интеллектуальный инструментарий для широкого анализа экономики – не столько с точки зрения увеличения прибыли и расширения рынка, сколько с позиций роста благосостояния общества и разнообразных механизмов стимулирования социального прогресса.

В стандартные экономические теории не так просто, скажем, включить постоянную заботу о чистоте воздуха и окружающей среды, а в теорию построения экономических механизмов подобные вещи входят органично и естественно.

Помимо всего прочего, работа новоиспеченных нобелевских лауреатов имеет много пересечений со сферой инфотехнологий. Например, экономисты Гарварда (где в 1970-е готовили свои докторские диссертации Эрик Мэскин и Роджер Майерсон) в настоящее время тесно сотрудничают с учеными-программистами Делфтского университета, развивающими технологии пиринговых файлообменных сетей. Теория построения механизмов здесь приложена к оптимизации работы BitTorrent, помогая простимулировать наибольшее количество участников сети к активному участию в разделении ресурсов.

Но особого упоминания, несомненно, заслуживают исследования, которые один из нобелевских лауреатов, Эрик Мэскин, не так давно проводил в области защиты интеллектуальной собственности применительно к сфере инфотехнологий, с особым упором на патенты для программного обеспечения.

Мэскина, в частности, заинтересовало, каким образом такие индустрии, как софтверная, компьютерная и полупроводниковая – для которых исторически характерна слабая патентная защита изобретений – сумели оказаться столь динамичными и новаторскими? Ведь традиционная экономическая наука по сию пору продолжает учить, что быстрый прогресс и расцвет инноваций обеспечены лишь там, где новаторов стимулируют надежной правовой защитой их изобретений. Читать «Интеллект без собственности» далее